home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

Лилю растолкать удалось с трудом. Все же конкретный недосып — не шутки, ее организм до последнего сопротивлялся. И даже новости о том, что снаружи бой, толком не помогали. Так и получилось, что когда соседка все же проморгалась и сумела сделать в плетении дырочку, чтобы посмотреть, что там творится… Смотреть, собственно, было уже не на что. Орки валялись бездыханными трупами, по залу рассредоточились суровые мужчины с оружием в руках, а в нашу сторону шли трое плетельщиц во главе с амерой Астрой.

— Не удивляйтесь, сейчас меня будут отчитывать, поморщилась Лилея, торопливо увеличивая дыру в плетении.

Когда ее бабушка остановилась напротив своей внучки, мы были готовы… ко всему. Лиля стояла впереди нашей группки в истинном облике и с гордо поднятой головой, а мы выстроились сзади, плечо к плечу.

— Я знала, что это плохо закончится, — сухо проговорила амера Астра, недовольно оглядев Лилею. — Ты открылась людям? Совсем с ума сошла с тех пор, как подружилась… — Тяжелый взгляд на миг скользнул по мне.

— Это моя жизнь и мои друзья, — не менее сухо отозвалась она. — В отличие от вас, амера, они рванули ко мне на помощь, только заподозрив, что я в ней нуждаюсь. И если бы не они, вскоре здесь было бы два трупа. Вы бы, амера, лучше извинились перед Мирославой и поблагодарили ребят за мое спасение.

Старшая плетельщица шумно вздохнула и, по-прежнему не глядя ни на кого, кроме внучки, ровным тоном сказала:

— Я, безусловно, благодарна людям за то, что ты осталась жива. Возможно, мне и правда стоило прислушаться к словам леди Ашай. Но, Лилея… Не кажется тебе, что ты сама все это заварила? Я думала, что ты уже вышла из того возраста, когда дети бунтуют против взрослых.

Поведение амеры Астры начало меня злить. То, как она выказывала свое пренебрежение нам. То, как она делала из Лили несмышленого ребенка… Все это заставляло сжимать кулаки от гнева. Если бы не ладонь Ская, которая вдруг легла на мое плечо и предупреждающе сжала, я бы, наверное, сорвалась и наговорила старшей плетельщице каких-нибудь гадостей. А так лишь недоуменно посмотрела на парня, который слегка качнул головой, а затем одними губами прошептал:

— Это ее битва. Не мешай.

— Вот как? — меж тем зло процедила Лиля. — А всю жизнь лепить из меня замену себе — это правильно, бабушка? Это по-взрослому?

— Лилея! — ахнула одна из плетельщиц, что пришли с амерой Астрой. — Как ты себя ведешь?

— Не вмешивайся, тетя, — рыкнула окончательно разозленная соседка. — Если тебя устраивает то, что она всегда принимает решения, как жить остальным членам нашей семьи, — это твой выбор. А мне надоело! Я хочу жить, не скрываясь за маской холодности и отстраненности от всего мира! Я хочу веселиться с друзьями, в конце концов, хочу, чтобы они у меня были! А не специально отмораживать каждого, кто осмелится приблизиться, потому что люди недостойны этого! Вы только вслушайтесь! Недостойны! То есть воля Богини, которая обласкала их своими милостями, для тебя, бабушка, пустой звук? Ты лучше нее знаешь, кто чего достоин?!

Голос Лили словно взмыл вверх и оборвался.

Две плетельщицы, старшая и младшая, стояли друг против друга с перекошенными от злости лицами, и воздух вокруг так и искрил от напряжения.

Мне очень хотелось вмешаться, выйти, сказать хоть что-то. И я, чтобы не натворить глупостей, схватила ладонь, так и покоящуюся на моем плече, обеими руками. И крепко сжала, словно пытаясь забрать хоть немного спокойствия и выдержки Ская. Он немедленно оказался за моей спиной и шепнул на ухо:

— Спокойно. Не дергайся. Она молодец, все делает правильно. Лилея сильна, у нее все получится. Вот увидишь.

И эти тихие слова немного расслабили меня.

