home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Люди в форме любезно проводили нас к воротам Храма, перед которыми стояли два средства передвижения, дико напоминающие нашу карету, с местом для кучера, но без оглобель. Я уже знала — спасибо эльфийке, — что работают такие повозки на магии воздуха. Деталей, ясное дело, мне никто в голову не вложил, но со стороны управление этой таратайкой было похоже на дирижерскую работу: сидит водитель и машет руками всю дорогу.

Перед каретой я замешкалась. Все-таки интересно, как выглядит Храм снаружи…

Я повернулась и с любопытством задрала голову. Высоченный какой… Этажей восемь, по нашим меркам, не меньше. Здесь было пять, но потолки в полтора раза выше. Само здание, как я узнала позже, было правильным шестигранником, вздымающимся над городом, словно башня. И облицовано странным голубым камнем, который, казалось, слабо мерцал. Хм, в темноте бы на него посмотреть… А вот крышу отсюда видно не было.

Чарльз любезно помог мне забраться внутрь, и я с комфортом устроилась на обитом бархатом сиденье. Сопровождающие к нам не присоединились, видимо, устроились во второй карете.

Мы тронулись, и я с облегчением осознала, что ожидаемой тряски не последовало. Полезная все же штука — магия.

Когда карета набрала скорость, моему новоиспеченному братцу позвонили, потому что он поморщился и, извинившись, тронул себя за ухо и начал вполголоса с кем-то разговаривать. Я не вслушивалась, мне было крайне необходимо перевести дух и упорядочить общий кавардак в голове.

Итак, я выбралась. Случилось чудо, я сбежала, да еще и, если верить эльфийке, единственная, кому это удалось. Впору собой гордиться. Более того, меня здесь явно ждали. Мне действительно рады. Даже определили в родовитую семью, и я вроде как тоже теперь аристократка. Вот в чем несомненный плюс того, что у меня есть дар. Теперь нужно акклиматизироваться, обустроиться и вплотную заняться своими планами. Надеюсь, хоть в этом мире у меня получится воплотить свою мечту!

Царапнула мысль: как себя чувствуют мои близкие там, на Земле… Но я быстро ее отогнала. Не время впадать в тоску по тому, чего никогда не вернуть. Нужно использовать второй шанс, раз уж мне его подарили.

Чарльз по-прежнему разговаривал, а я отодвинула шторку и уставилась в окно. Надо же хоть полюбоваться на место, где предстоит жить!

Из того, чем любезно нафаршировала мою голову жрица, я знала, что сейчас нахожусь в столице, которая называется Шейлара. Кстати, Храм Безымянной богини был один на весь мир, потому империя Риатор считалась осененной благодатью, и с ней никто не связывался. Соответственно она была самой большой, влиятельной, просвещенной и так далее. И наивысшая концентрация магов тоже была здесь. Но в последнее время носителей дара рождается все меньше, потому Богиня, питающая слабость к Аррее, начала перебрасывать сюда людей, жизненный путь которых в своих мирах подошел к концу. Таким образом, баланс начал выравниваться: переселенцы принесли с собой не только свежую кровь с магической силой, но также идеи и разработки со своей родины. Это вселяло надежду, что жизнь в Риаторе будет не сильно отличаться по комфорту от привычной мне.

Вид за окном мне понравился. Красивые домики в два-три этажа, перед которыми располагались небольшие садики с цветами и аккуратно подстриженными кустами. Улица была широкая, чистая, вымощенная брусчаткой. Тротуары отделены высокими бордюрами, на них чинно гуляют люди. Наряды дам, правда, напрягли — слишком уж все встречные похожи одежкой на леди Ашай.

— Прости, связывались из Академии, по поводу прошедшей практики, — виновато улыбнулся Чарльз.

— Нестрашно, — пожала я плечами. — Учеба — это святое.

— Кстати, хочешь, завтра экскурсию проведу? — вдруг предложил он. — После курса подготовки и адаптации ты тоже будешь там учиться.

