home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

Скай поднял руку, но мы и без предупреждения дружно заткнулись. Он жестами показал, что отправится на разведку и никто не должен соваться за ним. И осторожно двинулся вперед.

Я напряженно смотрела, как он мягко, по-кошачьи, скользит вдоль стены, и ловила себя на… восхищении.

Кто тут тень, а? Враз взял ответственность, командный тон — словно врожденный! Вот реально, даже вопросов не возникло, почему он приказы отдает. А двигается как… Черт, не маг — воин. Опасный, умелый, смертоносный… Невольно вспомнился растрепанный домашний облик маркиза Айвелора, когда я пришла просить его о помощи. И я вздрогнула, осознав, что стою и улыбаюсь, как последняя кретинка.

Идиотка! О чем только думаю в подобной ситуации?! Последний разум потеряла?!

Я несколько раз бесшумно хлопнула себя по щекам, вызвав недоуменные взгляды Джэйда. Пришлось покачать головой, дескать, ничего такого. Даже думать не хочу, что он скажет, узнав, какие мысли бродят сейчас в моем мозгу…

Вернулся Скай так же бесшумно, как и ушел. Показал пальцами, чтобы мы подошли вплотную, и тихо-тихо сказал:

— Две новости. Как водится, плохая и хорошая. Хорошая — Лилея и Чарльз живы. Судя по тому, что одна из ниш полностью закрыта серебристой паутиной, они успели укрыться. А плохая… Там и правда орки. Пять здоровенных тварей. Причем если учесть наличие костра и общий беспорядок, обосновались они всерьез и надолго.

— Хм… Тогда есть смысл все же вернуться, — тихо проговорил Джэйд. — Если за плетение Лили эти чудища пробраться не смогут, значит, ломиться спасать друзей не стоит.

Мне не очень хотелось уходить, но вынуждена была признать: в этом есть определенный смысл. Здравый.

И потому я очень удивилась, когда Скай высказался категорически против.

— Теперь, кажется, мне стоит повести себя как главному сорвиголове, — с совершенно не вяжущейся со словами ледяной физиономией произнес он. — Так получилось, что я лучше вас понимаю, что там происходит. Плетение такого размера забирает много силы на его поддержание. Плюс плетельщица может позволить себе от него отвлечься не дольше чем на полчаса. Учитывая то, что трупам в той пещере не меньше суток, а то и двое, боюсь, подмога из Академии просто не успеет: Лилея выдохнется раньше.

Воцарилась нехорошая тишина. Каждый из нас переваривал неоспоримый факт: нам, кажется, придется вступить в бой.

Нам! Зеленым студентам, один из которых лучше владеет мечом, чем магией, а вторая в моем лице не владеет вообще ничем! Против пятерых здоровенных орков! Черт, самоубийство чистой воды!

Так что я вдохнула побольше воздуха и…

— Каков план, командир? — спокойно спросила у Ская.

Он нахмурился и на миг прикрыл глаза. А затем пристально осмотрел нас всех и…

— Мира, Рокси, остаетесь здесь.

— Вот еще! — немедленно возмутилась я. — Что за геройство, Скай? Там пятеро здоровенных орков! Вы вдвоем просто не справитесь! Не стоит задвигать нас только потому, что мы девушки!

— Я, как ты выразилась, задвигаю вас не потому, что вы девушки, — спокойно покачал он головой. — Орки плохо переносят холод, но их шкуру трудно прожечь огнем. Потому ваши способности там бесполезны. Джэйд, ты же сможешь их ледяной водой окатить?

— Разумеется.

М-да, феминистка во мне все не так поняла…

— А если я попробую вызвать Ашареса? — решила реабилитироваться я.

— Не смей, — тихо, но проникновенно процедил Скай, заглянув мне, кажется, в самую душу. — Ты не умеешь этого делать! Здесь проходит граница между мирами, ты гарантированно провалишься к инферналам!

Пришлось спешно заткнуться. Было неуютно и… обидно. Хотелось оправдаться, но я понимала: что бы я ни сказала, будет только хуже. Черт, ощущаю себя совершенно бесполезной!

В общем, так и получилось… Парни оставили вещи и налегке пошли вперед, строго наказав нам в случае чего бежать со всех ног. Ни мне, ни Рокси такое положение вещей не нравилось, но что делать? Если оркам плевать на высокие температуры, нам с ними совладать будет сложно. Нет, думаю, при длительном воздействии огня и орк поджарится. Но что-то мне подсказывает, что нас с подругой сожрут раньше.

— Что делаем? — тихо спросила Рокси, когда парни скрылись из виду. — Я уже с ума схожу от беспокойства, а они только ушли!!!

Она нервно ломала пальцы и переминалась с ноги на ногу. И я ее прекрасно понимала.

— Осторожно идем к залу, — приняла решение я. — Мы должны, по крайней мере, понимать, как продвигается дело. Может, получится парням как-то помочь…

— Айло, спорю, выживший Скай потом нам два часа нотации читать будет… — проворчала подруга, как мне показалось, облегченно.

