home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Дверь распахнулась очень быстро и рывком, словно меня ждали. Передо мной возникло зареванное и опухшее лицо Роксаны, которая сейчас уже не выглядела так ярко и эффектно, как в нашу последнюю встречу. Меж тем, несмотря на заплаканность, брови растрепанной брюнетки были сведены к переносице, карие глаза метали молнии, а рот был сурово сжат.

Ничего себе, боевая какая… А я тут ее утешать собралась.

Увидев меня, Роксана моргнула, словно не веря своим глазам. Потом еще раз. И моментально растеряла всю воинственность. Хм, кажется, для бамбулея ждали совсем не меня…

Неожиданно из ее глаз градом полились слезы, и она, громко всхлипнув, бросилась мне на шею:

— Ты це-е-ела-а-а! Айло, я так рада! Прости, прости меня, я не зна-а-а-ла-а-а!

— Эй, ты чего? — Я обняла ее и сочувственно похлопала по спине. — Все хорошо закончилось, не переживай так.

М-да, кто кого здесь должен успокаивать? Не день, а шиворот-навыворот какой-то, честное слово!

— Я н-н-не знала, что т-т-ты переселенка, — заикаясь, просипела она. — Н-н-не знала, что у тебя проблемы с м-м-магией. И что Чарльз твой брат, тоже н-н-не знала. Я такая дура-а-а! — и опять разрыдалась.

— Да я уж поняла, что ты не со зла, — вздохнула я, смирившись с тем, что ни учеба, ни готовка мне сегодня не светят.

Строго говоря, я не обязана была ее утешать. Но Роксана выглядела до того несчастной и потерянной… Контраст с боевой девицей, которая пришла чихвостить меня за разбитое сердце подруги, был настолько разительным, что я просто не могла остаться в стороне. Ну и, наверное, убийственная речь Лилеи тоже даром не прошла.

— Алкоголь есть? — спросила я, отодвигая ее.

— Что? — непонимающе хлопнула она мокрыми длинными ресницами.

— Говорю, нам с тобой срочно выпить нужно, — терпеливо пояснила я. — Желательно вдвоем, без всяких Аманд.

При упоминании имени шатенки Роксана скривилась, словно целиком и без сахара лимон сжевала. Ага! Значит, прозрение насчет двуличной подружки все же наступило. Жаль, что такой ценой, но хоть для самой брюнетки в инциденте был плюс.

— Айло, не напоминай мне про эту гадину! — гневно фыркнула она, моментально перестав плакать. — Она меня так подставила!.. Как вспомню лицо Джэйда, когда я ему озвучила причину всего этого… До сих пор стыдно. Мирослава, ты была права во всем, — с раскаянием в голосе произнесла Роксана. — Мне не стоило так безоглядно верить Аманде. Даже слова друзей нужно проверять.

— Вот и хорошо, — невозмутимо отозвалась я. — Так как насчет выпить? После таких приключений, как мне кажется, самое то, чтобы снять стресс.

— Есть сливовый ликер, но он очень сладкий, — моментально сориентировалась Роксана.

Ей явно полегчало, она уже не выглядела такой потерянной и убитой горем.

— Давай, — махнула я рукой.

— Только… — Брюнетка опустила глаза и закусила обе губы сразу. — Не слишком ли нагло будет с моей стороны напроситься в гости? Я живу с Амандой… А ее лицо — последнее, что я хочу видеть в ближайшее время.

— Как я тебя понимаю, — усмехнулась я. — Пойдем.

С какой-то стороны даже хорошо, что Лили сейчас не было в Академии. Нам с Роксаной нужно решить этот неприятный инцидент раз и навсегда. Еще четыре года мы будем соседками, придется сосуществовать без напряга. Зла на нее я не держала, и не только потому, что огненным шаром она в меня метнула не нарочно. Роксана ощущала себя настолько виноватой, что это подкупало. Все же она мне с первого взгляда понравилась, несмотря на негативный настрой. А, как уже говорила, своему чутью я привыкла доверять.

Мы сели на моей кровати, налили в высокие стаканы ликера и, медленно его потягивая, говорили и говорили.

— Знаешь, я обратила на тебя внимание еще в тот день, когда ты только появилась, — делилась Роксана. — Сначала увидела непривычно расхристанного Чарльза, а потом заметила, как ты его целуешь в щеку. Еще очень удивилась… А с Амандой получилось совсем по-глупому. Она выглядела расстроенной почти все время с начала семестра. Мы с ней знакомы с лета, потому перемену ее настроения просекла сразу. Долго выпытывала, но она только вяло огрызалась. А вчера, после того как у всех на глазах из твоей комнаты вышли парни, ее словно прорвало… Она, рыдая, поведала мне душещипательную историю, которая на деле оказалась выдумкой. — Роксана скривила презрительно губы. — Милостивая Богиня, я выставила себя полной идиоткой! Айло! Я так зла на Аманду! А эта мерзавка сразу после того, как я сорвалась, исчезла и до сих пор не вернулась! А мне так хочется высказать ей все в глаза до того, как меня сошлют обратно в южную провинцию…

Я вздохнула, но решила ее не обнадеживать. А вдруг у наставницы ничего не получится и Роксану все же отправят на год домой?

