home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 46

В десять часов вечера в понедельник парадная дверь в дом Фрэнка и Евы была открыта настежь, выделяясь в ночной темноте ярким прямоугольником света. Оглянувшись, Уит вошел внутрь.

Фрэнк позвонил ему и сообщил тихим и спокойным голосом: «Бакс здесь. Он хочет поговорить с тобой. У нас есть план. Не говори, что видеозапись у тебя, нет необходимости сообщать ему об этом. Приходи один». Уит пожелал доброй ночи дежурной медсестре и оставил спящего Гуча на ее попечение. К дому Фрэнка он подъехал на «лексусе» Чарли.

— Заходи, — раздался негромкий голос из кабинета.

Уит вошел в небольшую комнату. Бакс сидел на диване, сжимая в руке пистолет. В измятом костюме, без галстука и с фонарем, который поставил ему Уит, он мало напоминал прежнего Бакса.

— Ты хочешь вернуть свою мать? — Бакс уставился на него воспаленными глазами.

— Где она, ты, подонок? — спокойно спросил Уит, стараясь сохранять выдержку.

— Это знает Фрэнк, — сообщил Бакс.

— И где же он?

— Я здесь, Уит. — Фрэнк появился в дверном проеме.

— Объявляю перемирие, — сказал Бакс, — поскольку все мы теперь союзники и воюем на одной стороне. У нас к тебе есть предложение.

Уит, выжидая, молчал.

— Ты мог вызвать сюда полицию, но не сделал этого, — усмехаясь, произнес Бакс. — Я могу убить тебя, но не хочу. Мы вынуждены доверять друг другу, по крайней мере в течение следующих нескольких часов. — Он криво улыбнулся. — Я восхищен твоей решимостью.

— Дай мне время, чтобы ответить тебе достойным комплиментом, — сказал Уит.

— Итак, мирный договор, о’кей? Я знаю, что деньги не у тебя.

— Так зачем тебе помогать нам сейчас? — Уит посмотрел на Фрэнка. — Нужны хорошие поступки, чтобы оформить кредит?

— Хозе — плохой парень, — продолжил Бакс, не обращая внимания на иронию Уита. — Мы освободим твою мать и заберем деньги. Вот тогда все будет в порядке.

— И каждый из нас отправится своей дорогой.

— Да, Уит. И никогда не откроет свой рот. Ты хочешь, чтобы мать осталась жива и была с тобой, а не в тюрьме и не в постоянном страхе, что ее найдут и убьют? А мне нужен хороший маленький домик на побережье, где обо мне никто не вспомнит.

— Где Ева?

— На старом складе неподалеку от Миссисипи в районе порта. Его арендует один из южноамериканских торгашей, который поставляет поддельные произведения искусства доколумбовой эпохи, ткани из Гватемалы и всякое барахло для хиппи, — сообщил Фрэнк.

— Как вы узнали?

— Фрэнку намекнули за вознаграждение.

— Это стоило мне тысячи наличными, Уит, — спокойно уточнил Фрэнк. — Об этом рассказал один из постоянных клиентов «Топаза», который хорошо относился к Полу. Хозе пустил слух по улицам, что он намерен торговать кокаином. Это надежная информация.

— Я хотел бы сам поговорить с этим информатором, — заявил Уит.

— Он не захочет говорить с тобой, и тебе придется с этим смириться, Уит, — сказал Фрэнк.

— Успокойся, Уит. Если они держат Еву не на складе, мы заставим их рассказать, где она.

— Тогда у нас есть простое решение, — уверенно произнес Уит. — Мы звоним в полицию, они штурмуют склад и арестовывают всех, кто там есть.

— Но тогда Еву убьют или посадят на всю оставшуюся жизнь. Ты ведь не хочешь, чтобы с твоей матерью такое случилось? Не забывай, что Хозе много знает о Еве и… Вспомни Монтану, Уит, — сказал Фрэнк. — Даже если Хозе поймают, он потом может договориться с копами, и в результате пострадает твоя мать.

— А что там насчет Монтаны? — поинтересовался Бакс.

