home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 45


— Ева у Хозе Перона, — сообщил Фрэнк. — Следовательно, у него и деньги.

Наступила ночь понедельника. Бакс сидел напротив него в столовой, потирая рукой подбородок.

— Мне это известно.

— Грег, — сказал Фрэнк. Услышав свое настоящее имя, Бакс посмотрел на него с некоторым удивлением. Никто, кроме родителей и Робин, которая теперь с ним даже не разговаривала, не называл его так. — Теперь ты парень с меткой. Полиция об этом знает, поскольку Хозе хотел тебя убить. Они будут копать, пока не найдут доказательства твоей связи с Хозе, Кико или Полом, и тогда — конец. Твоим единственным спасением могут стать только деньги. С ними ты можешь делать что угодно и уехать куда угодно: в Бразилию, Эквадор или Таиланд. Там деньги легко затыкают людям рты и они никогда не задают лишних вопросов.

— Ты хочешь, чтобы деньги достались мне?

— Единственное мое желание — освободить Еву, если она еще жива. — Фрэнк вздохнул. — На большее я не рассчитываю.

— Потому что ты за нее беспокоишься?

— Потому что я люблю ее, — ответил Фрэнк. — Времени у тебя осталось мало. Робин не будет долго молчать, если полиция начнет давить на нее.

— Робин ни черта не знает.

— Сынок, женщины всегда знают больше, чем ты думаешь. Возьмем, к примеру, Ташу. Я слышал, что она исчезла по той простой причине, что слишком много знает о делах Пола и не хочет, чтобы полиция начала за ней охоту. Кроме того, она боится, чтобы мы для верности не заткнули ей рот навсегда.

— В отношении Робин у меня нет плохих намерений. — Бакс, к собственному удивлению, вдруг обнаружил, что скучает без нее. Девушка объявила ему бойкот, и он чувствовал себя одиноким, как никогда в жизни. Даже ободряющие заклинания Чеда Ченнинга, постоянно звучавшие в его голове, не помогали.

— Ты действуешь так, будто у тебя по-прежнему есть выбор. — Фрэнк покачал головой. — Полиция может взять тебя в любую минуту и начать прессовать по полной программе, если ты не будешь с ними сотрудничать и не объяснишь причины покушения Хозе на твою жизнь. Пол мертв, а ты сейчас единственный, кто выполнял грязную работу и для него, и для Кико. Попытка натравить их друг на друга закончилась для тебя полным провалом, сынок.

— Я вовсе не…

— Оставь это, — устало произнес Фрэнк. — Меня интересует другое. Как ты думаешь, сколько времени тебе удастся прожить, если парни Пола узнают, что ты переметнулся к Кико?

Бакс судорожно сглотнул.

— У меня не было выбора, Фрэнк. Я…

— Однако мне кажется, — продолжил Фрэнк, не обращая никакого внимания на его попытку оправдаться, — что мы с тобой оказались теми людьми, которые действительно пострадали.

— То есть?

— Я потерял женщину, которую люблю, а ты прошел сквозь адские испытания.

Бакс на самом деле выглядел измученным. Казалось, что он не спал двое суток. После небрежного бритья на его щеках были видны островки щетины. От его респектабельной внешности почти ничего не осталось.

— Но зачем тебе вообще со мной разговаривать, Фрэнк? Если я предал Пола, то почему ты хочешь, чтобы деньги достались мне?

— Если ты окажешься за решеткой, будет плохо не только тебе, но и всем остальным. На тебя будут очень сильно давить, чтобы ты запел. К тому же все друзья Кико уверены, что это ты его убил и поэтому Хозе хотел тебе отомстить. Поверь, они все сделают, чтобы прикончить тебя в тюряге. Это просто, как телефонный звонок.

Бакс поднял брови.

— И какое же чудо, по-твоему, может решить мою проблему?

Фрэнк откашлялся и оперся подбородком на руки.

