home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Наставница сдержала оба своих обещания: утром вытащила меня к портному, а потом завела в один интересный ресторанчик, где под вино рассказала много чего интересного.

У портного я отвела душу! Для начала выяснила цены, чтобы рассчитать бюджет — не хотелось бы просить взаймы у маркизы Ольвери, хоть та и предлагала свою помощь. Впрочем, все оказалось вполне приемлемо. За три пары разной степени узости брюк, четыре рубашки, одну кокетливую блузочку и кожаный жилет до середины бедра я заплатила тридцать золотых, то есть чуть меньше трети месячного бюджета. Как и говорил Чарли, сотня — вполне вменяемая по меркам этого мира сумма. А потом, загоревшись предложением наставницы, вместе с форменным платьем заказала себе китель, как у брата. И только после этого осознала, что под весь этот набор у меня нет подходящей обуви. Так что перед рестораном мы зашли еще к сапожнику, где мне повезло купить удобные ботинки на низком каблуке с плотной шнуровкой, словно на меня сшитые. И договориться с мастером, что он мне сделает еще три пары — высокие походные сапоги из неубиваемой кожи, туфли-лодочки и босоножки на танкетке. Последнее сапожника очень заинтересовало, потому что местным дамам подобный фасон известен не был.

И мы еще добрых полчаса провели с ним над чертежами, в конце концов договорившись, что, если модель пойдет в народ, мне с каждой пары будет капать пять процентов. Наставница, посмеиваясь, согласилась стать гарантом этого.

— И вот так всегда, — с усмешкой сказала она, когда мы вышли от сапожника. — Почти каждый переселенец приносит с собой что-то свое, что сразу берут на вооружение местные.

— А что привнесли вы? — с любопытством посмотрела я на нее.

— Я? — Она хмыкнула. — Ничего. Мне было четырнадцать, когда я сюда попала… А вот одному из моих однокурсников и друзей мы обязаны коврами-самолетами. Он пришел в этот мир готовым воздушным магом и принес соответствующую технологию зачаровывания. До этого считалось, что невозможно долго поддерживать предметы в воздухе.

— Ого, — присвистнула я. — И такое здесь есть? Полезный у вас друг.

— Был. — Наставница вздохнула и посмотрела в небо. — В свое время, Мира, все переселенцы приходили с даром демонолога. И когда случился тот день, после которого мы стали Выжженным поколением… Его пережили не все. Из двух сотен выжило сорок человек. Погибла половина моей компании. Из десятка осталось только пятеро… Хотя, считай, четверо, потому что пятый как замкнулся после этого, так до сих пор с нами почти не общается. Ну а практикующих демонологов с тех пор в этом мире нет. У троих сохранилась способность видеть инфернальные следы и распознавать их, но… Если честно, это ничто. Мы остались беззащитны перед вероятным вторжением темных инферналов. Единственная наша надежда: раз за двадцать лет не было ни одного прорыва, есть шанс, что мы тогда утратили дар не зря. Но не будем о грустном. — Она опустила на меня взгляд и улыбнулась: — Нас с тобой ждет самое вкусное мясо во всей Шейларе! И весьма-весьма недурственное вино.

Разговор у нас получился очень продуктивным и для меня крайне полезным. Я наконец-то узнала все, что хотела, о переселенцах, собственном статусе, возможностях, правах и обязанностях.

И, не прошло и полгода, я все-таки выяснила причину, по которой в Аррее начали появляться переселенцы! Оказалось, что чуть больше трехсот лет назад маги начали вырождаться. С каждым поколением их появлялось все меньше, и дошло до того, что в семьях аристократов одаренным был лишь каждый пятый ребенок. Сначала проблему пытались решить своими силами, вплоть до того, что ввели жесткое условие насчет брака, но это не помогло. И примерно сто лет назад люди пришли в Храм и взмолились Богине. Та им, ясное дело, не ответила, даже через жрицу. Делегация несолоно хлебавши вернулась по домам… А через два дня в родовой книге аристократов зажглась первая неожиданная звездочка, и в Аррее появился переселенец. Ясное дело, сначала было много проблем, вплоть до того, что местная аристократия вставала на дыбы и отказывалась признавать постороннего равным себе. Но за парня горой встала его новая семья. Худо-бедно, но правовой статус переселенцев был определен, а так как их появлялось все больше, удивление, шок и возмущение они вызывать перестали. И это сработало: свежая кровь, влившись в местное русло, породила целое поколение сильных магов. Те, в свою очередь, продолжили традицию. И на сегодняшний день рождение обычного ребенка в семьях аристократов — редкость. А переселенцев, в свою очередь, почти не стало. В то время, когда появилась сама наставница, минимум раз в неделю в Храм переносился новый человек. За последние два года таких перемещений было всего десять. И только я сумела действительно добраться до Храма…

