home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Бар «Голодный тролль»

Да, дам и господ, включая меня, собралось немного. Но пока это и есть вся моя команда. Зато какая. Умный гном, прекрасная и смертоносная богиня, дева-воительница где-то по делам бегает, да мудрый тролль в общем зале набирается со своим приятелем, другим не менее мудрым троллем.

А во главе этого стола «Тупой дикарь», в свободное от завоеваний галактики время подрабатывающий простым мусорщиком. Картина маслом. Чуть сам не прослезился.

Но это лирика, проза жизни такова, что как бы бредово эта картина ни выглядела, но она есть. А потому нужно писать ее дальше.

И продолжим мы с нашего невысокого товарища.

– Крав, рад, что нам удалось встретиться. Разговор будет к тебе серьезный. Но для начала у меня к тебе есть один вопрос.

– Я с готов работать на вас, но мне будет необходимо выплатить неустойку Флоту за досрочное расторжение договора, – даже не дослушав мою речь до конца, быстро выпалил гном, будто знал, о чем я хочу с ним говорить, и ждал именно этого вопроса.

Для него это, похоже, был давно решённый, многократно взвешенный и обдуманный шаг, а он только надеялся не упустить подобного случая, и мы его ему предоставили.

– Не думал, что все будет так быстро, – пробормотал я, до этого готовясь долго и упорно уговаривать этого человека, вернее гнома, работать на нас, а тут я даже заговорить об этом не успел.

И это разбудило мою и так не успевшую уснуть паранойю, поэтому я поинтересовался у него:

– Мне необходимо понимать причины вашего шага, чтобы строить наши дальнейшие отношения, – сказал я ему.

На что он ответил:

– Да я вас прекрасно понимаю. Поэтому расскажу свою историю целиком.

И Крав рассказал. Как он попал в Содружество с Терры, его родной планеты. О том, как он закончил один из престижных экономических университетов в их секторе. О том, что он попал под какую-то государственную программу по подготовке молодых кадров, и за его учебу платила империя Атаран и Содружество. Но как следствие, он должен был пройти пятилетнюю отработку по одному из предложенных контрактов или оплатить неустойку за разрыв контракта. Она на тот момент составляла порядка четырехсот тысяч. Ну и наконец, рассказал, как она проходила уже здесь на станции и во что в конечном итоге превратилась для него.

– М-да. Неудивительно, что вы готовы согласиться на любое предложение. Но для нас это ничего не меняет. Мы выбрали вас как высококлассного специалиста финансиста, способного разработать и реализовать нетривиальные планы и подходы к управлению нашими финансовыми активами, оптимизировать наши расходы, повысить доходы и сократить издержки. В общем, вам придется вести всю бухгалтерию нашего небольшого предприятия и заниматься его финансовым обеспечением. Я так понимаю, это вполне стандартная и знакомая вам работа?

– Да, конечно. Управление предприятием является одним из направлений моей основной деятельности, – но несколько смутившись, он продолжил: – Однако я вас должен честно предупредить, что последнее время занимался главным образом рутинными операциями по приведению в нормальный вид бухгалтерской отчетности Военного Департамента станции. К серьезным проектам меня перестали допускать после последнего инцидента, и проект по застройке коттеджного городка для нового пополнения является моей последней работой, которую я нашёл в обход своего начальства. Но я готов трудиться и быстро войду в курс всех дел.

Я усмехнулся и сказал ему, как бы отвечая на его сомнения:

– Да я как-то в этом и не сомневаюсь особо. Твой проект этому прямое свидетельство. Уж от тебя пользы там будет гораздо больше, чем, например, от меня, так что с этим никаких проблем нет. А теперь к делу. Ты говорил, что необходимо выплатить неустойку и упомянул сумму в четыреста тысяч кредитов. Она не изменилась?

Парень несколько опешил от этого перехода и даже переспросил, как бы не услышав моих последних слов:

– Это всё? А как же собеседование с руководством? Сильно его там прижали, если он до сих пор отойти не может.

– Так это оно и есть, и мы с Энакой решили, что ты нам подходишь. Ведь правда? – обратился я к девушке.

На что удосужился лишь небольшого наклона головы с ее стороны.

– Вот видишь, все нормально. Ты принят в штат. Сейчас обговорим условия работы и твои пожелания, и можно заключать контракт.

Гном все еще несколько пришибленно-удивленно смотрел на меня, но я почему-то решил, что теперь он уже скоро оклемается. И действительно, уже через пару минут он выглядел вполне спокойным деловым человеком, простите, гномом.

– Вот. Так гораздо лучше, – прокомментировал я смену его состояний и переход на деловой стиль общения, – так как насчет точной суммы неустойки? Она тебе известна?

– Да, конечно, – уже более спокойно и взвешенно ответил мне гном, сейчас став очень похожим на тех степенных и обстоятельных персонажей, что изображались в нашей литературе, – на текущий момент она составляет триста пять тысяч кредитов. Часть суммы я смог погасить, остальная уменьшилась по мере уменьшения остаточного срока по контракту.

– Хорошо. Мы ее тебе закроем. Теперь я хотел бы услышать о твоих ожиданиях от нас.

Гном опешил и честно признался:

– Моей целью было уйти от своих бывших работодателей, и о своем будущем я пока как-то не задумывался. По правде говоря, опасался, что его может не быть. – И понуро опустил голову.

– Понятно. Ну, это, конечно, не вариант. Но мы это учтем и твои опасения тоже. Давай сделаем сейчас так. Тебе же была интересна должность помощника начальника вашего управления, которую занял сын твоего начальника, как я понял?

– Да, вы правы, – согласился со мной Крав.

– Тогда какие условия работы и оплаты тебе предлагались там? – спросил я у него.

Гном задумался и начал перечислять.

– Служебное жилье в одном из более-менее нормальных секторов станции. Но, конечно, не на центральных уровнях основного горизонта. Где-то в районе нижнего или верхнего четырнадцатого-пятнадцатого. Там и жилье не слишком дорогое, и проживают в основном служащие, флотские и войсковые вольнонаемные, наемники или технический персонал станции, а также переселившиеся на станцию шахтеры и колонисты. Кроме того, мне обещали около пятидесяти тысяч ежемесячного оклада. Неплохо, если не нужно платить за жилье. Плюс ежегодное обучение для повышения квалификации и, главное, это обновление нейросети и имплантатов до необходимого пакета минимум третьего уровня, а то у меня до сих пор стоит базовый набор, установленный перед поступлением в университет. Вроде все. Но мне так много сейчас не нужно, я же понимаю, что для вас я темная лошадка. Жить я могу и на старой квартире, нейросеть меня устраивает, благо у меня достаточно высокий интеллектуальный индекс. Остаются только деньги. И названная сумма меня вполне устроит, тем более она и так практически в два раза больше того, что получаю сейчас я.

Парень реалист и объективно смотрит на вещи, не ждет каких-то подачек. Готов трудиться ради своего будущего, и, похоже, не глуп.

«Да, кстати», – вспомнил я кое-что.

– Крав, можно взглянуть вашу индивидуальную карточку? – попросил я у него, протягивая руку.

– Да, конечно, – сказал тот и передал мне небольшую пластинку.

Я взял его карточку, первоначально мало чем отличавшуюся от моей, но буквально мгновение спустя она приобрела некую мутноватую прозрачность с небольшим дополнительным списком и некими особыми комментариями, сразу обратившими на себя мое внимание.

Эти изменения с карточкой гнома поразили не только меня. Тот сам удивленно смотрел как на пластинку, зажатую у меня между пальцев, так и на меня. Девушка же очень подозрительно и задумчиво пыталась разглядеть что-то во мне самом.

«Надо будет узнать у нее, чего все это значит. Энака явно не удивлена происходящим. Такой эффект Индивидуальных карт ей известен, но она удивилась тому, что его вызвал именно я. А вот гном, похоже, поражен, и сильно».

Ладно, что там у нас появилось интересного и новенького?

Первой в глаза бросалась надпись.

«Объект № 678954244-XXТ. Необходимо ограничить максимальный уровень доступа. Благонадёжность объекта вызывает сомнения. Замечен в порочащих честь офицера Флота связях. Слабо контролируем. Самоволен. Не дисциплинирован. Халатен. Более трех раз получал взыскания за не вовремя закрытые проекты, для работы в которых привлекался как сторонний специалист. Рекомендация: отказать в прошении на повышение в должности и препятствовать дальнейшему продвижению по служебной лестнице. Куратор – майор ВРФ (Внешней Разведки Флота) Де Рак».

Вот и причина, почему нашего парнишку закрыли в его отделе, тогда как все остальные смогли оттуда слинять. Его начальник, этот Де Рак, хотел привязать его к текущей должности и месту работы. Для этого воспользовался своими связями.

Ну а дальше его карточка уже ничем особенным не отличалась ото всех остальных.

Вот что там было написано.

Крав Сеар.

Пол – мужской.

Природные физико-интеллектуальные и ментальные параметры (без учета установленных имплантатов и нейросети):

Физика – 16

Психическое сост. – 13

Интеллект – 221 (Память – 140)

Ментоактивность – F3.

Установленные биоимплантаты и нейросеть.

Базовая нейросеть:

+ 10 % на интеллектуальный индекс,

+ 5 % на память,

+ 8 % – физическое состояние.

Имплантат на память + 25.

Базы знаний:

Базовый пакет «Управленческая деятельность» – 7 ур.

«Экономика и финансы» – 7 ур.

«Юриспруденция» – 7 ур.

«Общественное устройство» – 5 ур.

«Банковские системы» – 5 ур.

– Ну что я могу сказать, – обратился я к нему после просмотра его Индивидуальной карты, – ты явно гораздо проницательнее и умнее, чем кажешься на первый взгляд, ну и тем более хочешь показаться на второй. Но, несмотря на всю твою скромность, среди нас всех у тебя на данный момент наиболее высокий уровень подготовки и изученных баз в этом вопросе. А поэтому мы тебя берем, и вот что мы готовы тебе предложить.

Я задумался над тем, что можно ему сказать по оплате, по потом решил не жадничать и продолжил:

– Мы принимаем тебя на должность финансового директора в нашу фирму. Оклад ставим двести тысяч в месяц и десять процентов от сэкономленных тобою ежемесячных затрат нашего предприятия.

По мере моего небольшого монолога глаза гнома превращались в два огромных выпученных шара. Так сильно был удивлен Крав.

– Кроме всего прочего, мы курируем постройку того коттеджного поселка, проект для которого ты готовил, и у нас есть возможность втереться туда. Там на льготных условиях мы сможем снимать жилье для наших сотрудников. Описание квартир тебе, наверное, известно?

На этом месте Крав кивнул мне.

– Хорошо, – продолжил я, – через три недели строительство домов будет завершено, и ты сможешь за пятнадцать тысяч кредитов, это фиксированная цена сотруднику нашей компании, снять для себя там одну из квартир. Выбора у нас особо не будет, я зарезервировал под вас с Энакой по одной четырехкомнатной квартире. Так что из этих двух можете выбрать себе любую. Но я думаю, вы не подеретесь.

– Конечно, – подтвердил мои слова гном, покосившись на девушку.

– Теперь о главном. Условия работы тебя устраивают? – прямо спросил я.

– Да, – немного подумав и все взвесив, ответил гном.

– Тогда лови контракт и подписывай его. Я пересылаю тебе первую зарплату и средства на погашение неустойки. Энака, прости, ты меня покорила, и о таких простых вещах я сразу не подумал. Тебе я тоже пересылаю первую зарплату. Это число каждого месяца для вас теперь день зарплаты. Кстати, а какое сегодня? – И я посмотрел на календарь.

Тринадцатое. И почему я не удивлен.

– Хорошо. Поздравляю новых сотрудников со вступлением в свои должности и поступлением на работу в фирму «Тупой дикарь». Простите за название, но это над нами так пошутили при регистрации.

– Без проблем, можно переделать, – сразу оживился Крав.

– Нет. Не нужно. Название уже принято, тем более нам оно нравится. Отражает суть, так сказать. Теперь о делах.

И отхлебнув тонизирующего напитка, я начал рассказывать.

– Крав, у нас есть несколько объектов недвижимости и прочего имущества, тебе придется провести минимизацию расходов на их обслуживание. Далее. Наша фирма участвует в паре крупных проектов, руководство и сопровождение которых перейдет к тебе и Энаке. Ты отвечаешь за финансово-правовую сторону вопроса, она за обеспечение безопасности. Общая мысль ясна?

Кивки со стороны девушки и гнома.

– Тогда первое. Застройка третьего нижнего уровня. Он полностью принадлежит нашей фирме. Как и все коттеджи. Остальные у нас их только арендуют, примерно ближайшие двадцать лет. Все условия аренды и постройки жилья оговорены в договоре. Ловите.

И я отправил им первую пачку документов.

