home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

Все время, пока мы шли к общежитию, Чарли не умолкал. Кажется, шок братца по поводу нового таланта младшей сестренки был слишком большим.

Сначала он ругался, что я просто жить не могу без приключений и нахожу их на ровном месте. На это я вяло огрызалась, что вовсе их не ищу, они сами за мной гоняются. Затем он начал сетовать, что теперь меня окончательно загрузят учебой по самые уши. Ну а после Чарльз вспомнил о матери… и сразу повеселел.

Радость по поводу того, что нам не нужно завтра ехать в особняк семьи Ашай, была общей и очень бурной.

У двери в нашу с Лилей комнату обнаружился Джэйд. Он с унылой моськой подпирал стенку, было видно, что ему неимоверно скучно.

— Чего на пороге стоим? — миролюбиво спросила я.

Сейчас я на него вообще не сердилась. Дружбу определяют не слова, а поступки. И то, что они со Скаем не побоялись демона и сразу же рванули на помощь, искупило вину Джэйда и его ребяческое поведение. Ведь мог же просто стоять и глазеть, как остальные. Но не стал.

— Ну, мы же вроде как в ссоре, — потупился он. — Мне показалось, что это будет верхом наглости: после всего взять и вот так вломиться, словно ни в чем не бывало.

О, парня совесть замучила! Значит, не потерян еще для общества.

— А Скай где? — уточнила я.

— Ну, он же с тобой не ругался… Внутри, ведет с твоей соседкой великосветский разговор о каких-то научных вещах.

Да ладно?! Не залип в книгу в уголке, а общается?! Ушам своим не верю… Где-то в доисторическом лесу сегодня явно издохло стадо мамонтов! Ладно, потом посмотрю. Сначала надо с Джэйдом окончательно разобраться.

— Чарли, иди к ним, а мы с Джэйдом выйдем, поговорим.

Брату явно хотелось возражать. Я его понимала: с учетом того, как меня активно пытаются сжить со свету, хоть глаз с меня не спускай. Но сейчас мне было нужно, чтобы разговор происходил тет-а-тет. Все-таки подобные вещи решаются приватно, а не всем миром. Потому я послала Чарльзу умоляющий взгляд, и он ничего не сказал, только тяжело вздохнул:

— Я вас прошу, недолго. А то поседею от волнений с такой сестричкой…

Мы с Джэйдом вышли из общежития и устроились на одной из пустующих лавочек в парке. На нас косились с интересом, видимо, новость об эпической битве с темным инферналом уже облетела Академию. Но, слава кексам, никто не подходил и разговаривать не мешал.

— Прости меня, — первым заговорил Джэйд, глядя куда-то вперед. — Я упрямый дурак. Скай прав, я заигрался. Не подумай, ты мне и правда симпатична. А в том, что я закусил удила, даже не интерес дяди виноват. Слишком уж ненавижу проигрывать. Слишком привык получать все. К тому же ты так не похожа на других девушек, которые до этого меня окружали… Когда ты жестко и бескомпромиссно меня обломала, я разозлился как никогда в жизни. И еще несколько дней полыхал от ярости. Потом злость отступила, но осталась обида. Я ощущал себя оскорбленным и принял решение: вычеркну тебя из своей жизни… Знаешь, — он невесело усмехнулся, — вчера я достал Ская. Впервые за все годы, что мы друг друга знаем. Он орал на меня добрых десять минут и даже чуть по лицу не врезал.

— Скай? Орал? Чуть не врезал? — недоверчиво переспросила я и покачала головой. — Да ладно тебе врать!