— То есть все единолично решает Богиня? — уточнила я, попивая вино и нетерпеливо поглядывая в сторону двери нашего уютного кабинета — где там еда? Я жажду попробовать. — Местные не могут ни заказать переселенца, ни отказаться от него?

— Именно, — кивнула маркиза. — Так что остается лишь принимать благословение Богини с почтением и благодарностью. Более того, хоть это и не доказано, но здесь уверены, что при переносе Богиня через родовую книгу влияет как на будущую семью, так и на самого переселенца. Потому что слишком уж просто и быстро принимают чужого человека местные аристократы. И чересчур легко сами переселенцы воспринимают как свою смерть, так и невозможность вернуться туда, где остались их близкие.

Хм, а одна наивная и самоуверенная девчонка думала, что это она вся такая здравомыслящая, что не рыдает об утраченной Земле. Оказывается, могла и рыдать, если бы не Богиня.

— Что еще я должна была тебе рассказать?.. — задумчиво пробормотала наставница. — А, по поводу твоего будущего. Ты являешься дочерью семьи Ашай, но влиять на тебя они могут лишь до определенной степени. Например, если леди Шейла тебе успела заявить, что ты обязана оплатить долг и выйти замуж за Кэя, — знай, это неправда. Все, что она может от тебя требовать, — вести себя адекватно, чтобы не позорить себя и имя семьи, а также…

— Наставница, подождите! — воскликнула я. — О каком долге идет речь? Что такого задолжала моя новая семья, что решила откупиться сначала одной дочерью, а потом второй?

— Значит, ты не в курсе, — поджала губы она. — И хорошо, и плохо… Знаешь, я не могу тебе сказать, — откровенно произнесла маркиза. — Кэй — один из моих лучших друзей, и это будет выглядеть предательством. Если ты и правда хочешь знать, спроси у него самого.

Я понимала, почему она отказывается, но мне все равно было досадно. Так что я лишь вздохнула и задала другой вопрос:

— А герцог тоже переселенец?

— Кто, Кэй? Нет, — рассмеялась наставница. — В нашей компании было трое переселенцев: я, покойная ныне жена Кэя Алиша и Лейс, тот самый, который теперь с нами не общается.

— Герцог был женат на переселенке?! — изумленно воскликнула я. — А почему…

— Вот об этом ты тоже лучше расспроси его, — перебила меня она и покачала головой. — Давай не будем его обсуждать.

И я послушно заткнулась на эту тему, но про себя подумала, что вряд ли мне доведется расспрашивать дядю Джэйда о чем-либо в ближайшее время. Или в принципе, если он все же внемлет голосу разума и оставит меня в покое.

Дальше мы общались о всяких мелочах. Наставница много рассказывала о своей учебе и последующей работе в Академии и Отделе по контролю за переселенцами. Помимо прочего, я узнала, почему они с герцогом вот так сокращают имена друг друга, если здесь так не принято. Оказывается, это была идея этого отколовшегося от их компании Лейса — в его мире тоже существовала короткая форма почти для каждого имени. Забавно, что как раз его сократить никак не получалось.

Вино действительно оказалось вкусным, еда — выше всяких похвал. Наставнице с трудом удалось удержать меня от порывов пойти на местную кухню и упасть шеф-повару в ноги с униженной просьбой взять меня в ученицы. Маркиза хохотала и утирала слезы, приговаривая, что впервые видит, чтобы кто-то так обожал готовить.