— Вот как? — неприятно удивилась я. — То есть выбора у меня нет?

Чарли посмотрел на меня до того удивленно, что я осознала, насколько сглупила.

М-да, Мира, ну ты даешь… Логично ведь, раз тебя сюда забросили из-за дара, забить на него тебе не позволят. А то, что мне заниматься магией неинтересно, никого не волнует, ведь так?

— А ты не хочешь учиться магии? — все же решил уточнить братец.

— Я всегда мечтала быть поваром, — со вздохом призналась я.

— Поваром?

Изумление парня было настолько велико, что у него, кажется, глаза раза в два увеличились.

— Прости, если для тебя это странно, — пожала я плечами. — Но это и правда мечта всей моей жизни. Мне больше по душе магия специй и колдовство сочетания продуктов, чем все эти фаерболы, артефакты и прочая.

— Тебе будет сложно. — Он на миг поджал губы. — И… учиться в Академии все равно придется. Это закон: каждый одаренный обязан ее закончить. Хотя бы для того, чтобы уметь контролировать свои способности.

— До сих пор они у меня вообще никак не проявлялись. — Я вскинула брови. — Потому…

— Мирослава, — перебил меня Чарльз и покачал головой, — ты не понимаешь. В мире, откуда ты пришла, скорее всего, твои способности и не проявились бы — не было подходящих условий. У нас… они обязательно заработают. И лучше, если это случится под контролем преподавателя. Потому что, учитывая, что у тебя есть огонь, это чревато разрушениями. А для окружающих — как минимум сильными ожогами.

И еще одна вещь, о которой я не подумала…

— Ладно, я поняла, — недовольно, но признала я свою неправоту. — Учиться придется. Сколько?

— Четыре года основного курса и еще два, если решишь посвятить свою жизнь именно магии.

— Значит, четыре… Долго! — пожаловалась я. — Но, кажется, выбора нет…

— И еще, — Чарли бросил на меня странный взгляд из-под густой челки, — мой тебе первый братский совет… Не вздумай больше ни с кем делиться своей мечтой. А особенно с нашей матерью.

— Это еще почему? — широко распахнула я глаза от удивления.

— Не хочу показаться предвзятым… — Он посмотрел на свои сапоги. — Но она способна любую мелочь использовать к своей выгоде. Я уже молчу о такой глобальной вещи, как твоя сокровенная мечта.

Значит, мне недаром показалось, что с ее восторгами не все чисто. Да и отношения в семейке явно гнилые… Но братец-то каков, а? С ходу сдал родную мать со всеми потрохами. Что, закономерно, подводит нас к логичному вопросу…

— А ты, надо понимать, не зря с родителями не уехал, — сощурилась я. — И более близкое знакомство с новоиспеченной сестрой — просто предлог. Решил заранее меня на свою сторону перетянуть?

На его лице не дрогнул ни единый мускул. Он лишь слегка качнул головой и тихо сказал:

— Изначально я просто хотел понять, что ты за человек. Конечно, я надеюсь, что у нас сложатся действительно теплые родственные отношения. Но сейчас в первую очередь меня заботит то, что мать…

Договорить он не успел. Карета резко остановилась.

— Перенесем наш разговор на потом, — коротко произнес Чарльз и вышел первый.

А потом поймал меня, когда я спускалась по ступенькам и, споткнувшись, чуть не грохнулась прямо на брусчатку под взглядами окружающих.

— Мирослава, — удрученно покачал головой братец, аккуратно ставя меня на землю, — тебе же должны были дать правила этикета.

Точно. Он же мне руку подавал. А я, как истинная девушка нашего мира, не избалованная мужчинами с хорошими манерами, ее проворонила.