— Если выживем… Пусть хоть целый день читает. Я даже внимательно слушать буду, — вздохнула я. — Идем? Только тихо.

Пока мы выясняли, что делать, в зале начался бой. Наши друзья пытались пробиться к нише, затянутой мерцающим серебристым плетением. Что там за ним творится, видно не было, к сожалению. Как и непонятно, в курсе ли Лиля и Чарли, что происходит за границей их убежища. Скай ловко орудовал мечом, не давая зеленым громадам приблизиться. Орки, конечно, твари здоровенные, но неповоротливые, что позволяло более маневренному маркизу справляться с превосходящим противником. А из-за его спины Джэйд сосредоточенно поливал орков… я бы назвала это ледяной крошкой. Причем действовал он очень грамотно: сосредоточивался на одной конкретной цели и лупил по ней до последнего. На моих глазах рухнул первый из орков, добитый губительным холодом.

— Молодцы, — одними губами прошептала я и сжала кулаки.

Пусть все получится! Пусть у них все получится!

Но тут орки поменяли тактику. Один из них, выставив самого большого вперед, словно щит, пытался из-за его спины достать Ская странным оружием в виде палки, к которой цепью крепился шипастый шар. Я смутно помнила, что уже такое видела, в родном мире на картинках, но название выветрилось из памяти напрочь. Наш ледяной блондин уклонялся, но было заметно, что это здорово его отвлекает.

Я забеспокоилась.

— Черт, он так начнет делать ошибки… — выдохнула нервно.

Но, кажется, Скай понимал это лучше меня. Потому что вдруг перебросил меч в левую руку, а правой быстро создал ледяной клубок и запустил его в лицо огромного орка. Когда тот с воплем согнулся, пытаясь очистить морду, безжалостно засадил клинок прямо в пасть второму.

Я, проследив, как орк, фонтанируя кровью, сползает на пол, облегченно выдохнула.

Слава… небу, Богине, не знаю кому!

— Отходим! — рявкнул Скай. — Джэйд, следи, чтобы на губы даже капли этой крови не попало!

— Понял, — скупо отозвался тот и начал пятиться, не переставая поливать орков ледяной крошкой.

Хм, а что с кровью не так? Отравлена? Кто этих орков знает…

Вот рухнул еще один противник, добитый смертельным холодом, и я ощутила, как в груди словно что-то отпускает. Неужели получится?!

— Мира, — вдруг мрачно сказала Рокси и ткнула пальцем, — посмотри на второй выход из пещеры.

Я проследила за ее рукой и едва сдержала грязные ругательства: оттуда медленно, даже неспешно выходили еще орки. Двое… трое… пятеро…

Черт! Нам всем тут крышка! Да еще и парни слишком заняты, чтобы увидеть, как к ним со спины подбираются еще враги!

Что же делать?! Попробовать вызвать Ашареса — и черт с ними, с последствиями? Или что? Что мне делать?!

И в этот момент я, словно в замедленной съемке, увидела, как один из новоприбывших орков прицельно замахивается коротким топориком, и тот летит… Прямо в парней!

— Мира! — Рокси взвыла, уже не заботясь, что нас заметят. — Сделай что-нибудь!

Я увидела, как орки из второго выхода дружно на нас уставились. Но это волновало не так, как летящий топор! Причем мне было видно, что попадет он прямо в Ская!

— Скай, пригнись! — рявкнула я на всю глотку.

Тот, слава кексам, не стал поворачиваться или задавать глупых вопросов, а сделал, как я сказала. И топор врезался прямо переднему орку в морду.

Но проблема остальных не была решена. Группа у выхода забыла о наших друзьях, заметив более привлекательную цель. Нас с Рокси.

Не думая о том, что делаю, я низко зарычала и, вскинув руки, растопырила пальцы и взмолилась — да, именно взмолилась! — стихиям. Словно к языческим божествам взывала!

И сила хлынула по моим венам, наполняя их огнем. Обжигающее тепло сконцентрировалось на кончиках пальцев и… там и осталось. Температура в зале начала стремительно падать, а вот моя, наоборот, — расти. Я ощущала себя гигантским пылесосом, который вбирает в себя тепло окружающей среды. И что самое страшное… я не могла остановиться.

— Мира, хватит! — донеслось до меня, словно через вату.

Да я бы с удовольствием! Но как?! Стихии меня не слушались, в голове шумело, пальцы покалывало…

— Глупая девчонка, угробить себя решила?! — рыкнул рядом… кто?

— Сейчас исправим.

Я ощутила, как моей шеи касаются ледяные пальцы. На миг стало больно, а потом… мир померк.

Мне показалось, что я отключилась ненадолго, но когда открыла глаза, оказалось что вся компания, включая Лилею, сидит у костра и ведет неспешную беседу. А от остального зала нас отделяет серебристая паутина. Уже хотела задать вопрос из разряда «А что было-то?», но заметила, что у стенки, заботливо укрытый одеялом, лежит Чарли. И он явно без сознания.

Я вскочила и, не обращая внимания на головокружение, рванула к нему. Перед глазами потемнело, я запуталась в ногах и грохнулась бы прямо в костер, если бы меня не схватил Джэйд.