– Кстати, именно там вам предлагается впоследствии арендовать жилье. По сути, это своеобразная служебная квартира. Но это так, к слову. В идеале вы контролируете строительство, последующее расселение, организацию и построение инфраструктуры уровня, пропускной режим, степень обеспечения безопасности жителей на нашей территории. Это по первой части проекта. Но есть и его продолжение. Кроме всего прочего, там будет организована не только жилая зона, но и планируется небольшой деловой центр, а также достаточно комфортная и обширная зона отдыха. За подряд по договоренности готова взяться та же строительная фирма, что ведет строительство коттеджного поселка и сейчас. Их дизайнер предложил оригинальный и как будто созданный под нас проект по дальнейшей реорганизации уровня. Вся документация в файле. Его я уже вам переслал.

И убедившись, что они нашли необходимые документы, продолжил рассказывать:

– Доступ к счету по выделению средств на реализацию данного проекта мне открыт. Предварительно проект одобрен. Теперь все зависит от тебя, Крав. Ты должен сказать, выгоден ли он для нас и насколько. Предоставить свое видение финансовых вложений в это дело и прибыль, полученную от них. Так что судьба этого проекта в твоих руках и последнее слово за тобой.

И посмотрев на немного струхнувшего гнома, стал говорить дальше.

– Кроме всего прочего, через три недели строители сдадут готовый к заселению поселок. Тебе, Энака, к тому времени необходимо наладить контроль периметра для всего сектора и обеспечить его безопасность. Первая прибыль поступит к нам только через месяц после приемки коттеджного поселка и заселения туда новых жильцов.

Посмотрев на них, я отхлебнул напитка и продолжил:

– По содержанию уровня. Крав, тебе придется перепроверить все статьи расходов и по возможности как-то оптимизировать их. На текущий момент по предварительным прикидкам, которые я делал на основании стандартных выкладок, содержание нашего жилищного комплекса будет обходиться примерно в пятьдесят пять процентов от общей прибыли. На мой не очень профессиональный взгляд, получилась достаточно приличная цифра чистого дохода, но ты, может, как специалист, заметишь еще что-то, что было мною упущено.

И немного подумав, сказал:

– По первому проекту у меня всё. Какие есть вопросы? Крав задумался, но потом все-таки сказал:

– Я быстренько пробежался по проекту, предложенному строительной фирмой, и оценил выставленную нам плановую стоимость. Если посидеть, то ее можно уменьшить процентов на пять, но для проведения этой работы нужна как минимум хорошая вычислительная база. Оптимизация, пересчет, хранение нашей бухгалтерской и финансовой отчетности. Нужен искин. Как минимум средний. В дополнение необходим постоянный офис для фирмы, если мы хотим заявить о себе как о серьезном предприятии. Это место размещения управляющего и вспомогательного персонала, поста оператора, комнаты ведения переговоров. И там же нужно будет разместить необходимое оборудование, например тот же искин. Потребуются дополнительные денежные затраты на текущие расходы. Порядка пятисот тысяч кредитов по моему ведомству. Они уйдут на аренду офиса, покупку или аренду стационарного искина. Я уверен, что и Энаке понадобятся некие финансовые вливания на установку датчиков слежения, сигнализацию, постановку модулей по организации безопасного периметра жилого сектора, делового центра и зоны отдыха, заключение договора с каким-нибудь нормальным отрядом наемников, для выполнения спецпоручений и особых задач, покупку охранных дроидов. Я точно не могу назвать суммы, которая может понадобиться, но судя по моим старым проектам, она будет примерно равна миллиону кредитов. Тем более, как я понял из вашего рассказа, вы собираетесь организовать полноценный центр оперативного управления, подобный тем, что есть на военных базах. Я прав?

Энака ему кивнула в ответ. Я лишь пожал плечами, так как не знал, что идея, выдвинутая мной, это некий аналог уже существующей системы, но и отрицать этого не мог. Есть и есть, кто его знает?

Оценив нашу реакцию, он добавил:

– Тогда это еще как минимум миллион кредитов. Мы можем рассчитывать на эту или сравнимую с ней сумму на текущие расходы или такие этапы реализации необходимо будет сдвинуть на момент поступления первой прибыли?

– Да, это предусмотрено. На ваши работы выделено три миллиона кредитов. Но учтите, деньги имеют свойство заканчиваться.

Энака усмехнулась и впервые за все время разговора произнесла:

– Слушая тебя, про это как-то забываешь. Ты хоть понимаешь, какими деньгами сейчас оперируешь? – уже достаточно серьезно спросила она у меня.

– Конечно, – ответил я и, усмехнувшись одними глазами, продолжил: – Виртуальными. Это нематериальные ценности. И вообще деньги зло. Вот мы его и искореняем всеми доступными нам силами.

И немного помолчав, сказал:

– Я так понимаю, вопросов на эту тему больше нет. Тогда еще два комментария. Офис у нас есть. Ловите координаты. Энака, на тебе его проверка, установка сигнализации и организация его охраны. Крав, на тебе его обустройство и закупка необходимого инвентаря, мебели, оргтехники и прочего декора. Координаты офиса у Энаки уже есть, ты, Крав, их тоже лови. И я переслал гному координаты приобретенного мною офиса на шестом уровне.

– Ничего себе, – удивился гном, – аренда там дорогущая, может, найдем офис где-то в более дешёвом секторе станции?

– Ты не понял. Это наша собственность, так что аренды нет. Только оплата коммунальных услуг.

– Замечательно, – обрадовался гном и стал ожидать продолжения моей речи.

– Следующее. Тебя устроит большой станционный искин, класса «Управленец»?

– Конечно. Это же искины уровня управления станциями или большими космическими доками. Но где мы такой аппарат возьмем? Да и стоят они очень дорого.

– Это уже мои проблемы. Считай, что у тебя будет один такой.

Гном посидел, молча посмотрел на меня, а потом ответил:

– Если у нас будет хотя бы один такой суперкомпьютер, мы сможем перекрывать большую часть задач станции, да еще в наличии останутся свободные ресурсы, тем более при нашей мизерной для него нагрузке. Если мы сможем приобрести такой или подобный ему искин, его мощности, как дополнительную статью расходов, можно сдавать в аренду.

– А что, выгодное дело? – сразу как бывалый охотничий пес я встал в стойку.

Гном покивал головой и объяснил:

– Очень. Необходимо только несколько достаточно мощных искинов для объединения их в единый кластер. Чем производительнее система, тем большим спросом она будет пользоваться. Надежное место их установки, с бесперебойным подключением к сети энергоснабжения и выходом в сеть станции и по сути все. Статья расходов на их содержание и обслуживание минимальна. Искины это долговечный продукт и без особого вмешательства могут работать по нескольку десятков лет, единственное, что будет необходимо проводить, это их периодическое программное и аппаратное обновление. И то это не обязательно. А так один раз запустил, и они работают в автономном режиме.

– Понятно. Это интересно. Надо подумать над твоим предложением. Если появится еще что-то стоящее, скажи. Будем обсуждать и думать над этим вместе. А проект по созданию вычислительного центра можешь куда-нибудь себе вписать на будущее, мы его реализуем.

Крав удивленно посмотрел на меня.

– Я готов составить план под новый проект, но ведь мы еще предыдущий не закрыли. А уже о следующем думаем? Мы справимся?

– Ну и что, – не менее удивленно ответил я, – что нам мешает-то заниматься его параллельной разработкой, тем более, как ты сам сказал, особого внимания и вложений он не требует. К тому же рассчитывай на то, что в твоем распоряжении будет приличный искин. А это значит неплохой вычислительный ресурс. Ну и главное, а кто сказал, что мы будем заниматься этим одни? Тебе, как и Энаке, необходимо будет набрать небольшую команду служащих, думаю два или три дополнительных сотрудника. Вам будет виднее. Ведь должен вас обрадовать, что это не единственный наш запущенный в работу проект. – И с усмешкой посмотрел на гнома и девушку. – Так что работы вам хватит с избытком.

– А что за проекты? – спросил гном, Энака лишь прислушивалась к нашему разговору, не проявляя особого интереса.

Но как мне кажется, это была лишь видимость.

– Обо всем по порядку. Давайте закончим с первым вопросом и организационным обеспечением для нашей фирмы. Согласны?

Девушка лишь прикрыла глаза, гном же согласно кивнул, да еще и подтвердил свой жест словом «Да».

– Проект по застройке уровня я вам обрисовал. Офисное помещение мы с вами обсудили. А вот установку искинов я предлагаю перенести на отдельную площадку, особенно если мы в перспективе соберёмся организовывать Вычислительный центр. Какие требования могут понадобиться?

– Ну, это должно быть техническое изолированное помещение, по сути это все, – в этот раз мне ответила Энака. – Организацию энергоснабжения и сети мы сможем обеспечить и сами. Изолированное помещение наиболее просто обезопасить. Тут даже не особенно важно его месторасположение на станции, – закончила она.

– Верно. И на этом мы можем сэкономить, – подтвердил ее слова с финансовой точки зрения Крав.

– Хорошо, принято. Я найду для нас такое помещение. Подождите пару минут.

Мне хорошо запомнился какой-то бункер в одном из верхних секторов, по-моему, четвертый или пятый, последний уровень, информацию о котором я вскользь видел, когда просматривал предложения по продаже площадей на станции, по которым работал с Треей и ее командой. Поэтому необходимо поговорить с нею снова.

А если это нужно, то и поговорим. Тем более мне необходим еще один небольшой склад под переделку портативных утилизаторов.

– Трея, привет. Есть пара минут? Говорить можешь?

– Да, Дим. Конечно. Что-то нужно?

– А что, я просто так позвонить и послушать твой приятный голос не могу? – постарался я ей польстить, но мне не очень поверили.

– Наверное, можешь, но почему-то я в это не верю, – с грустью сказала девушка, а потом снова спросила: – Так что ты хотел?

– Если о делах, то я хотел бы вернуться к вопросу покупки пространственного объёма на станции. Проект еще не закрыли за те несколько часов, что я им не интересовался?

– Нет, конечно, а что? – удивилась девушка.

– Меня заинтересовали пару предложений, и в дополнение я хотел бы обсудить с тобой и еще кое-что важное.

– О чем идет речь? – перешла на деловой тон Трея. «Как же быстро у нее это получается», – подумал я о том, как девушка могла мгновенно переключаться на деловой, серьезный тон общения.

– Первое, мне интересен объект, реализуемый на пятом верхнем уровне. Это какой-то технический бункер, насколько я понимаю, он располагается в теле самой станции, – припомнил я описание того лота, что всплыл в моей памяти.

– Все верно. Он не очень большой и поэтому мало у кого вызывает интерес. Тем более на том уровне и нет ничего, кроме технического, не работающего хлама. Там так же можно почти весь уровень за бесценок выкупить, чуть дороже заинтересовавшего тебя бункера, только его расчистка потом может обойтись в немаленькую сумму. Поэтому он и простаивает. А вот бункер это как раз одна из технологических ниш, туда, по-моему, даже все коммуникации подведены.

– Отлично. Во сколько он оценен?

– Всего сто тридцать тысяч кредитов. Цена, конечно, несколько завышена, так как он не подпадает под программу утилизации по какой-то неведомой нам причине, но если интересно, то доплатите еще тысяч двадцать, и я постараюсь оформить на вас весь пятый уровень. Думаю, мое руководство только радо будет.

– Делай, мы его берем. Оформи его на ту же фирму, что и все остальные лоты.

– Окей, где-то через пару часов все будет готово. Кстати, бункер автономный, если это имеет какое-то значение, и никак не связан с коммуникациями станции, там, по-моему, какой-то свой реактор стоит, от которого он и запитан, нужно разбираться. Мы когда проверяли, только замерили его рабочий объём. И на основании этого выставили цену. На самом деле он несколько больше. Но то пространство занято реактором, генератором и какими-то еще устройствами.

– Хорошо, понятно. Мы все равно его возьмем. Там ближе к делу и разберемся, что делать как с бункером, так и с уровнем.

– Отлично. Тогда коды доступа к нему перешлю после оформления сделки.

– Понял, жду, – и я сразу перевел ей деньги на оформление сделки, – деньги переслал. Проверяй.

– Да. Все получила. Постараюсь сделать как можно быстрее.

Трею, по-видимому, удивило такое доверие к ней.

Сумму на покупку бункера и уровня ей переслали заранее. Такого она еще не видела.

«Учись жить на доверии. Правда всегда выгоднее лжи», – мысленно сказал я ей, не став озвучивать свои размышления вслух.

Вместо этого я дал ей конфетку, чтобы ей лучше работалось.

– Я надеюсь на это. И еще. Бонус. Все, что тебе удастся сэкономить, твое.

– Спасибо, – ответила девушка.

– Тогда следующий вопрос, – продолжил я, – мне нужен небольшой закрытый склад примерно в том же районе, где я уже приобрел один. Там есть что-нибудь?

Девушка пару мгновений подумала, а потом ответила:

– Складов нет, но, по-моему, есть какое-то старое спецхранилище. Как раз в южном секторе уровня, где и расположен твой склад. Оно небольшое и давно заброшенное. Но это отдельное помещение, встроенное в систему переходов станции. Могу предложить его. Обойдется оно всего в тридцать китов.

Посмотрев по схемам, сброшенным мне Треей, я прикинул, что хранилище нам как раз подойдёт даже лучше, чем огромный склад, тем более и расположено оно недалеко от входа на уровень.