— В общем, имей в виду, что она тварь подколодная. — Брюнетка тяжело вздохнула. — Тебе точно с ней еще минимум год в соседних комнатах жить… Сейчас, когда мне гнев уже не застит глаза, я четко понимаю, что Аманда меня специально накручивала. Эта тварь — Богиня, кого я называла подругой?! — знала, что я помчусь ее защищать. И сделала все, чтобы к моменту нашей с тобой встречи я была на взводе. Иначе меня ни за что бы так не сорвало! Я на самом деле хорошо контролирую стихии, — словно оправдываясь, пробормотала она.

— Ты слишком категорична. — Я покачала головой и пригубила темно-красную сладкую и тягучую жидкость. — То, что она тебе капала на мозги, еще не значит, что это делалось специально, чтобы ты зашвырнула в меня сгустком огня.

— Тогда зачем она сначала весь вечер, а потом — утро, ныла мне, какая ты стерва? — хмуро спросила Роксана. — Что ты наверняка над ней смеешься и специально продемонстрировала ваши с Джэйдом особые отношения, чтобы ей досадить.

— Когда человеку плохо, он способен сказать что угодно. — Я безразлично пожала плечами. — Очернять соперницу не только в своих глазах, но и окружающих… Девушки таким страдают. Хотя, конечно, Аманда поступила мерзко. Ты со своим огненным шаром была намного честнее, — и отсалютовала ей бокалом.

— Таких сомнительных, но приятных комплиментов мне еще не говорили, — звонко рассмеялась Роксана.

Сейчас, когда выяснилось, что ни у кого из нас обиды не осталось, она выглядела… ну, словно все в порядке. Смеялась, иронизировала, была немного шумной, но очень любопытной. Короче, как я подозревала, такой, как обычно.

Хорошо иметь легкий характер… Хотя он так часто подводит владельца под монастырь. Вон как Роксану сегодня. Впрочем, он же и не позволял унывать, хотя Роксана была уверена, что ее сошлют домой.

Мы протрепались с ней всю ночь. Медленно уговорили всю пол-литровую бутылку ликера, причем без закуси. О ней, собственно, никто из нас и не вспомнил.

Словно договорившись оставить дневной инцидент в прошлом, мы делились историями из жизни и биографиями. Оказалось, что Рокси — я очень быстро сократила ее имя, и брюнетка осталась от этого варианта в восторге и потребовала называть так ее постоянно — даже не слышала о том, что кто-то из переселенцев спасся. Потому и не заподозрила во мне одну из них. Сама она происходила из древнего дворянского рода с юга империи, в котором титул барона был потерян из-за иссякшей магии. Сама Рокси была первым ребенком с даром за сто лет. Причем мы с ней были коллегами — из стихий Рокси получила огонь и воздух. Род диШари в ее лице сразу получил обратно титул, и соответственно ею очень гордились.

— Родители расстроятся, что меня на год отстранили, — откровенно сказала она. — Но они слишком любят нас, своих детей, чтобы долго сердиться.

— Вижу, хоть тебе с семьей повезло, — вздохнула я, но на последовавшие вопросы отвечала туманно.

Рокси мне нравилась. Но я не настолько ей доверяла, чтобы вываливать свои проблемы с семьей Ашай. Спасибо за понимание, упорствовать она не стала.

— Знаешь, мне жаль, что так вышло, — серьезно сказала она, когда за окном медленно начал загораться рассвет, а мы уже моргали о-о-очень медленно. — Ты хорошая. Добрая. Серьезная. Великодушная. Если бы мы познакомились раньше, обязательно подружились бы. А так… — Рокси перевела взгляд на окно и тоскливо вздохнула. — Скорее всего, еще до обеда мне скажут собрать вещи.

Я промолчала. Мне по-прежнему казалось неправильным давать ей надежду, которая может не сбыться.

— Спасибо. — Рокси поднялась и широко мне улыбнулась. — Мне понравилось. У моей семьи большое винодельческое предприятие… Так что через год, если ты обо мне не забудешь, повторим. Я привезу для этого что-то особенное.

— Буду ждать, — улыбнулась я в ответ.

На этом она решила, что пора вернуться к себе. А я запоздало вспомнила, что мне бы нужно хоть немного поспать, потому что скоро ожидается нашествие похмельных мужиков. Но суп сегодня я им варить не буду! Перебьются!

Кивнув самой себе, я замоталась в одеяло и сладко уснула.

Казалось, только закрыла глаза, как в дверь требовательно замолотили.

— Нет никого, — проворчала я, закапываясь в постель еще сильнее.

Но стук не прекращался, а затем у меня начал вибрировать переговорник.

Смирившись с тем, что поспать мне сегодня не светит, села в кровати и коснулась уха:

— Да?

— Ты у себя? — без приветствия выпалил Чарли.

— Угу. — Я от души зевнула. — Переставайте крушить мне дверь. Я сейчас сползу с постели, приведу себя в порядок и открою. Потерпите десять минут?

— Да, конечно!

Пришлось шустро переодеваться, умываться и расчесываться. Я еще была хмельной, но хоть голова не болела, и на том спасибо.

Открыв дверь, я рассеянно обозрела помятых и бледных Чарли и Джэйда, а также свеженького и как всегда невозмутимого Ская и сонно сообщила:

— Сразу предупреждаю: есть нечего. Я всю ночь не спала и на готовку сейчас не способна.