— Не важно, — буркнул Уит, глядя на Фрэнка.

— Никакой полиции, — потребовал Бакс. — Это дело касается меня и Хозе, и я сам его улажу. Ведь это он убил Пола, не так ли?

— Уит, все очень просто. Мы атакуем склад, вызволяем Еву и заставляем Хозе вернуть деньги. Деньги у Хозе, Уит. Ты был прав, это единственно разумное объяснение. Это его работа. Он убил Дойла и твоего друга Гарри. Мы освободим Еву, а потом разбежимся в разные стороны. — Фрэнк скрестил руки на груди.

— И вы двое станете миллионерами, — добавил Уит.

— Ты тоже, если захочешь, — сказал Бакс.

— И твоя мама будет в безопасности, Уит. Она останется с тобой, — говорил Фрэнк. — У полиции на нее ничего нет, а если и есть, с такими деньгами мы сможем ее надежно спрятать. Тогда ты не потеряешь ее снова.

— Мне не нужны эти деньги, — заявил Уит, — ни цента из них.

— Ты мне начинаешь нравиться все больше и больше. — Бакс изучающе смотрел на Уита.

— Так в чем же состоит ваш план? — спросил Уит, чувствуя, что все больше погружается в трясину.

— Мы с тобой, — четко произнес Бакс, — отправляемся туда, бьем их по заднице и спасаем твою мать.

— Я останусь здесь. — Фрэнк, казалось, нисколько не сомневался в правильности своего решения.

— Нет, — немного подумав, возразил Уит. — Ты поедешь с нами.

— Я бы с радостью, Уит, — сказал Фрэнк, — но я ведь уже немолодой человек и не особо силен в обращении с оружием.

— Ты поедешь с нами, Фрэнк, — повторил Уит. — Конец дискуссии.


Во вторник в три часа ночи они выехали на кольцевую автостраду 610. Фрэнк Поло, устроившись на заднем сиденье «ягуара», боролся с одолевавшим его искушением. Бакс сидел за рулем, а Уит — рядом с ним. Было бы так легко прострелить Уиту голову, а потом приставить горячий окровавленный ствол пистолета к шее Бакса и приказать ему остановить машину. Остальное было делом техники: убив этого подонка, Фрэнк забрал бы его «ягуар» и отправился на нем на остров Галвестон. Там, конечно, пришлось бы подождать, когда наступит день и банк начнет работать, а потом… Потом открыть большой депозитный ящик, где он спрятал пять миллионов. Это была триумфальная песня, постоянно звучавшая в голове Фрэнка. Сейчас ему нужно сохранять самоконтроль и хладнокровие. Проблема состояла в том, что деньги без Евы сами по себе, конечно, хороши, но это было не совсем то, о чем он мечтал.

Фрэнк заметил, что он слишком часто и подолгу думает о Еве, не сдерживая слез, и это его пугало. Ему оставалось надеяться, что если она погибла от рук Хозе, то ей не пришлось долго мучиться — всего один выстрел в голову. Он знал, что Ева не будет кричать и молить о пощаде, — эта женщина была более стойкой и сильной, чем он сам. Фрэнк знал и говорил об этом Уиту. Но он все же надеялся, что она еще жива. Он рассчитывал, что все пойдет совсем не так, как случилось в действительности. Его план состоял в том, чтобы подставить Бакса, свалив на него убийство Ричарда Дойла и подкинув в его дом небольшую часть денег, где-то сотню тысяч. Обвинив Бакса в предательстве, вынудить Пола убрать этого подонка, а затем, примерно в течение года, потихоньку отдалиться от Беллини и испариться на западное побережье вместе с Евой. Но Пол неожиданно решил отправить на встречу с Дойлом Еву и этим все испортил. Жизнь выделывает с вами разные трюки, но умный человек в конце концов может справиться с ситуацией, если только будет предусмотрителен и терпелив. Это напоминало самовнушение в духе Бакса, но в сущности было чистой правдой.