– Да, это то, что нужно, – сказал я девушке, – оформляй покупку.

И перевел ей еще дополнительные тридцать тысяч кредитов.

– Да, и еще, – попросил я девушку. – Перешли мне схемы и координаты остальных реализуемых вашим управлением объектов, – продолжил я и дальше раскручивать маховик своих мыслей. – Может, еще что-то интересное замечу. Это не противоречит никаким вашим правилам?

– Нет. Без проблем сделаю, – ответила Трея.

– Хорошо. Условия этой сделки те же, что и в предыдущем случае, – напомнил я Трее, – и относительно тебя в том числе.

После чего немного подумав, продолжил:

– Теперь о главном. У тебя есть желание перейти работать в нашу контору?

Девушка даже долго не раздумывала, а ответила сразу:

– Да.

– Хорошо, я передам твой контакт финансовому директору, ты, скорее всего, будешь работать в его команде. Он с тобой свяжется в скором времени.

– Буду ждать, – просто сказала девушка.

– Ну ладно. Да, кстати, как там наши студенты?

– Все нормально. Проходят полное тестирование для выбора оптимальной настройки нейросети и имплантатов.

– Замечательно. Поглядывай там. Если заметишь что-то интересное, то звони.

– Конечно. До свидания.

И девушка отключилась, даже не дав мне ничего сказать ей на прощание.

«Какие они все тут резвые», – подумал я, возвращаясь к разговору со своими товарищами.

Посмотрев на спокойно сидящую на диванчике креатку и что-то набирающего на своем планшете гнома, я сказал:

– С помещением под вычислительный центр вопрос решён. У нас будет автономный технический бокс, расположенный на пятом верхнем уровне. Весь тот уровень тоже, кстати, принадлежит нам. Подумайте, подо что его можно будет использовать. Он весь завален старым техническим хламом, а потому очень сложен в расчистке, но может у вас появятся какие-то идеи.

Гном кивнул головой.

Я же перешёл к следующему пункту, о котором хотел поговорить.

– Есть уже два кандидата на работу в нашей общей команде. Один на роль оператора, бывший военный оператор оборонной станции Трав Рук. С ним нужно будет поговорить тебе, Энака.

Девушка кивнула головой на мои слова.

– Второй кандидат, это уже сотрудник в твой отдел, Крав. Вот ее координаты, – и я переслал контакты Треи гному, – неглупая и сообразительная девушка. К тому же у нее есть собственная спаянная команда, которая достаточно эффективно действует вместе. Но их привлекать к непосредственной работе не нужно. Разве что на разовые контракты. Нам интересна только девушка.

– Хорошо, я переговорю с ней, – ответил мне гном, – тем более у меня есть еще один кандидат на работу к нам.

– И кто это? – удивился я. «Быстро он сориентировался».

– Мой бывший руководитель. Это человек с огромным жизненным опытом и связями во всем флоте. Я думаю, он нам может здорово пригодиться. Для получения различных контрактов, доступа к военным складам, да и просто для нормального общения с войсковым начальством.

– Согласен. Он будет нам полезен, – не стал отрицать я очевидного факта.

– Это пока всё. Но думаю, мне на первое время, чтобы определиться с объёмом работ, сотрудников хватит, – сказал гном.

– Хорошо. Тогда дальше. Энака, мне не понравилась история Крава про его взаимоотношения с начальством. Думаю, они могут повторить нападение просто из мести или чтобы вынудить его вернуться. Необходимо организовать ему охрану. Найди для него телохранителя, одного или парочку. Как посчитаешь нужным.

– Будет сделано, – четко ответила девушка, уже совершенно не напоминая ту расслабленную кошечку, что полулежала на диване.

– Тогда первоначальное введение в наши дела закончили, идем дальше.

И посмотрев на Энаку, попросил:

– Позови, пожалуйста, Колина.

– Уже, – ответила она.

А через пару секунд дверь открылась, и в нее вошёл огромный тролль.

В зале, кстати, уже начал собираться различный народ, но в нашем направлении никто даже не смотрел.

– Следующим нашим крупным проектом является «Летная школа пилотов гражданского космофлота станции Рекура-4», – сказал я, когда тролль занял один из свободных диванов, – знакомьтесь, это ее новый директор.

Энака лишь похлопала Колина по плечу, видимо, она уже знала об этой новости и теперь лишь выразила свое одобрение, а потом просто сидела и наслаждалась чем-то понятным только ей.

Гном же удивленно посмотрел на нас.

– Но позвольте, школой еще несколько дней назад владел некто Дирод? Я об этом знаю, так как Флот хотел сделать заказ на переподготовку нескольких своих сотрудников из увольняющихся в запас. Так сказать, оформить для них своеобразное выходное пособие. И поэтому мы подбирали не слишком дорогое учебное заведение. А то из-за наплыва новых рекрутов наши собственные учебные классы расписаны на несколько месяцев вперед.

– О как? – удивился я. – Колин, мотай на ус, – и уже обратившись к гному, спросил: – И чем закончилось дело?

– Не знаю. Меня отстранили. Но контракт точно еще не заключен.

– Тогда, думаю, вам с новым директором школы стоит обговорить детали и условия, которые вы сможете предложить Флоту, потом встретиться с заказчиком и постараться привлечь его в нашу контору.

– Сделаем, – кивнул тролль. Крав лишь кивнул головой.

– Это, по сути, и есть ваша вторая цель. Оценка расходов школы, приведение в порядок ее бухгалтерии. Разработка совместно с директором, – кивок в сторону Колина, – рекламной кампании, ну и повышение доходности школы.

И повернувшись к гному, продолжил говорить:

– Организация финансирования и бухгалтерии школы полностью на тебе, Крав. Оклады сотрудников, закупка комплектующих и расходников, нейроустройств и баз знаний. Ищите новые и более выгодные конторы. От этого зависит наше благосостояние, но качество услуг не должно падать, только повышаться. Кстати, тут у меня будет одно предложение, но о нем несколько позже.

«Не зря мне эта компания “НеоТех” попалась. Будет к чему привлечь ее производственные мощности», – рассудил я, вспомнив о доставшейся мне вместе со школой компанией.

Прикинув, все ли сказал, что хотел. Я решил, что напутствий для Крава у меня больше нет, и переключился на девушку.

– Теперь насчет охраны и безопасности школы. Ты, Энака, как обычно должна заняться ее обеспечением, наладить ее охранную структуру. Если мыслить глобально, в рамках всего предприятия, для всех будущих и текущих проектов это основная твоя деятельность. Мы должны сохранить в целостности как физические и людские, так интеллектуальные и виртуальные активы и ценности нашей фирмы. С этим, надеюсь, все понятно?

Девушка лишь пожала плечами и согласно закрыла глаза.

– Теперь о руководстве нашей компании и школы в частности. Энака, Крав, вы теперь руководящий состав всей фирмы «Тупой дикарь», но кроме этого, вы будете входить и в руководящий состав всех наших дочерних предприятий. Например, школы. Там есть директор и два его помощника, это вы. Директор по безопасности и главный бухгалтер. Подобное участие для стимула будет оплачиваться отдельным бонусом. С каждого договора на обучение руководству школы, а это вы трое, уходит пять процентов прибыли, это ваш доход с каждого завершённого проекта в школе, – сказал я всем троим.

И немного подумав, уже только для Крава, как главного бухгалтера школы, пояснил:

– Плюс оклад Колина составляет сто китов, и дополнительно двадцать процентов от чистой прибыли школы в месяц уходят ему как директору школы. Учитывай это.

И поняв, что все произнесенное улеглось в их головах, продолжил:

– С этим всё. Крав, Колин, несколько позже договоритесь о встрече с военными для переговоров по привлечению их в нашу школу. Десять процентов от предполагаемой чистой прибыли по этому контракту можете использовать как откат, для большей лояльности к нам руководства Флота.

И посмотрев на них, уточнил:

– Вопросы есть?

– Нет. Ту все как обычно, включая и откат, – усмехнувшись, согласился со мною тролль.

– Тогда дальше. В школе присматривайте интересные кадры, мы всегда найдем, куда их пристроить или кому их сплавить в качестве новых сотрудников втридорога.

Колин улыбнулся и прокомментировал мое последнее пожелание:

– Надеешься собрать все сливки? Идея, конечно, хорошая, но к нам обычно идут не самые одаренные люди.

– Знаешь, я тут с недавнего времени убедился, что и среди мусора попадаются сокровища. Так что просто внимательно приглядывайтесь к тем, кто вам приходит.

– Это не сложно. Будем брать на заметку каждую любопытную личность, посетившую нас.

– Ну и хорошо, – одобрил я его действия. Колин немного помялся, а потом спросил:

– Если больше нет никаких вопросов по школе, то позвольте мне откланяться. Там накопилась уйма дел.

– Конечно, иди. Если тебе нужно, то не задерживаю. Не забудьте про военных, – напомнил я Колину и Краву.

– Конечно, я уже занес в ежедневник, – ответил мне гном. Тролль же просто кивнул головой, поднялся из-за стола, попрощался с нами и вышел в зал.

– Хорошо. Первые наши проблемы мы обсудили, теперь идем дальше.

– Следующий наш проект, это одно из принадлежащих нам дочерних предприятий. Называется «НеоТех». Специализируется на производстве имплантатов и нейросетей по третий уровень включительно. Работает в основном на экспорт товара в колонии. Фирма полностью принадлежит нам, хотя бывший владелец считал, что у него всего лишь небольшая доля в этой конторе. И это не понятно. Нужно будет прояснить данный вопрос. К тому же до нас не дошли никакие сведения о ее доходах и рентабельности, что тоже странно. Поэтому. Сначала Энака собирает все сведения об этой фирме. Затем Крав разбирается с теми финансовыми и прочими документами, что нам удастся найти. После этого мы приходим туда с аудиторской проверкой и пытаемся выяснить, что же с нею не так. Следующий этап, это подготовка и наладка производства продукции этой фирмы под запросы нашей школы. Это и есть то предложение, которое я хотел озвучить. Проводить закупки у собственного поставщика. Тем более мы можем заказывать именно тот тип нейроустройств, что нам больше всего подходит или необходим на текущий момент времени. Зачем нам что-то приобретать на стороне, когда мы и сами способны производить подобные изделия? По данному проекту пока все, так как по нему у меня нет другой информации. Вопросы? Крав как-то несмело взглянул на меня, немного поерзал на месте, а потом все-таки сказал:

– Я знаю, что это за фирма. Но мое участие в ее жизни и функционировании не слишком повышает мою собственную самооценку.

– И? Давай не стесняйся, что тебе там про нее известно? – заинтересовался я, ведь никакой информации по «НеоТех» мне в сети найти не удалось, кроме прайсов на ее продукцию.

И видя, что он все еще мнется в сомнениях, я ему сказал:

– Ты рассказывай, а мы уж решим, поступил ты правильно или нет. – Как смог, так и подбодрил гнома, не маленький, справится.

Крав еще посидел пару секунд, а потом начал свой рассказ.