— Не переживай, у нас все с собой, — уверил меня Чарли, поднимая с пола внушительную корзину.

— О, вы меня прямо радуете, — заулыбалась я. — Проходите.

— Слушай… — Джэйд посмотрел на меня очень внимательно. — Как-то у тебя глаза подозрительно блестят.

— Не только вам можно весь вечер пьянствовать, — невозмутимо отозвалась я.

— Леди, выпивать одной — плохой признак, — подал голос Скай.

— Кто сказал, что я пила одна? — загадочно улыбнулась я, проходя на кухню и заглядывая в корзину.

— А с кем? — немедленно нахмурился Чарли.

— Не скажу. — Я показала ему язык. — Должны же быть у девушки свои секреты!

То, что моей напарницей была Рокси, конечно, не секрет, но у меня было слишком вредное настроение. То ли не выспалась, то ли алкоголь так подействовал. Вот не скажу! Может, позже, когда выяснится, что там с ее наказанием…

В корзине парни притащили с собой немерено разных фруктов, и я вдруг поняла, что это именно то, чего мне сейчас не хватало. И мы переместились обратно в комнату, где все же было намного больше места, чем на крохотной кухоньке.

Так и прошло утро. Чарли с Джэйдом пытались выпытать, с кем это я ликер глушила. Я со смехом морозилась. Скай с книжкой подпирал стенку. Все как всегда. Тот факт, что эта троица из-за меня внаглую прогуляла занятия, даже грел душу. Хотя их ледяное великолепие гений теоретической магии наверняка из-за Джэйда здесь. Но даже это не омрачало хорошего настроения.

Время близилось к обеду, а наставница все не объявлялась. И я не знала, хороший это знак или плохой. Не то все так классно, что моя помощь не требуется, не то дела отвратительны и мой голос ничего не решит. Да, я переживала за Рокси. Да, я хотела, чтобы она осталась в Академии. Пусть меня можно было посчитать странной… Вон Лилея мне это регулярно говорит, я уже смирилась. Странная так странная. Но мне казалось, что Рокси прекрасно впишется в нашу маленькую компанию.

Когда в дверь постучали, я недоуменно подняла брови. Кто там еще? Я вроде никого не жду… Наставница позвонила бы. Лилея не стучала бы, у нее ключ есть.

Я задумчиво нахмурилась и открыла. И чуть не была сбита с ног.

— Ми-и-ира! — завыл брюнетистый вихрь, обнимая меня так, что ребра чуть не затрещали. — Мне смягчили наказание! Я остаюсь!

Ну и слава королевскому шафрану!

— Это же замечательно, — улыбнулась я, обнимая Рокси в ответ. — Видишь, а ты боялась.

Я совершенно забыла, что у меня гости. И что эти гости как бы немного не в теме… Потому вздрогнула, услышав мрачный голос Чарли:

— Что… эта здесь делает?

— И почему такая встреча, словно вы давно потерянные сестры? — с любопытством протянул Джэйд.

— Кажется, я понял, с кем леди Мирослава провела эту ночь, — невозмутимо сообщил Скай.

Я глубоко вздохнула и повернулась к ним.

— Довожу до сведения всех присутствующих, чтобы потом не было недоразумений, — спокойно проговорила, поочередно взглянув на каждого из парней. — Да, мы с Рокси ночью пили ликер. Да, до самого рассвета. Она передо мной извинилась, я ее простила. Все, инцидент между нами исчерпан.

— Спасибо… — тихо прошелестела она у меня за спиной.

Среагировать я не успела — взбеленился Чарли. Честное слово, я его таким еще ни разу за все время нашего знакомства не видела!

— Мира, ты… — Он шумно выдохнул и, подскочив с кровати, нервно взъерошил волосы. — Как можно быть такой доброй?! Ты из-за нее чуть рук не лишилась!

— Я не хотела…

За спиной раздался всхлип, и я с легкой досадой осознала, что придется мне побыть воспитателем детсада. То бишь одной вытереть сопли, второму отвесить профилактический подзатыльник.

— А ну не реветь, — строго сказала я Роксане и, взяв за руку, провела в глубь комнаты. С силой усадила на свою постель, а затем повернулась к Чарльзу и с укоризной спросила: — Что с твоим воспитанием? Второй день девушку до слез доводишь.

— Мир-р-ра! — рыкнул он зло.

Ой-ой, кажется, кое-кто включил режим старшего брата, и ремень еще мне прилететь может.

— Что? — невинно захлопала я ресницами.

Он тяжелым взглядом обвел комнату: меня, широко улыбающегося Джэйда, Ская с вечным покер-фейсом, задержался на сжавшейся и опустившей глаза в пол Роксане…

— Не з-з-здесь, — прошипел Чарльз и, ухватив меня за руку, потащил на кухню.

— Эй, мне больно! — возмутилась я, и он немного ослабил хватку.

Но не отпустил.

Так, под двумя офигевшими взглядами и одним равнодушным, мы покинули комнату.

Когда Чарли тщательно закрыл дверь, я отошла на несколько шагов и решилась пойти в атаку:

— Это уже ни в какие ворота не лезет!

— Вот именно! — гаркнул он. — Ты что, не понимаешь, что произошло?! В тебя запустили чистым огнем! Это чудо, что ты осталась живой и не покалеченной!

