home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

На улице была великолепная погода. Солнце медленно клонилось к закату и уже не так припекало в макушку, воздух был приятно теплый, и даже присутствовал ветерок, легкий, немного прохладный.

Неспешная прогулка к Зеленому общежитию, как это часто водится, согнала с меня и усталость, и сонливость. Я решила связаться с Чарли, узнать, как там Джэйд. Брат ответил не сразу и, коротко проинформировав, что они со Скаем решили съездить за останками вместе с другом, отключился. Ну, радует, что они за ним присмотрят. Не дадут натворить каких-нибудь глупостей.

Надо будет придумать, чем можно Джэйда порадовать. Пельменями? Хотя нет, немного не то… Борщ сварить? Ну, так он не всем в нашей стране нравится, не факт, что и тут прокатит… Черт, я даже как-то в растерянности.

За такими размышлениями я и не заметила, как вышла на свой этаж. Где была почти сразу отловлена Роксаной.

— А я к тебе заходила, — радостно улыбнулась она. — Хотела позвать на чай.

— Меня наставница только отпустила. — Я махнула рукой. — Пойдем к нам. Блинчиков к чаю по-быстрому сделаю. Тем более эта отшельница наверняка не обедала, нужно ее покормить…

— Мира, — Рокси скривила несчастную мордочку, — идем ко мне, а? Аманды нет, а у тебя… ну…

Как я и говорила, проблем, которые мне придется в свежеиспеченной компании решать, вагон и тележка. И первая, кажется, только что встала во весь рост.

— Ты боишься Лилею? — Я склонила голову к плечу.

— Не то чтобы боюсь… — свела брови домиком Роксана. — Но она опасна. Наверное, самая опасная из плетельщиц.

— С чего ты это взяла?

— Да это все знают! — воскликнула брюнетка. — От нее, чтоб ты знала, за прошлый год четыре соседки сбежали! И в этом году одна!

— Лиля не особо общительна. — Я пожала плечами. — И всегда держит дистанцию. Чтобы к ней приблизиться, нужно постараться, но большинству проще самоустраниться.

— А говорят, — понизив голос до шепота, проговорила моя новая подруга, — что одна из соседок вообще пропала!

И вот тут я не выдержала и расхохоталась в голос.

— Я серьезно говорю! — обиженно поджала губы Рокси.

— А ты меньше сплетням верь. — Я легко щелкнула ее по носу. — Подобные слухи всегда возникают вокруг того, чего люди не понимают. А сила плетельщиц для них — что-то странное и нелогичное. Вот и все. Я могу поспорить на любимую кастрюлю, что сама Лиля боится причинить вам вред больше, чем вы все, вместе взятые, боитесь ее саму. Уверена, что внутри клана плетельщиц столько ограничений и запретов, что любому обычному магу и в страшном сне не приснится!

— Ах, ты мне не веришь! — вскинула голову Рокси и, ухватив меня за руку, потащила за собой. — Идем, поговорим со свидетельницей!

— Чего? — продолжала веселиться я. — Исчезновения Лилиной соседки?

— Того, как она угрожала уничтожить ее.

Я скептически вскинула бровь. Интересно, «угрожала» было в том же формате демонстрации способностей, что и в моем случае? Вот я смеяться буду!

Мы спустились на этаж ниже, Роксана остановилась перед второй по счету дверью и решительно постучала. Дверь открыла приятной внешности русоволосая девушка чуть старше нас, показавшаяся мне смутно знакомой. И была она какая-то недовольная. Хмуро оглядела наш дуэт и спросила:

— Чего вам?

— Кайла, расскажи Мирославе про Лилею! — выпалила Рокси. — Ну, то, что ты нам тогда рассказывала.

Тяжелый взгляд серых глаз словно пригвоздил меня к полу.

— Я ЭТОЙ ничего рассказывать не буду, — процедила она и зыркнула на опешившую брюнетку. — И тебе, Роксана, с ней водиться не советую. Целее будешь.

И с таким грохотом закрыла дверь, что у меня в ушах заложило. Но все же то, что от нас так мужественно закрывала спиной эта Кайла, я увидеть успела. Да ладно…

— Что это было?! — шокированно воскликнула Роксана.