– Все началось с того, что один «хороший знакомый» моего начальника майора Де Рака обратился к нему за помощью, – начал парень, – он просил сделать так, чтобы хозяин фирмы не смог никак повлиять на дальнейшую ее работу и хотел вывести из-под его контроля как саму фирму, так и все финансовые активы предприятия. Однако это невозможно было сделать никакими законными средствами. Но их это не останавливало. И вот тогда они обратились ко мне. Я согласился на эту аферу только под давлением Де Рака и его обещанием дать возможность мне уйти из конторы после окончания этой сделки. В тот момент я ему поверил, не знаю, что на меня накатило, но я в себе нашёл хоть немного веры в этого негодяя. А поэтому взялся за это дело. Мною был разработан и предложен рискованный план. Бывшему хозяину представили все так, будто тенденции рынка резко сдвинулись в сторону высокотехнологичного оборудования, и контора теперь стала очень убыточным предприятием. Одновременно был организован финансовый и психологический прессинг. Срочные возвраты по кредитам, перекупленные долговые расписки. Отказы покупателей. Возврат и задержки товара. Как мне потом позже стало известно, Де Рак не останавливался ни перед чем. Было организовано несколько пиратских нападений на арендованные компанией транспортные корабли, перевозящие товар в колонии. Чтобы усугубить ситуацию, пришлось провалить порядка девяти последних контрактов. Все эти действия привели к тому, что буквально за пару недель вполне успешная контора превратилась в балласт, который мог утянуть своего хозяина на дно долгового океана. Покрыть убытки можно было только единственным способом. Организовать торги и распродать фирму по частям. И мы сделали все от нас зависящее, чтобы так все и произошло. И к этому уже шло дело. На тот момент времени нами были собраны достаточные средства, чтобы в случае успеха нашего плана, через подставных лиц перекупить всю фирму по гораздо более низкой, остаточной стоимости. Но хозяин конторы поступил мудрее и обвел всех вокруг пальца. Не знаю, чем был вызван его поступок, но он за пару дней до начала торгов нашел себе компаньона и практически за бесценок передал всю свою долю в фирме ему. И тот стал ее единоличным владельцем. На тот момент мы даже не представляли, кто это может быть. Договор был заключен на одной из колониальных планет, и новым владельцем мог оказаться любой житель той колонии. Но что странно, на протяжении практически шести с половиной месяцев этот второй компаньон так и не появился на предприятии и не выводил из обращения всех доходов фирмы, заработанных за это время, к себе в кошелек. На время фирму оставили в покое. Но никто не освободил меня от обязанности управлять ею. И я воспользовался ситуацией. Это позволило мне вмешаться в устоявшуюся практику работы, проводимой предприятием, оптимизировать и модернизировать текущий технологический процесс. На весь остаток неиспользованного и накопленного капитала я немного переоборудовал и перепрофилировал предприятие. Теперь оно, кстати, может выпускать нейроустройства четвертого уровня. А полтора месяца назад мы совершенно случайно узнали, что последний владелец нашей конторы, оказывается, погиб практически сразу после заключения контракта, когда под его управление был передан полный пакет акций. Его же наследник и правопреемник совершенно не был в курсе тех дел, что творились в компании. Правда, со смертью предыдущего хозяина были связаны какие-то темные и неясные моменты, но как мне сказал знакомый, работающий в службе безопасности станции, следствию так до сути докопаться и не получилось. Единственное, что они смогли выяснить, это то, что все происходящее было как-то связано с нашим первым заказчиком. Но эта темная личность и на этот раз промахнулась. У нового владельца был наследник, о котором я упомянул ранее, ему полностью и отошла вся доля в компании. То есть, по сути, он и стал очередным владельцем компании. Но, как и предыдущий владелец, он совершенно не интересовался делами предприятия, даже не появлялся на его территории ни разу. Хотя, судя по всему, он был где-то здесь на станции. И такое положение дел продолжалось с момента его вступление в наследство. Он совершенно не интересовался деятельностью фирмы, не был в курсе дел, происходящих как там, так и вокруг нее, и такая ситуация длилась по сей день. А буквально вчера кто-то попытался очень грубо и непрофессионально взломать наш бухгалтерский сервер и получить доступ к счетам компании, воспользовавшись кодами доступа, по всей видимости, принадлежащими новому владельцу. Но мы вовремя обнаружили сторонние бухгалтерские проводки и отозвали финансовые транзакции по отчислению средств. Гном на мгновение замолчал, а потом продолжил: – Проверка показала, что этот некто пытался вывести весь финансовый актив компании на отдельный счет, который на момент расследования уже был аннулирован и удален. Не хотелось бы так думать, но все улики указывают на попытку владельца незаконно вывести из оборота все оборотные средства «НеоТех». Ну а сегодня поступило сообщение от одного моего друга и бывшего сослуживца о том, что у компании вновь появился очередной владелец. И я так понимаю, что новые хозяева компании это мы.

– Ну, – задумчиво сказал я, – судя по тем документам, что у меня есть, ты сделал правильные выводы.

– С одной стороны, это очень хорошо, – сказал гном, – я могу переговорить с моим другом. Это мой бывший начальник, именно его я хотел привлечь для работы в нашей компании. А коли так все получилось, то можно постараться договориться с ним о том, чтобы он стал управляющим данного предприятия. Лучшего варианта нам не найти. Он одно время занимался именно этим профилем работ. Тем более управленца в эту фирму искать в любом случае надо, так как на текущий момент из управленческого состава, кроме меня, там никого не осталось. А я не уверен, что у меня хватит времени заниматься таким большим количеством дел.

– Ладно. Я понял, – ответил ему и предложил: – Организуй нам встречу, я хочу познакомиться с твоим другом.

– Без проблем, – согласился гном.

– И еще, – я пока не закончил выдавать поручения, было у меня несколько дополнительных распоряжений, – тебе, как главному эксперту по этому вопросу, нужно написать отчет по финансовому и техническому состоянию компании. А также узнать условия твоего друга, на которых он согласится у нас работать. Я их обсужу с руководством, и мы примем решение по этому вопросу. Но уже сейчас ты наверняка сможешь сказать нам, каков среднемесячный доход от этого предприятия. И, возможно, добавишь еще что-то от себя.

– Ну, – задумался Крав, – в среднем чистый доход составлял примерно шестьсот-семьсот тысяч в месяц. Но это было раньше, до ввода в эксплуатацию новой производственной линии. По моим прикидкам, которые я делал, когда планировал ее внедрение, использование дополнительной высокотехнологичной линии и выпуск нового типа продукции должны повысить доходность минимум на пятьдесят процентов.

Ведь это будут уже нейроустройства четвертого поколения, которые хоть линия и не сможет производить в массовом объёме, что и их старые производственные комплексы, но зато цена такой продукции будет в несколько раз выше нейросетей и имплантатов третьего поколения. Так что рентабельность предприятия должна вырасти.

– Впечатляет, – согласился с Кравом и я.

– Но, – воодушевившись, закончил он, – если нам удастся привлечь Ругина, это о нем я говорил, то я думаю, он сможет еще дополнительно выжать из компании десять-двенадцать процентов. Ведь там никто не занимался общей оптимизацией производства, финансов, закупок. Не объявлял тендера на поиск лучшего поставщика. То есть там есть, где развернуться, ведь это еще огромное непаханое поле работы.

– Хорошо, я понял. Это нужный для нас человек. Постараюсь это разъяснить и там дальше. Но у меня создалось впечатление, что ты чего-то не договариваешь?

Гном немного помялся, но потом все-таки выдал:

– Все еще остались те, кто пытался прибрать к рукам эту компанию, и мне кажется, это не те люди, которые готовы будут все оставить так, как есть. Поэтому нужно быть готовыми к встрече с ними.

«Все верно, – такая мысль посещала и меня, поэтому я готов был поддержать его опасения, – не очень мне верится в то, что кто-то добровольно откажется от такого жирного куска, тем более чужого и с возможностью достаться, можно сказать, просто так».

Я обернулся к Энаке и сказал:

– Бери на заметку. Нужно узнать все про тех, кто кружит над нашей компанией. И обезопасить нас от подобных посягательств в будущем.

– Сделаю, – согласилась со мною девушка, – но команду придется набирать несколько больше, чем я планировала первоначально.

И она ожидающе посмотрела на меня.

– Принято. Действуй на свое усмотрение.

И немного подумав, добавил, уже обращаясь к ним обоим:

– По предварительным подсчетам, совокупный доход нашей фирмы ежемесячно будет составлять порядка четырех миллионов четырехсот тысяч кредитов. Это чистый доход. Из этих денег миллион четыреста будет выделен вам на ежемесячные расходы. В него должны войти как ваша оплата труда, так и оплата труда нанятого нами персонала. Этого достаточно? – спросил я у Крава, так как финансовые вопросы это теперь его компетенция.

– Если не раздувать штат, то этих денег вполне должно хватить. Но мне неизвестно то количество персонала, которое мы готовы принять на работу? Вернее, я могу сказать только за свое направление.

– Давайте подумаем над этим вопросом. Так пятьсот тысяч это оплата вашего с Энакой труда в максимуме. Ваше премирование, как и всего остального персонала, будет заложено в бюджет каждого из проектов, и поэтому не будет влиять на чистый доход. Премию мы выдаем из сверхприбыли. Поэтому необходимо обговорить только численный состав нашей команды и понять, хватит ли у нас на них ресурсов.

– Согласен. То есть на весь персонал у нас остается около девятисот китов. Как я уже говорил, мне для покрытия такого масштабного фронта работ потребуется как минимум трое помощников. Одним из них будет Ругин, я думаю, он вполне сможет совмещать выполнение обязанностей как моего помощника, так и директора «НеоТех». С его окладом проблем не будет, восемьдесят процентов он должен будет получать в фирме «НеоТех» и двадцать процентов у нас. Это нормальная практика, и я уверен, что возражений у него она не вызовет. Суммарно его оклад я думаю установить в сто пятьдесят китов, тогда из общего дохода ему необходима доля в тридцать китов. Далее еще двое специалистов. Средний оклад сотрудников финансовых управлений или экономических отделов составляет от сорока до семидесяти тысяч кредитов. Я так понимаю, для работы у меня вы уже нашли одного человека? Я прав? – и гном посмотрел на меня.

– Не человека, а тролля. Но ты прав, да нашёл. Я думаю, вопросов к ее знаниям и квалификации у тебя не возникнет.

А если чего-то не будет хватать, то она достаточно быстро подтянется. Контакты тебе я скидывал.

– Хорошо. Значит, тут вопросов не возникнет, я предложу ей на первое время минимальную ставку в сорок китов, и если она будет справляться, через месяц подниму ее до семидесяти.

– Делай так, как считаешь нужным, – согласился с ним я.

– Дальше, – продолжил гном, – постараюсь найти одного математика-программиста, можно среднего по своим знаниям, хотя, конечно, хороший специалист был бы лучше, но тут главное, чтобы он мог по сделанному заданию составить математическую модель и на ее основании написать работающий программный модуль.

– А только закончившие университет специалисты подойдут?

– Конечно, тут не требуется знаний какой-то особой специфики, а поэтому все необходимые материалы и практика даются студентам еще во время учебы в университете. Но тут есть один нюанс. В этом случае нам больше интересны те, кто специализируется на постановке задач для сверхмощных искинов. Слышал я, есть у них подобная специализация.

– Хорошо, я подумаю. Есть у меня на примете один вариант, и если он подойдет, я тебе сообщу. Узнать смогу завтра после обеда.

– Хорошо, это не горит. Смотря по квалификации данного специалиста, я буду готов предложить ему от пятидесяти до ста тысяч кредитов. Это я смогу сказать только после собеседования. Если мы найдем хорошего специалиста, а не простого исполнителя, то это позволит нам строить сложные математические вероятностные модели развития тех или иных проектов, что в значительной мере позволит избежать девяноста пяти процентов ошибок и тупиковых путей развития.

– Принимается, – согласился я с его аргументами. Кивнув мне, гном продолжил свои расчёты.

– Итого суммарно на мой отдел уйдет порядка четырехсот китов. Это, включая и меня самого. Что касается Энаки, то количество персонала, которое может ей понадобиться, я озвучить не смогу.

И гном замолчал, ожидая ответа от девушки, которая, похоже, задумалась над тем, что ей предстоит.

– Оставшихся денег не хватит даже на хорошую команду наемников, не говоря уже об остальном персонале. Для найма приличного отряда необходимо от восьмисот тысяч до миллиона кредитов. Сумма отряду выплачивается каждый месяц, сразу полностью, и переводится на их расчетный счет. Распределением финансов внутри отряда занимается сам командир. Премирования при заключении подобного контракта не требуется, но половина боевых трофеев, в случае боестолкновений, отходит отряду. Право на выбор трофеев оговаривается в договоре, но обычно первым идет наниматель. В крайнем случае оговариваются особые условия, к примеру, что все артефакты, высокотехнологичные, уникальные или нейроустройства идут к нанимателю, а все остальные материально-товарные ценности отходят отряду. Отряд может попросить выкупить те или иные трофеи в счет своей доли или за счет собственных средств. Вооружение, экипировка, обучение и доукомплектация отряда происходит за их собственные средства и только в рамках суммы, оговоренной в договоре. Большего наемники с нас не запросят. Если они не справляются, это их проблемы, не нужно было подписываться. Жесткий народ, жесткие правила. Очень сильная конкуренция. Плюс их собственный профсоюз. Они никогда не нарушают контракт. Иначе к наемникам бы никто не обращался. Но за свои услуги они и просят большую цену, а поэтому суть остается главной, необходима большая сумма на наем хорошего отряда бойцов. Восемьсот, а лучше тысяча китов.

– Понятно. Это, конечно, несколько больше того, на что я рассчитывал. Но нас это устроит. Пусть будет тысяча китов. Но все равно постарайся сэкономить по максимуму. Вдруг получится.

– Естественно. Уж как говорить с этими людьми я знаю, – ответила девушка, – но это не всё. Необходим оператор для контроля систем сигнализации. И ты его нашёл. Этому троллю с его опытом работы не стоит предлагать меньше шестидесяти тысяч кредитов. Но в дополнение нам необходим специалист по информационной безопасности. Проще говоря, нужно привлечь к нам хорошего хакера и желательно найти такого как можно быстрее. Нам понадобится специалист самого высокого уровня. А тут нужна сумма не менее ста пятидесяти китов. Но вот только тогда я смогу собрать команду, которая будет готова прикрыть наше предприятие от любых посягательств и внешнего давления.

– Хорошо, безопасность того требует. Ты получишь свои деньги, – и немного подумав, добавил: – Энака, не подведи, я надеюсь на тебя.

– Не подведу, – как-то совершенно по-другому ответила она мне.

Я немного посидел, стараясь понять, какой смысл она вложила в свои последние слова, но так ни до чего и не додумавшись, решил продолжить разговор.

А потому уже обратившись к обоим, спросил:

– Это всё, или остались еще какие-то вопросы?

– Да, – проговорил Крав, – была затронута тема премирования. Какими цифрами нам оперировать в этом случае?

Я задумался, была у меня одна идея, но за время разговора как-то затерялась за остальные мыслями.