— Это я-то не понимаю? — кисло спросила я. — Не ты, знаешь ли, валялся на больничной койке, обмирая от ужаса, что ладони такие черные и совсем не ощущаются!

— Тогда как ты это объяснишь?! И суток не прошло с этого случая, а ты уже с обидчицей алкоголь распиваешь и задушевные беседы ведешь! Ты еще скажи, что решила ее в подружки записать, и я лично тебе целителя душ вызову!

О том, что да, записала, я мудро промолчала. Не стоит так, со старта, огорошивать братца.

Потому я сделала то, что посчитала самым мудрым в данной ситуации. Быстро подошла и крепко обняла за шею. Чарли на миг замер, а затем так обнял меня в ответ, что я думала — концы отдам на месте. Впрочем, он тут же ослабил захват и сдавленно прошептал мне в макушку:

— Ты не представляешь, какой ужас я испытал, увидев тебя там. И беспомощность. Я обещал, что защищу тебя… Но что я мог? Только наблюдать, как ты старательно не смотришь на свои руки и натянуто улыбаешься, будто все в порядке. И даже когда уснула… Твое лицо было печальным. Это разрывало мне сердце! Как я могу теперь быть спокойным при виде нее?!

Бедный мой братик… А ведь тебе тоже вчера нелегко пришлось… Нет ничего хуже, чем понимать, что близкому человеку плохо, а ты бессилен помочь. Спасибо Джэйду, что додумался тебя напоить. Спиртное в данном случае лучший антидепрессант.

— Чарли, я понимаю, — мягко проговорила я. — Мы все вчера пережили очень непростой день, для каждого из нас он стал еще тем испытанием… Но, по справедливости, если уж кого винить в этой ситуации, то Аманду.

— Аманду? — непонимающе спросил он и, отодвинув меня, заглянул в глаза. — Это соседка Роксаны?

— Да.

— При чем тут она? Погоди… Кажется, Роксана что-то пыталась мне вчера о ней рассказать… Но я был слишком зол, чтобы ее слушать.

Ура, ура, ура! Кажется, Чарли отпустило! Теперь он выглядел адекватным, а не готовым бежать и крушить.

— Ну, тогда узнаешь всю историю сейчас, так сказать, из первых уст, — криво улыбнулась я. — Только давай пойдем к остальным. Я хочу, чтобы и они это услышали.

Когда мы вернулись в комнату, оказалось, что картинка слегка поменялась. Скай по-прежнему подпирал стенку и читал. А вот Джэйд обнаружился сидящим рядом с притихшей Рокси. Он ей явно что-то втолковывал, но, судя по липу брюнетки, ничего обидного в его речах не было.

Вот и ладушки.

— Так-с. — Я встала посреди комнаты и сложила руки на груди. — Жаль, Лили нет… Ну да ладно. В общем, я сейчас расскажу, как дело было. Рокси, если что, дополнишь.

Она с готовностью кивнула, и я, глубоко вдохнув, принялась подробно вспоминать вчерашний непростой день.

Все время, что я говорила, Чарли, Джэйд и Рокси не сводили с меня глаз. Скай, как обычно, делал вид, что его это не касается, но, судя по тому, что страницы у него не листались, слушал, и еще как! Ох уж этот парень… И почему ему так не хочется показывать, что он не настолько равнодушен и холоден, как все думают? Когда-нибудь я докопаюсь до истины!

Рокси вклинилась в мой рассказ только два раза, когда нужно было описать позицию с другой стороны. Чтобы было ясно, почему получилось, как получилось. Под конец истории Джэйд поглядывал на несчастную брюнетку уже сочувственно, а Чарли… просто не смотрел. Но я понимала, ему как раз труднее простить ее, чем мне. Даже осознавая всю подоплеку. Нужно время. Скай… это Скай. По нему, как всегда, ничего нельзя было понять.

Тем большим шоком для всех стало то, что он вдруг тихо сказал:

— Графиня Аманда Лери… Хм… Если мне не изменяет память, я видел ее вчера. Кажется, именно она поспешно выбежала из ворот Академии и села в повозку. Причем та явно была не общественной, а личной.

— В личную повозку? — недоверчиво переспросила Рокси и покачала головой. — Нет, лорд Скай…

В этом месте я едва сдержалась, чтобы не хихикнуть — оказывается, не на меня одну он так действует!

— Вы наверняка ошиблись. Единственные, кто мог ее забрать, — родители. Но они предпочитают жить за городом, вчера их точно не могло быть в Шейларе!

— Леди, — прохладно посмотрел на нее Скай, — я не утверждаю, что это и правда была леди Аманда. Говорю лишь, что мне увиделся кто-то очень похожий.

— Но… — хотела продолжить спор Рокси, но заговорил Чарли:

— В любом случае, ее почти сутки нет в Академии. Я так понимаю, на занятия она тоже не ходила. Значит, провела это время вне территории нашего учебного заведения.

— Ну и что? — Я безразлично пожала плечами. — Может, у нее в городе любовник есть? Вот она и побежала к нему отсидеться…

Роксана посмотрела на меня с таким лицом… ну, словно я начала раздеваться, на ходу припевая матерные частушки.

— Что? — Я вопросительно вскинула бровь.

— Она любит Джэйда, — заявила брюнетка таким тоном, будто это все объясняет.