— Совсем с ума сошла, — резко выпрямилась амера Астра. — Нет, я этого так не оставлю. И то, что ты прошла ритуал, ничего не меняет, ситуация критическая. Ты немедленно переселяешься из общежития. Мы найдем тебе временное обиталище вне Академии. А потом я подниму вопрос, чтобы наши девочки не учились…

— С этими недостойными людьми? — с ненавистью выплюнула Лиля, а потом тоже выпрямилась: — В таком случае, как только я отсюда выйду, свяжусь со жрицами. И сообщу им, что вы, амера Астра, считаете себя умнее Богини. И, как уже полноценная плетельщица и ваша официальная наследница, поставлю вопрос о том, что вы не имеете права занимать должность главы Цветочного круга.

— Что?! — не поверила своим ушам старшая плетельщица. — Да как ты смеешь?! Я знала, что дурная кровь покажет себя!

Дурная кровь?! Я не ослышалась?!

Сдерживаться больше не осталось сил. Я аккуратно сняла со своего плеча руку Ская, и тот лишь вздохнул, но останавливать меня не стал. Видимо, понял, что бесполезно.

— Дурная кровь? — обманчиво ласковым голосом переспросила я, выходя вперед. — Это вы так о людях, многоуважаемая амера? Какой выдающийся расизм. Какой невероятный снобизм. Мне казалось, вашему народу, осененному благодатью Богини, долженствует быть мудрым, а не высокомерным. Справедливым, а не спесивым. А оказывается, вы просто считаете себя выше и лучше нас, людей. Надо же, дурная кровь…

— Леди Ашай, вас это вообще не касается, — холодно процедила амера Астра и ожгла меня недовольным взглядом.

Кажется, то, что мы все видели ее срыв, амере не нравилось.

— Да ладно? — криво ухмыльнулась я. — Не касается? Вы назвали кровь моего народа дурной. И это меня не касается? Там, — я махнула рукой назад, — лежит мой брат. Он, защищая Лилю, наглотался крови орков. И это меня не касается?!

— Что? — растерялась она. — Как наглотался?

— Как глотают! — рявкнула Лиля. — И Чарли надо срочно в Храм! Но сначала… — И после секундной паузы, видимо, взяв себя в руки, она отчеканила: — Я не шутила. Я буду жаловаться на вас, амера Астра. Считайте, что сегодня чашу моего терпения переполнила последняя капля. Вы испортили жизнь моей тете, по сути, убили моего дядю, и только моей матери чудом удалось отстоять право самой выбирать путь. И, напомню, кровь моего отца дала миру меня и Амину. Так какая же она дурная?

— Мы поговорим в Храме, — даже бровью не повела амера Астра. — Ты просто устала и…

— Нет! — гневно воскликнула она. — Никакого…

— …разговора с моей дочерью без моего присутствия у вас, амера, не будет.

Я растерянно посмотрела на выход из зала. Там стоял высокий мужчина лет сорока в легком кожаном доспехе. В одной руке он сжимал меч, второй придерживал на плече маленькую девочку. Та бесстрастно взирала на нас с высоты бездонными синими глазищами. Жрица, пусть и будущая.

Это, надо понимать, и есть младшая сестра Лили. И ее отец.

Амера Астра немедленно выпрямилась. Недовольно поджала губы и сухо проговорила:

— Ашер, тебе здесь не место.

— Лилея — моя дочь, — спокойно отозвался он, спуская мелкую на пол.

— Но я ее опекун!

— Его привела я, — бесстрастным звонким голосом сообщила девочка, подходя вплотную к бабушке, и, склонив голову, по-взрослому на нее посмотрела: — Значит, во мне тоже дурная кровь?

Клянусь любимой сковородкой, амера Астра покраснела! Я ощутила злорадство. Так тебе и надо!

— Амина, я…

Но юная жрица, проигнорировав ее, подошла к Лилее. Та сразу же присела, чтобы их глаза были на одном уровне.

— Я счастлива, что ты жива, сестра, — серьезно произнесла девочка. — Прости, я опоздала. Отца не было дома, мы не сразу смогли вернуть его. Но, сестра, — с легким упреком проговорила она, — почему ты не сказала мне, что на тебя так давят?