«А-а, вспомнил», – обрадовался я пониманию того, что и как необходимо разъяснить Краву.

– Пусть будет так. Есть плановые прибыли, которые тебе придется вывести на основании своих расчетов, – обратился я к гному, – и есть сверхприбыль, которую необходимо стараться получить при работе каждого нашего проекта. В этом случае пятьдесят процентов сверхприбыли от каждого проекта уходит владельцу, остаток делится в пропорции двадцать процентов вам и тридцать процентов тому предприятию, что эту сверхприбыль и получило. Ну а внутри как вы, так и сотрудники предприятия, я надеюсь, сможете ее разделить необходимым для вас способом. Иначе, если это необходимо, я пропишу постоянные пропорции.

– Нет, не нужно, мы справимся, – принял на себя эту работу гном. – Как для нас, так и для бухгалтерии наших дочерних фирм. И проследим, чтобы полученные средства были израсходованы на то, для чего они и были выделены. На премирование всех сотрудников, участвовавших в получении дополнительного дохода и внёсших свой вклад в его формирование и накопление.

– У меня возражений нет, – согласился с ним я, – и если никаких дополнений ни у кого из вас нет, то на текущий момент обсуждение этого вопроса можно закрыть.

Энака и гном успокоились, и один более расслабленно уселся на кресле, а вторая полуразвалилась на диванчике.

«Рано вы расслабились», – с некоторой долей сарказма подумал я и, поняв, что возражать мне пока никто не собирается, продолжил:

– Ну а теперь вернемся к нашему прерванному разговору. Те проекты, что я описал, на текущий момент основные и приоритетные, но есть также несколько начатых или частично реализованных задач.

Гном, да и Энака посмотрели на меня с удивлением, будто говоря: «это еще не все?»

На что я им так же мысленно ответил: «Мол, да мы такие, то ли еще будет».

И поэтому начал рассказ о нашем следующем рабочем проекте.

– Помимо всего вышеперечисленного, за нами зарегистрирована компания по утилизации технологического сырья.

Посмотрев, как сморщила свой носик девушка, я сказал:

– Ну да, некоторые из нас обычные мусорщики, но это мало что меняет.

– Но какую это может приносить прибыль? – удивилась Энака, гном молчал, но было видно, что и он поддерживает девушку. – Я так понимаю, мы же занимаемся утилизацией местного сырья, а не работаем, как космические «крысы».

Конечно, она сказала не «крысы», а назвала какое-то другое местное животное, но смысл я понял именно так. Правда, к ним у нее не было того презрения, что слышалось у нее, когда она говорила о моей «любимой» работе.

«Придется вам с этим смириться», – усмехнулся я про себя и как ни в чем не бывало продолжил:

– У нас автономное предприятие, не зависящее ни от каких внешних подрядчиков. Мы можем оказывать услуги полного цикла работ по данному направлению. На текущий момент у нас в наличии есть один погрузчик марки «Тягач-545», грузовой дроид «Захват-50» и автоматический средний производственный комплекс «Котел-7000». Погрузчик полностью исправен и выполняет все необходимые функции. Дроида необходимо перепрограммировать и запустить в работу. Производственный комплекс должны завтра начать настраивать, максимально оптимизировать и подготовить к технической эксплуатации. Через два дня он будет готов к использованию. Предприятием подписаны бессрочные контракты на подрядные работы для фирм «ГлобалКон», «Быстрый Утиль». Также наша контора зарегистрирована на всех досках объявлений и имеет возможность любое задание или заявку из них взять в работу. Кроме того, мы подписались на бонусные программы «Утилизация и конверсия вооружений», «Исследователь» и «Наемник», что дает нам несколько больше возможностей в нашей работе. И мы их будем активно использовать.

– Какие возможности? – удивилась девушка. – Это обычные заманухи для разных…

Девушка безнадежно махнула рукой, а вот гном слушал меня уже вполне заинтересованно. Он понял, что все наши действия, даже если они и выглядят не очень логично, но чаще всего достаточно обоснованны. Однако надо понимать главное, если обоснования не видно сразу, это совсем не означает того, что его нет. И до Крава это постепенно стало доходить.

Он укоризненно повернулся в сторону девушки и пригласил послушать то, что я все-таки готов им рассказать.

Выслушав гнома и посмотрев на нашу несколько поспешившую в выводах компаньонку, я ответил:

– Подождите. Все расскажу. Первое. Это собственный погрузчик и в перспективе грузовой дроид. Мы можем выполнять заявки на погрузку, перевозку, ну и соответственно утилизацию технологического сырья. Второе, и более важное, это собственный средний технологический комплекс. Тут у нас более интересная ситуация. В нашем случае весь доход от переработки сырья в блоки КССМ идет нам. Я не оценивал всего дохода, но продажа ресурсов, полученных от переработки, является одной из основных статей дохода станции. Это тебе, Энака, тема для размышлений, чтобы ты не думала, что с этого предприятия невозможно получить никакой выгоды.

Девушка уже не была столь категорична в своих суждениях, но все равно скептически смотрела в мою сторону.

– Еще большую прибыль из этой статьи дохода мы сможем получать, когда будем проводить индивидуальную оптимальную настройку под каждый цикл утилизации сырья. Выработка блоков КССМ в этом случае вырастет с шестидесяти стандартных процентов до восьмидесяти-девяноста. Ну и кроме того, у нас есть договор со станцией, и они смогут передавать нам на утилизацию дополнительное сырье, которое не успевают или не могут переработать их технологические комплексы. В этом случае пятнадцать процентов от полученного объёма КССМ мы передаем в собственность станции. Они могут реализовать его сами или оставить его на реализацию нам, но тогда им отходит всего двенадцать процентов от стоимости всего объёма полученного ресурса. Кроме того, нам на утилизацию могут передавать технический хлам различные сторонние организации и частные лица, а также нашедшие подобное сырье охранные и инженерно-ремонтные дроиды станции. В этом случае ситуация похожа на предыдущий пункт, но передавшему нам сырье отходит авансом двадцать процентов от предполагаемой реализации полученных при утилизации блоков КССМ.

– Но это же глупо, – сказал гном, – нужно пересмотреть этот пункт. Возможно, мы не сможем реализовать полученные ресурсы по запланированной цене. Тогда запланированные двадцать процентов выгоды составят гораздо больший процент, например сорок или пятьдесят.

– Возможно, – согласился я с ним, – но есть шанс и того, что выплаченные средства окажутся сильно заниженными. Но для нас не это главное, – успокоил я гнома.

– Как? – удивился тот.

– Этот пункт договора именно в такой трактовке важен нам совершенно по другой причине.

Энака уже, похоже, давно не прислушивалась к нашему разговору, видимо поняв, что непосредственно ее он пока не касается.

Крав же, наоборот, активно вступил со мною в дискуссию, его эта тема заинтересовала, и довольно сильно. Но он все равно не понимал основной идеи, а поэтому не мог ухватить и всю суть затеи.

Что мне и пришлось ему разъяснять.

– Важен он для нас в связи с еще одним направлением нашей деятельности. Помните бесполезную, со слов Энаки, бонусную программу по «Утилизации и конверсии вооружений»?

– Да, – ответил гном.

Креатка же никак не отреагировала на мою подколку.

– Так вот, она меня натолкнула на одну мысль. Я обратил внимание на то, что рынок полон разного рода устаревшего, модернизированного, но, что самое странное, вышедшего из строя или неработающего оборудования и техники.

– Все верно, – подсказал мне Крав, – такой товар обычно приобретают на запчасти или для возможного ремонта.

– Ну, так вот, я про это и говорю, оно тем не менее пользуется большим спросом. По сути это различные комплектующие и модули для кораблей или стационарных наземных и космических комплексов, энергетические и двигательные установки, реакторы, вспомогательное оборудование, вооружение, энергетические щиты, силовые контуры и многое другое, что было восстановлено из поврежденного или вышедшего из строя оборудования. У нас же есть прямой и неограниченный доступ к этому устаревшему, вышедшему из строя, или просто неиспользуемому оборудованию и технике, хранящимся на складах утильсырья и поставляемого нам по контракту утилизации различного технического хлама.

– Хм, а в этом что-то есть, – и гном, задумавшись, отхлебнул заказанного тонизирующего напитка не очень понятной консистенции и странного запаха, а потом что-то стал быстро набирать на своем планшете, – а ведь может выгореть, – в конце концов, согласился он, – но потребуются дополнительные вложения.

– Верно. Я тоже так посчитал. А поэтому для реализации этого дополнительного проекта уже предпринял ряд шагов. Первое, я приобрел мобильный ремонтный комплекс, который можно применять для демонтажа мелкого и не требующего особых вложений комплектующих и запасных частей ремонта, исправного или слегка поврежденного, заинтересовавшего нас оборудования, модулей и комплектующих, прежде чем отправить переданное нам на утилизацию сырье в производственный комплекс. Второе, мною приобретен инженерно-восстановительный стационарный комплекс, установленный на одном из складов. На нем я планирую запустить процесс восстановления и приведения в порядок демонтированного сложного оборудования, требующего капитального ремонта, а также проведения таких крупных и высокоточных работ, как оптимизация его работы, техническое обслуживание, для получения технического сертификата на его исправность и возможность безопасного использования перед продажей, если это необходимо. Также я собираюсь проводить его обновление и модернизацию, если это потребуется. В этом случае стоимость такого оборудования и техники повысится как минимум в два – два с половиной раза, а то и больше, если это будет что-то по-настоящему серьезное, например как малый или средний космический корабль. А приобретенный ремонтный цех позволяет проводить работы подобного плана. Третье. В нашем распоряжении есть небольшая торговая площадка, которую можно использовать под реализацию не только демонтированного и восстановленного оборудования, но и полученных полезных ресурсов для промышленных установок в виде уже готовых блоков КССМ.

– Что это за торговая площадка? – заинтересовался гном.

– Небольшая палатка на нижнем торговом уровне, – пояснил я.

– Не спрашиваю откуда. Уже понял, что это бесполезно, но в этом случае есть определенные условия, – прокомментировал он.

– Какие? – спросил я.

– Вернее, условий всего два. Они являются обязательными для размещения своего торгового представительства на этом уровне. Первое. Нам нужно обеспечить его постоянное содержание и наполнение товаром, площади не должны простаивать, то есть мы должны как минимум постоянно держать какой-то товар на складе торговой площадки. И второе. Нам необходимо найти человека, который будет ее смотрителем и займется ведением нашего складского хозяйства. Но главным условием для этого человека является получение торгового сертификата.

И немного помолчав, будто решая, с чего начать, Крав сразу перешел к сути проблемы.

– Я знаю эти торговые палатки, обычно под ними в пространственном кармане располагаются небольшие складские помещения, для хранения ограниченного объёма предоставляемой продукции, чтобы облегчить возможность ее наглядной демонстрации покупателям и организацию более быстрой доставки товаров, если того потребуют обстоятельства. Основные же объёмы товара хранятся в специально арендуемых боксах на складских уровнях станции. Там можно разместить от большого стационарного перерабатывающего комплекса до каких-нибудь технологических запчастей от малых портативных устройств. Боксы выбираются в зависимости от нужного размера и объёма. Например, все блоки КССМ нам придется хранить там. Это одно из условий, во-первых, их доставку оттуда организовать намного легче, чем с торговой площади, и во-вторых, для их хранения необходимы менее приспособленные помещения, чем, например, для высокотехнологичного оборудования или предметов роскоши, что тоже нередко повышает стоимость аренды или приобретения в собственность таких боксов.

– С этим понятно, – согласился я с суждениями гнома, но он, похоже, еще не закончил, а поэтому продолжил говорить:

– Корабли же всегда размещаются в доках станции. В каждом из них есть специально отведенная торговая площадка, где находятся выставленные на продажу суда. Единственным недостатком является то, что информация по кораблям, в отличие от комплектующих и модулей для них, не попадает на торговую биржу станции. И для того чтобы найти объявление о продаже того или иного судна, нужно просмотреть каждое объявление, размещенное на всех торговых досках, закрепленных за всеми космическими доками станции. А это зачастую вызывает определенные трудности, и поэтому чаще всего информацию получают только с основных доков, а ведь там швартуют в основном дорогие суда, или те, кто способен оплатить аренду швартовочного места в космическом доке, которая является одной из самых высоких на станции. А такие продавцы и товар свой реализуют по соответствующей, не маленькой, цене. Поэтому самые интересные предложения от продавцов средней руки с выгодной стоимостью корабля часто остаются совершенно невостребованными. О них просто никто не знает.

– А как сложилась такая ситуация? – спросил я, вообще-то не очень ожидая ответа, но Крав мне его дал.

– По какой-то загадочной и случайной причине, – и в этом месте он усмехнулся, – владельцами основных космических доков, главной торговой биржи станции и руководящих постов у нас на станции являются одни и те же личности.

– Ну, тогда все понятно, – усмехнулся я в ответ, – весь основной оборот самым дорогостоящим товаром, которым для удаленной космической станции и являются космические суда, идет через их торговые площадки.