— Что ты скажешь, если мы с тобой заключим маленькую частную сделку? Ты позаботишься о Хозе и вернешь Еву и деньги. Половину денег и Еву ты отдашь мне, а остальное заберешь себе, и никто никогда не узнает, что ты предал Пола. Я буду держать рот на замке.

— Я не убивал Пола.

— Я и не думаю, что это твоя работа. Ты знаешь, что они нашли микроавтобус Гуча в том месте, где был убит Пол?

Бакс никак не отреагировал на его слова.

— В газетах об этом не сообщалось. О столь интересной подробности я узнал от Уита Мозли. Что ты думаешь по этому поводу? — спокойно спросил Фрэнк.

— Его убил Уит…

— Чтобы вернуть Гуча, — продолжил Фрэнк.

— Я не собираюсь убивать Уита Мозли из-за того, что он прикончил Пола, — заявил Бакс. — Я не являюсь членом клана и не намерен мстить.

— Тогда избавься от Уита хотя бы потому, что ты из-за него пострадал. Он стоял между тобой и деньгами. Уит помогал Еве, потому что она его мать. — Фрэнк заметил, что Бакс удивленно заморгал. — Ты прекрасно понимаешь, что Уит, рано или поздно, расскажет все копам. И о твоей попытке убить его и Еву, и о похищении Гуча, и о связи с наркоторговцами. Но если мы с тобой получим Еву и деньги, а также билеты на самолет, все наши проблемы исчезнут, как страшный сон.

— Ты говоришь так, будто знаешь, где Хозе держит деньги, — заметил Бакс.

— Это верно. — Фрэнк достал из ящика стола «сиг-сойер» и направил его на Бакса. — Ты должен избавить нас от Уита. Он ищет с тобой встречи, поскольку думает, что ты знаешь, где Хозе держит Еву. Хозе уже звонил ему и сообщил, что Ева еще жива.

— Почему ты хочешь, чтобы он умер?

— Я хочу, чтобы Ева осталась со мной, а не со своим сыном. Он работает судьей где-то на побережье. Если она поедет с ним, на нашей совместной жизни можно ставить крест и мне придется с этим смириться.

— О, да ты действительно романтичный старый пердун. Так где же спрятаны денежки, Фрэнк? — спросил Бакс, голос которого стал похож на хищный рык. — Расскажи мне поскорее, иначе наша сделка вообще не состоится. Ты хочешь смерти Уита? Что ж, меня это вполне устраивает.

— Они засели на старом складе за Миссисипи, — сообщил Фрэнк. — Я знаком с дилерами Хьюстона, довольно крупными фигурами, которым нравится посещать наш клуб, так что у меня глаз острее, чем у сокола. У нас мало времени, сынок. Ты возьмешь Уита с собой, и он начнет убивать этих плохих парней, чтобы спасти свою мамочку. Ты получишь деньги, а я — Еву. Но ты должен сделать так, чтобы Уит не вышел оттуда живым.

— Мне вот что непонятно, — сказал Бакс. — Я буду рисковать жизнью, чтобы добыть для себя деньги, но зачем мне беспокоиться о спасении Евы?

— А затем, что иначе я расскажу копам, что ты убил Кико. — Фрэнк следил за реакцией Бакса. Тот, скорее всего, предполагал, что видеозапись сейчас у Хозе, который забрал ее после убийства Кико. Если бы она была у полиции, его задница вместе с брюками от «Брукс Бразерс» уже оказалась бы за решеткой в качестве свежей утехи тюремного босса. Разумеется, он не знал, что Уит с Фрэнком тоже ее видели.

— Но я ведь этого не делал.

— Зато у тебя были все мотивы для убийства, не так ли?

Бакс облизал сухие губы, а Фрэнк терпеливо ждал, пока жадность и страх завершат свое магическое воздействие. В данном случае он действовал так же, как раньше поступал с музыкальными промоутерами.[5] Если вы ведете себя спокойно, расслабленно и не демонстрируете отчаянного желания петь, несмотря на то что каждая клеточка в вашем теле отчаянно кричит: «Пожалуйста, ради Бога, купите меня, выпустите меня на сцену, я знаю, что они любят меня», — тогда ваш собеседник обычно сдается первым. Фрэнк никогда не хотел иметь постоянного агента, даже в период, когда его уже нечастыми контрактами занимался Томми, но он всегда внимательно все запоминал и учился на практике.