— Не видел бы собственными глазами — не поверил бы, — хохотнул Джэйд. — Такую головомойку мне устроил… Я даже обиделся и час с ним не разговаривал — абсолютный рекорд. Но он был прав. Твое появление в моей жизни многое в ней поменяло. Я смог подружиться с Чарли, хотя после провала нескольких попыток на первом курсе считал, что это невозможно. Подтянул учебу. Твои дружеские шпильки на тему моей разболтанности и беспечности злили и заставляли действовать, чтобы доказать обратное. У меня наконец-то кроме Ская появились люди, перед которыми мне не нужно ничего из себя изображать. А еще вокруг меня вдруг обнаружились девушки, не мечтающие захомутать, желательно брачным ярмом. Я не ценил этого, пока оно было, а потом из упрямства отказывался признавать, что его очень не хватает…

— В моем мире говорят: что имеем — не храним, потерявши — плачем, — тихо произнесла я.

— Да, как-то так… — Он вздохнул. — Не знаю, сколько бы я еще упрямился… Но, Мира, — Джэйд серьезно на меня посмотрел, — я до смерти перепугался, когда увидел вас, едва сдерживающих натиск темного инфернала. Все мои обиды сразу стали казаться сущей ерундой. Потому, если можешь… Прости за все. Прозвучит, наверное, очень по-детски, но я больше так не буду.

Я звонко рассмеялась и хлопнула его по плечу:

— Договорились! Мир?

И протянула руку.

— Мир. — Широко улыбнувшись, он крепко ее пожал.

И жизнь сразу начала казаться лучше, ярче и веселее. В комнату мы ввалились, хохоча и утирая слезы от смеха. Джэйд в красках описывал мое поведение при разговоре со светлым инферналом. Меня ведь тогда от страха так заклинило, что я стала ну просто супервежливой!

— Смотрю, все встало на свои места. — Скай, сидящий на краешке стола, окинул нас одобрительным взглядом и повернулся к Лиле: — И все же, амера, я считаю, что у комбинирования стихийной магии и вашего дара есть будущее. Хотя бы в плане длительного хранения сложных плетений. Насколько я знаю, сейчас с этим все очень-очень плохо.

— Возможно, лорд, — отозвалась она, не отрывая глаз от вязания, — но пока ни один эксперимент не увенчался успехом.

— И так целый час! — мрачно просветила меня Рокси, развалившаяся на моей кровати. — Айло, я уже была готова головой об стол биться! Но, слава Богине, Чарльз вернулся, и я смогла отвлечься на более приятный моему слуху разговор.

— Всегда пожалуйста, — невозмутимо ответил брат, восседающий в кресле.

Я счастливо улыбнулась.

Мишленовские звезды! Как же я люблю свою маленькую и слегка странную компашку! И как я счастлива, что теперь она в полном сборе!

— Мира, — шепнул мне на ухо Джэйд, — но если ты вдруг передумаешь насчет отношений… Предложение остается в силе.

И заговорщически подмигнул.

— Иди ты, балбес, — беззлобно ругнулась я и, погрозив хохочущему парню пальцем, громко спросила: — Лорды, леди и амеры, есть кто-то хочет? Что-то у меня вдохновение прорезалось.

Конечно же желающими оказались все!

Хорошее настроение сохранилось на все выходные, и в первый учебный день недели я пришла к наставнице в самом лучшем расположении духа. И застала ее восседающей на собственном столе и меланхолично попивающей вино прямо из бутылки. Пьяной она не выглядела, но само времяпрепровождение… настораживало.

— Будешь? — Она мельком взглянула на меня.

— Нет, спасибо, — отказалась я и, немного помявшись, тихо спросила: — Что-то случилось?

— Ты случилась, — хохотнула наставница и посмотрела на меня с лукавой улыбкой. — Кстати, чудо, а ты сильна. Ашарес исчез только на рассвете. — Она отпила еще немного вина. — Прямо из моих объятий…

Я подошла вплотную и осторожно присела в кресло для гостей.

— Значит, из-за него вы так и не вышли замуж…

— Да. — Леди Арлайн задрала лицо к потолку. — Хоть и была уверена, что мы больше никогда не увидимся. Он, оказывается, тоже не выбрал себе другую спутницу… Честно говоря, сегодня я как никогда близка к тому, чтобы рвануть к закрытому многие десятки лет порталу и попытаться его разблокировать. Останавливает, пожалуй, только то, что даже если у меня получится, с той стороны по-прежнему территория темных инферналов…

Я, честно говоря, ощущала себя странно. С одной стороны, вроде помогла наставнице встретиться с потерянным возлюбленным. С другой… такое чувство, что ей от этой встречи стало только хуже.