— Сумасшедшая девчонка, — недовольно покачал головой он. — Только что чуть не угробила саму себя, а сейчас явно пытается закончить начатое.

— Чарли! — Я рванулась из его рук. — Что с ним?!

— Спит, — тихо сказала Лиля и опустила глаза. — Прости, Мира… Я виновата.

Из меня словно весь воздух выпустили. Я обмякла в руках Джэйда, ощущая, как на глаза наворачиваются слезы. И тихонько всхлипнула.

— Эй, не плачь! — забеспокоился Джэйд.

Он шустро посадил меня на подстилку и сунул в руки фляжку:

— Выпей.

Я послушно глотнула — это была обычная вода. Но голову она мне почему-то прочистила отлично. Биться в истерике я уже не собиралась.

— Лиль, что случилось? — тихо спросила я, отмечая осунувшееся лицо соседки, с запекшейся длинной царапиной на щеке.

Она прикусила губу, а потом заговорила:

— Когда мы, закончив дела, уже возвращались, нас нагнали орки. Убежать мы бы не успели… Группа была не сильно большой, нам удалось их победить. Но… я не успела его предупредить. Одному из орков Чарли перебил артерию, и ему прямо в лицо хлынула кровь. И Чарли… он от неожиданности ее нахлебался. Пришлось возвращаться в этот зал и заплетать одну из ниш, потому что ледяные залы он не прошел бы. А я… его не дотащила бы.

— И что теперь? — напряженно спросила я. — Он умрет?

— Если в течение недели его отсюда забрать, нет. — Лиля покачала головой и вдруг расплакалась. — Мир, прости меня… Я не знала… Не думала, что так выйдет. Мне нужно было выбрать опытного мечника из нашего народа, а не друга! Или вообще согласиться с бабушкой и никуда не идти. Если бы я знала, если бы я только знала… — и разрыдалась в голос.

Вид плачущей плетельщицы был настолько нереальным для привычной мне картины мира… Что я подошла к ней и обняла.

— Ты не могла знать, что так получится, — успокаивающе прошептала я. — Не думай об этом. Нужно выбраться отсюда. И моему брату помогут.

— Сложно сделать, — бесстрастно сказал Скай. — Твоего самоубийственного геройства не хватило, чтобы прикончить всех тварей. Двое выжило. Пока Лилея спасала тебя, они привели подмогу. Там сейчас лагерь из десятка вооруженных до зубов тварей. Так что проще всего нам просто сидеть здесь. Плетение, которое могло бы позволить нам без потерь отсюда выйти и вытащить бессознательного Чарльза, займет не менее трех дней. Думаю, за это время за нами уже придут. Кстати, Мирослава, отдай Лилее ее крючок.

Я подчинилась.

— Спасибо… — прошептала соседка, втыкая инструмент в обычное для него место. — Скай прав. Сюда орки не прорвутся. Теперь, когда я не одна… Пелену удержать проще. Можно дежурить по очереди. Чарли… Я сделала шлем, он задержит изменения в его организме до того, как станет возможен перенос в Храм. А вашу пропажу скоро обнаружат и поймут, куда вы пошли. Наверняка, это сподвигнет мою наставницу отправить сюда отряд раньше.

— Хотелось бы… — вздохнула я.

— Раз уж с этим выяснили… — ровным тоном произнес Скай, а затем подался ко мне и рявкнул: — Это что за выходка была?!

— Мне нужно было смотреть, как в тебя летит топор? — сухо спросила я.

— Чего тебе точно не нужно было, это пытаться умереть на моих руках!

— Зато все остались живы, — процедила я, начиная закипать. — Если бы не мой срыв… Ты точно был бы мертв. Джэйд, скорее всего, тоже. Что было бы со мной и Рокси… Я даже представлять не хочу! Даже если бы я погибла, что с того? Вы были бы живы!

— Как может человек, который уже умирал, так беспечно относиться к собственной жизни? — устало проговорил Скай.

А сам-то? Почему-то не развернулся и не свалил, а рванул вперед с мечом наперевес! Но вслух я сказала другое:

— Лучше умереть с честью, чем жить в позоре. Так говорят в моем мире. Чтобы спокойно жить дальше, зная, что обрек на смерть друзей, надо иметь определенный склад характера. К счастью, я им не обладаю.

Скай закатил глаза, но больше ничего говорить не стал. Сомневаюсь, что он принял мою точку зрения, скорее решил, что спорить с такой упрямицей бесполезно. И на том спасибо…

— Лилея… — Я с беспокойством посмотрела на бледную плетельщицу, которая крепко держала в руках тонкую серебристую нить, уходящую к мерцающей паутине. — Тебе бы поспать. Я так понимаю, ты сутки или двое не спала.

— Да, надо бы, — вздохнула она, выдергивая из пучка серебряный крючок. — Только надо плетение перенастроить…

— На меня перенастраивай, — сурово проговорил Скай.

— Ладно, — покладисто согласилась она и принялась что-то довязывать.