— Коалиция, — хмыкнула я. — У нее в комнате сидит Аманда, собственной персоной. Похоже, у меня в Академии появились первые настоящие враги. Толком учиться не начала! Возгордиться, что ли?

— Аманда? — неверяще переспросила она и решительно поджала губы. — Сейчас я ее…

Я успела в последний момент перехватить руку брюнетки.

— Просто забудь о ней, — посоветовала тихо. — Поставь на место, только если она к тебе полезет. И все. Это будет лучшим решением. Тем более что у нее сочувствующая появилась. Может и драка начаться, и тогда нам с тобой влетит.

— Поверить не могу до сих пор… — перекосило ее.

— Расслабься. — Я махнула рукой. — Идем ко мне, чай пить. Заодно будем твои предрассудки разрушать. Потому что вы мне нравитесь обе.

Я повернулась и пошла в сторону лестницы. Рокси быстро меня догнала и продолжила гнуть свою линию:

— Ты не понимаешь! Плетельщицам плевать на людей! Они блюдут только свои интересы. Они холодные и совсем бесчувственные, и потом…

— Лиля говорила, что ты ее не любишь, — решила я пойти с козырей. — А вот о тебе отзывалась очень тепло. Более того, я от нее из-за тебя таких моральных оплеух отхватила — не приведи Богиня еще раз на подобное нарваться.

— Что? — Роксана так удивилась, что даже остановилась. — Ты о чем говоришь вообще?!

— Вчера Лиля сбежала из Храма во время медитации, чтобы вылечить мне руки, — будничным тоном сообщила я. — Это к вопросу о том, что плетельщицам на всех плевать. И пока она вязала мне исцеляющие перчатки, высказала многое о моем поведении. В том числе прямо сказала, что ты хороший человек и ей тебя жаль. И что из-за неумехи меня, которая никак не справится с собственным даром, более того, не очень-то стремится это сделать, ты получишь серьезное наказание. Которого не заслуживаешь.

— Ты врешь! — выдохнула потрясенно она.

— Это чистая правда, — отчеканила я. — Ты, конечно, можешь мне не верить. Но говорю тебе прямо: Лиля мой друг. Пусть мы знакомы не так долго, но она успела показать настоящую себя. Она не равнодушная, а просто ранимая. Слишком боится боли от потерь. Боится, что ни один человек не сможет сопротивляться общественному мнению по поводу плетельщиц. И я ее ни за что не оставлю. А ты… Решай. Что тебе ближе — лицемерие таких, как Аманда, или нестандартность таких, как мы с Лилей. Выбор за тобой.

И, не дожидаясь ее, стремительно зашагала вверх по лестнице.

Я была зла. Очень зла. Да как она смеет так о Лиле! Неблагодарная зараза! Моя соседка — замечательная девушка! Более того, саму Рокси защищала, словно та ей сестра родная!

К моему удивлению, почти у самой моей двери Роксана меня догнала.

— Прости, — шмыгнула она покаянно носом. — Я совсем не подумала о том, как из моих уст будет все это звучать в адрес твоей подруги…

И то хлеб. А ведь могла реально надуться и больше не общаться. Ну а раз вот так… значит, есть шанс, что у меня все получится.

— Проехали, — со вздохом произнесла я. — Идешь на чай?

— Да, — решительно кивнула она.

Лилея обнаружилась на своей кровати. Как всегда вязала, сосредоточенно хмуря брови.

— Если ты измоталась, я могу приготовить ужин, — сказала она, не поднимая глаз.

— Все нормально, — хмыкнула я. — Кстати, у нас гости.

Соседка резко подняла голову и уставилась на Роксану. И, прикусив губу, стремительно отвернулась к окну. И только после этого пробормотала подобие приветствия.

Та-а-ак! И тут проблема! Мишленовские звезды, я что, сегодня: диплом психолога и конфликтолога защищаю? У меня уже голова от этого всего болит!

— Лиля, будь добра, посмотри на меня, — жестко проговорила я.

— Я просила меня так не называть, — хмуро отозвалась она, но все же послушалась. — Чего тебе?