— Хорошо, — после недолгой паузы произнес Бакс. — Мы заключаем сделку. Вызывай сюда Мозли. — Он хитро улыбнулся Фрэнку. — Чед Ченнинг всегда говорил, что врагов следует превращать в друзей, если это позволяет сократить перечень дел, которые необходимо выполнить.


— Гомес убьет меня за этот фокус, — сказала Вернетта, направляя машину в другой ряд, чтобы обогнать едва ползущий автобус.

— Но ты ведь не у него работаешь, — возразила Клаудия.

— Да, — согласилась Вернетта, — но он убьет моего босса, а тот при последнем издыхании пристрелит меня.

Таша Стронг жила в одном из микрорайонов с унылыми дворами и облезшей краской на фасадах домов, расположенных вдоль Телефон-роуд поблизости от аэропорта Хобби. Клаудия поймала Вернетту в здании суда округа Гаррис после окончания рабочего дня и уговорила поехать с собой, чтобы разыскать чернокожую красотку из клуба «Топаз».

— Он тебя не застрелит, а поджарит на медленном огне. Старайся быть объективной, — смеясь, посоветовала Клаудия.

Вернетта указала на обветшавший дом, мимо которого они проезжали.

— Одна из китайских банд купила целое крыло в этом здании и открыла публичный дом с розничной торговлей наркотиками, в которой были задействованы обычные школьники. — Она покачала головой.

— Вот здесь она и проживает.

— Гомес и его команда уже пытались вступить с ней в контакт, — сообщила Вернетта, — но безрезультатно.

— Да, но ведь мы не из этих страшных полицейских, не так ли?

— Я так не думаю. Ты запугиваешь меня с тех пор, как появилась в городе, — возразила Вернетта, усмехнувшись.

Они оставили машину на парковке и отправились к дому Таши Стронг. Поднимаясь по лестнице, Клаудия обратила внимание на трех девушек с усталыми лицами, которые стояли на лестничной площадке и курили.

Клаудия энергично постучала в нужную дверь. Ответа не было, но из квартиры доносилась тихая музыка — очевидно, был включен радиоприемник.

— Таша? Таша Стронг? — позвала она. — Я подруга Робин Мелвин. Она беспокоится о вас. Пожалуйста, отзовитесь.

Дверь открылась. Перед ними стояла пожилая женщина, одетая в вылинявший розовый халат и бордовую бейсбольную кепку.

— Таша здесь не живет, — сказала она. — Извините.

— Здравствуйте, мэм. А вы не знаете, где мы могли бы найти ее? — спросила Клаудия, не обращая внимания на недружелюбное поведение хозяйки.

— Нет, — ответила та. — Она уехала, забыв оставить новый адрес.

Подруги переглянулись, и Клаудия после небольшой паузы спросила:

— Простите, мэм, но когда же Таша уехала?

— Кто вы такие?

Вернетта и Клаудия предъявили свои официальные удостоверения.

— О Боже! — воскликнула женщина. — Она в опасности. Я знала, что так будет, но Таша не захотела меня слушать.

— Мы можем помочь ей, — сказала Вернетта.

— Заходите, — предложила им хозяйка. Квартира оказалась маленькой, но довольно чистой. Возле двери стояла трость, которую женщина взяла, возвращаясь в свое кресло. — У меня был грипп, но думаю, что это уже не опасно для вас. Садитесь.

— Вы мать Таши? — поинтересовалась Клаудия.

— Бабушка, — ответила женщина. — Миссис Анни Стронг. Я не могу больше лгать, потому что почти не сплю, после того как ее стала разыскивать полиция. Таша попросила, чтобы я солгала ради нее, но у меня больше нет на это сил. Ваши люди постоянно приходят ко мне и расспрашивают о внучке.