Пять миллионов обеспечат ему достойную жизнь в старости и помогут финансировать новую запись. Танцевальный бит снова становится модным. В конце концов, Тони Беннет все еще привлекает поклонников из молодежи. И он, Фрэнк Поло, вполне может быть таким же Тони Беннетом, обзавестись сексуальными девочками для подтанцовки, надеть костюм, который сделает его элегантным и посвежевшим. И тогда каждый вечер в Вегасе Ева, сидя в первом ряду, будет ему аплодировать.

Но операция по спасению Евы может и провалиться. Бакс должен быть убит, а Уит пойман и, возможно, тоже убит. Такой сценарий предусматривала его сделка с Хозе — жизни Уита и Бакса в обмен на жизнь Евы.

Это была хорошая сделка, поскольку если победит Хозе, то Бакс и Уит будут мертвы. А вот если верх одержат Бакс с Уитом, они обнаружат, что у Хозе нет денег. В любом случае они никак не смогут его обвинить. Бакс тогда должен будет убить Уита, а он, Фрэнк, разделается с Баксом на глазах у Евы, чтобы она думала, что он мстит за смерть ее сына. Этот вариант тоже его устраивал.

Сейчас он был на полпути к свободе и богатству. Если бы только забыть о Ричарде Дойле, который умолял его не стрелять, и не думать о частном детективе, который смотрел на него с таким мужеством, что Фрэнк с трудом заставил себя нажать на спуск. Конечно, он с отвращением вспоминал, как у него после их убийства начался приступ тошноты, но зато потом испытал такой восторг, как никогда в жизни. Ему хотелось закричать изо всех сил, когда он уезжал с пятью миллионами наличными, понимая, что они с Евой наконец-то сорвали большой куш.

Тот план не удалось осуществить так, как хотелось, но сегодня все должно получиться, если только он не потеряет самообладания.

Фрэнк смотрел в затылок Уиту. Даже голова этого парня напоминала ему о Еве. Его дорогая Ева никогда не узнает, что это он стоит за убийством ее сына. Когда все будет кончено, он сможет утешить любимую женщину, не ограничивая в желаниях. Он даже не будет возражать против молодого жиголо и даст ей все, что только она захочет.

Фрэнк откинулся назад и стал потихоньку напевать самый любимый из своих хитов «Когда ты уходишь», думая о том, что Бакс и Уит, стремясь превзойти друг друга в предстоящем сражении, совершенно забыли о необходимости присматривать за своими тылами.


Мимо них изредка проносились встречные автомобили, освещая фарами прибрежные равнины, затуманенные мглой и мелким дождем.

— При других обстоятельствах, Уит, — говорил Бакс, — мы могли бы стать друзьями. — Он вел машину легко, едва касаясь кончиками пальцев рулевой колонки. В салоне раздавался вкрадчивый голос, низкий и тихий: «Мысленно делая свою цель материальной, вы, таким образом, ее осуществляете. Именно так вы воплощаете в жизнь мечту, к которой стремились».

Уиту казалось, что Фрэнк, прикорнув на заднем сиденье, напуган предстоящими событиями, но делает титанические усилия, чтобы не показать этого. Оглянувшись, он увидел, что тот, посматривая в окно, мурлычет себе под нос какую-то мелодию. Поймав взгляд Уита, Фрэнк вымученно улыбнулся.

— Да, друзьями, — угрюмо сказал Уит, — почти как в детстве.

— Как там Гуч? — поинтересовался Бакс.

— Уже лучше.

— Мне он понравился, — признался Бакс. — С такими парнями, как он, у нас с Кико был бы совсем другой разговор.

— Но ведь ты был на стороне Кико, — напомнил ему Уит.

— Это было сугубо ситуационное соглашение, — пояснил Бакс, нисколько не смущаясь.

— Ты предал своего лучшего друга, — сказал Уит, — и не испытываешь угрызений совести. Ты в любую минуту готов пристрелить меня, Фрэнка и Еву, если наша операция удастся. Имей в виду, что я принял меры предосторожности. Если у меня возникнут проблемы, они неизбежно появятся и у тебя.

— Меры предосторожности, — машинально повторил Фрэнк.