Короче, в Академию мы вернулись почти в десять, слегка навеселе и хихикая. Мне было предложено называть ее по имени и на «ты», на что я ответила категорическим отказом. Казалась кощунством подобная фамильярность, что я высказала прямо и без утайки. На что мне недовольно проворчали, что я ее идеализирую. Пусть так. Но она для меня стала ориентиром, к которому хотелось стремиться. Не на мать же равняться, в самом деле?

В комнату я вползла на автопилоте и сразу завалилась спать.

А дальше потекли учебные будни.

Следующие две недели у меня едва хватало времени, чтобы готовить. Все встречи с Чарли сразу начали совпадать с приемами пищи, и не только потому, что братец стал моим самым ярым поклонником. Просто другого времени для общения не оставалось. Он продолжал жаловаться на Джэйда и Ская, которые по-прежнему не давали ему побыть в одиночестве. Но, как мне кажется, делал он это уже больше по привычке, чем на самом деле негодуя. Иначе давно сдал бы мое местонахождение неожиданному поклоннику, только чтобы тот от него отстал. Но так как на пороге моей комнаты ни один парень, кроме Чарльза, так и не нарисовался, значит, сдавать меня нежданному товарищу братец не стал.

Особенно я повеселилась, когда примерно в конце первой недели моего пребывания в Академии у Джэйда случился день рождения, и мой братец, который — да-да-да! — никак не мог избавиться от навязанного приятеля… Угадайте что. С одного раза. Мозг мне вынес стенаниями, что подарить этому неугомонному парню. На мои насмешливые предложения отделаться бутылкой дорогого алкоголя этот кадр отрыкивался, что подарок должен выбираться под человека, а не от балды. В результате выяснил, что Джэйд увлекается метательными ножами, и заказал ему комплект. Я же мудрить не стала, передала через брата открытку. Как говорится, чтобы быть вежливой. Но про себя посмеялась. Не знаю, какие звезды освещают этот небосклон и влияют ли они как-то на рожденных под ними, но в нашем мире Джэйд был бы Львом. И хоть я его не так хорошо знала да и в гороскопы особо не верила, мне казалось, что знак ему подходит. Как и Чарли, родившемуся в конце июня.[6] Сама я, будучи Близнецами, на них не была похожа ни капли. Впрочем, как я уже говорила… в гороскопах я разбиралась, но не верила.

Соседка от меня демонстративно дистанцировалась: обращалась только в крайнем случае, на вопросы отвечала коротко, почти от всех предложений наотрез отказывалась. И, увы, сейчас у меня не было ни сил, ни времени на то, чтобы ею заняться вплотную.

Учеба… шла с переменным успехом. Я прекрасно понимала, что от этого зависит мое будущее в Аррее, потому прилежно зубрила все, что мне давали. И в принципе неплохо справлялась.

Со всем, кроме магии.

Теория выглядела для меня страшной высшей математикой, я половины понять не могла. Но еще хуже дело обстояло с практикой. Магические потоки в моих кривых руках просто не работали! Случайно поджечь стол? Это мы завсегда! Целенаправленно поднять книгу? Фиг вам! Наставница уже не знала, что ей делать — не то самой об стенку головой стучаться, не то меня об нее постучать. Может, хоть тогда мозги на место встанут и дело сдвинется с мертвой точки. Это, кстати, почти дословное изложение ее эмоционального спича!

В мою третью пятницу в Академии я так ее достала своей бездарностью, что она, не выдержав, психанула и выгнала меня из своего кабинета в преподавательском корпусе. Дескать, сил нет на тебя, неумеху, смотреть, иди подумай о своем поведении и дай мне отдохнуть.

Я вышла на улицу и, сощурившись, посмотрела на безоблачное небо. Что делать во внезапно выдавшееся свободное время, я не понимала. Чарли вызвать на прогулку? Думаю, он будет рад… Хотя, стоп, он вроде как говорил, что собирается до вечера в библиотеке сидеть. Нет, не буду его отвлекать. Тогда… пойти соседку подоставать? Если, конечно, она в комнате, что тоже далеко не факт…

Размышляя над перспективами, я завернула за угол нашего общежития и… столкнулась нос к носу со Скаем.

Мы с ним замерли, напряженно рассматривая друг друга.