— Не бери в голову, ребенок, — усмехнулась она, видимо у меня на лице все было написано. — Я просто настраиваюсь на очередную долгую разлуку.

— Почему долгую? — опешила я. — Ведь я теперь, наверное, смогу призывать его в любое время…

— Мира, не будь наивной, — вздохнула наставница. — Вчера тебе удалось призвать Ашареса только с большого перепугу. В подобном состоянии и не такое можно отчебучить… На самом деле призыв светлого инфернала — это одно из самых сложных и энергоемких заклинаний демонологии. И пока ты не выучишь весь базовый курс, тебя к нему никто не подпустит. Я в первую очередь. Как думаешь, почему?

— Потому что я могу случайно вызвать темного инфернала? — мрачно выдала я первую попавшуюся догадку.

— Именно, — кивнула она.

— Значит, будем учиться, — подытожила я.

Мне хотелось сделать для леди Арлайн… хоть что-нибудь. Она так много со мной возится, вникает в мои проблемы, ищет решения. Если в моих силах помочь им с Ашаресом видеться, я просто обязана сделать все, чтобы это получилось.

— Кстати, мне тут Кэй звонил, — ехидно улыбнулась вдруг наставница. — Жаловался, что ты его оскорбила до глубины души.

— Ваш друг… — моментально завелась я. — Достал! Каким еще языком я должна была сказать, что мне не нравятся его ухаживания, и отвечать на них не собираюсь?!

— Эй, не кипятись, — хохотнула она. — Я на твоей стороне, полностью. Сразу говорила ему, что ерунду затеял, но он же упрям, как стадо баранов! Пока сам сто раз лбом не стукнется, не осознает.

— Прямо как его племянничек, — вздохнула я. — Один в один.

— О да, — скривилась маркиза. — Эти двое друг друга стоят… Наверное, потому так и не ладят… Впрочем, не будем об этом. Готова к занятию?

— А мы будем заниматься? — изумилась я, невольно покосившись на бутылку вина в ее руке.

— Разумеется, будем! Мне после обеда нужно будет съездить поговорить с твоими потенциальными учителями по демонологии, до этого времени мы обязаны закончить все, что я запланировала. — Наставница поставила вино и соскочила со стола. — Так что, вперед, на подвиги!

— Есть, мэм! — весело воскликнула я.

Но как только я попыталась сделать самое банальное заклинание воздушного потока, оказалось, что нарисовалась проблемка. Воздух отказывался работать, напрочь. Опыт с огнем закончился тоже плачевно. Зато пограничная магия работала как часы!

— Зашибись, — устало и недовольно проворчала я. — Только-только все наладилось…

— Это, скорее всего, от стресса, — предположила маркиза. — Так бывает у пограничников, если они используют магию в состоянии паники и ужаса. Стихии намертво сцепляются и друг без друга работать отказываются.

— Наставница, это надолго?

— Кто знает, — развела она руками. — Может, навсегда. Это время покажет…

Я расстроилась. Вот честно, до слез! Все у меня косо-криво!

— Не переживай, — леди Арлайн сочувствующе похлопала меня по плечу. — То, что магии сцепились, это не страшно. Куда страшнее было бы, если бы такой, сцепленной, сила в твоих руках не слушалась.

— А такое бывает? — тихо спросила я.

— Да, и это приговор магу, — вздохнула она. — Браслеты, подобные тем, что носила ты, до конца жизни.

Я передернулась. Жуть. Даже несмотря на то, что эти браслеты блокировали только неподконтрольную магию, сам факт… Словно пожизненная метка, что ты бракованный. Слава пресвятой мультиварке, что у меня все-таки не сильно запущенный случай.