— Так… — Я немного отсела и сосредоточенно свела брови. — Раз уж мы тут застряли минимум на сутки… Пока Лилея не уснула, предлагаю поговорить.

— Согласен с Мирой, — поддержал меня Джэйд и, сощурившись, посмотрел на безразличного друга. — Может, я хоть теперь узнаю, что же случилось пятнадцать лет назад. А, Скай?

— Пятнадцать лет назад погибли твои родители, — флегматично отозвался тот.

— Расскажи им, — вдруг сказала Лиля. — Смысла держать все в тайне уже нет. Тем более… — Она бросила мимолетный взгляд туда, где спал Чарли, у которого из-за серебристого шлема на голове виднелись только губы и подбородок. — В нашей компании теперь знающих будет трое. Зачем скрываться от остальных?

Я насторожилась, но решила потом вытрясти из нее, чем же грозит Чарли этот… нечаянный вампиризм.

— Лилея, я поклялся, что ничего никому не скажу, — сухо проговорил Скай, глядя поверх наших голов.

— Как преемница главы Цветочного круга, я снимаю с тебя требование следовать этой клятве, — жестко произнесла Лиля.

Эээ? О чем она?!

— Лиль… — тронула ее за рукав Рокси, но плетельщица была сосредоточена на Скае.

— Ты уверена в том, что делаешь? — тихо спросил тот.

— Да, — вскинула голову Лиля. — По древнему закону я имею право доверить тайну тем, кого считаю по-настоящему близкими. Меня даже наказать не смогут: право долга крови не отменить новыми циркулярами. Рассказывай, Скай… Впрочем нет, сначала я. Лови.

Она перебросила нить плетения Скаю, и тот, неодобрительно качнув головой, поймал.

Сама плетельщица встала и отошла немного, чтобы всем было хорошо ее видно. Опустила голову, на миг крепко сжала кулаки и… достала из-за ворота строгого платья кулон — простую звездочку на цепочке. А затем сняла украшение через голову.

— Пресвятая мультиварка… — выдохнула я, совершенно офигевшим взглядом рассматривая изменившуюся соседку.

Наверное, кулон служил для маскировки настоящего внешнего вида, потому что… во внешности Лили появились заметные изменения. Во-первых, ее волосы теперь не казались пепельными. Они были таковыми. Словно на белое полотно щедро высыпали золу. Странный, неестественный цвет резал глаза. Кожа, и без того светлая, стала совершенно бледной, даже прозрачной. Ни единой веснушки, ни одной родинки. Чистый алебастр. Глаза вытянулись к вискам, увеличились в размере и… стали голубыми. Полностью. Белок тоже затянуло бледно-синим оттенком. И это что-то мне напомнило…

— Лиля, — выдохнула потрясенно Рокси, — ты со жрицами из одного народа?!

Точно! Жрицы Богини! Эльфийки! Только у них глаза совершенно синие, у Лили светлее.

То есть моя соседка… эльфийка?! Ааа, блендер чудотворный, я рехнусь скоро!

— Да, — спокойно кивнула Лиля и коснулась пальцами уха. Теперь оно было заостренным. Чуть-чуть, если не приглядываться, то и не заметно. — Точнее сказать — жрицы выходят из моего народа. Они рождаются очень редко и отличными от остальных. Моя самая младшая сестра — одна из них. Но ей всего пять лет.

— Лиль, — шепотом проговорила я, — ты — эльфийка?

— В некоторых мирах нас так называют, — пожала плечами она.

— И вы пришли из мира, проход в который в самом конце этой пещеры? — а это уже был Джэйд.

— Не совсем, — усмехнулась Лиля, показав небольшие клыки, которых до этого я у нее не наблюдала. — В Аррею мы пришли тогда, когда проросли споры Храма.

— Споры Храма? — напряженно переспросила Рокси.

— Давайте, я расскажу все по порядку, пока меня совсем сон не сморил.

Она села и подогнула под себя ноги. И замолчала. Сосредоточенно нахмурилась, видимо, собираясь с мыслями.

Шокировало ли меня то, что моя подруга оказалась не человеком? Пожалуй, да. Нет, ну меня можно понять! Кто бы на моем месте не оказался в шоке?! Вот так живешь с девчонкой в комнате, дружишь, а потом — бабах! — а она эльфийка. Так же и крышей поехать можно!

Менял ли этот факт что-то в моем отношении? Вот уж нет! После Ашареса меня нелюдями удивить сложно. А тут всего лишь слегка эльфочка, подумаешь…

Зато теперь у нас будет общий секрет. А это очень объединяет.

— Лиль, — нетерпеливо позвала Рокси, начиная ерзать, — ты уснула, что ли? Айло, моя смерть от любопытства будет на твоей совести!

— Ты еще более странная, чем Мира, — фыркнула та, поднимая на нас глаза. — Особенно если учесть, как ты меня раньше боялась. По нормальной логике, сейчас ты должна с воплями бежать отсюда прочь.

— В лапы оркам? — иронично спросила Роксана. — Я, может, странная, но точно не сумасшедшая.