— Появление в моей жизни Рокси ничего не меняет в наших с тобой отношениях. Ты мой друг, и этого ничто не изменит.

— Я не друг, просто соседка, — отстраненно произнесла она. — Не понимаю, почему меня должно волновать, что у тебя завелась подруга.

— Не друг не срывается с важной медитации в Храме, чтобы исцелить. — Я усмехнулась и погрозила пальцем. — Просто соседка не будет два часа вправлять мозг, выбирая такие слова, чтобы точно дошло. Так что не заливай-ка ты мне, подружка, что тебе плевать на все. Ничего тебе не плевать, и это видно.

Лилея со свистом выдохнула, осторожно отложила вязание и, сложив руки на груди, процедила:

— Обнаружила слабое место и вот так его используешь?!

Рокси, стоявшая немного позади меня, нервно икнула и медленно попятилась к двери. Но меня у плетельщицы напугать не получилось.

— Не-а, всего лишь пользуюсь твоим методом а-ля «голой правдой прямо в лоб», — широко улыбнулась я и кивнула в сторону Рокси. — Сначала этой высказала, теперь — тебе.

Соседка сразу успокоилась и с укоризной спросила:

— А ее-то за что? Тебе мало всех тех нервных потрясений, что она из-за тебя уже пережила?

Я, не выдержав, расхохоталась и торжествующе посмотрела на слегка изумленную брюнетку:

— Ну, что я тебе говорила?

Роксана смущенно улыбнулась и кивнула. Лед тронулся? Если да, я буду счастлива!

— Что ты ей уже сказала? — с подозрением спросила Лиля.

— Что ты замечательная, — совершенно искренне отозвалась я и буднично спросила: — Идемте чай пить? У нас половина холодильного шкафа сыром забита, я вот думаю блинчиков нажарить.

После такой головомойки возражений не последовало.

Сказать, что я одним махом решила проблемы с обеими девчонками, нельзя. Неловкость все равно ощущалась. Рокси продолжала смотреть на Лилю с опасением и тщательно выверяла каждое слово. А сама Лилея врубила на всю катушку коронное «я — предмет мебели» и говорила только тогда, когда к ней непосредственно обращались. Но я надеялась, что этот шаг станет первым на пути к настоящей дружбе. Обе мои подруги в ней очень нуждались. Даже больше, чем я, если быть откровенной. Потому я жарила блинчики, хохмила, рассказывала о том, что чуть не испарила герцога, к чертовой матери. В общем, поддерживала дружескую болтовню, хоть и в одно рыло.

— Слушай, — внезапно оживилась Рокси, рассеянно помешивая ложечкой в чашке с чаем, — если у тебя обнаружилась пограничная способность, есть смысл попросить Ская о помощи. Он как раз занимается этим вопросом в своих работах, как я слышала.

— Боюсь, он скажет что-то вроде «Леди, у меня нет на это времени», и всё, — хмыкнула я, осторожно намазывая блинчик сырным кремом.

— Другую, может, и пошлет, но вы вроде друзья, — заметила брюнетка.

— Он друг Джэйда. — Я пожала плечами. — С натяжкой — Чарли. Со мной он общается исключительно потому, что остальная его компания это делает.

— Но зато твой случай может быть ему интересен, — в кои-то веки сама заговорила Лиля. — Он ученый, потому для него это возможность наработать практическую базу.

— М-да? — я рассеянно почесала кончик носа. — Может быть… Но это если наставница справляться не будет. А вдруг у нее все получится…

Что-то меня дернуло, и я никак не могла понять что. Как вдруг осенило. Я сощурилась и ткнула пальцем в Рокси:

— Признавайся!

— В чем? — округлила глаза она.

— Тебе ведь Скай нравится, да? Иначе откуда ты столько о нем знаешь?

Рокси мило покраснела и отвела взгляд.

Как говорится, вместо тысячи слов.

А я… вдруг ощутила, как у меня портится настроение. И, поймав себя на этом, испугалась.

Да чтоб мне больше в жизни ни одного сложного блюда не приготовить! Неужели это… ревность?! Бре-е-ед! Этого не может быть! Да, внешне Скай в моем вкусе, но по характеру… Кому вообще может понравиться такая ледышка?!