Тот по-прежнему сидел рядом с ней и теперь начал давиться смешками.

— И? — вскинула я и другую бровь.

— У нее не может быть любовника!

— Почему же… — внезапно заговорил Скай и, захлопнув книгу, посмотрел прямо на Рокси. — Любить одного и спать с другим — такое случается часто. Особенно если объект любви отвечать на чувства не спешит.

— Но она не такая! — жалко воскликнула она.

— Угу, и врать про свои отношения с Джэйдом она тоже не такая, — фыркнул Чарльз. — Кажется, Роксана, ты слишком наивна и не разбираешься в людях, — ехидно улыбнулся он.

Та лишь сердито поджала губы и взглядом пообещала ему это еще вспомнить.

Я мысленно сделала рукой знак «Йес!». От игнора к подколкам, от подколок — к дружбе. Пусть эта четверка еще не в курсе, но я намереваюсь сплотить их в тесную компанию. Плюс Лилея, разумеется. Как говорил мой бывший, каждой приличной конст-пати[10] нужна целительница. Шутки шутками, но мне действительно нравились все они, и я хотела, чтобы мы могли тусить вместе, не разбиваясь по группкам.

Настроение поднялось, и я решила, что теперь в состоянии накормить друзей нормальной едой. Но сделать этого не успела — дверь в комнату открылась, и на пороге появилась Лилея.

— Надо же, как у нас сегодня людно, — спокойно отреагировала она, внимательно обозрев всех присутствующих. — Добрый день.

Джэйд немедленно вскочил на ноги и уважительно поклонился:

— Здравствуйте, амера.

Скай и Чарльз тоже запоздало поздоровались. И только Рокси забилась в угол моей кровати, перепуганно зыркая на невозмутимую плетельщицу. Как на опасного хищника, честное слово!

Та-а-ак, кажется, неприязнь Чарли к Роксане — не единственная проблема, которую мне придется решить… У нас налицо предубеждение новой знакомой против плетельщиц. Плюс Скай со своими тараканами… Плюс Лилея со своими тараканами… Блин. Оно мне точно надо?! Мишленовские звезды… Люблю же я сложные пути!

Лилея взглянула на Рокси и на миг нахмурилась. Но потом ее лицо опять стало бесстрастным:

— Я не против того, что вы здесь. Не обращайте на меня внимание.

И прошла к своей кровати.

Ну уж нет!

— А ты чего так рано? — спокойно спросила я, наблюдая, как соседка с ногами забирается на постель и откидывается на стенку.

Хм, она кажется усталой… Ей конкретно влетело? Черт… Я ведь могла эти несколько дней потерпеть! Что ж она так?

— Только не говори, что из-за меня тебя отстранили от медитации! — выдохнула я.

— Что? — Она непонимающе взглянула на меня, а затем едва заметно улыбнулась: — Медитация — не поощрение, чтобы от нее отстранять. Не волнуйся. Просто… — Короткий вздох. — Кое-что случилось.

Она вдруг оттолкнулась от стенки и села прямо, словно палку проглотила. И вперилась тяжелым взглядом в сразу занервничавшего Джэйда:

— Джэйд… На твоем древе появилась новая звездочка.

Вот не скажу сразу, что меня изумило больше — новость или то, что она вот так, неформально к нему обратилась.

Собственно, судя по слегка остекленевшим глазам последнего, не только я так удивилась. Впрочем, в себя пришел он быстро. Поджал губы и медленно произнес:

— Подожди… — тоже перешел он на неформальное обращение. — Ты хочешь сказать, что в моей семье появится переселенец?!

— Нет, — покачала головой Лилея. — Уже не появится.

Замерли, по-моему, все. Я пришла в себя первой и осторожно уточнила:

— Что, портал опять перехватили?

— Если бы портал перехватили, медитацию бы не отменили, — устало вздохнула соседка. — Его траектория не была нарушена. Вот только то, что из него вывалилось… уже сложно назвать человеком.

У меня всегда было слишком хорошее воображение. Потому я невольно представила, что там могло быть… И мне слегка подурнело. Судя по побледневшему лицу Рокси и перекосившемуся Джэйда, не я одна увидела перед глазами неприятную картинку.

— Тебе все равно сообщат вечером, — меж тем продолжала Лилея. — Потому я решила… что лучше тебе узнать сейчас. По закону, ты, как единственный представитель своего рода, должен будешь забрать останки для захоронения в фамильном склепе. Мне показалось, что время для того, чтобы принять утрату, необходимо.

В комнате воцарилось неловкое молчание. Что говорить в таких случаях, никто не знал.

А Джэйд… Ледяная маска на его лице могла посоперничать с аналогичной у его лучшего друга.

— Благодарю, амера, — опять официально проговорил он и поклонился. — Вы правы, время очень необходимо. Прошу меня простить… Я хочу побыть один, — и, ни на кого не глядя, быстро пошел к двери.

Я не решилась его остановить. Просто не понимала, какие слова должна сказать, чтобы ему стало легче. Наставница говорила, что Богиня влияет на восприятие переселенцев новой родней… Значит, сейчас Джэйд и правда переживает утрату родного человека. В очередной раз.

Скай было двинулся за ним, но Джэйд его остановил.

— Не нужно, — покачал он головой. — Останься.

Тот недовольно поджал губы, но все же послушно замер.