— Представляю себе эту картинку, — хмыкнул Джэйд. — Из-за пелены, прямо в объятия зеленым тварям вылетает симпатичная девушка с криками «Спасите, родненькие!».

— Да уж, — захихикала я. — Тогда проблема выхода отсюда точно была бы решена. Орки передохли бы от изумления.

Мы дружно рассмеялись, даже Скай усмехнулся. И обстановка сразу же разрядилась.

— Ну вас, — махнула рукой улыбнувшаяся Лиля. — У нас такая ситуация, я вам собираюсь тайну мироздания открыть…

— А мы из всего сделаем цирк, — перебила я ее и подмигнула. — Не повезло тебе с друзьями.

— Повезло, — сразу посерьезнела она. — Еще как… В общем… — Лилея тяжело вздохнула. — В конце пещеры и правда проход в родной для моего народа мир. Но в Аррею мы пришли не из него. Наш мир… давно принадлежит оркам. Они сильнее, их больше, у них нет принципов и запретов. На тот момент, когда Богиня пришла к нам, мой народ почти уничтожили. По нашим летописям, это было больше пяти тысяч лет назад. Она тогда была еще совсем зеленой, юной, и не могла нам помочь. Все, что ей было под силу сделать, — забрать нас с собой. С тех пор мы — народ Богини. Мы кочуем с ней по мирам, оседая там, где прорастают споры ее Храмов. Мы несем ее волю и служим якорем для ее силы, для ее паутины судьбы, в которую она, словно в кокон, пеленает миры.

— Прямо паучиха какая-то… — пробормотала я.

— Паучиха и есть, — спокойно подтвердила Лиля. — В Храмах нет ее изображений, но как человек она выглядит только до середины груди. А дальше — золотистый паук с серебристыми полосками.

— Ужас какой… — прошептала Рокси. — Я и не подозревала…

— А ее случайно не Ллос[12] зовут? — передернуло меня.

— У нее нет имени, — пожала плечами плетельщица и заинтересованно спросила: — А кто такая Ллос?

Я коротко рассказала о самой злобной из известных мне фэнтезийных богинь.

— Нет, наша Богиня не такая, — рассмеялась Лиля, когда я закончила. — Она ничего не требует на самом деле. Наоборот — считает, что ответственна за те миры, что покоятся в ее паутине. Следит за ними, тщательно контролирует все перемены. Собственно, жрицы, которые связаны с ней сильнее, чем мы все, говорят, что она потому почти не отвечает — слишком много приходится держать в поле зрения. В летописях пишут, что раньше она регулярно появлялась в Храмах.

— Но все же паучиха… — Рокси покачала головой.

— Какая разница, как выглядит божество? — иронично спросил Джэйд. — Тебе с ней чаи не распивать.

— Согласен, — кивнул Скай. — За все время, что Богиня покровительствует Аррее, она принесла нам только хорошее. Мне, честно говоря, плевать, насколько она человекоподобна.

— Не могу не согласиться с большинством, — прокашлялась я. — Пауки вызывают у меня опасения, но лично я Богине по гроб жизни обязана. Если бы не она, меня бы на свете уже почти три месяца не было. Так что дай ей… эм-мм… вечность здоровья и счастья. Но вернемся к нашим баранам. То есть эльфам. Лиль?

— Да… Так вот… Мы больше пяти тысяч лет не имеем собственного дома. В принципе не могу сказать, что это кого-то из нас гнетет. Но с тем местом, из которого вышли, мы все равно связаны. Особенно те, в ком проявляется дар плетельщицы. Без контакта с родным миром мы просто не можем ни овладеть силой, ни развить ее. Потому Богиня озаботилась тем, чтобы мы имели доступ к источнику силы — водопаду в сердце погибшей столицы. К нему сейчас идут тысячи порталов из разных миров, и время от времени плетельщицы туда приходят. Он находится в Ледяной роще, потому там безопасно… В основном.

— Эм-м, а как тогда орки через портал прошли? — непонимающе протянул Джэйд. — Если холод для них смертелен. Да и вообще, корявая какая-то система! — возмутился он. — Эти порталы что, проходной двор? Ходит кто хочет! Получается, если бы не было ледяных пещер, нам бы пришлось сражаться с этими зелеными чудищами, которые поперли бы на поверхность!

— Там все продумано. Было, — со вздохом произнесла Лиля. — Но сложились в кучу два фактора… Во-первых, в Ледяной роще тоже существует смена сезонов. Летом ее внешняя граница оттаивает на несколько недель. А наш портал, в силу того, что этот мир для Богини сравнительно новый, находится именно ближе к границе. Второе… наш портал слегка сломан. На него почти одновременно пролилась кровь человека, плетельщицы и орка, и его заклинило. Теперь через него можем проходить не только мы и те, кого мы проведем за руку, а кто хочешь. Этим орки и пользуются.

— Ага, поняла, — кивнула я и рявкнула: — Тогда какого черта ты поперлась сюда, солнце ты наше цветочное, если знала, что можешь нарваться?!