— Леди Мирослава, какая неожиданная встреча! — отмер он и захлопнул книгу в своих руках. — Простите, а что вы делаете на территории Академии?

— Здравствуйте, лорд, я тоже не ожидала, что увижу вас, — с легкой улыбкой произнесла я. — Что я здесь делаю? Учусь. Уже две недели как.

Скрывать этот факт я не видела смысла. Даже если Джэйд сегодня решит нанести мне визит, у меня нет на это времени. А в перспективе… Подружиться с ним — не самая плохая идея. Только нужно будет дать парню понять, что никакие отношения со мной ему не светят.

— Вот как, — задумчиво протянул Скай и сощурился: — Поправьте меня, если ошибаюсь… У вас инициировалась одна из стихий?

Недаром его считают гением. Враз просек, что и к чему.

— Обе, — вздохнула я.

— Понятно.

Повисло неловкое молчание. Разговор вроде как был исчерпан, и я не понимала, что делать. То ли попрощаться и уйти, то ли завести бессмысленный разговор о погоде и прочей ерунде. Но и сам Скай не спешил что-либо предпринимать. Стоял и нечитаемо на меня поглядывал.

В конце концов я не выдержала.

— Было приятно увидеть вас, лорд, но мне пора.

— Всего доброго, леди, — немедленно отозвался он и учтиво склонил голову.

Матеря его про себя на чем свет стоит, я решительно зашагала прочь.

Черт, с ним невозможно общаться! Ледышка! Красивая, но обжигающе холодная!

— Леди, — вдруг услышала я.

Замерла, сначала подумав, что мне послышалось, а затем все же повернулась:

— Да, лорд?

— Вы изменились, — констатировал он факт и окинул меня внимательным взглядом, фиксируя и брюки, и рубашку с закатанными до локтя рукавами: — Поздравляю. Теперь никому и в голову не придет сравнивать вас с леди Айриной. Должен сказать, что хоть ваш наряд на приеме был безупречен, этот идет вам на порядок больше.

И, как и тогда, на приеме, поклонился и ушел в мужскую половину общаги до того, как я успела хоть как-то среагировать.

Ааа! Он меня с ума сведет! Чтоб ему всю жизнь только хот-догами питаться, он что, нарочно?! И самое раздражающее, что меня вроде как похвалили, а по голове сковородкой ему засветить все равно хочется!

Ну… Скай! Когда-нибудь последнее слово все же останется за мной, я в это верю!

Я не успела зайти в свою комнату, как мне позвонил Чарли.

— Тебя обнаружили, — спокойно сообщил он. — Только что со мной связывался Джэйд, заявил, что ты вредина, а я тихушник.

— Кто бы сомневался, что он меня сразу же сдаст. — Я закатила глаза, а затем скупо пояснила: — Случайно столкнулась со Скаем у общежития. Вообще, чудо, что этого не случилось раньше… Впрочем, у меня такой график, что со мной сложно пересечься. Это сегодня я наставницу своей криворукостью так достала, что меня попросту прогнали.

— Все по-прежнему плохо?

— Да, — вздохнула я, развалившись на своей кровати.

Соседка отсутствовала. Впрочем, это стало уже делом привычным… Все равно к ужину вернется. Не хочу хвастаться, но… На мою еду можно подсесть, как на наркотик. И да, это и есть мой коварный план по выковыриванию Лилеи из ракушки!

— Обидно, что я помочь тебе не могу, — с досадой сказал брат. — Если уж леди Арлайн никак с тобой не справится… Но я не об этом, — оборвал он сам себя. — Предупредить хочу. Сегодня у нашего курса очередная вечеринка, Джэйд явно нацелился вытащить тебя туда.

— Пусть нацеливается, — фыркнула я. — Кто ж ему позволит-то?

— И вот кто ты после этого? — тоскливо вопросил он. — Как разрешить ему таскать меня на все сборища, так без проблем. А когда ее собрались — кто ж позволит? Все-таки Джэйд прав: вредина ты, Мира.

— Чарли, радость моя, — иронично произнесла я, — ты учишься в каком ритме? Правильно, нормальном. А я? У меня вон сегодня полдня свободных случайно выдались, так я не понимаю, что мне с этим временем делать. Отвыкла я… Не надо никуда бежать и что-то зубрить.