— Да, было такое, — со вздохом признала я, положив руку на предложенный локоть — хоть тут не прохлопала ушами. — Похожие жесты есть и в нашем мире… Но их используют очень редко, как правило, с мамами или девушками в самом начале отношений. Так что я автоматически посчитала, что это не мне, и все…

— Переучивайся, — покачал головой Чарльз. — Ты теперь не в том ужасном месте.

Я хмыкнула, но комментировать ужасность своего родного мира не стала. Родное — оно родное…

Управление правопорядка оказалось красивым длинным двухэтажным зданием из темного камня, с широкими арочными окнами, украшенными изящной лепниной. Забора вокруг здания не было, зато широкая площадка перед центральным входом оказалась заставлена разного вида повозками. Были здесь и знакомые мне по виду, и совершенно странные. Но рассмотреть все внимательно не получилось бы: сопровождающие торопили.

Мы фактически пробежали по первому этажу, умело лавируя между потоками спешащих по своим делам мужчин и женщин. Кстати, наряды последних меня порадовали: они не отличались от мужских — узкие или широкие брюки, строгие рубашки, жилеты разной длины, пиджаки и кителя. Довольно разнообразно на самом деле. Я присмотрелась. Впрочем, некоторые дамы даже на такой работе не забывали о собственной женственности. Заметила нескольких в платьях, но в функциональных, без стоярусных юбок и тысячи декоративных элементов.

А на одну женщину так загляделась, что чуть не потеряла сопровождающих. Она была в узких брюках, заправленных в высокие сапоги на небольшом каблуке, светло-серой рубашке в крупную клетку с закатанными до локтя рукавами и фривольно расстегнутой верхней пуговицей. Кажется, даже не одной. В общем, сексуально, и очень.

Я зачарованно ее рассматривала, восхищаясь и ощущая… смутное узнавание. И только когда она окончательно скрылась в толпе, а Чарльз потянул меня дальше, осознала: да это же та женщина! В плаще и с посохом! Которая меня спасла!

— Чарли! — Я вцепилась парню в руки. — Кто это был?!

— Как ты… Впрочем, потом. Кто был?

— Женщина! Высокая, с очень короткими русыми волосами! В брюках таких… — Я беспомощно показала, как они обрисовывают бедра.

— А-а-а! — облегченно выдохнул он и лукаво улыбнулся. — Что, профессор и тебя впечатлила? Она на всех производит неизгладимое впечатление.

— Она из Академии? — уточнила я.

Мне нужно ее найти! Хотя бы «спасибо» сказать, что вытащила меня оттуда!

— Да. Маркиза Арлайн Ольвери, одна из легендарного Выжженного поколения.

Что это за Выжженное поколение, я не знала, таких сведений в моей голове не водилось, потому не постеснялась спросить:

— А это кто и чем легендарны?

Он сначала воззрился на меня с искренним изумлением, а затем взмахнул рукой и рассмеялся приятным низким смехом:

— Ох, я все время забываю, что ты о нашем мире знаешь самый минимум. Выжженное поколение — последние из демонологов. Ценой дара они запечатали прорыв темных инферналов и спасли столицу, а может, и всю империю.

С ума сойти, еще и демонологи… А я-то думала, что стихийная магия — это все, что здесь есть. М-да, только теперь я поняла, насколько скудный объем знаний получила. Действительно, самый минимум. Нужно восполнять, чтобы не ощущать себя такой дурой.

— С тех пор не родилось ни одного ребенка с таким даром, — закончил свой короткий рассказ Чарльз. — Так что демонологию убрали из перечня практических дисциплин, оставив лишь теоретическую часть.

Я хотела спросить, как мне встретиться с этой маркизой, но в этот момент вернулись сопровождающие. Как эта троица умудрилась заметить нашу пропажу только у двери нужного кабинета, не понимаю. Тоже мне, профи.

В общем, и этот пункт пришлось отложить. У меня к Чарльзу, однако, столько вопросов уже накопилось! Хоть бери и список составляй, честное слово.

Братца со мной не пустили, попросили подождать в своеобразной приемной на мягком широком диванчике. А меня провели в другое помещение.