Джэйд Эйран вышел из нашей комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь. И это пугало даже больше, чем если бы он ею грохнул.

Черт, с ним же все будет хорошо?!

— Он об этом мечтал, — вдруг тихо сказал Скай, глядя на дверь. — Что Богиня подарит ему брата или сестру. Даже пусть большая разница в возрасте, неважно. А теперь этого больше не будет. Амера, — он резко повернулся и пристально посмотрел на Лилею, — как это случилось?

— В структуру портала вмешались, — немедленно отозвалась она. — И в результате, вместо того чтобы материализовать человека, конечная точка его попросту перемолола. До сих пор даже не ясно, какого он был пола.

Ой, святые кексы… Можно я это слушать не буду? А то сейчас мне точно окончательно поплохеет!

— А можно без таких подробностей? — придушенно пискнула Рокси, видимо, переживая ощущения, сходные с моими.

— Закончились подробности. — Соседка вздохнула. — Жрица… сказала, что это, скорее всего, было предупреждением. Кажется, неведомым злоумышленникам очень не понравилось, что Мира сбежала и раскрыла их секреты Управлению порядка.

— Извиняться не буду, — мрачно отозвалась я.

— Тебя никто и не винит, — слегка удивленно посмотрела на меня она. — Просто… — Утомленный вздох. — Через две недели будет благоприятный день. Жрица, которая сейчас дежурит в Храме, собирает остальных. Нас тоже позовут. Мы будем пытаться пробиться к Богине с просьбой наказать этих неведомых злодеев. Это стало последней каплей.

— Амера, вы верите в то, что она ответит? — с нескрываемым скепсисом в голосе спросил Чарли.

— Я — нет. — Лиля подняла на него печальные голубые глаза. — Но не можем же мы вообще ничего не делать?

На этом, собственно, наши посиделки закончились.

Чарли со Скаем пошли, как заявил братец, «готовить пьянку». Мол, сегодня его очередь спасать Джэйда от расстройства. Скай одобрительно покивал, и эти двое удалились.

Следом, напряженно косясь на Лилю, ушла Рокси. Но пообещала зайти позже.

А сама соседка… легла спать. Предварительно попросив до ужина ее не трогать.

Но долго скучать в одиночестве мне не пришлось. Позвонила наставница с новостями о зале для медитаций. И пусть у меня сейчас настроение было совсем не для учебы… Но я и так слишком долго задвигала ее в угол. Тем более что сейчас ой как надо было занять чем-то мозги.

Леди Арлайн выбила мне уютное небольшое помещение в корпусе воздушников. Из него предусмотрительно убрали все горючие элементы, разве что стены мягким не обили, так сказать. Я попросила оставить меня наедине с самой собой хотя бы на час, и наставница одобрила такой план. Сняла браслеты и пожелала удачи.

Как только за нею закрылась дверь, я села на пол в позу лотоса и положила расслабленные ладони на колени. В этот момент я остро пожалела, что никогда не интересовалась на Земле йогой. Кажется, сейчас такой опыт был бы очень полезен. Но чего нет, того нет, пришлось напрячь память и попытаться вспомнить все, что я читала о медитации и погружении в себя.

Сначала у меня ничего не получалось. Вообще. Сидела с закрытыми глазами — и на этом все. Даже начало прорезаться раздражение, но я гасила его на корню, потому что понимала: если дам волю, это плохо закончится.

Не знаю, сколько так, безрезультативно, провела времени. Но в какой-то момент я ощутила присутствие. Именно так, это было присутствие. Теплое чувство в районе солнечного сплетения и приятная прохлада в области висков. Я так понимаю, это и были мои огонь и воздух. Обрадованная прогрессом, я попыталась потянуться к огню… И с воплем подскочила. Хлестнувшая по рукам огненная плеть была настолько реальной, что я посмотрела на руки, ожидая увидеть ожоги. Конечно, ничего не было.

Я растерянно села на пол и обхватила голову руками.

Интересно, это меня глючит, или они… живые? Тогда огонь на меня явно в обиде… Да ну, бред, как может быть стихия ЖИВОЙ? Надо меньше пить, надо больше спать…

Тряхнув головой, я опять села в позу лотоса и попыталась воспроизвести то состояние, в котором прочувствовала стихии во мне. Как ни странно, получилось это быстро, словно я подсознательно запомнила, как это должно быть. Решила в этот раз попробовать с воздухом. Тот драться не стал, но понимание, что мной недовольны и общаться не желают, пришло ну очень быстро.

Я распахнула глаза и озадаченно почесала затылок.

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день… И что мне делать? Верить в то, что стихии реально обладают подобием сознания, не хотелось. Ибо если наличие магии еще как-то вписывалось в мое мироощущение, то ее одушевленность — никак.

Наверное, стоит посоветоваться с наставницей. Не может быть, чтобы она не знала, как обстоят дела на самом деле!

Решив, что больше ничего не высижу, я поднялась на ноги и отправилась искать маркизу. Помнится, она обещала, что будет заниматься бумагами в каком-нибудь из соседних кабинетов…

И правда, уже вторая дверь привела меня к леди Арлайн. Но я так и застыла на пороге, мрачно рассматривая собеседника наставницы.

Герцог Шайлен. Давно не виделись, блин!

— Леди Мирослава, — улыбнулся он, моментально заметив мое присутствие, — какая встреча.