— Значит, надо попробовать красиво все совместить, — вдруг сказала наставница. — Мой друг Винс — бывший демонолог, не утративший способности видеть инфернальные следы и плетения, и большой специалист по пограничной магии. Можешь отдыхать, а я, пожалуй, напрошусь к старому другу на чай. Потолковать о том о сем.

В общем, все это меня расстроило. На следующих занятиях была рассеянной, отвечала невпопад, вследствие чего заработала строгий выговор от преподавателя по теоретической магии.

Короче, день не удался.

Я приплелась в комнату несчастная и на грани слез. Себя было так жаль, так жаль! Словами не описать… Впрочем, судя по тому, как поднывал живот, такая плаксивость все же была следствием ПМСа.

Лиля была уже дома и тоже на себя совсем не похожая. Ходила из угла в угол и бубнила себе что-то под нос.

— Хей, что стряслось? — устало спросила я, заваливаясь на кровать.

— А все из-за тебя, между прочим! — гневно заявила она, остановившись, и ткнула в меня пальцем.

— Офигеть, — одним словом выразила я свое ощущение в тот момент. — Чем сегодня я тебе не угодила?

— У меня через две недели день рождения, — печально пояснила соседка.

— И? — не видела я причин для паники. — В чем проблема? Стол накрыть? Организуем. Можно у нас, можно в «Студенческом». Правда, торта не обещаю, с выпечкой у меня отношения сложные.

— У тебя так все просто. — Лилея покачала головой. — А я… — Она вдруг запнулась и опустила глаза.

И я резко села в кровати, осененная догадкой:

— Только не говори, что ты его ни разу не праздновала!

— Конечно, праздновала! — возмущенно воскликнула она. — Но с семьей — это, согласись, другое дело, чем с друзьями. И я не представляю, что и как надо организовать, звать ли всех официально, с приглашениями… Короче, в растерянности я! — рявкнула соседка и сердито села в кресло.

У меня даже настроение немного поднялось. Я встала с кровати и присела у ног плетельщицы.

— Лиля, радость моя, — проникновенно произнесла я, — это все не твои проблемы. Скажи мне дату. И я все устрою, можешь не переживать.

— Мне кажется, неправильно тебя этим нагружать, — тихо ответила она.

— Да что ты, мне только в радость, — улыбнулась я. — Если есть у тебя блюда, которые ты хотела бы видеть на столе, говори, я все организую.

— Ты, кстати, мое любимое так и не приготовила, — напомнила соседка.

— Договорились, с тебя рецепт.

Потом пришла Рокси, а за ней, почти сразу, явилась и мужская часть нашей компании, но без Ская.

— Где друга потерял? — удивленно спросила я у Джэйда.

— Домой поехал, — зевнул тот. — У старшего брата помолвка, а Скай, ты же знаешь, у нас правильный. Нужные мероприятия не пропускает.

— А-а-а, — успокоенно протянула я. — А то думала, что вы поругаться успели.

— Две ссоры со Скаем за неделю — это событие из ряда вон, — белозубо улыбнулся он.

— Кстати, как там твоя демонология? — поинтересовался Чарльз, привычно занимая мое кресло.

— Пока непонятно. — Я пожала плечами. — Наставница только сегодня поехала общаться с потенциальными преподавателями.

— Будет забавно, если тебе в конце концов дадут дядю, — усмехнулся он. — Но я бы на это посмотре-е-ел!

— Дядю? — нахмурилась я. — Какого дядю? У нас есть дядя, а я не в курсе?

— Технически у тебя его нет, — покачал головой брат. — Потому что у переселенцев нет родовых корней.

— Хм… — Я задумчиво поджала губы. — То есть твои бабушка и дедушка, например, мне тоже родственниками не считаются?

— Да, — кивнул он. — Потому Рейтбор Фолхар, родной брат матери, тебе дядей не будет.

— Ясно-о-о, — протянула я. — Ногу сломаешь в этих понятиях… Но ты прав, его имя есть в вероятном списке. Впрочем, брат матери… Я не уверена, что выдержу еще одного, подобного ей, человека.