— То, что на меня и правда давят, я поняла совсем недавно, — вздохнула та. — Да и… Амина, не спеши ты так становиться жрицей. Успеешь еще потерять имя… — видимо намек на то, что у жриц нет имен. — Радуйся детству.

— Я окунулась в это с головой еще в утробе матери, — слегка улыбнулась ее сестра. — Это то, с чем мы рождаемся. Да, я пока могу себе позволить быть ребенком. Но не в те моменты, когда мои близкие оказываются на грани.

Амина резко повернулась и, вскинув голову, посмотрела на растерянную амеру Астру.

— Я услышала много интересного, — сухо проговорила она. — И хочу напомнить вам: один из заветов Богини говорит о том, что мы — гости в этом мире. И с хозяевами стоит сосуществовать мирно, по мере возможности вливаясь в их народ. Ваши действия, амера Астра, идут вразрез с этими словами. Мои наставницы узнают все в ближайшее время. Думаю, нашему народу нужно пересмотреть некоторые… вещи.

По идее, это должно было выглядеть смешно. Мелкая пятилетняя девочка серьезно отчитывает позеленевшую пожилую плетельщицу. Но смотрелась эта сцена жутко. Неправильно.

Взрослое сознание в детском теле. Брр-р!

Не говоря больше ни слова, Амина обогнула остолбеневшую бабушку и с задумчивым видом прошла вдоль уважительно склонивших голову мужчин. Наконец остановилась у одного из них.

— Шаларен, ты примешь в семью человека, — тоном, не терпящим возражений, заявила она.

— Да, жрица, — еще ниже склонился тот.

— Он умный парень и умелый воин. И станет достойным сыном твоего рода.

— Хорошо, жрица.

Она удовлетворенно кивнула и опять повернулась к нам:

— В моем присутствии больше нет необходимости. Я буду ждать вас в Храме. Прекращайте выяснять отношения, у мальчика осталось не так много времени. Поспешите.

И, прежде чем я что-то успела понять, Амина просто исчезла. Вот так стояла и исчезла!

— У вашего народа есть способность к перемещению? — сипло спросила я, пытаясь поймать отлетевшую челюсть.

— Только у жриц, — вздохнула Лилея и робко улыбнулась подошедшему отцу: — Привет, пап.

— Привет, малышка. — Он нежно погладил ее по голове. — Я тобой горжусь! Где там твой рыцарь? Дотащим со всем комфортом!

В общем, скандалов больше не было. Кажется, амеру Астру так потрясла угроза малолетней жрицы, что она ушла в себя и даже на вопросы не всегда реагировала. В остальном все прошло… суматошно. Воины, сопровождавшие плетельщиц, шустро сцапали Чарли и бережно понесли на выход. Отец Лили ушел с ними, так сказать, проконтролировать. А мы остались собирать вещи.

— Что теперь будет? — тихо спросила я у соседки, которая уже успела вернуть более привычный нам облик.

— Хорошо все будет, — улыбнулась она. — Я настраивалась на долгую войну, но оказалось, что даже и боя толком не вышло. — Лилея вдруг посерьезнела: — Бабушка не плохая. Но она из тех, кого Богиня вывела сюда из другого мира. Там… местные узнали, что мы не люди. И устроили травлю. Бабушка лишилась первого мужа и дочери, а сама спаслась лишь чудом.

— Тогда понятно, почему она людей терпеть не может, — невольно посочувствовала я. — Но это же не повод себя так вести!

— Особенно когда занимаешь такой пост! — немедленно подхватила Лиля.

— Кстати, что за пост? — спросила Рокси, подавая мне сложенное одеяло. — Что за Цветочный круг такой?

— Организация плетельщиц, — хмыкнула соседка. — Думаю, вы заметили — мы все носим цветочные имена. Вот оттуда и название.

Выход на поверхность прошел на порядок спокойнее, чем спуск. Несколько раз мимо нас проходили отряды воинов — кажется, пещеру решили прочесать до самого дна.

В Храм мы не поехали. Лиля сказала, что нас все равно не пустят, там будут колдовать жрицы. И они же сообщат, как только появятся новости.