Кстати, об этом…

Вопрос задать я не успела, меня неожиданно опередила Лиля:

— А почему не Джэйд? Мне казалось, у него больше черт, привлекательных для девушек.

— Джэйд тоже интересный, — отозвалась Рокси и мечтательно закрыла глаза. — Но Ска-а-ай!.. Такой красивый, но неприступный! Загадочный и холодный! Словно ледяной принц из сказки! Который на самом деле просто ждет, когда его расколдует подходящая принцесса.

Мы с Лилей переглянулись и… весело расхохотались.

— О, ты и смеяться умеешь? — фыркнула я насмешливо.

— Когда такое всерьез говорят, трудно сдержаться, — хихикнула она.

— Эй, вы, чего смешного? — обиженно зашипела Рокси. — Тоже мне, две великовозрастные старушки! Сели и хохочут над чужими мечтами!

Во-о-от, это уже больше похоже на дружеское общение!

— Рокси, радость моя, — с улыбкой произнесла я, — это только в сказках под масками чудовищ томятся прекрасные и добрые принцы. В жизни, сорвав эту маску, можно получить такое… Потом не рад будешь.

— Ты что, хочешь сказать, что Скай на самом деле еще хуже? — мрачно спросила она.

— Не знаю. — Я медленно качнула головой и сощурилась. — Недавно мне оказали неслыханную милость и эту маску приподняли. Добрых принцев я не заметила. А вот ехидство и язвительность — вполне.

— Что, серьезно? — расстроилась Роксана. — Ты разбила мне сердце. И что мне теперь делать? Вздыхать по Джэйду? Банально, да и бабник он.

— А ты по Чарльзу повздыхай, — внезапно предложила Лиля. — Уж он-то объект вполне достойный.

Я с умилением посмотрела на разговорившуюся соседку и заботливо подложила ей в тарелку блинчик. Ничего, и из плетельщицы человека сделаем!

— Вздыхать по тому, кто тебя так заслуженно недолюбливает, — попахивает мазохизмом, — проявила внезапно здравомыслие Рокси и, рассмеявшись, махнула рукой. — Да ну их, этих парней! Одни головные боли… Давайте лучше поедим, — и хищно облизнулась, поглядев на свою тарелку.

Возражений не последовало.

Следующая неделя прошла вполне однообразно. Я усиленно училась и пыталась совладать со стихиями. Пока безуспешно. Наставница качала головой и сетовала, что не может заняться моей пограничностью, пока я не научусь контролировать свою магию. Так что я скрипела зубами и до посинения медитировала в зале. Но стихии будто затаились и не отсвечивали. В груди тепло, в голове прохладно, и на этом все. Никаких подвижек. Но я уже закусила удила и сдаваться не собиралась.

У нас с Рокси и Лилей установился своеобразный ритуал. Чем бы мы ни были заняты весь день, но вечером, даже почти ночью, собирались на нашей кухне. Я на скорую руку готовила какие-нибудь вкусняшки, и мы неспешно трепались обо всем и ни о чем. Лилея все еще пыталась строить из себя холодную и отстраненную, Рокси ее явно до сих пор немного опасалась, но то, что дело сдвинулось с мертвой точки, было предельно ясно. Чему я не могла не радоваться.

А мужская половина повадилась ходить ко мне ужинать вместо столовой. Хорошо, хоть продуктами закупались без всяких, а то на эту ораву не напасешься же! Подозреваю, если бы не моя тотальная загруженность в течение дня, то пришлось бы кухаркой минимум три раза в день работать. Причем каждый из них был в своем репертуаре: Чарли с Джэйдом прямо говорили, что я готовлю очень вкусно, а Скай… Нет, он не оспаривал мнение друзей и по его покер-фейсу сложно было что-либо определить, но он косвенно давал понять, что вполне перебился бы и столовкой. Хотя хвалил регулярно. Странный парень…

Джэйд… На следующий день уже был прежним. Хохмил, заигрывал и вообще всячески показывал, что жизнь удалась. Так активно, что ни у кого из нас не оставалось сомнений: парень очень переживает, но не хочет этого демонстрировать. Но я была за него спокойна. С Чарли они и правда сдружились, причем братца это удивляло несказанно. Он даже шутя высказался, что я стала тем катализатором, которого не хватало, чтобы из надоедливого однокурсника, никак не желающего оставить в покое, Джэйд превратился в друга. Я, конечно, считала, что это не моя заслуга, а череды происшествий, щедро приправленных совместным распитием алкоголя. Со Скаем Чарльз тоже стал общаться лучше, мне даже показалось, что наш ледяной гений включил брата в зону ответственности. По крайней мере, одергивал он теперь и его тоже. Мне подумалось, что это добрый знак.