— Ну, этого точно не будет, — мрачно усмехнулся Чарльз. — Они лет десять не разговаривают, кажется. Собственно, иначе ты бы с ним уже встретилась, но дядя игнорирует все приглашения от матери.

— Ммм, тогда мне даже интересно с ним познакомиться.

— Все может быть, — пожал плечами брат.

— Кстати, Мира, — вклинилась в разговор Рокси, — как твоя учеба? Догонишь нас скоро?

Я, вспомнив про свой дневной провал, немедленно скисла:

— Боюсь, Рокси, я таким темпом на твой курс и не попаду.

— Почему?! Айло, так нечестно!

— У меня после стычки с темным инферналом стихии сцепились, — устало пояснила я. — И наотрез отказываются работать по отдельности. Что я сегодня ни делала… Ни в какую! Пограничная магия работает, обычная — словно у меня вообще нет дара.

— О, так тебе прямая дорога к Скаю, — заметил Джэйд, усевшись на стол и скрестив ноги в лодыжках. — Он именно это и изучает. Если в Академии кто-то и знает больше него о подобной сцепке, то только профессор Олбрайт. Но его застать здесь почти нереально, он вечно в разъездах. Впрочем, он ведь тоже из Выжженного поколения… Может, решат совместить твое обучение по обоим направлениям.

— Этим занимается наставница, — вздохнула я. — Надеюсь, завтра уже станет ясно, что и к чему… Кстати! — встрепенулась и, сощурившись, посмотрела на опять зарывшуюся в вязание соседку. — Мальчики и девочки, у нас скоро будет именинница!

— Кто?! — в один голос воскликнули Джэйд и Рокси, а Чарли моментально проследил, куда я смотрю.

— Лилея, — с удовольствием в голосе проговорил он.

Хищные взгляды скрестились на хрупкой плетельщице, и она, вздрогнув, прикрылась вязанием.

— С ума с вами сойти, — проворчала она. — Раньше меня раздражало, что все окружающие шарахаются, теперь я с ностальгией вспоминаю те времена.

— Врешь ты все, — безжалостно сообщила я. — Тебе нравится все, можешь не отпираться. В общем, народ… Лиля никогда не праздновала день рождения с друзьями, потому наша задача придумать нечто… чтобы она запомнила.

— Главное, чтобы я потом об этом не пожалела… — тихо пробормотала соседка.

Остаток вечера прошел в азартном обсуждении вариантов вечеринки, с учетом, что мне нельзя покидать Академию. Причем Лилея еще сначала пыталась как-то нас тормозить, но потом плюнула, сказав что-то из разряда: «Главное, чтобы общежитие цело осталось и нас отсюда не выперли».

Дружеские посиделки исправили мое паскудное настроение окончательно, и потому на следующий день на урок к наставнице я пришла в нормальном состоянии. То бишь рабочем.

— Пока демонология отменяется, — огорошила она меня с порога.

— Почему? — изумилась я.

— Понимаешь, в чем засада… Винс Олбрайт наотрез отказался тебя учить. Сказал, что у него нет времени на это, да и вообще он укатывает в очередную экспедицию и не знает, когда вернется. Лейс Мешрен тоже, считай, отказался, но более завуалированно, мол, столько работы, столько работы, продохнуть некогда, не то что со студентками заниматься. — В голосе маркизы было столько яду, что я изумленно вскинула брови: кажется, поведение друзей ей не нравилось. — Рейтбора нет в городе, потому я с ним связалась по переговорнику и сразу сказала — отступать ему некуда, тем более он тебе в некотором роде родственник. Я не буду тебе передавать, куда он меня послал и в каких выражениях… Нрав у этого моего товарища крутой, ой насколько… Но именно он будет тебя учить. Через недельку-две, когда вернется, начнете.

— Наставница… — тихо спросила я. — Если никто так не хочет… Может, лучше вы меня по книгам поучите? Как-то мне не улыбается быть ученицей у человека, который этого настолько явно не хочет.