На лице Бакса промелькнула едва уловимая улыбка, будто он воспринял слова Уита как блеф ученика колледжа, пытающегося держать марку перед своими противниками.

— Единственная мера, о которой тебе необходимо беспокоиться, — сказал Бакс, — это четко выполнять то, что я тебе скажу.

— Ошибаешься, — возразил Уит. — Ты здесь не главный.

— Я знаю этот склад, — возразил Бакс, — а ты — нет. Ты что, хочешь просто так войти туда и позволить отстрелить себе задницу? Тебе придется выслушать меня, чтобы знать, что и как там расположено.

Уит стал ждать дальнейших пояснений.

— Этот склад расположен в другом районе, на расстоянии нескольких кварталов от нас. Точно такой же раньше использовали Беллини. У них совершенно одинаковая планировка. На складе имеется два отсека для грузовиков, сбоку есть стеклянная дверь. За хранилищем находится небольшое офисное помещение. Вероятно, там они и держат Еву. Мы войдем через двери офиса, — сказал Бакс. — И Фрэнк тоже, если он решится на это и у него хватит пороху.

— У тебя хватит пороху, Фрэнк? — спросил Уит.

— Ха-ха, — произнес Фрэнк, стараясь выглядеть невозмутимым.

— Зайдем сразу, — предложил Уит.

— Нет, — возразил Бакс. — У них, несомненно, есть охрана, присматривающая за подходами. Вначале мы должны позаботиться о ней.

— То есть? — Уит с любопытством посмотрел на своего нового напарника.

— Пристрелить их, если придется, — хладнокровно ответил Бакс. — Ты ведь хочешь вернуть свою мамочку, правда? — Он говорил вполне серьезно. — Знаешь, тебе нужно создать собственный моральный центр, Уит. Это ведь от родителей не передается.

— Что дальше? — спросил Уит. — Атакуем двери?

— Ни в коем случае. Заходим как можно тише, если получится. Стреляем в каждого, кого встречаем на своем пути и кто нам не понравится. Хватаем Еву, Хозе и забираем деньги, если они там есть. Если денег нет, Хозе — моя забота, а не ваша. Он у меня запоет, как пташка.

Уит молчал. Он неожиданно подумал, как может чувствовать себя человек, которого положили в гроб. Если ты мертв, то для тебя не имеет значения, ощущаешь ли ты его узкое пространство и едва ли дюймовое расстояние между твоими губами и обивочным шелком. А если еще жив? Мысли путались в его голове. Он представил, как будет реагировать, когда начнет стрелять в людей. Не в невинных людей, а в преступников, но все же в людей. Он не сможет, по крайней мере не сможет смотреть на это хладнокровно. Значит, нужно попробовать изменить план Бакса.

— А что, если нас поймают? — спросил он.

— Не говори глупости, — сказал Бакс. — Тогда они просто убьют нас.

Бакс повернул на выезд Клинтон с трассы 610 и затем свернул на Миссисипи-стрит. Склад оказался одним из строений в длинной цепочке мрачных промышленных сооружений, тускло освещенных несколькими наружными лампами.

— Вот он, — сообщил Бакс. Он проехал на четыре квартала вперед и затем свернул к маленькому офисному зданию. В полутьме на расстоянии друг от друга стояли две машины. В них сидели мужчины, застыв в ожидании.

— Вот дерьмо, — произнес Фрэнк.

Уит ощутил, как у него по спине пробежал холодок.

— Мы так не договаривались… — начал Фрэнк.

— Я тоже принял меры предосторожности, парни, — сказал Бакс. В лунном свете его улыбка казалась зловещей.

— Их имена вам знать не обязательно, — заявил Бакс Уиту и Фрэнку, которые вышли из машины и стояли на ночном холоде за офисным зданием. Но Уит кое-кого узнал. Один из этих людей был похож на парня, стрелявшего в него во время погони по кольцевой трассе 610; его совиные глаза следили за Уитом с пристальным вниманием ревизора. Фрэнк сообщил, что его зовут Уорт. Двое других мужчин, один толстый, а другой долговязый и с дреддами, были, как решил Уит, приятелями убитого Маккея, жаждущими отмщения. Никто из них не поздоровался.