Кстати! Объявилась маменька! Приперлась в гости, я как раз только с медитации вышла, злая. Короче, разговора не получилось. На ее осторожные расспросы о том, заезжал ли герцог, я в лоб ответила, что свои с Айриной долги она будет отдавать сама, а меня пусть не вмешивает. Мать на это, ясное дело, обиделась и, процедив, что я неблагодарная и невоспитанная девчонка, гордо удалилась. Я лишь плечами пожала.

А вот сам герцог не появлялся. Видимо, решил выдержать паузу.

Дни шли своим чередом, мне все нравилось и все устраивало. Ну, кроме полного фиаско с магией, но с этим я намеревалась справиться любой ценой. В остальном… Чего еще желать?

То, что я забыла об одной ма-а-ахонькой проблеме, я вспомнила лишь в один далеко не прекрасный день, когда меня вечером отловили. Я как раз, дико уставшая и расстроенная, возвращалась от наставницы, и в одном укромном месте аллеи мне преградила дорогу пятерка девчонок. С Амандой и Кайлой во главе.

Я задумчиво оглядела воинственно настроенную группу и, сложив руки на груди, устало спросила:

— Что на этот раз?

— А ты хитрая тварь, переселенка, — тихо сказала Кайла. — Притвориться, что не справляешься с магией, чтобы в результате переманить Роксану на свою сторону — умный ход, признаю.

У меня чуть глаза на лоб не полезли от такой заявочки.

— Чего? — спросила я недоверчиво. — Ты что, всерьез обвиняешь меня в том, что я не создала щит не потому, что не могла, а нарочно?!

— Если бы это было не так, вы бы с Роксаной сейчас столь мило не общались, — последовал ответ.

Да чтоб вам всю жизнь только сельдереевый суп хлебать… У меня нет слов! Цензурных… А главное, наша жертвочка-то опять из себя несправедливо обиженную строит. Стоит позади всех, нервно комкает подол миленького сиреневого платья и едва не всхлипывает. Вот тварь двуличная! И, главное, сегодня и заводила, и группа поддержки другая. Небось связываться с теми, кто видел, как в меня огненным шаром прилетело, она не стала? Дрянь!

Решив, что этой синеглазой «невинной» овечке я выскажу свое «фе» потом, сосредоточилась на Кайле:

— Обвинение настолько смехотворное, что я на него даже отвечать не хочу. Раз вы верите этой врушке… Короче, дайте пройти. Я устала и не в настроении доказывать кому-то, что не верблюд.

Но конечно же никто так просто отпускать меня и не думал.

— Не люблю переселенцев, — вдруг процедила одна из девчонок — коротко стриженная блондинка с агрессивным макияжем. — Тут всю жизнь корячишься и всем должна… А эти… Приходят на все готовое, с ними носятся, сопельки подтирают, прощают прегрешения. За что? Чем они такие особенные? Половина из них дремучие простолюдины! Моя бы воля, я бы их не в семьи аристократов определяла, а в рабство. Так было бы справедливо!

О-о-о, а вот вам и махровая ксенофобия во всей красе. А я еще думала, что как-то все подозрительно доброжелательно относятся к пришельцам. Нетушки! Но лучше бы я это выяснила в другой обстановке!

Черт, что делать? Эти наезжающие явно агрессивнее и пришли не просто поговорить. Как только не боятся наказания? Наверное, есть смысл позвонить Чарли. Не думаю, что они будут такими борзыми в присутствии полноценного мага. А уж если с ним Джэйд со Скаем придут!.. Проблема будет решена сразу же.