– Верно, – подтвердил мою догадку гном, – и поэтому в этом отношении даже наличие возможности аренды недорогих швартовочных мест в неосновных доках станции не дает гарантии удачной продажи или покупки космических кораблей.

А у меня в голове как обычно зародилась очередная бредовая идея, которую неплохо бы воплотить в отдельную услугу.

Поэтому сначала я обратился к Кире с новым, уже стандартным для нее, заданием. Зарегистрироваться на всех космических доках и верфях станции, второе – прикрутить наш программный поисково-аналитический модуль к их доскам объявлений. И третье – провести анализ конъюнктуры рынка по спросу и предложениям на продажу и покупку космических кораблей. Ну и как всегда последнее, присоединить к нашему проекту «Посредник» дополнительную услугу по продаже и покупке космических судов.

Со стороны все выглядело вполне логично.

«Нужно будет об этом рассказать Краву, но это потом. Пока же необходимо закончить уже начатый разговор».

– Хорошо, с этим все более-менее понятно. Что еще необходимо предусмотреть по этому пункту нашего проекта? – спросил я у гнома.

Он, перебрав в уме только что состоявшийся разговор и вспомнив, на чем мы прервались, продолжил с того места, на котором прервался:

– А поэтому нам, как торговый представитель на площади, необходим товаровед-продавец. Из-за большой конкуренции это должен быть хороший специалист. Но нужно учесть, что они берут за свою работу никак не меньше ста пятидесяти – двухсот тысяч кредитов. Однако тут ничего не поделаешь, без него не обойтись, так как необходимо его постоянное присутствие на торговой площадке и, главное, нам нужен его сертификат торговца, желательно с опцией «оптовой и промышленной» торговли.

И еще немного подумав, добавил:

– Тем более если мы собираемся в будущем плотно заняться разноплановой торговлей, то без такого сотрудника нам не обойтись.

В этом месте из своего полусонного состояния очнулась Энака и произнесла:

– Я могу предложить вам одну кандидатуру, но не уверена, что вы ее захотите рассматривать.

Ее речь меня даже несколько удивила, как-то не предполагал я, что у нашего сурового и грозного телохранителя могут быть такие знакомства. Я, если честно, хотел обратиться за помощью к своему знакомому торговцу Тмору, уж он бы смог кого-либо порекомендовать, была у меня такая уверенность. И как мне кажется, уж он-то не переживает за ту конкуренцию, что мы сможем ему создать своим появлением на рынке станции. Слишком разные у нас в этом отношении весовые категории.

Но и предложение девушки выслушать стоит, больно уж редко она высказывается.

А поэтому я, осмотрев ее начиная с ее прекрасных и стройных ножек, немного необычных, но от этого не менее притягивающих взгляд рук до нереально красивого лица, кончиков ее чуть заостренных ушек и внезапно сузившихся глаз, с внезапно промелькнувшим там желанием укоротить кое-кого на бесполезную часть тела, именуемую мыслительным аппаратом, то бишь головой, в который уже раз переоценил свое отношение к ней и, чтобы не рисковать лишний раз, попросил ее рассказать о своем предложении.

Она посмотрела на меня и, будто сбрасывая какое-то наваждение, усталость, злость, провела одной из рук по своей длинной и толстой косе шелковистых, отливающих матовым цветом волос, потом как-то необычно встряхнула ей и, слегка мотнув головой из стороны в сторону, начала говорить.

Хотя мне почему-то показалось, что стряхивала она не какое-то свое внутреннее ощущение усталости и отчужденности, а некий грязный реальный физический мусор, которым мог по счастливой случайности оказаться один неугомонный «тупой дикарь».

Потому что она так удивленно посмотрела на меня, когда произвела свои действия, будто не понимая, как это я еще не провалился в пол станции, а все еще сижу здесь перед ней.

Как-то не ладятся у нас с нею отношения, общаемся только на деловом уровне. А вот мне почему-то хочется большего.

«Или не хочется? – посетила меня трусливая мысль. – Нет, все-таки хочется», – решил я.

Однако мои желания в этом отношении, похоже, кое-кого совершенно не заботят.

Между тем креатка рассказывала о том, кого хотела нам предложишь на эту новую должность.

– У меня на примете есть один знакомый, вернее не так, о нем я знаю через третьих лиц, но думаю, нам он подойдет.

Возможно, Крав о нем слышал раньше. Его очень крупно подставило бывшее руководство, когда он отказался участвовать в каких-то их левых махинациях, и поэтому его с позором уволили из флота. Однако, насколько мне известно, это очень хороший специалист, но что для нас еще более важно, он до невозможности честен и принципиален. И если наш бизнес не будет противоречить букве закона, то лучшего сотрудника нам не найти. Как я слышала, он все еще не смог найти себе работы, правда, в этом заслуга не его самого, а его бывшего начальника, выдавшего ему волчий билет. Работника с таким прошлым никто не хочет к себе брать. О нем я знаю, так как раньше с ним плотно работал мой учитель, по сути тот являлся его доверенным лицом. А мой учитель был очень требователен к тем, с кем ему приходилось сотрудничать.

И она на пару мгновений замолчала, будто вспоминая что-то, а я тем временем воспользовался тем, чтобы вставить свою небольшую реплику.

– Хорошо, Энака. Принимается. Твоя рекомендация решает многое. Свяжись с ним и договорись о встрече. Посмотрим, что это за человек с волчьим билетом, – проговорил я, соглашаясь с предложением Энаки, ее характеристика этого человека сделала большое дело, тем более с такими комментариями.

– Тут есть одно небольшое уточнение, – как-то немного неуверенно произнесла девушка.

– Какое? – насторожился я.

– Только это не человек.

«И что, как я посмотрю, тут, куда ни плюнь, попадешь в какого-нибудь не очень стандартного человека. Так что я не понимаю ее опасений. Ну, или на самом деле я чего-то не знаю, поэтому сейчас это и придется выяснить».

Отпив из кружки на столе так понравившийся мне тоник, я осмотрел сидящего рядом гнома, четырёхрукую девушку, вспомнил сидящих в зале троллей и встреченную эльфийку.

После чего задумался, кто же может быть таким этот нечеловек, что у меня против него сразу же должны возникнуть определенные возражения.

– Рассказывай, – попросил я Энаку.

– Аларианин, – просто ответила она, будто это слово должно было мне все сказать и объяснить.

Крав после ее слов с удивлением посмотрел на меня и хотел что-то сказать, но потом замолчал и, быстренько что-то просмотрев у себя на планшете, спросил у креатки:

– Ты говоришь о Нриа?

– Да, – ответила она.

Его этот ответ вполне устроил, и он остался сидеть на своем месте, не став ничего добавлять или как-то комментировать ее рассказ.

Мне же их переговоры ничего не дали.

Поэтому я быстро перешерстил базу станции на предмет представителей данной расы, но ничего не нашёл, кроме того, что их планета подчиняется совету кланов империи Аграф. Но ни кто они, ни как могут выглядеть, мне найти не удалось. Странно, будто кто-то специально вычистил всю информацию о них.

Видимо, я пробормотал это вслух, так как Энака сказала:

– Так и есть. Это было сделано специально, чтобы оградить представителей этой расы от посягательств со стороны любых других граждан Содружества.

Я, видимо, все еще смотрел на нее с глупым и ничего не понимающим выражением на своем лице, потому что она продолжила, будто разъясняя мне прописные истины как какому-то ребенку:

– В последнем конфликте эта раса почему-то приняла сторону архов, и причин их поступка объяснить не может никто до сих пор. Правда, занимались они при архах странной для захватчиков деятельностью. Они организовывали лагеря беженцев и выполняли функции спасательной и медицинской службы на оккупированных планетах. Однако государства Содружества и спустя полвека не могут простить им того мнимого предательства и того, что они выступили против них на стороне врагов Содружества, хотя алариане во всеуслышание объявили о своих намерениях, как только началась война. Единственные, кто смог перешагнуть эту неприязнь, были аграфы. Видимо, эти хитрые долгоживущие, – с некоторой неприязнью, даже большей, чем, похоже, ко мне, произнесла она, – знали что-то такое, что позволило им это сделать, а возможно, просто на основании своего опыта могли заглянуть несколько дальше всех остальных.

Меня же посетило какое-то своеобразное чувство, будто я точно знаю причину, почему представители этой расы поступили именно таким образом и никак иначе. Просто у них не было выбора и по-другому они поступить не могли в принципе. Не позволила бы их природа и внутреннее естество. Откуда у меня были такие мысли, я не знал. Но мне почему-то сразу вспомнились антифашисты, которые специально шли работать в концлагеря, для того чтобы иметь хоть какую-то возможность помогать пленным, иногда получалось спасти кому-то жизнь или организовать побег.

Но для того чтобы убедиться в этом, нужно было поговорить с аларианином.

– Устрой нам встречу, – просто сказал я девушке, – я поговорю с ним.

– Сделаю, – ответила та, – только еще одно, это она.

«Как-то много девушек на один квадратный метр собирается вокруг меня. Очень хочется надеяться, что никаких проблем у меня с таким их количеством не будет. Женская душа потемки, а что уж говорить о душе девушек-инопланетянок. Только одно. Там тьма тьмущая и туда лучше не лезть без особого повода. Целее будешь».

Посидев немного, поразмышляв таким образом и проанализировав наш разговор, у меня появился только один закономерный вопрос. «А не помешает ли подобная нелюбовь к представителям этой расы нашему делу?» Который я и озвучил Энаке, но ответил на него мне Крав, который до этого отстранился от разговора, что-то просматривая на своем планшете.

Видно, что человек, простите, гном, отнесся к порученной работе всерьез и старается уделять ей любое свободное время.

Но в этот раз он отвлекся, чтобы разъяснить мне ситуацию:

– Никаких проблем в отношении к нам клиентов не предвидится. И все дело опять-же в аларианах. – И посмотрев на меня, он, усмехнувшись, пояснил: – Все дело в их честности. Они никогда не обманывают. Это самые честные члены Содружества, и только из-за этих их качеств с ними все еще имеют дело. К нам клиенты будут обращаться только из-за того, что будут знать, что у нас их никто не обманет. Проблемы будут только у нашего хозяина, ведь взяв на работу отщепенца, он возьмет на себя и его проблемы. Никто не захочет жить и работать с ним вместе, поэтому нашему хозяину придется позаботиться об этом, ну и оградить его от постоянных нападок. Ведь за пределами магазина он из самого честного торговца превратится в одного из тех, кто когда-то предал Содружество.

– Если все так плохо, то почему эта Нриа живет тут, где ее каждый готов обидеть и унизить?

– Видимо, дома ей еще хуже, – просто ответил гном, – но правды я сказать не могу.

Я отхлебнул своего напитка и только после этого повернулся к ожидающей моего решения парочке. И было у меня такое чувство, что от принятого сейчас решения будет зависеть очень многое. Только я не мог понять, что же они хотят от меня услышать. Да мне это было и не особо нужно, для себя я все уже давно решил.

– Найди ее, думаю, нам стоит поговорить, – попросил я креатку.

Похоже, я принял правильное решение.

То ощущение натянутой струны и напряжения, которое буквально секунду назад витало в этой комнате, пропало, оставив только еле заметный след, и то лишь в моих воспоминаниях.

А поэтому я решил, что если у нас так продуктивно идет общение, то не нужно его останавливать, и я продолжил:

– Осталось еще два нереализованных пункта этого плана. Необходимо разыскать и приобрести определенное техническое устройство для тестирования исправности или ремонтопригодности найденного оборудования, ну и главное, понять, а кто же всем этим будет заниматься?

Ни гном, ни креатка в этом деле, судя по их постным лицам, помочь бы мне не смогли.

– Решение этих вопросов на мне, – сообщил я в основном Краву, так как девушка опять потеряла интерес к разговору.

Перебрав в уме все пункты по проекту утилизации и конверсии, я решил перейти к следующему, еще не полностью реализованному проекту. На текущий момент только частично запущенного в эксплуатацию. Вернее, практически еще не начавшего работать, в отличие от всего остального.

– Так, следующий наш проект, это предприятие по восстановлению работоспособности портативных утилизаторов, – произнес я.

Но видимо, мои слова не произвели никакого особого впечатления. Только креатка сказала:

– Это, видимо, именно твоя идея.

– Да, а что? – удивился я.

– Да нет, ничего, – успокоила меня девушка, – просто за всеми другими предложениями не просматривался такой идиотизм автора, как сейчас.

И видимо, чтобы добить меня окончательно, она продолжила говорить:

– Кто будет покупать уже использованные утилизаторы, для чего? Это одноразовый продукт.

И девушка взяла в одну из рук стоящий на столе небольшой предмет, по форме напоминающий вытянутый параллелепипед и, потрясая им передо мной, добавила:

– Их нельзя использовать повторно.

После чего бросила его обратно на стол, да так, что он, отскочив, чуть не врезался в мое лицо. И было у меня подозрение, что сделано это было умышленно.

Но мне повезло, и я успел перехватить портативный утилизатор еще в полете.

Поймав его, я не стал ставить его обратно, а взяв в руки и приподняв над столом, чтобы лучше было видно мои манипуляции, сказал, сопровождая свои слова проводимыми действиями над утилизатором:

– Вы ошибаетесь в самом главном. И это заблуждение, похоже, свойственно многим.