— Их слишком много, — заметил Фрэнк. — Слишком. Мы так не договаривались.

Уит подумал: «Слишком много для чего? Ведь нам понадобятся все, кого удалось привлечь».

— Боже, Фрэнк, перестань так беспокоиться о том, сколько денег останется в конце разборки. — Уит посмотрел на него настороженно.

— Фрэнк, заткнись и предоставь людям возможность приступить к делу, — сказал Бакс. — Парни, задача у нас следующая. — Он объяснил, что Ева им нужна живой и невредимой, что им необходимо забрать деньги, но больше всего придется побеспокоиться о Хозе Пероне, виновном в смерти Маккея и укравшем пять миллионов у их законных владельцев. — У нас есть цель, парни, цель, которую мы сможем достичь. — Его голос стал ниже, и Уит вдруг понял, что Бакс в точности копирует вкрадчивое нашептывание, записанное на кассете в его автомобиле, и произносит те же пустопорожние заклинания, вселяющие уверенность в том, кто рассчитывает на их магическую силу. Бакс сообщил, что они должны быстро и бесшумно проникнуть на территорию склада. Если Хозе и Евы внутри не окажется, они заберут все ценное и сделают оттуда ноги. — Внимательно смотрите, не попадутся ли вам компакт-диски. Хозе хранит на них нужную мне информацию. Я заплачу отдельную премию каждому, кто их обнаружит.

В темноте за спиной Бакса Фрэнк слегка подтолкнул Уита.

Бакс повернулся к Уиту.

— Ты хочешь идти первым? Там твоя мать.

— Разумеется, — согласился Уит.

— Не беспокойся, Уит, — подбодрил его Бакс. — Я последую прямо за тобой.

Они пошли по лабиринту строений, благоухавших собачьей мочой и неубранным мусором. Слишком много офисов и складов пустовало в течение довольно длительного периода в результате последнего экономического спада. Ночной воздух был насыщен сыростью. Уит вооружился пистолетом, который дал ему Гуч, еще один пистолет, взятый из коллекции Чарли, он сунул за пояс сзади, а на ноге над лодыжкой закрепил небольшой нож, тоже из кабинета Чарли. У толстого уроженца Ямайки была с собой штурмовая винтовка, и Уит подумал, что и ему нужно было прихватить что-нибудь посолиднее.

— Это здесь, — прошептал Бакс.

Шестеро мужчин спрятались в тени аллеи, изучая парковочную площадку склада. Стоянка была отделена от примыкающей к ней боковой дороги высокой оградой с колючей проволокой, протянутой поверху. Сквозь стеклянную дверь пробивался тусклый свет из офиса. Недалеко от двери стояли три машины; одну из них Уит узнал. Это была маленькая красная «хонда» Таши Стронг, на которой она приезжала в дом Фрэнка и Евы. Он хотел сказать об этом, но потом передумал.

Они выжидали примерно десять минут. Вокруг не было заметно никакого движения. Стояла глубокая тишина.

— Охраны, похоже, нет, — негромко произнес Уит.

— Мы перелезаем через ограду, а затем через служебную дверь проходим в боковую секцию для грузовиков. Делаем все тихо. У меня есть отмычки. Мы должны нагрянуть к ним неожиданно. Фактор неожиданности является критически важным, — сказал Бакс.

Они подождали еще пару минут, но не заметили ничего подозрительного.

— Тревор, Уорт, вперед, — скомандовал Бакс шепотом.

Толстый парень с Ямайки и Уорт рысью подбежали к ограде. Тревор подсадил Уорта повыше, и тот начал резать колючую проволоку. Тревор удерживал Уорта почти на вытянутых руках.

Когда с проволокой на нужном участке было покончено, Тревор подтолкнул Уорта, и тот благополучно перелез через ограду, опустившись на асфальт уже на другой стороне. Уит, Бакс и толстяк с Ямайки поочередно отправились на штурм ограды, а Тревор им помогал. Фрэнк подался назад.

— Фрэнк, тащи сюда свою задницу, — прошипел Бакс.