А вообще ситуация меня задела, еще и как. Почему? Я ведь ни с кем из них не знакома, на мозоли не наступала и вообще! Почему они все отказались?! Обидно, черт возьми…

Видимо, заметив, что я резко погрустнела, леди Арлайн подошла и обняла меня за плечи:

— Не бери в голову, девочка. Дело не в тебе вовсе. А в самой демонологии. Для всех нас она была делом жизни, Мира. Занятия стихийной магией не приносили и половину того удовольствия. И ты для нас — вечное напоминание о том, что у нас было и чего больше никогда не будет. Не каждый может справиться с собственным разочарованием, увы.

— И вам тоже неприятно рядом со мной находиться, да? — еще больше поникла я.

— Мне — нет. — Она с улыбкой покачала головой. — Ты для меня, помимо прочего, шанс видеться с Ашаресом. Но учить тебя я, увы, не могу. Только эти трое сохранили возможность видеть инфернальные следы и нити демонологических заклятий.

— Ладно, — вздохнула я. — В принципе, могу даже их понять… А как быть с моей стихийной магией? Я слышала, профессор Олбрайт как раз специалист в таких случаях, как мой.

— Да, потому я к нему первому и пошла, — вздохнула наставница и опять села за стол. — И упирала именно на это. Но Винс… Упрямый засранец! — вдруг в сердцах рявкнула она и устало подперла голову ладонью. — Прости, он мне всю душу вымотал. С Лейсом было проще, тот мне лекцию на два часа читать не пытался.

— Ладно, попробую сработаться с этим Рейтбором… — У меня, скажем честно, отлегло от сердца: такую причину я считала приемлемой. — Хотя бы на почве общей нелюбви к одной очень почтенной и очень ядовитой леди.

— О, Чарльз рассказывал тебе? — хохотнула маркиза и покачала головой. — Да уж, с сестрицей они не в ладах, и это мягко сказано. Но учти, Айрину он тоже недолюбливал.

— Я не Айрина, — сухо проговорила я. — Так что не думаю, что возникнут проблемы.

— Вот и хорошо. Тогда давай приступим к занятиям? Может, твою магию уже отпустило.

Но этого конечно же не случилось.

Ближе к вечеру, когда я после всех уроков и практик медленно ползла в общежитие, пришла к выводу, что идти на поклон к Скаю все же придется. Хотя бы потому, что сегодняшний день четко показал: о пограничниках наставница знает немногое, сама сверяется с книгами. А с такими уникумами, как я, вообще не сталкивалась. Мне нужен был источник информации, который не будет на каждый мой вопрос искать ответ в книгах.

Значит, мне нужен Скай.

Вот только у этого мистера «Правильнее меня только правильный треугольник» наверняка найдется отмазка из разряда «я не преподаватель, не могу тебя учить, не возьму ответственность и бла-бла-бла». Значит что? Мне нужна взятка. В смысле, надо к нему подмазаться.

Кивнув самой себе, я решительно коснулась переговорника и назвала имя Джэйда.

Тот вылетел из общежития, кажется, через минуту после того, как я отключилась.

— Мира, что за разговор? — игриво спросил он. — На свидание зовешь?

— И не мечтай, — ласково осадила я его. — Идем в парк? Дело есть.

— Эх, а я так надеялся! — с притворной грустью проговорил Джэйд.

Я усмехнулась и несильно стукнула его в плечо.

Когда мы уселись на лавочке, я заявила:

— Джэйд, мне нужен совет. Так получилось, что профессор Олбрайт отказался меня учить, а наставница о пограничниках со сцепленными стихиями почти ничего не знает.

— Ага, значит, Скай, — понимающе кивнул он. — А от меня ты чего хочешь, Мир? Поговорить с ним на эту тему?

— Нет-нет! — Я замахала руками. — Я сама! Более того, я попрошу тебя, чтобы ты не рассказывал ему об этом всем.

— Хм… — Джэйд непонимающе нахмурился. — Как-то я немного не понимаю ход твоих мыслей… Не поделишься?