Я подняла руку, но дотронуться до переговорника не успела.

— Хватайте ее! — рявкнула Кайла. — Она сейчас дружков позовет!

И пикнуть не успела, как мне выкрутили руки назад и толчком поставили на колени.

В этот момент я осознала, что дело пахнет керосином. Мне даже стало страшно. Я сцепила зубы и, зло зыркнув на довольную Кайлу, процедила:

— Это еще что за шуточки? Отпустили меня немедленно!

— Иначе что? — издевательски спросила она. — Магию применишь? Так ты же не можешь! Или вот так резко научишься?

— Кайла, а давай проверим, — насмешливо предложила нелюбительница переселенцев. — Что у нас там ее подружка плетельщица восстановить не сможет? Глаза? Могу каменным осколком ей запустить. И посмотрим, действительно ли она не врет.

Да чтоб тебе на голову советская утятница упала! Дело не просто пахнет керосином, оно воняет давно протухшим мясом! Эти… эти… гадюки явно решили мне тут испытание ведьмы устроить. То самое, когда несчастную связывали и опускали в воду. Тонула — не ведьма, всплыла — ведьма.

То, что им не настолько интересно выяснить правду, как наказать выскочку, было ясно как дважды два — четыре. И от этого у меня на голове от ужаса волосы встали дыбом. Слава кексам, не буквально, потому что паника — последнее, что я могла позволить себе показать этим… шакалам.

— Вас же за это накажут, — выдохнула я, из последних сил пытаясь достучаться до разума хоть кого-нибудь.

Кайла и эта белобрысая переглянулись и обменялись понимающими ухмылками. И у меня зародилось нехорошее подозрение, что у этих тварей есть план и для такого случая.

Черт, они эту неделю что, тщательно готовились, чтобы мне отомстить?!

— Поднимите ей голову, и чтобы не вертелась, — лениво скомандовала блондинка, разминая пальцы. — Сейчас посмотрим…

Ааа! Блин, да что за непруха! И не сделать ничего, магия-то недоступна! Сейчас как шмальнула бы огнем… С наслаждением!

Паника захлестывала волнами, я начала вырываться, но была в слишком неудобной позиции, да еще и держали крепко, сильно, до синяков.

— Смотри, как задергалась, — начала смеяться Кайла, поглядывая через плечо на Аманду.

Та в ответ несмело улыбнулась.

А меня это взбесило. Мало того, что эти твари собрались на меня одну целой толпой, задумали ослепить, да еще и издеваются?!

Страх вытеснила ярость, и я… вдруг провалилась в то состояние, когда ощущала в себе стихии. И, ухватившись за это, словно за спасательную соломинку, позвала их. И в этот раз они откликнулись! Более того, воздух ощущался сердитым, а вот огонь — откровенно злым. Они рванули навстречу друг другу и, встретившись в горле, переплелись и медленно стекли в ладони. Я ощущала их. Я знала, как ими воспользоваться. И вот эту подаренную на время пограничную магию я сейчас полностью контролировала.

Не тратя время на пафосные разговоры, я резко выпрямила пальцы, и девчонки за моей спиной с визгами отскочили.

— Она меня обожгла! — плаксиво пожаловалась одна из них.

Я встала на ноги и презрительно посмотрела на белобрысую:

— Щиты я и правда строить не умею. Но благодаря вам сейчас могу кое-что другое.

И от души, с наслаждением хлестнула магией по ее вытянутым рукам. Она заорала и замахала ладонями — на коже сразу же вспузырились приличные волдыри.

Я перевела взгляд на Кайлу и, мельком глянув еще и на Аманду за ее спиной, веско сказала:

— Человек я мирный. Если меня не трогать. И безобидный. Если не трогать. Но на дух не выношу подлецов и высокомерных тварей, считающих, что им все сойдет с рук Так что… — Я молниеносно коснулась переговорника и порадовалась, что ответ был моментальным: — Наставница, меня тут ослепить пытались. Повезло, сработала пограничная магия. Вы не могли бы подойти? Я на аллее между преподавательским корпусом и общежитием.