Оказавшись внутри, я с любопытством оглядела высокие стеллажи с папками — первое, что бросилось в глаза. И только потом перевела взгляд на мужчину за столом, который учтиво поднялся, когда я вошла. На вид ему было лет сорок, и весь он словно состоял из острых углов. И взгляд у него тоже оказался очень острым.

— Леди Ашай, присаживайтесь. — Он указал на стул напротив себя.

Я молча села и чинно сложила руки на коленях. Понемногу начинала нервничать, потому пальцы потряхивало, и я сжала кулаки, чтобы хоть как-нибудь унять дрожь.

— Позвольте представиться. — Мужчина тоже сел. — Барон Лестер Келри, старший следователь Службы безопасности.

— Очень приятно, — вежливо отозвалась я.

— Приступим, если вы не против.

Я не была против. Совершенно.

И на меня посыпался град вопросов.

Казалось, следователя интересовала любая мелочь, включая погоду за окном и цвет штор в комнате. Каждое мое слово он скрупулезно записывал, но никак не комментировал. Не знаю, как долго это длилось… Но к концу этого допроса я ощущала себя измотанной и выжатой, словно лимон, пропущенный через соковыжималку.

— В принципе, все, что хотел узнать, я узнал, — медленно произнес следователь, аккуратно складывая исписанные листы. — Личность этого Рэора мы выясним, шкатулку с письмами — найдем. Если у вас есть вопросы, леди, задавайте. Не обещаю, что отвечу — тайна следствия, сами понимаете…

— А… вы можете сказать, как я к ним попала? — робко подала голос я. — Мне сказали, я должна была появиться в Храме…

— Точный механизм неизвестен. Злоумышленники научились перехватывать порталы переселенцев. Так что до места назначения вы, фигурально выражаясь, не долетели. Честно говоря, — мрачно произнес он, — я бы с удовольствием потолковал с этим… умельцем. У нас лучшие умы головы сломали, но так и не поняли, как такое возможно.

— Понятно… — промямлила я и встрепенулась: — Скажите, а я… точно в безопасности? Может, они повторят?..

— Не беспокойтесь, леди, — снисходительно улыбнулся следователь. — Изначально, когда начали пропадать аристократы, наследник, будучи сильнейшим воздушным магом, предложил повесить на всех одаренных маячки, по которым их в любой момент можно будет отследить через родовое древо. Парламент единогласно проголосовал за это решение, и в течение следующих нескольких месяцев принц лично поставил метки на всех, наделенных магией. Сильнее мага воздуха, чем он, не существует в природе, снять его заклинание не сможет никто. Вот злоумышленники и взялись за переселенцев, которые получают такой маячок уже в Храме. На вас теперь тоже он есть, так что не беспокойтесь.

То есть пока я в отключке валялась, ко мне сам наследный принц приходил? Надо же, какая честь… Возгордиться, что ли? Впрочем, я ведь не одна такая.

— Кстати, должен сказать, что благодаря вашему побегу у нас появилось серьезное продвижение в деле, — вдруг сказал он.

— А? — непонимающе заморгала я. — В смысле, я рада… Но что за продвижение?

— До этого мы не знали, для чего им маги. Версий было множество… Но подобное даже в голову никому не пришло. Теперь мы знаем, что злоумышленники усиливают себя. И явно что-то готовят… Глобальное. Осталось лишь понять, как они это делают. И конечно же, кто они. Так что, леди, огромная благодарность вам от всего Управления, — и учтиво склонил голову.

Я смутилась и опустила взгляд:

— Да ладно, я просто выжить пыталась… Но рада, если сумела помочь.

— Не у всех есть такая воля к жизни, чтобы рваться на свободу даже в безвыходной ситуации, — наставительно произнес следователь и поднялся. — Еще раз благодарю за помощь, вы можете быть свободны. Мои люди позаботятся, чтобы вы быстро добрались домой. Вам явно следует отдохнуть после всех переживаний.