— И что тогда тебя останавливает, чтобы сегодня пойти на вечеринку?

— То, что это начнется поздно, а закончится еще позднее, — со вздохом призналась я. — А у меня завтра головомойка от наставницы с самого утра по плану… И экзамен по географии в понедельник, а я в городах Империи вне Стихийного кольца[7] плаваю, и это мягко сказано. Если бы не это… с удовольствием бы сходила.

— Эх, а я думал, ты мне поможешь… — печально проговорил Чарли. — Опять мне полвечера от Кэтрин отбиваться…

— Это кто? — сразу же встала в стойку я.

— Одна целеустремленная… леди, которая решила, что я для нее хороший вариант.

— А ты так не считаешь?

— Мне не нравятся девушки, считающие, что я такой идиот и не вижу их манипуляций, — неожиданно жестко заявил Чарли. — Кэтрин повезло, что я слишком хорошо воспитан, чтобы прямо сообщить, насколько она мне неприятна. А намеки она либо не понимает, либо понимать не хочет.

— Вот блин, — пробормотала я едва слышно. — Все время забываю, что ты у меня бываешь и таким…

— Все забывают, — ровным тоном отозвался брат. — Принимают воспитанность за слабость, а сдержанность — за бесхарактерность. И потом обижаются, когда это оказывается вовсе не так.

— Грозный какой, с ума сойти, — не смогла я сдержать улыбки. — Чарли, солнце, я разрешаю тебе сегодня себя отпустить и отшить ее прямым текстом. Прояви характер, братишка. Покажи им всем, что с тобой не стоит играть.

— Думаешь, это так просто? — недовольно хмыкнул он. — Мира, это в крови. И ведь даже не влияние родителей, я всегда был таким. Даже слуги однажды шептались, мол, откуда что взялось?

— Гены — это вам не шутки…

— Что, прости?

Я вздохнула и коротко пояснила ему земную концепцию наследования.

— А, в этом смысле. — Чарли едва слышно выдохнул. — Я тоже думал о том, что, скорее всего, это от предков.

— Ммм… — Я задумчиво прикусила губу, а затем меня осенило: — А ты выпей! У нас говорят: что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. Думаю, немного алкоголя поможет тебе обойти рамки воспитанности.

— Хм… — Он ненадолго озадаченно умолк, а затем медленно проговорил: — А знаешь… В этом что-то есть. Потому что будет там и помимо Кэтрин парочка… людей, которым бы мне хотелось высказать кое-что не сильно вежливое.

— Братик, я тебя благословляю на подвиг во имя убийства собственной репутации вежливого и слабохарактерного зануды, — хихикнула я. — Главное, не покалечь никого.

— Я столько не выпью, — рассмеялся Чарльз.

У него еще были дела, потому он отключился. А я… Вздохнула и нерешительно коснулась переговорника в ухе, после чего четко произнесла:

— Герцог Джэйд Эйран.

Не прошло и нескольких секунд, как установилась связь, и в ухе прозвучал запыхавшийся голос:

— Да?

— Джэйд, это Мирослава.

— Ооо! — выдохнул он и со смешком спросил: — Что, решила сдаться, лишь когда тебя засекли?

Милый мой мальчик, чтобы был вероятен такой сценарий, я должна ощущать вину за то, что скрывалась. А я, во-первых, не скрывалась и не обязана тебе докладывать о местоположении, а во-вторых, никакой вины не ощущаю даже близко.

— Нет, я не по этому поводу, — спокойно произнесла я. — Мне тут сказали, что ты планируешь попытаться меня на вечеринку вытянуть… Так вот сразу: сейчас я не могу. И пока не сдам хотя бы обязательную доучебную программу, не смогу. В отличие от обычных студентов, у меня даже выходных нет. И экзамены на носу.

Я ожидала, что он начнет спорить, но Джэйд лишь вздохнул:

— Мирослава, ты очень вредная. Я, между прочим, соскучился, а ты меня вот так, не дав и слова сказать, спустила с небес на землю. В гости к тебе тоже нельзя?

— Почему, можно. Но ненадолго, так как я действительно занята.

