home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Вскоре пыхтящий и бухающий катер доставил Алешу вместе с верным Архипычем на берег. Как оказалось, на сей раз, великого князя встречают с изрядной помпой. На пристани его ожидала немалая толпа народа во главе с высоким артиллерийским подполковником в маньчжурской папахе.

— Верноподданный Порт-Артур, — начал он взволнованным голосом, — рад приветствовать в вашем лице…

Сразу было видно, что говорить речи подполковник не мастак. Постоянно сбиваясь и путаясь, он начинал с начала, снова сбивался и снова начинал. Наконец великий князь не выдержал и, приняв у стоящего рядом чиновника хлеб и соль, тут же сунул его Архипычу.

— Тронут, — решительно заявил он встречающим, — весьма тронут! Непременно напишу государю.

Последние слова возымели волшебное действие. Встречающие разразились радостными криками, а артиллерист и вовсе потерял дар речи. Считая официальную часть законченной, Алеша попытался двинуться дальше, но не тут то было. Толпа и не думала расступаться, но, по счастью, к подполковнику вернулся дар речи и способность соображать и он предложил великому князю и его спутнику свой экипаж. Уже заняв места, он, наконец, представился.

— Здешний градоначальник, подполковник Вершинин.

— Очень приятно, — улыбнулся Алеша, — Алексей Михайлович, а вы…

— Александр Иванович, весьма рад, весьма!

— Если можно мне к…

— К дому? Да со всем нашим удовольствием! Трогай!

Солдат, игравший роль кучера, свистнул кнутом, и лошадка бодро зацокала копытами по булыжнику. Как оказалось все прекрасно знали, где несносный Прохор снял резиденцию для его высочества, и вскоре коляска остановилась около него.

— А дом вам, ваше императорское высочество, вам сняли очень хороший! — неожиданно заявил Вершинин на прощание.

— Вот как, — искренне удивился великий князь, — а мне сказали, что…

— Бордель рядом? Большое дело! Это же Восток, тут во всяком дворе не бордель, так опиокурильня. Нет, если прикажите, так я мигом прикрою…

— Не стоит беспокоиться, я вряд ли здесь надолго задержусь.

— Ну и напрасно, дом весьма хорош, хотя воля ваша!

Пока Алеша прощался в градоначальником, Архипыч подошел к двери и стал решительно в нее тарабанить. Дверь вскоре открылась, и из-за нее показался идеальный пробор на голове Прохора. Недолго думая, старый матрос схватил камер-лакея за ухо, и втолкнул внутрь.

— Ты что же это творишь, сукин кот! Ты бы Алексей Михалычу еще сам бордель снял! Да я тебя пришибу сейчас, тля худая…

— Ай-ай-ай, — заверещал не ожидавший такой подлости Прошка, — Архипыч, ты что, ополоумел? Пусти, больно!

— Пусти его, — приказал вошедший следом Алеша, — ну полно, станет с него! Хотя ты Прохор, прямо скажу, меня удивил.

— Да вы что, — возмутился камер-лакей, — да грех вам такое говорить! Дом хороший, а деньги за него и вовсе смешные.

— Прошка, ты совсем дурак? — Вскипел старый матрос, — нашел на чем выгадать! Хочешь деньги господские сберечь — жри меньше!

Впрочем, делать пока было нечего, и Алеша двинулся внутрь дома. К удивлению великого князя дом оказался со вкусом убран, удачно совмещая в себе восточную экзотику и западную практичность. Присев в удобное кресло и вытянув ноги, он подумал что Прохор, возможно, не такой уж и мерзавец. И тут в комнате появилось новое действующее лицо. Миниатюрная китаянка с очень красивым, хоть и почти детским личиком, одетая в шелковую одежду, глядя на которую Алеша решил, что это кимоно, осторожно вошла, держа перед собой поднос с маленьким чайником и совсем уж крохотной чашечкой. Ни слова не говоря, она установила поднос на маленький столик и, подхватив чайник, каким-то совершенно невероятным способом пустила из носика струю в чашечку, не пролив при этом ни капли. Выполнив этот акробатический трюк, девушка подала чай Алеше и застыла в глубоком поклоне.

— Кто это? — потрясенно спросил лейтенант, глядя поверх черепаховых гребней украшавших высокую и сложную прическу китаянки.

— Сиротка, — охотно пояснил Прохор, — служанка прежнего хозяина. Зовут, кажись, Кейко, или как-то так. Жалко будет, если переехать прикажете. Пропадет девка одна.

Услышав его речь, девушка тоже что-то сказала Алеше на непонятном языке, звонким, как колокольчик, голосом.

— Что она сказала?

— А я знаю? — удивился лакей, — всем хороша девка, только по-нашему ни бельмеса. Прежний хозяин сказывал, что по-аглицки понимает, хоть и не говорит.

— Ты понимаешь меня? — обратился к служанке по-английски Алеша.

Та закивала ему с таким радостным лицом, будто встретила самого дорогого человека.

— Тебя зовут Кейко?

Снова последовали радостные кивки.

— А говорить можешь?

Лицо девушки немедленно стало печальным, но в глазах засветилась такая решимость сделать все, чтобы новый господин был доволен, что Алеша невольно улыбнулся и ласково сказал ей.

— Хорошо. Спасибо, ты можешь идти.

Китаянка тут же поклонилась, и мелко семеня невероятно маленькими ножками, вышла. Великий князь проводил ее глазами, потом отхлебнул чаю и найдя его вкус превосходным, довольно кивнул.

— Пожалуй, мы здесь задержимся. Дом и вправду не дурен.

Впрочем, для Прохора испытания еще не кончились. Когда он вышел с сияющим, будто новый медный пятак лицом, несносный Архипыч, снова притянул его к себе, однако, хватать за ухо не стал.

— А ты, курицын сын, почем знаешь, что девка хорошая? Уже того…

— Да господь с тобой, — отозвался лакей, — нешто я порядка не знаю? В господском доме ни-ни!

— Смотри мне, тля худая!

Но Прохор, не слушая матроса уже выходил прочь, бурча про себя: — «хорошая девка, только дерется сильно, даром что роста с пуговку!»


* * * | Взгляд василиска | * * *