— Здравствуйте, лорд, — спокойно ответила я. — Простите, я не знала, что наставница не одна. Зайду позже.

И повернулась, чтобы уйти, но кто же мне дал?!

— Вообще-то Кэй не ко мне пришел. — В голосе маркизы плескался смех.

— Вот как? — кисло спросила я, поворачиваясь к ним.

Несмотря на то что он в прошлый раз мне так помог… Вот не до него сейчас, честное слово! Нашел когда припереться!

— А вы, Мирослава, так не рады меня видеть? — насмешливо спросил Шайлен, склонив голову набок.

Я шумно выдохнула и…

— Герцог, вы знаете, что у вас в роду горе? — прямо в лоб спросила я.

Он растерянно моргнул, а затем нахмурился:

— Что натворил этот мальчишка?!

— Джэйд? — спокойно уточнила я и качнула головой. — Ничего. Переваривает мысль, что потерял родственника, не успев его обрести.

Изумленное молчание было мне ответом.

Я не считала, что поступаю плохо, вываливая на него эту информацию. Вечером он все равно узнает обо всем. А его приход ко мне в тот день, когда его племяннику так плохо… мне показался неправильным.

— Мира, ты о чем? — осторожно спросила наставница.

— На родовом древе Джэйда сегодня загорелась звездочка. Но вместо человека портал принес жуткое кровавое месиво. Жрица сказала, что в структуру портала вмешались, и это было своеобразным ответом на мой побег.

— Я не знал, — только и сказал герцог.

— А у тебя откуда эти сведения? — более трезвомысляще спросила маркиза.

— Лилея сказала, — коротко отозвалась я. — Медитацию плетельщиц экстренно прервали, их отпустили.

Герцог на миг прикрыл глаза и глухо сказал:

— Мне жаль… Но я ничего не смогу сделать. Несмотря на наше родство, Джэйд меня на дух не выносит.

Во мне вяло шевельнулся интерес, но я была слишком измотана за последние сутки, чтобы всерьез сосредоточиться на туманной фразе Шайлена. Потому я сосредоточилась на наставнице. Нужно выяснить, что произошло со стихиями — выверты моего подсознания или реальность. И пойти лечь спать… Надо было это сделать с самого начала, может, меня просто с недосыпу глючит?

— Наставница, — я сосредоточилась на маркизе, — со мной кое-что произошло… И я не могу понять, насколько это правда.

— В чем дело? — Она свела брови к переносице.

Меня начало мелко потряхивать, но я списала дрожь на то, что ни для кого бесследно не проходит бессонная ночь с алкоголем. Черт, нужно было последовать примеру Лили и сладко задрыхнуть! Нет, на подвиги потянуло, идиотку…

Я коротко обрисовала ситуацию во время медитации. Когда закончила, наставница и герцог переглянулись, а затем леди Арлайн задумчиво произнесла:

— Никогда с таким не сталкивалась.

— Думаю, вы, Мирослава, просто таким образом подсознательно попытались все еще непонятную вам магию перевести на более простой для восприятия уровень, — сказал свое слово дядя Джэйда. — Впрочем, если это даст результат — развивайте. Главное, что вы их нащупали, смогли хоть как-то, но взаимодействовать. Теперь нужно выстраивать отношения, если так можно сказать о стихиях.

— Спасибо, герцог, — искренне улыбнулась я ему. — Вы меня успокоили.

— Хм… — сощурился он. — Стихии влияют на ваш характер. Категоричность огня и отходчивость воздуха налицо.

— Что вы имеете в виду? — непонимающе спросила я.

— Что ты была настроена враждебно, когда его увидела, — со смешком сообщила наставница. — А сейчас по-настоящему благодарна.

— Может, и так, но я честна в своих эмоциях, — ровным тоном проговорила я. — Мне не нравится, когда мое «нет» игнорируют, и я реагирую соответственно. Если нужно поблагодарить за помощь, не задумываясь это сделаю.

А тем временем мне становилось все хуже. Теперь по телу попеременно гуляли теплые и прохладные волны. И это все меньше было похоже на банальный недосып. Мишленовские звезды, что со мной?! Нужно побыстрее заканчивать этот разговор…

— Но я же от тебя ничего не требую, не так ли? — тонко улыбнулся герцог.

Мне было слишком плохо, чтобы плести кружева разговора, потому я посмотрела прямо ему в глаза:

— Давайте начистоту. Мужчина ваших лет может заинтересоваться девушкой моего возраста только по двум причинам: для брака и для секса. Остальное нереально, так как между нами пропасть в несколько поколений. Ни первый, ни второй вариант меня не устраивают. Более того, не устраивают не только с вами, а ни с кем. Меня не интересуют отношения ни в каком виде и…

И в этот момент до меня дошло, что происходит! Я расширившимися глазами посмотрела на Шайлена и во всю глотку рявкнула:

— Герцог, в сторону!

Слава кексам, он не стал тратить времени на попытки выяснить, какая муха меня покусала. Миг, и его передо мной нет.

Я четко ощущала, как из головы опускается прохладная волна, в горле встречаясь с горячей. Жжет! Как жжет!

Меня выгнуло животом вперед, и я закричала. Закричала так, что чуть сама не оглохла.