Я, честно говоря, сама не очень понимала, почему мне так не хочется, чтобы Джэйд поговорил со Скаем. Почему мне так уперлось сделать все самой… Но раз уж решила… значит, пойдем этим путем до конца.

— Знаешь, я сегодня узнала, что бывшие демонологи не стремятся меня учить, — тихо произнесла я. — И один из них просто не сумел отвертеться от этого почетного, так сказать, задания. Потому мне хочется решить все со Скаем самой. Так, чтобы он согласился, но не потому, что на него надавили.

— Надавили? На Ская? — хохотнул Джэйд и покачал головой. — Мира, ты переоцениваешь мое влияние. Вернее… ты неправильно оцениваешь наши отношения. Это Скай способен на меня надавить в случае чего. Что же касается его… Если он не захочет, его «нет» — алмазное.

— Тогда расскажи мне, чем его можно задобрить? — Я положила локоть на спинку скамейки и подперла кулаком щеку. — Чтобы он не отправил меня восвояси с выдержкой из какого-то правила, как любит.

— Легко, — щелкнул пальцами Джэйд и, подмигнув, понизил голос до таинственного шепота: — Мира, у тебя есть все, чтобы вить из него веревки, насколько это вообще возможно.

— В смысле?! — опешила я.

— В том, что Скай, пусть и никогда не признается вслух, обожает твою готовку, дорогая! — расхохоталась эта русая зараза, явно довольная собой. — Особенно когда ты кулинаришь не по нашим заказам, а блюдам из своего мира.

Я ушам своим не верила. Кто, Скай?! Да быть того не может! По его скучающей морде можно было максимум прочесть «неплохо», но явно не «дайте все!».

— Ты что, поиздеваться надо мной решил? — подозрительно спросила я.

— Не-а, — покачал головой он. — Могу поклясться, если не веришь.

— Да чтоб мне в жизни ничего сложнее гренок не сделать… — пробормотала я, совершенно потрясенная такими новостями.

— Это будет очень грустно, Мир, потому не говори так, — ухмыльнулся Джэйд и взмахнул рукой. — В общем, фантазируй на свой вкус. Если нужна подсказка, ему нравятся морепродукты. Сумеешь сделать что-то пикантное в этом направлении — думаю, он устоять не сможет.

— Пикантное… — эхом повторила я и сощурилась. — Нужно подумать.

— Думай. — Джэйд похлопал меня по плечу и непринужденно спросил: — А что Лилее на день рождения дарить придумала? Я сегодня по переговорнику час стенания Чарли выслушивал на эту тему, — со смехом сообщил он.

— Ох уж этот братик. — Я хмыкнула и качнула головой. — Умудрился выбрать объектом воздыхания плетельщицу… Вот теперь и мучается.

— Чувства, Мира, мало кого спрашивают, приходить им или нет, — философски проговорил Джэйд. — Но основного вопроса это не отменяет. Вот ты что дарить будешь?

— Вообще Лиля четко оговорила: раз мы делаем праздник — значит, никаких подарков, — пожала я плечами. — Мы с Рокси думали прикупить ей какую-то милую девичью безделушку, а то эта зубрилка, кажется, совсем забыла, что она не только страшная и могучая плетельщица, но и симпатичная девушка.

— А если ей духи подарить? — вдруг спросил Джэйд.

— А угадаешь с запахом? — сомневающимся тоном отозвалась я. — Духи, мой дорогой друг, вещь интимная. Не попасть слишком легко.

— Пока осечек не было… Хорошо, подумаю еще.

Остаток дня я размышляла на тему, чем бы таким накормить Ская, чтобы он подобрел. Пикантным. С пикантным, как назло, у меня были ну совсем не кулинарные ассоциации. В голову лезли всякие неприличные картинки, вроде подачи суши на обнаженной девушке и прочее непотребство.