Тех двоих, что меня держали, словно ветром сдуло. Блондинка уже не орала, только сверлила меня недобрым взглядом. Аманда, как всегда, пряталась за спину Кайлы. А та… вдруг усмехнулась и процедила:

— Сегодня тебе повезло, переселенка. Тебе что-то часто везет, не находишь? Но однажды это закончится. И ты получишь то, что заслужила. Идемте.

И вся троица неспешно, словно и не боясь, свалила с горизонта. Оставив одну маленькую переселенку в полном офигении.

Если меня не настигла внезапная паранойя, только что мне объявили войну! Я смотрела в их спины и не понимала, как такое вообще могло произойти… Сто-о-оп! Кайла! Я прищурилась, всматриваясь в ее профиль, когда она повернулась к Аманде. И осознала, почему она в прошлый раз показалась мне знакомой. Она была там! Когда Рокси обожгла меня, она была там! И все видела!

Черт, это уже не тянет на недоразумение… Эти двое явно заодно изначально. Белобрысая, видимо, примкнула на почве собственной ксенофобии. И это плохо! Потому что теперь мне нужно всегда учитывать вероятные проблемы от злобной троицы! И если раньше я считала, что за всем этим бардаком стоит Аманда, то теперь у меня больше подозрений было в сторону Кайлы. Интересно, а у нее с Джэйдом ничего не было? Нужно будет выяснить…

И, конечно, примчавшаяся наставница никого, кроме меня, уже не застала. Осмотрела меня тщательно, поругалась на приличные синяки на моих руках, выслушала всю историю и увела к себе — отпаивать чаем. А потом принялась с кем-то связываться на тему этого инцидента.

Но никого толком так и не наказали. Пусть мои обидчицы и не скрывались, но косили под дурочек. Мол, да, встретили. Да, немного поругались. Да, пару синяков оставили. Но нет, о каком ослеплении идет речь?! Вы что?! Мы что, совсем идиотки?! Нет, нет, Мирослава нас неправильно поняла! Короче, чуть из меня шуганую истеричку не сделали, которая так струсила, что начала швырять магией в кого ни попадя. Так что отделались девчонки легким испугом и административным наказанием вроде мытья коридоров в общежитии. Правда, им сразу сказали: если с моей головы хоть волос упадет в их присутствии, то в следующий раз церемониться с ними не будут. И то хлеб, как говорится.

Конечно, мой братец такому вердикту не обрадовался. Порывался пойти разобраться, причем ему в компанию явно набивалась разозленная Рокси. Я запретила им вмешиваться, опасаясь, что они могут наворотить дел и сами пострадать. Тем более что я говорила на эту тему с наставницей, и та сразу сказала: доказательств нет. Да и мало кто поверит, что студентки, прекрасно зная, что их вычислят и накажут, всерьез надумают устраивать магическую разборку на территории Академии.

Скай с Лилей чуть ли не в один голос заявили, что на меня явно открыли охоту и в одиночку мне лучше даже по территории Академии не передвигаться. По крайней мере, пока. А Джэйд… Покаянно вздыхал и винил себя. Оказывается — да! У него и правда было с Кайлой! Вот только всего месяц и добрых полгода назад. Ему казалось, что расстались они мирно, а оно вот как вышло… Я, разумеется, отвесила ему несколько словесных подзатыльников, чтобы не винил себя из-за всяких неадекваток.

А вот Чарли, вмешавшись, сказал, что это из-за Айрины. Мол, он смутно припоминает, что кажется именно с этой Кайлой его сестра жила в одной комнате и даже дружила. Ну, если, конечно, способна была испытывать дружеские чувства к кому бы то ни было.

Впрочем, больше ко мне не лезли.

Аманда вернулась в Академию и комнату Рокси, но они не разговаривали. Сама Аманда большую часть времени проводила в компании Кайлы и той белобрысой, которую, как оказалось, звали Эльза. Они часто тусовались втроем, злобно на меня зыркали, но даже не заговаривали. Меня такое положение устраивало, потому я благополучно сосредоточилась на учебе.

Тем более что после того случая что-то в отношениях со стихиями сдвинулось, и они наконец-то заработали в моих руках.


Глава 11 | Книга рецептов стихийного мага | * * *



Loading...