И найдя соответствующую маленькую кнопочку, почти не заметную у основания утилизатора, о которой узнал, изучив несколько описывающих смежную тематику баз, нажав ее, проговорил:

– Они не одноразовые.

Вместе с моими словами из утилизатора выпал, как я понимаю миниатюрный блок КССМ.

Мои действия, да и слова произвели впечатление даже на бесстрастную и все время молчащую девушку, которая игнорировала наш разговор, если он не касался непосредственно ее самой.

– Это и есть наш следующий проект, – сказал я, подбирая выпавший небольшой цилиндрик переработанного в КССМ различного мелкого мусора.

– Продажа блоков КССМ? – спросил гном.

– И это тоже, но главное. Мы можем теперь повторно перепродать этот портативный утилизатор.

И я покрутил его в своих руках.

– Единственное, что нужно сделать в этом случае, это провести замену контейнера по хранению КССМ и питающего элемента, если его заряд меньше десяти процентов, а потом выполнить общий профилактический осмотр утилизатора. Со всем этим справится даже самый простой автоматический ремонтный комплекс со слабеньким искином. В этом случае от нас потребуется лишь тот, кто займется доставкой купленных нами и уже обработанных утилизаторов, а также нам нужен канал оптовой закупки комплектующих к ним, таких как боксы и питающие элементы. Ну и если мы найдём оптовых покупателей, то это тоже будет неплохо. Получается, что если подумать, то с этой работой справится даже ребенок. – И как только я это произнес, то сразу же понял, кому можно предложить эту работу.

Рык, брат Неи, думаю, согласится на эту работу, особенно если отнестись к нему не как к ребенку, а как ко взрослому человеку, простите, оборотню. Он всегда хотел такого отношения к себе, а сейчас вынужден сидеть на шее у Этора и Эрсы.

– Вопрос с персоналом снимается, – продолжил я, – есть у меня один кандидат, думаю, он неплохо справится с этой работой.

– Хорошо, – сказал Крав, – но этого все равно мало, – и, посмотрев на меня, продолжил: – Необходимо как минимум отдельное помещение, где мы сможем устроить мини-мастерскую и склад готовой и еще не обработанной продукции, а также склад под комплектующие и полученные блоки КССМ.

– Об этом уже позаботились. Под этот проект приобретен достаточно просторный бокс, который как раз подходит под все названные тобой цели.

– Понятно. Какие задачи отводятся мне в этом проекте? – спросил он.

Посмотрев на него и отхлебнув из кружки с тоником, я ответил:

– Как обычно, на тебе финансовый вопрос, там только ты и будешь им заниматься, а также организация закупок и поиск клиентов. Остальное на мне. Закупка оборудования. Поиск необходимого небольшого погрузчика. Доставка утилизаторов, как нам, так и клиентам, будет осуществляться нашим сотрудником. Объявления о приёме на уничтожение уже отработанных утилизаторов и о продаже вторичных уже размещены в сети. На готовые утилизаторы настроен счетчик, чтобы покупатель всегда знал, сколько портативных приборов по уничтожению мусора у нас в продаже. Рассылку сообщений на получение новых заказов я настрою тебе, мне и новому сотруднику.

И немного помолчав, дав отдохнуть своему и так уже натруженному разговорами горлу, постарался закончить разговор на эту тему:

– С этим всё. И последнее. На тебе, Энака, обеспечение безопасности этого объекта, – обратился я к девушке.

– Ясно, – слегка потянувшись и напомнив этим своим движением дикую и опасную хищницу, ответила та и прикрыла глаза.

Подумав и посчитав, что по этому проекту я рассказал им уже достаточно, перешел к следующему нашему имуществу.

Ни в каких текущих проектах оно пока не участвовало, но я надеялся, что это продлится недолго, и мы сможем реализовать его потенциал в будущем.

Поэтому я начал свою речь такими словами:

– Ну а теперь давайте перейдем к тому имуществу, что сейчас мёртвым грузом лежит на балансе фирмы, но имеет перспективу быть задействованным в каких-нибудь будущих наших проектах или планах.

И немного помолчав и смочив горло глотком тоника, продолжил:

– Первое. Это автоматический шахтерский комплекс. На текущий момент не активен, правда, при этом развернут в одном из астероидных поясов системы. Необходимо провести его ревизию, выяснить степень работоспособности. Если понадобится, провести профилактический ремонт. После чего нужно будет организовать разведку местных астероидных полей, желательно в связи с неспокойной обстановкой в секторе, выбрать те из них, что расположены максимально близко к охраняемому периметру станции. После чего провести настройку комплекса под тип ресурсов, найденных там, и наладить их добычу в этом астероидном скоплении. Последним шагом будет организация доставки из поля астероидов сюда на станцию переработанных в блоки КССМ ресурсов. Нужно будет определиться с периодичностью полетов, найти корабль и пилота. Комплексу нужен будет оператор только в момент его активации и настройки на новом месте под добычу нового типа полезных ископаемых.

«Вроде всё», – про себя подумал я и, уставившись в стену, подумал о том, что никаких других поручений по этому делу у меня пока нет.

– С этим всё? У кого-то есть вопросы или предложения?

Не дождавшись ни от кого из них никакой реакции, я решил, что всем и все понятно, можно продолжать разговор дальше.

– Тогда следующее. Это малый космический док. Он значился как одна из резервных военных или торговых площадок на случай перегрузки основных стартовых платформ станции.

Построен был еще до войны с архами. Он приобретен нами в собственность по случаю. Его особенностью является то, что это небольшой внутренний док, встроенный в несущую конструкцию станции. Сделано это, скорее всего, чтобы не светить его на поверхности станции и максимально защитить от нападения извне. Рассчитан он всего на пять малых кораблей, три среднего класса или один тяжелый. Находится он на пятнадцатом нижнем уровне от центральной горизонтали, в правом секторе станции. Хотя ему уже более семидесяти лет, но за все время, как оказалось, им ни разу не пользовались. Он все это время находился в состоянии консервации. За небольшие деньги можем немного доработать его и получить абсолютно новую, полностью автоматизированную стартовую площадку, предназначенную для постройки, ремонта, переоборудования или восстановления космических кораблей.

Это сообщение заставило оживиться даже Энаку, хотя я никак не мог понять, чем могла быть вызвана такая реакция на сообщение о том, что у нас в собственности есть свой небольшой док.

Похоже, это непонимание было так ясно написано на моем лице, что девушка обратилась к гному, попросив:

– До него, видимо, не дошёл весь смысл только что озвученной новости. Объясни ему.

Тот кивнул мне головой и сказал:

– По сути это едва ли не главная и самая ценная наша собственность на текущий момент, – сказал он мне.

– Почему? – все еще не понимал я.

– Теперь на нас не распространяется закон о таможенном досмотре и проценте за доставку товара на станцию. Доков на станции не так и много, и все они уже давно поделены между собой. Одни принадлежат руководству станции, не напрямую, конечно, а через подставных лиц. Другие, в большинстве, это доки военных, спасателей или исследователей. Третьи принадлежат различным мафиозным или криминальным структурам. И мизерный процент это частные доки, на одно, максимум два судна. И главное. Не все доки могут принимать частные корабли, тем более грузовые или транспортные. Военные, спасатели и исследователи не допускают посадки чужих судов в свои доки. На общественные верфи могут садиться все, кто захочет, но тут придерживаются законов Содружества и Империи Атаран, по крайней мере внешне, и приходится выплачивать налог за пользование общественными верфями. Двадцать процентов стоимости ввозимого товара. Ну и само собой оплата стоянки корабля. Поэтому долго находиться на станции с полными трюмами невыгодно, и именно поэтому тут так развит торговый уровень, куда сразу по прилету перевозится весь товар. Криминал за бестаможенный въезд на станцию дерет три шкуры, и простой корабля обходится часто в такие суммы, что проще вообще не залетать на станцию. А бросить корабль где-нибудь в космосе, понадеявшись на случай, а самому пробраться сюда через какой-нибудь технический шлюз. Однако контрабандисты доставляют свои товары именно через них. И это золотое дно. Ведь контрабанда это не только рабы и наркота, но и высокотехнологичные товары, приобретенные в обход корпораций, оружие и многое другое. Даже некоторые драгоценности и животные. И над этим стоит подумать. Мы можем неплохо заработать на этом бизнесе, но нужно учесть, что он идет на грани закона и с нас спросят в полной мере, если поймают за руку. Но главное, мы этим можем пользоваться и в своих целях. Например, если необходимо замести следы и уйти со станции, а потом вернуться. Или пустить всех по ложному следу. Только в этом случае док должен быть оформлен на частное лицо, тогда весь трафик, проходящий через него, не будет фиксироваться. В общем, вариантов множество. Все вышесказанное про космодоки, принадлежащие криминалу, относится и к частным, но у криминала хотя бы фиксированные тарифы и цены на предоставляемые услуги, и надежность они обеспечивают еще большую, чем на общественных государственных верфях и доках, только знай, плати. Частники же могут задрать любую стоимость оказания ими услуг, как максимально завышенную, так и вполне приемлемую, даже меньшую, чем в общественных, но никакого качественного сервиса в таких доках ждать не приходится, часто в них нет даже простейшего ремонтного комплекса, чтобы провести небольшую профилактику, перезаправку или пополнение боекомплекта. Так что тот док, о котором ты рассказал, это большая удача. Нужно только постараться, чтобы он не засветился в реестре станции. Для этого, правда, придется передать его кому-нибудь в собственность и затереть все записи в станционных базах данных и архивных хранилищах. Вот и первая работа для нашего будущего хакера.

Креатка, которая все обсуждение провела в сосредоточенном состоянии, в отличие от всего остального нашего разговора, произнесла:

– Да, я поручу ему, как только он у нас появится, – согласилась Энака, – это дело будет идти под грифом повышения уровня безопасности нашей конторы. Слишком ценным объектом является данный вид собственности.

– Согласен, – подтвердил правоту ее слов Крав. Моего мнения, похоже, не требовалось. Кое-что я забыл им сказать.

– Док уже оформлен в частную собственность, – произнес я, когда они уже начали решать вопрос о том, как лучше и незаметнее вывести его из имущества компании и передать кому-либо.

Например, Энака настаивала, что док нужно передать ей, а вот Крав, как ни странно, почему-то предлагал именно меня.

– И кто владелец? – спросила у меня девушка. Улыбнувшись ей самой милой улыбкой, сделав при этом невинное лицо, я протянул:

– Я.

Посмотрев на меня долгим изучающим взглядом, будто примериваясь, куда мне лучше и сподручнее будет врезать, она внезапно улыбнулась в ответ и хитро так произнесла, как бы говоря «ну что съел»:

– Хорошо. Но учти, к доку должен быть приписан как минимум один корабль, иначе информация о том, что он бездействует, уйдет наверх, и он засветится в сводках станции. И тогда все наши труды будут напрасны.

Мне же на ум пришла лишь одна мысль. «Какая же ты еще девочка, хоть и умеющая убивать сотней способов», – подумал я.

При этом глядя на нее, мне так страстно захотелось просто приобнять ее и провести рукой по ее щеке, погладить внезапно забившуюся венку у нее на шее, что я даже протянул руку. И лишь заметив, как она удивленно и несколько растерянно отсела от меня, хотя достать ее я бы не смог, даже если бы захотел, девушка сидела в противоположном от меня конце комнаты, вздохнул и с сожалением проговорил, невесело усмехнувшись и посмотрев в ее такие красивые и прекрасные глаза:

– К нему у меня есть три корабля. Первый это средний корабль универсального назначения, отбитый у пиратов. Сейчас он перевезен в наш док. Второй это малое транспортное судно, но по размерам больше походящее на средних размеров фрегат, приобретенное совместно с автоматизированным шахтерским комплексом и приписанное к нему. Видимо, раньше оно использовалось для доставки полученных на прииске ресурсов. Нужно будет перегнать его с общественных верфей в наш док.

И помолчав, перешел к следующему:

– Ну и последний, это малый пассажирский крейсер, относится к классу средних кораблей. Он сильно поврежден, но при этом ремонтопригоден, приобретен нами недавно, но еще не забран с места стоянки продавца, доставить его должны только завтра.

– И зачем нам неисправный корабль? – спросила у меня девушка.

– Если честно, его приобрел я, просто хотел потренироваться на нем в ремонте кораблей. Думаю, никто не будет этому возражать.

– Так ты еще и ремонтник? – удивленно произнесла Энака.

– Есть немного, но я учусь.

– Ну, ну, – проговорила она.

«Не хочу я с тобою воевать», – билось у меня в голове. А она между тем закончила:

– Так, вопрос с приписанными к доку судами решен, у нас их даже больше, чем нужно. Но это и хорошо.

И она опять полуразвалилась на своем диванчике, устранившись от разговора.