Хихикнула, представив себе реакцию Ская, если я, например, явлюсь к нему в плаще, под которым, кроме пеньюара, ничего. Ой, думаю, наш моралист замотает меня в одеяло и час будет читать нудную лекцию о моральном облике девушки!

— Мир, чего мельтешишь? — спросила Рокси, отрываясь от доски — они с Лилей как раз играли в местный вариант шахмат.

— Думаю, чем мне таким Ская поразить в самое сердце, — задумчиво отозвалась я.

— Айло, подруга! — возмущенно вскинулась та. — Так нечестно!

Я закатила глаза. С ума сойти с этими романтишными! Один страдает, что бы такого девушке подарить, чтобы она на него внимание обратила, вторая все слишком буквально воспринимает.

— Рокси, я не в этом смысле, — фыркнула я насмешливо.

— Она хочет Ская в учителя подрядить, — проговорила Лилея, не отрывая глаз от доски. — Потому что никто, кроме него, из доступных магов, в таких сбоях пограничной магии не разбирается…

— Ааа, — облегченно выдохнула наша темпераментная брюнетка. — А я уже испугалась…

— Искала бы ты объект для воздыхания пореальнее, — посоветовала я и, глядя на сразу же насупившуюся мордочку, усмехнулась: — Рокси, ну сама подумай. Ты по нему вздыхаешь издалека, несмотря на то, что он сейчас ближе некуда. Учитывая твой деятельный и активный характер, то, что ты до сих пор не решилась на первый шаг, может с почти стопроцентной вероятностью означать, что и не решишься. А Скай точно не станет ничего делать, так как ему, кажется, все эти шуры-лямуры вообще до одного места.

— Ты не понимаешь!

— В кои-то веки Мирослава полностью права, — ровным тоном произнесла Лиля и подняла взгляд на несчастную Рокси. — Но только в первой половине. Что касается второй… Скай из тех мужчин, которые не медлят, если считают цель важной. А значит, прости за прямоту, как потенциальную девушку он тебя не воспринимает. Но допустим, случится чудо и он обратит на тебя внимание… Вы слишком разные. Ты первая взвоешь и убежишь куда глаза глядят. И я готова на это поставить свою любимую цепочку.

— Айло, какие же вы злые, — плаксиво выпалила та и отвернулась.

— Не грусти, подруга. — Я подошла и обняла ее за плечи. — Мы тебе найдем другого парня, повменяемее.

— Да где же его взять? — со вздохом спросила она. — Все одинаковые. Скучные. Скай… выделяется.

— Что, только Скай? — Я озорно улыбнулась. — А Джэйд? С ним-то ты точно общий язык нашла, несмотря на не самое лучшее знакомство.

— Или Чарльз, — подхватила Лилея.

Мы с Рокси воззрились на нее с нездоровым любопытством.

— Что? — нахмурилась та.

— Слушай, как думаешь, — нарочито громко шепнула Рокси, — она и правда не замечает или притворяется?

— Да кто ж ее знает? — пожала я плечами.

— Вы о чем?

Лицо соседки стало до того растерянным, что мы с Рокси рассмеялись.

— Не бери в голову, — махнула я рукой, отсмеявшись. — Давайте лучше вы со мной подумаете, чем таким Ская поразить.

Так мы ни к чему и не пришли.

Уже ночью, лежа в постели, я опять крутила слово «пикантный» вместе с понятием «морепродукты». Перед глазами вдруг, словно наяву, встало одно блюдо высокой кухни, которое я пробовала один раз в жизни, но вкус словно отпечатался в моей голове навсегда.

Паэлья с морепродуктами и шафраном. Своеобразный, именно что пикантный вкус. От обычной паэльи эта отличалась большим разнообразием ингредиентов и, само собой, шафраном. Который в Аррее и не найти… По крайней мере, ни он, ни его аналоги мне не попадались. Обидно до слез! Дома на него банально не было денег, здесь они есть, зато самого шафрана нету! И что хочешь, то и делай…

Расстроившись окончательно, я уснула.


* * * | Книга рецептов стихийного мага | * * *



Loading...