Ну а в Академии… Я огребла конкретных бамбулей. Мне позвонила разъяренная наставница и… Какое счастье, что она далеко и в этом мире не практикуют телесные наказания учеников! Иначе, клянусь своим половником, быть мне битой тяжелым армейским ремнем! Маркиза заявила, что, видимо, у меня слишком много свободного времени, а раз так, то экзамен по программе первого месяца первого курса я буду сдавать на следующей неделе. Я взвыла и была готова валяться в ногах и просить пощады… если бы это помогло. Но так как пытаться разжалобить леди Арлайн было бесполезно, то я… просто пошла спать. День был долгим, изматывающим. А раз все живы, здоровы, а Чарли лечат, почему бы не поспать? Тем более что соседка уже так сладко посапывала… Ну очень заразительно!

Чарли я увидела только на следующий день, после того как расстроенная выползла из зала медитаций вместе с невозмутимым Скаем. Брат подпирал стенку и выглядел… странно. Я не сразу поняла, что не так. И лишь когда Чарльз поднял на меня глаза… осознала: он и правда изменился. Кожа заметно посветлела, а глаза из карих стали бездонно-синими, словно озера.

— Привет, — неуверенно проговорил он. — Я…

Коротко взвизгнув, я бросилась ему на шею. И, крепко обхватив руками, выдохнула:

— Как же я счастлива, что ты в порядке. Ты же в порядке? — Я отодвинулась и пытливо заглянула в его лицо.

— Не сказал бы, — вздохнул брат. — На отражение смотреть странно.

— Привыкнешь, — невозмутимо сказал Скай. — Не так уж сильно ты изменился.

— Предлагаю пойти к нам, я в честь хороших новостей приготовлю что-нибудь вкусненькое! — потерла я руки.

В комнате нас ждали остальные, и атмосфера была до того теплая и… обычная, что Чарли быстро расслабился и вел себя так, как прежде. И только Лиля украдкой, когда думала, что на нее никто не смотрит, бросала на него задумчивые взгляды. Я лишь посмеивалась про себя.

Думай, подружка, думай.

Впрочем, нормально расслабиться не получилось. Ближе к вечеру в Академию пожаловали родители. Оно и понятно: разве можно было пропустить сообщение, что сын вдруг стал не только их сыном. Но внятного разговора не получилось: поведать им, с какой радости Чарли такая честь, мы не могли, нормально пояснить, почему его глаза вдруг поменяли цвет — тоже. С отцом было проще, он сразу понял, что это закрытая информация, и прекратил расспросы. Мать пытала нас до последнего и дико злилась, не получая ответов. Спасла нас молодая плетельщица, заглянувшая в комнату для встреч. Она холодно и прямым текстом сказала матери, что дети (то бишь мы с Чарли) дали клятву и расспрашивать их бессмысленно. После этого леди Шейла Ашай зло фыркнула и гордо удалилась. Отец, вздохнув, коротко попрощался с нами и отправился за ней.

Локальный Армагеддон в одной отдельно взятой семье отменялся.

Жизнь вошла в свою колею.

В понедельник мы весело отпраздновали день рождения Лили. Из Академии нас не выпустили, но, как оказалось, можно прекрасно погулять и не выходя за ограду. Без упивания в зюзю и пьяных танцев.

А на следующий день идиллию подпортила наставница. Она разбудила меня еще до восьми утра и ехидно поинтересовалась, помню ли я, что в конце недели зачет. И, мол, пощады могу не просить, это сладкая месть за все причиненные переживания. Я взвыла и схватилась за голову. На фоне этого вторая новость, что маркиз Рейтбор Фолхар вернулся в Шейлару и с понедельника меня ждет еще и демонология, прошла как-то мимо меня. Какой там понедельник! Мне бы пятницу пережить!

— А главное, она же понимает, что ничегошеньки я не выучу до конца недели, — жаловалась я Скаю на нашем традиционном занятии.

— Не выучишь, — спокойно соглашался он, со сложенными на груди руками подпирая стенку.

— Но спуску мне не даст!

— Конечно, не даст. Леди Арлайн — человек слова.

— И что мне делать? — Я несчастно на него посмотрела.