— Не ори на меня, — со спокойным достоинством ответила она. — Я бы и не поперлась. Что-то случилось, потому что сейчас в Ледяной роще должна быть зима. Но снега там и в помине нет, уж не знаю почему…

— Прости, — вздохнула я. — Переволновалась…

— Ничего…

— То есть ты, зная о вероятной опасности, все равно пошла проводить ритуал, — подытожил Скай.

— Это мой единственный шанс. — Лиля недовольно поморщилась. — Мне позарез нужно было его пройти. Я постаралась все сделать быстро и тихо, а потом уйти до того, как орки нас засекут. Моя ошибка…

— Зачем? — вдруг спросил он. — Почему тебе так важно было вместо обычного обряда двадцатилетия пройти ритуал обретения силы? Почему ты не хотела подождать до двадцати пяти, как все остальные?

— Лиль, — непонимающе посмотрела я на соседку, — о чем он?

— Я… тебе тогда, в комнате, не все сказала, — опустила она глаза. — На самом деле к водопаду плетельщицы ходят три раза в жизни — когда пробуждается дар, чтобы помочь ему проявиться, в двадцать пять, чтобы он вошел в полную силу, и… предчувствуя смерть, чтобы слиться с источником. В двадцать лет проводят обряд в Храме, всего лишь.

— Ничего не понимаю, — искренне пробормотала я.

— На меня давят. — Соседка подняла голову. — И это давление слишком изматывает. Я хочу получить официальный статус взрослой, чтобы в мою жизнь прекратили вмешиваться.

— Амере Астре не нравится твоя внезапно ставшая бурной жизнь? — понимающе улыбнулся Скай.

— О да. — Лиля закатила глаза. — Она с трудом пережила, что моя мать выбрала в мужья не просто человека, а еще и переселенца. А уж моя дружба с вами… — Она вздохнула. — Моя бабушка в силу кое-каких личных заморочек слишком консервативна и поддерживает политику умеренной изоляции.

Значит, та суровая плетельщица — бабушка Лили? Тогда понятно, почему она на меня так смотрела. Я же внучку с пути истинного сбиваю! Мишленовские звезды, с некоторыми родственничками никаких врагов не нужно…

— Если бы ты не прошла ритуал, у нее был бы законный способ запретить тебе его проходить до двадцатипятилетия, — заметил Скай.

— Но этого не будет, у меня получилось, — пожала плечами она. — Теперь я полноценная плетельщица. Если бы не то, что случилось с Чарли…

— Что ты будешь делать с ним?

— Я один себя идиотом ощущаю? — недовольно спросил Джэйд, хмуро зыркая на друга. — Эти двое ведут какой-то им одним понятный разговор. И, главное, оба в курсе дела!

— Угу, а нас просвещать никто и не думает, — мрачно подтвердила я. — Эй вы, знающие. Давайте сначала и подробно.

— Да-да, — энергично закивала Рокси. — Не очень-то приятно ощущать себя лишней.

Скай сделал жест рукой, предоставляя Лиле объяснять.

— Для людей кровь орков — катализатор, — тихо проговорила плетельщица. — Она запускает в организме череду изменений.

— Мой брат станет орком? — напряженно спросила я.

— Нет, — качнула головой она. — Изменения не настолько сильны… Повышается выносливость, сила, улучшается зрение и слух — и все в таком роде. В целом Чарли станет сильнее во всех смыслах. Магический потенциал тоже вырастет. Вот только есть одно «но»…

— Кто бы сомневался… — фыркнула я. — Какое?

— Если все изменения с Чарли пройдут без надзора жрицы Храма и вливания эльфийской крови, он сойдет с ума, — тихо сказал Скай. — Станет чудовищем, но не внешне, а внутри. Им будет владеть только жажда убивать и уничтожать.

— Ужас, — содрогнулась я. — Ужас!

— Я понял, нам надо в Храм, и срочно! — выдохнул Джэйд.

— Не переживайте, — успокаивающе произнесла Лиля. — Шлем задержит изменения. А когда мы отсюда выберемся, я свяжусь с родителями, попрошу маму поделиться кровью. И тогда Чарли станет одним из тех редких людей, которые принадлежат и к человеческому роду, и к нашему.

Я облегченно выдохнула. Да, радоваться рано было. И все-таки слова Лилеи вселяли оптимизм. Но… Я нахмурилась, поймав за хвост одну из мыслей.

— Лиль, — я посмотрела на нее, — если твоя мать поделится кровью… Он будет среди ваших считаться ее сыном, я правильно понимаю?

— Да, все так и будет.

— И твоим братом, — мрачно подхватила немедленно просекшая, в чем дело, Рокси.

— Конечно.

— Не вздумай! — воскликнула я и схватилась за голову. — Черт, мне еще не хватало брата потом из депресняка вытаскивать!

— А чем плохо то, что мы станем родственниками? — немного обиженно спросила она.

Я посмотрела на эту святую простоту круглыми глазами.

— Мультиварка чудотворная, ну ты тормоз! — выдохнула наконец.

— Тормоз — это хорошо сказано, — хмыкнул Джэйд. — Даже мы со Скаем заметили, а эта девочка-цветочек и не в курсе.

— Вы о чем вообще? — недоуменно оглядела нас Лиля.