— Ладно, ладно, труженица, — со смехом проговорил он, — я все понял. Совсем не беспокоить не обещаю, а если нужна помощь — обращайся. В крайнем случае Ская подключим.

Разговором в принципе я осталась довольна. Границы свои я обозначила, что важно. Теперь нужно будет еще как-то вывести разговор на то, что он якобы мне симпатизирует… Нет, может, так и есть, но мне это сейчас вообще не нужно. Ни симпатия, ни отношения. Не до того. И потому надо поставить Джэйда перед фактом: либо дружба, либо никак. Не думаю, что он сильно расстроится — не тот характер. Видимо, повелся на экзотику в моем лице, вот и загорелся. Но мне кажется, он быстро утешится. Джэйд — парень популярный, жених — завидный, утешительниц, уверена, будет вагон и маленькая тележка.

Зато мне пришла идея, как провести остаток дня.

Я собиралась взяться за соседку? Самое время!

Лилея вернулась четко к ужину, я как раз заканчивала жарить стейки и скрутила огонь под тушеными овощами. Еще бы салатика… Но на него ингредиентов не хватало. Не из одних же помидоров его делать, в самом деле?

Соседка бесшумно вошла на кухню, как всегда напугав меня до икоты, и, проигнорировав мой вопль, вдруг сказала:

— Мне из дому передали продукты. Кажется, лучше отдать их тебе.

И выставила на стол внушительную плетеную корзину, плотно закрытую крышкой. И как подняла только, такая мелкая и хрупкая?!

Но постойте… Мишленовские звезды, да неужели?! Она сама, первая, проявила инициативу в разговоре?! Слава кексам, у нас есть прогресс!

Обычно наше общение выглядело так:

«Лилея, ты в город сегодня идешь?»

И, в зависимости от ответа: «А у нас продуктов не хватает…» или «Ой, а можно я тебе списочек дам?».

Соседка не отказывалась, понимая, что это и ей надо. Но чтобы вот так, самой… Определенно день стал лучше!

— Спасибо, — от души поблагодарила я и, сняв крышку, с нетерпением заглянула внутрь.

Та-а-кс… И что тут у нас?

Пресвятая мультиварка! Да тут же целый клад! Сыр! Творог! Масло! Причем видов-то, видов! А еще какие-то баночки с плотно завинченными крышками.

Я торопливо вытянула одну головку сыра и, отрезав кусочек, быстро отправила его в рот.

Да чтоб мне больше сковородку в руках не держать, это же чеддер! Вкус один в один!

В общем, я чуть с головой не влезла в этот подарок судьбы, издавая невнятный возглас каждый раз, когда идентифицировала очередную вкусняшку.

Итого, мы с Лилеей стали счастливыми обладательницами внушительной коллекции из чеддера, гауды, горгонзолы, фета, камамбера, рикотты, маскарпоне, пармезана и моцареллы. И это только сыры! Да, сходство с земными было не стопроцентное, но хотя бы так! Помимо этого, в корзинке нашлись четыре вида масла — обычное, соленое, сладкое полушоколадное и с пряностями, обычный творог и зерновой.

Какой простор для фантазии! Я теперь на целую неделю могу запланировать меню с обязательным сырным элементом!

И, кстати, могу начать прямо сегодня!

— Значит, капрезе, — решила я. — К мясу вполне. Базилика, правда, нет… Да и любой другой зелени тоже… Ну, что поделать, будет урезанный вариант.

Соседка собралась уходить, видимо, посчитав свою миссию выполненной.

— Лилея! — окликнула я ее. — Можешь загрузить все в холодильный шкаф? А я пока закончу с ужином.

Она молча повернулась и принялась делать, что я сказала.

Нет, ну невозможная девчонка! И главное, я же знаю уже, что она не от большой любви к одиночеству так себя ведет!

— Слушай, а что, у твоих родителей ферма? — решила я задать тему для разговора.

— Да, — был мне очень «развернутый» ответ.

— Класс, всю жизнь мечтала побывать на настоящей ферме!

Тишина.

— И каково это, вырасти не в душном городе, а на природе? — сделала еще одну попытку я.

— Нормально.

Попытка провалилась.

Я осторожно, чтобы не переборщить, полила почти готовое блюдо растительным маслом и сосредоточилась на соседке:

— Лилея!