— Откуда мне знать, Мирослава? — вздернул Скай одну бровь. — Я не жрица Храма, закачивать знания прямо в голову не умею. Могу предложить лишь отменить наши занятия и все посиделки. И чтобы ты сконцентрировалась только на учебе и впитала до срока максимум.

— Максимум — не все, — мрачно покачала я головой. — Боюсь, за любой неотвеченный вопрос меня по стенке размажут!

— Ты преувеличиваешь, — вздохнул он.

Я нервно дернула плечом. Ему-то хорошо говорить! У него небось теория от зубов отлетает! Не то что у меня…

— Мишленовские звезды, как все сложно! — простонала я, задрав лицо к потолку. — Вот если бы с магией разобраться… Это точно смячило бы наставницу.

— Разбирайся, — милостиво позволили мне.

— Спасибо за разрешение, — язвительно фыркнула я. — Может, подскажешь как?

Я ожидала, что он в своем стиле устало вздохнет и сообщит, что и так мне помогает, но Скай меня в очередной раз удивил.

— Есть идея, — склонил он голову набок.

— Слушаю, — немедленно навострила я уши.

— Ты говорила, что тебе легко работать со стихиями, когда ты их одушевляешь?

— Ну да…

— Я тут подумал на досуге… Может, в твоем случае есть смысл войти в транс и поговорить с ними? Это может быть твой личный способ взаимодействия с собственной магией.

— Думаешь, я не пыталась? — Я вздохнула и взъерошила челку. — Черт! Я уже, кажется, все перепробовала…

— Так ты не пробовала, — невозмутимо произнес Скай. — Обращаться как с живыми — да, а разговаривать — нет.

— Как ты себе это представляешь? — иронично спросила я и качнула головой. — Сомневаюсь, что у меня получится всерьез общаться со стихиями.

— Сомнения все портят, — серьезно сказал он. — Отбрось их и действуй. Считай это моим указанием. Вперед, — и кивнул на коврик для медитаций.

Тьфу ты, командир… Впрочем, чему я удивляюсь? После наших приключений в той злосчастной пещере…

Так что под пристальным взглядом своего сурового учителя я уселась в нужную позу и, прикрыв глаза, постаралась максимально расслабиться. Потянуться туда, где клубками засели строптивые стихии. А потом замерла, не понимая, что делать дальше.

— Мира, говори. — Тихий голос Ская звучал, словно через вату. — Проговаривай свою проблему, будто они могут тебя слышать и помочь. Говори, Мира.

Я глубоко вдохнула и… послушалась. Представила огонь и воздух в виде человекоподобных фигур и начала жаловаться. Вот честно, мысленные слова полились сами собой! Причем вместо того чтобы жаловаться на неприятности из-за их сцепки, я принялась плакаться по поводу своей тяжелой судьбы. Сама от себя такого финта не ожидала!

Сначала стихии были безучастными, а затем фигуры начали колыхаться. Едва заметно, но с каждой минутой мелкая рябь нарастала. И вдруг я ощутила, как стихии сами собой рванули по моему телу, привычно встретились в горле и… разделились! Огонь побежал по левой руке, воздух устремился по правой. Я, не веря в то, что получилось, подскочила на ноги и, не говоря ни слова, выкинула правую ладонь вперед. Мощный поток прохладного воздуха промчался по залу и выбил дверь. Тогда я попробовала огненную магию, и она тоже получилась! Дымящаяся рама окна была красноречива!

Ааа! У меня получилось! Они расцепились!

Я взвизгнула от радости и рванула к удовлетворенно улыбающемуся Скаю.

— Спасибо тебе! — Я повисла у него на шее. — Если бы не ты, у меня бы ничего не вышло.

— Да ладно, я же ничего не сделал, — как-то напрягся он.

— Не прибедняйся! — воскликнула я и от полноты чувств звонко поцеловала его в щеку. — Я тебе теперь должна!

Желание найти наставницу и лично похвастаться зашкаливало, потому я просто убежала, крикнув:

— Я к леди Арлайн!

Но напоследок успела заметить, как Скай замер, неверяще уставившись перед собой, и медленно коснулся щеки.


Глава 18 | Книга рецептов стихийного мага | * * *



Loading...