– Я проверю все документы на собственность, – проговорил гном, – и постараюсь посмотреть, что можно еще сделать, чтобы снизить затраты на его оборудование и содержание. Благо в нашем случае налогами облагается только анонимное имущество. Мы просто укажем его общую стоимость и будем рассчитывать налоговый сбор исходя из этого. Такой подход очень выгоден, чтобы не светить наличие у нас такого ценного ресурса, как космический док. Идеальным было бы оформить его как какую-либо инженерную мастерскую, тогда ни у кого не вызвало бы вопросов такое потребление энергии и большое наличие коммуникационных линий, подведенных к этим помещениям.

Оценив его предложение и перестав все время соскальзывать взглядом в сторону Энаки, я сказал:

– Принимается. Делай, как считаешь нужным, ведь это теперь твоя работа.

И перебрав еще раз в голове все материальные ценности конторы «Тупой дикарь», я перешёл к ее нематериальным активам.

– Теперь давайте поговорим о тех проектах, которые не имеют под собой материального носителя.

– Что? – удивленно переспросил меня гном.

– Наша контора на доске объявлений станции наемников, да и вообще везде, где мы только смогли получить доступ, зарегистрировала несколько объявлений. Первое из них о продаже специализированного поискового модуля. Вот ссылка на объявление.

И я переслал креатке и гному необходимый сетевой адрес.

– О, мне сегодня один из знакомых рассказывал об этом модуле, – удивившись, сказал Крав, – но я почему-то думал, что это разработка какой-либо из узкоспециализированных корпораций по созданию необходимого программного софта. Я его не приобрел. Так как я, нахожусь несколько на мели, но для постоянного анализа тенденций на рынке станции это незаменимая вещь. Не понятно только, как это никто раньше не сумел додуматься до такой простой ее реализации.

Не хотелось мне говорить об истинном авторе и модификаторе программы, поэтому я просто ответил немного другое:

– Сам удивлен. Но патент на программный модуль зарегистрирован на нас и доходы от продажи этого модуля небольшим потоком идут в наш общий кошелек. Если у вас появятся идеи, как увеличить количество его продаж, то я с удовольствием вас выслушаю, и если они нас устроят, то мы постараемся их реализовать.

Крав поерзал на своем кресле, потом кивнул и проговорил:

– Я подумаю над тем, что еще можно сделать.

Энака же просто кивнула головой на мой брошенный на нее взгляд.

– Хорошо. В качестве небольшого бонуса пересылаю вам по копии данного программного продукта. Возможно, он пригодится вам в вашей работе.

И отправив им через нейросеть копии программного модуля, выставленного на продажу в нейросеть. Оригинал я оставил себе. Должна же быть у меня хоть небольшая, но фора.

А затем продолжил:

– Думаю, доход от продаж тоже следует подсчитывать ежемесячно за минусом всех налоговых вычетов, – сказал я Краву.

– Принято, займусь, – ответил тот.

– Тогда дальше, – осмотрев уже начавшую надоедать мне комнату, сказал я, – следующая наша услуга, объявление о которой размещено в сети, это сервис «Посредник». Многопрофильное и разноплановое оказание посреднических услуг по заявкам заказчиков. Покупка, продажа, поиск, реализация, выполнение, найм подрядчиков, наемников. И многое другое. По сути, это уже вполне работающее направление. Единственный незавершенный пункт данного проекта касается ведения финансовых операций и договоров по выполненным или запланированным работам. Теперь это забота твоего отдела, – обратился я к гному и продолжил: – Уже выполнено несколько контрактов, информацию о них я переслал вам на нейросеть, – параллельно Кира скинула им пакеты документов по приобретению земельного участка, постройке домов для Департамента по исследованиям и контракта на учебу для колонистов.

Гном быстро пробежался глазами по полученным договорам и в удивлении присвистнул.

– Мы за одну и ту же работу берем двойные деньги?

– Не всегда, но если есть такая возможность, то почему бы и нет.

– Хитро, – сказал он и сразу спросил: – Кто автор идеи?

– Хозяин нашей фирмы, – не моргнув глазом ответил я. Его, похоже, мой ответ полностью удовлетворил, а вот Энака из-под полуприкрытых глаз как-то подозрительно долго смотрела в мою сторону.

– Хорошо, понятно, – сказал гном, – это всё?

Видимо, уже и им начал надоедать этот бесконечный перечень, но было еще два пункта, о которых я не упоминал, и поэтому их стоило озвучить.

– Нет, есть еще кое-что.

Крав ожидающе посмотрел в мою сторону, всем своим невозмутимым видом крича о том, как же он устал сидеть тут и хотел бы приступить к работе, лишь бы побыстрее вырваться отсюда.

– К этой услуге «Посредник» с недавнего времени прибавится аналогичный специализированный сервис – «Посреднические услуги по покупке и продаже космических кораблей». Он уже зарегистрирован и работает, но пока ни одного контракта по этому направлению нами выполнено не было.

– Я так понимаю, наша работа будет заключаться в том же самом, ведении бухгалтерской и финансовой отчетности, а также контроль документооборота? – спросил у меня гном.

– Совершенно верно, – согласился с ним я.

– Хорошо, еще что-то? – уточнил он.

– Да, осталось последнее. В связи с идеей создания информационного вычислительного центра из архивов фирмы был поднят еще один проект, по созданию общественного сетевого сервиса – «Сетевого ежедневника». Его работа будет заключаться в создании плана работ для каждого зарегистрировавшегося в ней пользователя, его отслеживание, пополнение и актуализация. Но самыми главными функциями станет динамическая оптимизация его состава и длительности выполнения каждого из этапов. Все это будет происходить в автоматическом режиме, в нужный момент, пользователю будет пересылаться уведомление о наступлении начального этапа нового пункта плана. Также будет вестись отслеживание прохождения каждого этапа и соответственно корректироваться дальнейшее его выполнение и общая его длительность.

Я закончил и потянулся к кувшину с тоником, чтобы наполнить свой стакан, но он, как ни странно, оказался уже полон, но я точно помнил, что ничего себе еще не наливал. Единственным, кто мог это сделать и не попасться мне на глаза, была креатка.

В удивлении посмотрев на нее и кивнув головой, я приподнял стакан и одними губами прошептал «спасибо».

Не знаю, поняла Энака что-либо или нет, но внешне ее поведение никак не изменилось.

Между тем Крав, что-то просмотрев в своем планшете, сказал:

– Интересная идея, – произнес он, – у нас в управлении пытались как-то воплотить ее в жизнь, но насколько я знаю, у разработчика ничего не вышло. А у вас, значит, есть вполне рабочий вариант? – спросил он меня.

Немного помявшись, я ответил:

– Рабочий вариант есть. Но пока не у нас. Все права на его использование необходимо перекупить. Однако не думаю, что они будут задирать цену. В текущей реализации их проект не пользуется спросом и для его корректной работы необходима значительная доработка программного кода, которой мы и займемся после регистрации продукта как нашей интеллектуальной собственности. Это на тебе, Крав. Вот координаты текущего правообладателя, – и я ему скинул ссылку на контакты той маленькой фирмочки, что занималась распространением того программного модуля, что был уже установлен у меня, – займись переговорами, оформлением и покупкой этого модуля.

– Выполню, – просто ответил тот.

Когда я скидывал координаты, мне вспомнились слова гнома, которые меня очень заинтересовали, и поэтому я решил кое-что уточнить у Крава.

– Так ты говоришь, что тот, кто смог воплотить эту идею в жизнь, неплохой разработчик?

– Да, скорее всего, это так.

– Понятно, – пробормотал я себе под нос.

– А что? – спросил у меня он.

– Да так, небольшое уточнение. Есть у меня маленькая идейка на этот счет, если другая не выгорит.

– Ну ладно, – сказал он, – как я понимаю, это все, что мы должны знать для вступления в наши новые должности? – спросил чуть погодя гном.

– Верно, – согласился я, – и думаю, мы немного можем отметить это событие.

– Я не против, – ответил Крав. Энака же просто осталась лежать.

Я вытащил три папки с меню, подал две из них своим новым сотрудникам и произнес:

– Ну, если вы мои гости, то прошу, не стесняйтесь, я угощаю. «Хорошо быть добрым и щедрым, когда за тебя платят другие. Интересно, когда Тро не выдержит?» – подумал я и усмехнулся.

Через несколько минут весь стол был заставлен.

Прошло еще двадцать минут. За ничего не значащими разговорами и историями Крава мы не заметили, как пролетело время.

Ел в основном гном. Меня поражало, как в такого невысокого и не сильно крупного мужчину-гнома столько лезет. Я все ждал момента, когда он лопнет, ну или хотя бы начнет трещать по швам. Но такого знаменательного события все не происходило.

Мы с Энакой уже давно наелись и просто сидели и отдыхали.

И так как у нас появилось немного времени, день-то идет, дела не стоят на месте и их нужно выполнять, я спросил у девушки, любуясь ее волшебным стройным силуэтом:

– Энака, как думаешь, когда сможешь найти команду наемников и хакера?

– Не знаю, я слышала о нескольких отрядах, но нужно узнать, есть ли сейчас они на станции и не подписан ли у них контракт, но даже если тех, о ком я знаю, мне найти не удастся, то можно подобрать других. На бирже у меня есть свой человек, и он сможет мне в этом помочь за небольшое спасибо. Даже оформление контракта сможет ускорить, если это спасибо будет побольше.

– Ну а по времени это сколько может быть? – уточнил я.

– Максимум два дня, – ответила та.

– Замечательно, – обрадовался я, а потом уточнил: – А хакер?

Девушка немного помолчала, съела какую-то темно-алую ягоду, напоминающую черешню. Облизнула своим розовым язычком моментально окрасившиеся в такой же алый цвет губы.

У меня слюни во рту скопились, когда я на это смотрел, и напряглось и набухло все, что могло напрячься и набухнуть. И дело тут было вовсе не в той вкусной ягодке.

«Не захлебнись», – осадил я себя.

Девушка же, будто не замечая того, что со мною творится, сказала:

– С хакером несколько сложнее. Я даже примерно не знаю, где можно найти достаточно продвинутого и хорошего. Не по объявлению же. А связей в криминале у меня нет. Они бы точно кое-что подсказали.

– С криминалом, говоришь, – ведь для обнуления нейросетей и имплантатов нужен неплохой уровень умений, вспомнил я. И я знаю как минимум двоих, кто торгует подобными вещами. То есть у каждого как минимум есть выход на нужных людей.

– Я порешаю этот вопрос, – сказал в ответ на ее слова.

– Спасибо, – проговорила она.

– Не за что, мне и самому нужна их помощь.

– В чем? – удивленно проговорила девушка.

– Хочу привлечь их к одной работе, но это в будущем, пока даже не знаю, понадобятся они или нет, нужно все проверить самому сначала.

– Понятно. Нут тогда я буду ждать. Если что, дашь знать.

– Конечно. Куда же я денусь, ведь это твои подчиненные. На эти слова она несколько странно посмотрела в мою сторону и как-то серьезно спросила:

– Уверен?

Посмотрел ей прямо в глаза и, все-таки осмелившись, взял в свои руки одну из ее небольших ладошек. Я рассмотрел ее длинные и мягкие пальцы. Погладил нежную кожу на ее внешней стороне.

Девушка, замерев, сидела и все еще не убрала ее, а только удивленно и несколько растерянно смотрела на меня.

– Абсолютно, – наконец ответил я и поцеловал ей руку, оказавшуюся такой нежной и шелковистой.

Вот тут нервы у Энаки не выдержали, и она все-таки отдернула ее, но никакой другой кары так меня и не настигло.

«Это уже гораздо лучше, – понял я, – никакая ты не хищница, ты моя ласковая и нежная кошечка».

И я уже новым взглядом посмотрел на креатку, которая как-то необычно сжалась и почему-то испуганно смотрела в мою сторону.

И только тут я почувствовал, что меня уже кто-то достаточно продолжительное время дергает за рукав.

Повернувшись, я увидел очень серьезное лицо гнома, который мне сказал:

– Пошли, ей нужно побыть одной. Тут с ней все будет в порядке. Ей нужно подумать.

И потянул меня к выходу.

Я поднялся и медленно побрел из комнаты, мало что понимая, но осознавая, что гном в этот раз прав, как никогда. Именно мне не место тут и сейчас.

А поэтому я послушался его совета, хоть мне и хотелось побыть с этой странной и необычной девушкой еще несколько бесконечно долгих мгновений. Но мне приходилось каждый свой шаг делать через силу, будто я увяз и прорываюсь сквозь зыбучие пески или трясину, в которую проваливаюсь все сильнее и сильнее.

Но вот он выход, гном уже открыл дверь, и казалось, только один шаг и я вырвусь из того омута, в который погрузили меня волшебной красоты глаза девушки, оставшейся за моей спиной. Я уже заношу ногу, чтобы сделать его, этот последний шаг.

Однако уже перед самыми дверьми нас догнал тихий голос девушки:

– Дим, мы так и не узнали, кем работаешь ты в нашей фирме.

Какое отношение это могло иметь к происходящей сейчас ситуации, я не понимал, но у меня непроизвольно вырвался тот единственный ответ, который, казалось, поразил всех:

– Я мусорщик.


* * * | Перешагнуть пропасть. Книги 1-6 | Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Бар «Голодный тролль» Общий зал