Изнутри словно вылетело что-то. Что-то горячее и опасное. Я упала на колени и схватилась за горло.

— Кха, кха… — прокашлялась и просипела: — Слава взбитым сливкам, не онемела!

И меньше всего была готова услышать над головой сдвоенный возглас:

— Надо же, как интересно!

Я кое-как сумела поднять лицо и, сосредоточившись на маркизе, кисло спросила:

— Наставница, что интересного-то?

— А ты сама посмотри, — ухмыльнулась она и, рывком поставив меня на ноги, за плечи повернула к окну.

— Ик! — вырвалось у меня нервное. — Это что?!

Рама окна отсутствовала, а стекло оплавилось и медленно застывало сейчас, не дойдя тонкой струйкой до пола. И все бы ничего, но следов огня при этом не было. Ни одного.

— Что будешь делать, Арли? — со смешком спросил герцог. — Ученица-то твоя оказалась с сюрпризом.

— Надо же, какая идеальная совместимость стихий, — восхищенно выдохнула наставница. — Ни капельки пламени, всё нагретый до сумасшедшей температуры воздух.

— А можно еще для меня? — мрачно спросила я. Произошедшее нравилось почему-то все меньше.

— Таких, как ты, у нас называют пограничниками, — охотно пояснила она. — Пограничность — способность мага соединить две стихии в одну. Это уменьшает затраты силы и увеличивает силу заклинания. Встречается не так чтоб часто, кстати.

— Какая прелесть, — выдохнула я. — И что теперь?

— Учиться, что же еще? — хмыкнула маркиза. — Только в два раза больше. Пожалуй, мне нужно сходить в библиотеку, таких учеников у меня еще не было… Кэй, Винс вернулся?

— Нет, — немедленно отозвался он. — И еще минимум месяц будет в Синих горах. Так что придется тебе, Арли, самой. Могу помочь.

— Боюсь, твоя помощь моей ученице не понравится, — ехидно ответила маркиза.

— Кстати об этом… — Он вздохнул. — Арли, не могла бы ты нас с Мирославой оставить на несколько минут?

— Конечно.

Моего мнения, как обычно, никто не спросил.

Когда наставница вышла, я резко повернулась и смело посмотрела ему в глаза.

— Герцог, я прошу прощения, если мои слова вас задели, — решила проявить рассудительность и здравомыслие. — Но мне непонятно ваше упорство на мой счет.

— Леди, вы мне интересны, — с легкой улыбкой отозвался он. — Чем-то напоминаете мне Арли в вашем возрасте. Но огонь вносит коррективы, в вас ощущается жесткий стержень. Это интригует. В нашем обществе, где леди с младых ногтей учатся искусству лицемерия, ваша прямота очень освежает.

— Не думала, что эта черта может показаться интересной… — пробормотала обескураженно. — Ведь моя прямота часто граничит с грубостью.

— Зато честно, — усмехнулся герцог.

— Значит, планов своих вы не оставите, — со вздохом сделала я закономерный вывод.

— Я не собираюсь на вас давить. Но, возьму с вас пример, буду честен: меня давно так не интересовала девушка. Потому на ваше «нет», увы, я не могу ответить так, как вам того хочется.

— А как же Айрина? — вырвалось у меня.

— Айрина… — Шайлен помрачнел и опустил глаза. — Слишком напоминала мне покойную жену. В ней не было той теплоты, что в Алише, но мне казалось, что и внешнего сходства достаточно.

За-ши-бись! Мужик вообще понимает, что это ни в какие ворота не лезет?!

— И я, выходит, тоже на нее похожа, — сухо произнесла я.

— Пока молчите — да, — вдруг рассмеялся герцог, а когда я недоуменно заморгала, снисходительно пояснил: — И Алиша, и Айрина в общении были мягкими, рассудительными, уходящими от конфликтов. В вас, Мирослава, этого нет даже близко. Вы не пытаетесь исподволь проталкивать свое мнение, говорите прямо. Не молчите, если не нравится. В вашем характере, простите, если задену, слишком много мужского. Потому нет, вас со своей покойной женой я не сравниваю. Вы мне интересны сами по себе.

Совершенно нелогично у меня отлегло от сердца. Видимо, ощущение того, что я просто замена — причем замена замены! — сильно ранило женское самолюбие.

— Я поняла вашу позицию, — спокойно улыбнулась я. — Но сразу говорю: свою вряд ли изменю. Кстати, герцог, — вспомнила еще один интересующий меня вопрос: — Могу я кое-что спросить?

— Спрашивайте, леди.

— Что задолжала вам семья Ашай? Почему Айрина шла замуж, словно в уплату долга?

— Увы, на этот вопрос я не могу ответить, — с сожалением вздохнул он. — Чем меньше народу знает, тем меньше пострадает. Скажу лишь, что долг был не на семье Ашай, а на Айрине лично. И они с матерью сами предложили подобный выход.

— Ясно… — промямлила я, ощущая легкую досаду.

Интересно же! Но не пытать ведь его?!

На этом мы с герцогом распрощались. Причем мне пообещали, что вскоре вновь навестят. Лично для меня это прозвучало угрозой.

Наставница, осмотрев меня, неодобрительно покачала головой и, вернув на мои руки браслеты, отправила отдыхать. А я и спорить не стала.


Глава 10 | Книга рецептов стихийного мага | Глава 12



Loading...