Фрэнк нерешительно полез на ограду.

Уит уже был наверху и готовился спрыгнуть, когда с противоположной стороны площадки в сторону Уорта, затаившегося в ожидании остальных, метнулась быстрая тень.

Уит с громким криком «О нет!» приземлился на асфальт возле Бакса, и в тот же миг увидел, как поджарый и черный как ночь доберман набросился на Уорта. Собака в прыжке толкнула его и повалила на спину. Их борьба сопровождалась ужасающими звуками разрываемой одежды, а когда зубы пса добрались до плоти, на асфальт хлынула струя крови. Через какое-то мгновение доберман вцепился в горло человека. Бакс и Тревор открыли огонь. Собака взвизгнула, тело ее задергалось, но челюсти так и не разжались. Тогда Бакс выстрелил ей прямо в череп, и все было кончено. Уорт хрипел, катаясь по земле и держа руки под подбородком, откуда хлестала кровь.

Уит повернулся, когда вторая собака стрелой помчалась к нему, нацелившись в горло. Уит не мешкая выстрелил и услышал тихий хлопок глушителя, который Бакс прикрутил к его пистолету. Он выстрелил еще дважды, когда пес находился в прыжке. Пули пробили животному ребра, и он свалился на Уита, сбив его с ног. Уит выбрался из-под собаки, которая сделала последнюю безрезультатную попытку укусить человека и застыла на месте.

— Они уже знают, что мы здесь, — сказал Бакс. — Бегом вперед, атакуем по фронту.

Вместе с двумя подручными он бросился к двери офиса, а Уит присел возле растерзанного тела. Коснувшись запястья Уорта, он ощутил холод, исходивший от его руки; пульса уже не было, а горло представляло собой сплошную рану. Шея была сломана, в открытых глазах застыл шок от внезапного поворота событий, завершивших его жизнь.

Уит оглянулся на ограду.

Фрэнк словно испарился, исчез где-то во мраке заброшенных складов.

Уит развернулся и побежал к зданию; выстрелы из пистолета Бакса разнесли стекло двери, которое с громким шумом посыпалось на пол. Бакс засунул руку внутрь, открывая замки.

Они вошли в помещение. Толстяк шел первым, а Уит замыкал их боевой строй.

Пустой офис был тускло освещен. Повсюду валялся мусор и кипы старых газет. Воздух был насыщен парами бензина. Возле окна стояли две канистры, и Уит, качнув их, понял, что они наполнены доверху.

Бакс жестом показал на коридор, и толстяк двинулся вперед, выпустив длинную очередь. Со стен и потолка посыпалась штукатурка. В конце коридора они увидели закрытую стальную дверь.

— Подождите! — крикнул Уит. — А сам склад освещен?

Но толстяк, Тревор и Бакс уже взломали дверь и проникли на территорию склада. Оттуда послышалась ответная стрельба, сопровождаемая руганью и криками.

Уит побежал по коридору и, пригнувшись, проскочил в дверь. Битва, сопровождаемая грохотом пальбы, ужасными воплями и свистом пуль, которые успели изрешетить все вокруг, была в разгаре.

Их, конечно, ждали. Двое мужчин, спрятавшись за ящиками в двадцати футах от двери, опустошали магазины своих автоматических винтовок. Толстяк пошатнулся, из его груди полилась кровь. Тревора не было видно, но боевики, стрелявшие из-за ящиков, вдруг с криком попадали один за другим. Бакс проскочил мимо них, издав леденящий душу боевой вопль, и справа от Уита снова началась стрельба, теперь уже из двух различных стволов. Затем на мгновение наступила тишина. Но пауза длилась недолго. Через какое-то мгновение над головой Уита вновь засвистели пули, и он, распластавшись на каменном полу, стал отползать к деревянным ящикам, стоявшим возле двери. Он слышал, как защитники склада говорили что-то друг другу на испанском языке, пытаясь перекричать шум и треск от крошившегося в мелкие щепки дерева.

Неожиданно раздался крик матери, которая звала его по имени.


Глава 45 | Хватай и беги | Глава 47