— Это, конечно, неправильно, говорить подобное посторонним, — мягко проговорил Скай. — Но, Лилея… Чарльз вообще-то влюблен в тебя.

— Что? — Она опять обвела нас взглядом, но на этот раз растерянным. — Вы шутите?

— Какие уж тут шутки, — хмуро процедила я. — По уши.

— Но я же плетельщица!

— И что? — Я иронично приподняла бровь. — Чем это принципиально отличает тебя от других девушек?

— Я не человек! — В ее голосе прорезались истерические нотки.

— Ашарес тоже, но наставницу это не остановило, — хмыкнула я. — Причем все в курсе, и никто не против. А он демон, на секундочку!

— Может, Чарли ей просто не нравится, — вздохнула Рокси.

— Я… не знаю.

Вот такой, окончательно растерянной, Лилея выглядела совсем юной. Флер строгой плетельщицы слетел в момент, осталась лишь девушка, внезапно узнавшая, что нравится парню.

— Я… ведь даже мысли не допускала… — Ее широко раскрытые глаза, казалось, смотрели в никуда. — Но что мне делать?!

— Думать, — улыбнулся Джэйд. — Этот воспитанный скромник вряд ли решится признаться тебе вот прямо завтра. Так что время на то, чтобы понять, чего тебе самой хочется, есть. А мы сделаем вид, что этого разговора не было, да, друзья?

Мы дружно покивали.

— Главное, оставь идею породниться с ним через кровь.

— Я поняла… — едва слышно прошептала Лилея.

Вот и чудно. Еще один кусочек проблемы решен. А теперь… С одним всезнайкой надо разобраться.

— Скай, — я с любопытством посмотрела на невозмутимого парня, — твоя очередь. Ты столько знаешь о народе Лили и этом месте, что меня съедает любопытство: откуда?

Он сложил руки на груди и приподнял подбородок:

— В основном из книг. У меня есть доступ в библиотеку плетельщиц в их корпусе.

— Как?! — одновременно воскликнули я, Джэйд и Рокси.

— Я у них на особом счету. Мне даже предлагали то, через что предстоит пройти Чарли, только добровольно. Стать частью их народа.

— За какие такие заслуги? — Я жадно всмотрелась в его лицо.

Скай вздохнул и бросил мимолетный взгляд на ушедшую в себя Лилю:

— Раз уж сегодня у нас день откровений и меня освободили от необходимости держать язык за зубами… Два ледяных зала в этой пещере — моих рук дело.

— Как?! — опять одновременно воскликнули мы.

— Почти так же, как сделала Мира, но с использованием магии воды, а не воздуха, — пояснил он.

— Это не ответ! — возмущенно воскликнул Джэйд. — Сначала давай! Я так понимаю, это и произошло пятнадцать лет назад?

— Да. Пятнадцать лет назад… Я был обычным ребенком. — Скай посмотрел на серебристую пелену, отделяющую нас от орков. — У меня была семья, друзья и все, о чем только можно мечтать… Неподалеку от Шагорских скал есть речка и лесок, прекрасное место для пикников. Именно его облюбовали родители одного из моих приятелей для празднования дня рождения сына. Нас было больше десяти мальчишек около восьми-девяти лет, и время пролетало весело… В том числе был на том празднике мой лучший друг, Алекс. Характер у него был… Как у трех Джэйдов.

— Эй, а что сразу я? — возмутился тот. — Чем тебе мой характер не нравится?!

— Тем, что в неприятности вляпываешься регулярно, — сурово отрезал его друг. — И Алекс был таким же. Веселиться под взглядами взрослых ему наскучило довольно-таки быстро, и он начал лазить по округе. Из поля зрения не пропадал, потому на его шатания внимания не обращали. Но вскоре Алекс примчался ко мне с горящими глазами: увидел плетельщицу и воина, которые целенаправленно шли к скалам. Друг умолял меня пойти с ним, посмотреть, что они здесь забыли. Не могу сказать, что мне было сильно интересно, но оставлять Алекса одного казалось неправильным. Мы с трудом, но отыскали их — они как раз скрылись среди кустов, росших у одной из скал… Выждав некоторое время, мы рванули к этим кустам и обнаружили туннель. Алекс жаждал идти дальше, неизведанное манило его, но я уперся, что не пойду и его не пущу. Мы орали друг на друга долго. В конце концов он окончательно психанул. Сказал, что если я такой трус, могу катиться куда подальше. Достал из кармана маленький фонарик, с которым не разлучался, и вошел в пещеры…

— Ты позвал взрослых? — тихо спросила я.

— Теперь я понимаю: это то, что надо было сделать, — вздохнул Скай. — Но увы… Это ничего бы не поменяло в судьбе Алекса… Я потоптался на месте несколько минут, а потом понял, что не могу просто оставить друга одного. И рванул за ним. Слава Богине, что я никогда не боялся ни темноты, ни закрытых помещений. Просто бежал по темному коридору, выставив вперед руки. Чудом ни за что не запнулся… Вскоре я увидел впереди смутный свет и прибавил скорости: думал, это фонарик Алекса. Что же… — Он вскинул голову и на миг стиснул губы. — Я оказался прав. В первый зал я влетел на всех парах. И успел увидеть, как огромная зеленая тварь своей громадной секирой разрубила моего лучшего друга пополам.