Тоже поднявшись, я неловко поклонилась и вышла из кабинета.

Чарльз, скучавший на диванчике, моментально подскочил и, подойдя ко мне, обеспокоенно заглянул в мое лицо.

— Два часа допроса не прошли даром, ты выглядишь измотанной, — покачал он головой. — Не думаю, что ты сможешь нормально идти. Мне занести тебя в повозку?

Все же он восхитителен. Учтив, галантен, внимателен, заботлив. И достанется же кому-то такое счастье? Я, как сестра, собиралась проследить, чтобы досталось оно в руки нормальной девушке. Странно это… Почему-то я действительно ощущаю его братом, хотя это родство навязано. Может, это связано с тем, что моя искра горит на родовом древе Ашай?.. Кто знает… Если встречу еще раз жрицу, обязательно спрошу. Впрочем, учитывая, что их всего пять на весь мир и в самом Храме постоянно бывает только одна, вряд ли это случится…

— Спасибо, не настолько я устала. — Я качнула головой. — Дойду сама.

— Ты уверена?

— Уверена, уверена, — тихо рассмеялась я.

Всю дорогу к повозке Чарльз молчал и лишь встревоженно наблюдал за мной. Видимо, и правда боялся, что я свалюсь прямо ему под ноги. Но этого, слава взбитым яйцам, не случилось.

Когда мы разместились внутри кареты, братец вдруг спросил:

— Мирослава, а что это за имя, которым ты меня назвала в коридоре?

— Что? — Я не сразу поняла, о чем речь. — А! Чарли! — облегченно рассмеялась я, и тут же объяснила: — Видишь ли, в моем мире тоже есть такое имя. Среди родных и близких Чарльзов обычно зовут Чарли. Но если тебе не нравится, я не буду тебя так называть.

— Хм, — задумчиво потер он подбородок. — А у Мирославы тоже есть домашний вариант?

— Конечно, — уверенно кивнула я. — Друзья называют… — на миг запнулась. — Называли меня Мира. У нас почти у всех имен есть сокращенные формы.

— А можно мне тебя звать Мирой? — вдруг спросил он. — Мне нравится идея с вариантом имени для самых близких.

— Да, конечно, — беспечно пожала я плечами.

— Хорошо, Мира, — буквально просиял братец. — Ты тогда зови меня Чарли. Но только не при родителях, — спохватился он.

— Ага, я поняла. — Я зевнула и сонно сощурилась. — Слушай, такое ощущение, что у тебя вообще нет близких людей. Ты так радуешься сближению со мной, а ведь мы знакомы всего несколько часов.

— Да, у меня вообще нет близких людей, — спокойно подтвердил он, заставив меня удивленно распахнуть глаза. — Так получилось… Был один друг… Шеридан. Но погиб восемь месяцев назад.

— Соболезную… — только и смогла произнести я.

И мне стало его так жаль! Даже не представляю, каково это — потерять единственного близкого человека. Еще бы он в меня так не вцепился.

— Благодарю. — Чарли склонил голову. — Уже отболело.

— А… почему ты не подружишься еще с кем-нибудь? — не смогла я не задать закономерный вопрос.

— Это… — Он поморщился. — Длинная история. Давай потом, ты уже почти спишь.

— Нет-нет, я слушаю! — вяло возмутилась я и зевнула.

— Я вижу, — хмыкнул он и добыл из-под сиденья сложенный тонкий плед. — Ложись, я разбужу тебя, когда мы приедем.

Ну, я и упираться не стала. Организм и правда требовал хоть немного вздремнуть. Словно ему было мало того, что он два дня в Храме провалялся. Так что я возблагодарила создателя этого транспортного средства за широкий и мягкий диванчик и шустро уложилась на него. Натянула плед до самого носа и моментально вырубилась.


* * * | Книга рецептов стихийного мага | * * *



Loading...