— И какую же ложь вы должны были говорить по ее просьбе?

— Таша просила, чтобы я говорила всем, кто будет ее разыскивать, что она умерла. Не переехала в другое место и не отправилась в путешествие, а именно умерла — погибла в автомобильной аварии в Новом Орлеане. Представляете? Она дала мне документ, похожий на свидетельство о смерти, который сама сделала. Я говорила ей, что она сумасшедшая девчонка, и спрашивала, в какую неприятность она вляпалась. — Миссис Стронг покачала головой. — Она ничего не стала объяснять мне, и это стало для меня большим потрясением, ведь я так долго ее растила. Я сказала ей, что согласна говорить только об отъезде из города, но не о том, что она умерла. — Последнее слово миссис Стронг буквально выдавила из себя.

— Так где же она?

Женщина покачала головой.

— Понятия не имею. Она уже несколько лет не живет здесь.

— Но Таша указала этот адрес своему работодателю как место проживания.

— Хм… Она закончила колледж и быстро перебралась в более приличный район, а меня оставила в этой грязи. Иногда, правда, она навещает меня, но только тогда, когда ей это удобно.

Клаудия вспомнила, как Робин говорила о детской фотографии.

— А Дарий здесь живет?

Старуха на мгновение прикрыла глаза.

— Дарий умер пять лет назад. Он играл в баскетбол с подростками, которые приторговывали наркотиками. Другие парни начали в них стрелять и убили нашего мальчика. Ему было всего пятнадцать лет. — Она прислонилась к двери. — Пятнадцатилетние убивают друг друга из-за крека. Таша сказала мне, что у нее большие неприятности, но она сама с ними справится, помощники ей не нужны. Если и она погибнет, я этого уже не выдержу. И я не могу больше лгать о ней и не стану этого делать, нет. Найдите ее, прошу вас.


— Она сбежала из-за того, что случилось с Полом Беллини, — сказала Вернетта, когда они оставили миссис Стронг.

— Но как могла девушка, брата которой убили наркодилеры, сблизиться с наркобароном?

— Она ничего не знала о настоящем бизнесе Беллини.

— Неправда. Она успела узнать достаточно, чтобы испугаться, поэтому попросила бабушку говорить всем эту глупую ложь, — возразила Клаудия. — Ты можешь попросить управление полиции Хьюстона поискать ее?

— Только в случае, если она является свидетелем или обвиняется в преступлении. Но если она уехала по своей воле и просто не желает, чтобы ее нашли, тебе придется для ее поисков нанять другого частного детектива.

— Что ты сказала?

— Если она уехала по своей воле…

— Нет, — прервала ее Клаудия. — Ты сказала: «Другого частного детектива…»

— Да. А что? В качестве первого я имела в виду твоего друга Гарри, который искал Еву Майклз.

Клаудия вспомнила, что, когда она уже собиралась покинуть дом Фрэнка Поло, тот что-то говорил по поводу другого частного детектива. Он сказал «другой», будто знал о первом, то есть о Гарри. Вероятно, Уит рассказал Фрэнку о Гарри. Ну, конечно, именно так.

Эта мысль раздражала ее, как соринка в глазу. Тот, кто убил Гарри, забрал у него удостоверение частного детектива и, вполне возможно, его записи, касающиеся дела Евы Майклз. Полиция не обнаружила ни того ни другого, а Клаудии было известно, что Гарри держал эти записи при себе. Существовал простой способ проверить ее предположение.

— А им удалось идентифицировать все отпечатки пальцев на месте убийства Чайма и Дойла?

— Не знаю, но Гомес наверняка в курсе. Я даже не могу сказать, есть ли у них для сравнения отпечатки подозреваемого.

— Насколько быстро Гомес может обработать отпечатки? — спросила Клаудия.

— Зачем тебе это? И о каких отпечатках идет речь?

— Фото Фрэнка Поло, которое лежит на заднем сиденье, — сказала Клаудия. — Надо посыпать его порошком и посмотреть, что из этого получится.


Глава 44 | Хватай и беги | Глава 46