Она как раз положила в холодильный шкаф последнюю баночку и искоса глянула на меня:

— Что?

— Мы с тобой живем в одной комнате уже две недели, — веско произнесла я. — Как видишь, шарахаться от тебя я не стала и не собираюсь. Даже мой брат, которому вроде как положено тебя опасаться, так как он местный, делать это не спешит. И даже наоборот — он бы с тобой с удовольствием пообщался, но ты же не позволяешь! Ну вот зачем это, а? Тебе же грустно в одиночестве, я-то вижу!

Соседка со свистом выдохнула, а затем резко повернулась и сложила руки на груди. Вид у нее был серьезный и даже… грозный. Удивительно, но при таком детском и невинном облике смешным это не выглядело.

Ой, чует моя пятая точка, сейчас будет скандал!

— Хочешь, я тебе расскажу, как все будет? — жестко сказала она. — Мы будем прекрасно и мило общаться. Даже дружить. До тех пор пока у тебя не появятся другие знакомые здесь. Девушки примут тебя в свою компанию легко: ты яркая, уверенная в себе, и к тебе хочется тянуться. А потом ты захочешь познакомить их со мной… И обнаружишь, что твои новые подружки под надуманными предлогами убрались из нашей комнаты в течение десяти минут. Ну а после тебе начнут шептать и говорить в полный голос: «Ты что, она же плетельщица!», «Мирослава, не общайся с ней!», и все в таком духе. Сначала ты будешь возмущаться и доказывать, что со мной вполне можно дружить. Но хор голосов «против» однажды перевесит. Человек — существо стадное, а еще — внушаемое. И придет день, когда ты, пряча глаза, сообщишь, что переезжаешь. И, конечно, продолжишь со мной общаться, о чем речь? Но это будет ложью. И в тот момент мы обе это будем знать.

Я слушала этот в высшей степени эмоциональный спич с отвисшей челюстью.

Соседка моя цветочная, кто же тебя так сильно обидел?!

— А теперь, что касается твоего брата, — меж тем продолжала Лилея. — Тут еще проще. Он может ко мне нормально относиться сколько угодно. И вполне мог бы стать мне другом. Но как только у него появится девушка, наше общение прекратится сразу. Почему? Потому что между подругой и любимой мужчина всегда выберет последнюю.

Каюсь, следующая фраза вылетела из моего рта сама собой:

— Слушай! А может, тебе с ним встречаться?

Она как раз собралась сказать еще что-то, наверняка, тоже не сильно приятное, но запнулась и вытаращила на меня свои голубые глазищи. А потом потрясенно выдохнула:

— Что?

— А что, это бы решило проблему. Или у плетельщиц есть какой-то закон, запрещающий отношения?

Лилея опустила руки и сделала шаг назад.

— Ты не просто странная. Ты — ненормальная! — сдавленно проговорила она.

— Нормальная, нормальная, — меня было не сбить с пути. — И твои страхи я понимаю. Но… Лиль, — я сократила ее имя на земной манер, — не знаю, кто тебя так обидел, раз ты боишься того, что пока даже теоретически невозможно. Я не такая. Я не прогнулась под мать, которая почти три недели пыталась скрутить меня в бараний рог. Более того, есть у меня нехорошая черта характера: чем больше на меня давишь, тем сильнее я сопротивляюсь. Потому со мной такой сценарий… Ладно, не буду говорить «невозможен», потому что глупо быть такой категоричной. Но поверь, он маловероятен. Я скорее заставлю окружающих принять тебя, чем поддамся попыткам нас рассорить.

Соседка вдруг расслабила ладони и опустила голову низко-низко. Мне показалось, она почему-то напугана и готова сбежать отсюда куда глаза глядят. Потому, чтобы не переборщить, я резко сменила тему:

— Кстати, ужин готов. Давай поедим, пока мясо окончательно не остыло.

И она с явственным облегчением посмотрела на меня и кивнула.

После ужина Лилея, как обычно, куда-то ушла. Но я очень надеялась, что этот разговор даст свои результаты. Позитивные результаты.


Глава 7 | Книга рецептов стихийного мага | Глава 9



Loading...