— О боже… — выдохнула я потрясенно, с состраданием посмотрев на обманчиво-спокойного Ская.

Мишленовские звезды, он же был ребенком! Восемь лет… Совсем маленький. Каково ему было увидеть подобное? Черт, а я еще удивлялась, с чего он такой правильный и примороженный! А каким ему быть, если спонтанность и неследование правилам стоили его другу жизни!

— Скай, я не знал… — только и сумел выдохнуть Джэйд.

— Мало кто об этом знает, — сухо проговорил он. — Тот день… не самое приятное из моих воспоминаний, знаешь ли.

— А… как ты спасся? — робко спросила Рокси.

— Примерно так же, как Мирослава в случае с темным инферналом. До того перепугался, что взмолился, жаждая, чтобы ситуация как-то решилась. Плюс я был на грани истерики… Смерть Алекса потрясла меня до глубины души. Все это послужило толчком — у меня инициировалась магия. И потекла именно таким образом, как нужно было, чтобы справиться с орками. Но у моей магии оказался один интересный изъян — если рядом есть ее источник, я становлюсь проводником. В результате так и получилось, что два зала вымерзло полностью, зациклившись на водные ключи. По оценкам плетельщиц, они пробудут в таком состоянии минимум лет двести.

— Ничего себе… — пробормотала я потрясенно. — Потому ты не любишь практиковать магию?

— В том числе, — кивнул парень.

— Орки умерли на месте, да? — спросил Джэйд. — А ты вернулся…

— Нет, — покачал головой Скай. — Я замерз вместе с ними. Но так как эта магия была моей, она меня не убила. Так что через несколько часов меня нашли плетельщицы, которые прибыли после сообщения, что в районе скал пропали два ребенка. Они и обнаружили все: замороженные залы, трупы орков, тело Алекса, меня, покрытого инеем и… то, что одна из них убита на стыке миров вместе со своим спутником. Собственно именно после этого граница и стала проницаема для орков. А я… был разморожен, приведен в чувство и отправлен в Академию. Магия инициировалась раньше времени, потому с тех пор я живу в Академии, в родном доме появляясь очень редко. Да и клятва плетельщицам, которую я дал сразу после того, как мне все рассказали, не позволила бы общаться нормально с родными. Они до сих пор не знают, что случилось в тот день. Думают, что Алекс как-то сам убился, а я с перепугу инициировал магию и закрылся в себе. Так что можно сказать, что ближе Джэйда, с которым мы жили в одной комнате все эти пятнадцать лет, у меня никого нет. Вот такая история, — вздохнул он и отвернулся.

— А я-то думал, почему у тебя были такие сумасшедшие глаза, когда мы познакомились. — Джэйд вздохнул. — А потом еще пришлось наблюдать, как ты наращиваешь броню, увеличивая дистанцию с остальным миром…

— Это было необходимо, — пожал плечами Скай. — Ты тогда тоже был отнюдь не образцом дружелюбия.

— У меня родители погибли, на секундочку, — буркнул тот. — И тоже на моих глазах. Я последовательно инициировал все стихии, чтобы их спасти, и ничего не вышло! Каким я, по-твоему, должен был быть?!

Скай поднял руки: мол, и не собирается спорить.

— Так вы вместе жили в корпусе для малышей? — Я решила немного переменить тему.

— Угу, — кивнут! Джэйд. — Более того, мы почти два года были единственными его обитателями. Может быть, если бы не это, и не стали бы друзьями. Но я ни о чем не жалею. — Он открыто улыбнулся другу.

— Я тоже, — отзеркалил улыбку тот.

— А Лиля уже спит, — вдруг сказала Рокси.

Мы дружно посмотрели туда, где сидела плетельщица. Оказалось, что за то время, пока Скай рассказывал свою историю, Лилея улеглась рядом с Чарли и уснула.

— Неудивительно, — вздохнула я. — Она несколько суток не спала. Как не отрубилась еще раньше?

— Вы тоже ложитесь, — проговорил Скай, поглядывая на серебристую пелену. — А я подержу наш щит.

— Уверен, что не вырубишься? — с сомнением спросила я. — Может, посидеть с тобой, поотвлекать?

— Благодарю за заботу, — с легкой усмешкой сказал он, — но я справлюсь. Меня тренировали и не для такого. Ложитесь.

Я пожала плечами. Как говорится, своя рука — владыка.

Но поспать нам не удалось. Только устроились, только задремали…

— Снаружи идет бой, — веско проговорил Скай.

Мы немедленно взвились на ноги.

— Ты уверен? — напряженно спросила я.

— Не совсем, — качнул головой он. — Но вероятность высока. Пелена плохо пропускает звуки, но судя по отголоскам, снаружи очень шумно. Нужно разбудить Лилею.


Глава 17 | Книга рецептов стихийного мага | Глава 19



Loading...