home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Бар «Голодный тролль» Общий зал

Слегка освещенное помещение бара «Голодный тролль». Тихие голоса посетителей. Спокойная и не напрягающая атмосфера.

Каждый знал, что владелец отвечает за безопасность и покой в стенах своего заведения. Для этого у него работало несколько неприметных личностей, которые всегда были готовы утихомирить слишком буйных посетителей. Правда, сложно назвать «незаметными» гигантов-троллей трехметрового роста.

Но в воздухе витало ощущение, что этим минутам спокойствия скоро придет конец.

Все местные знали, что были определенные часы и дни, когда это правило не действовало внутри данного заведения.

И поэтому в такое время старались без особой надобности сюда не ходить.

И как раз сегодня должен был настать один из таких дней, когда работы для этих «тихих и неприметных» парней могло прибавиться вдвойне, а то и больше.

Так получилось, что этот бар был выбран Лигой наемников Станции Рекура-4 в качестве официального места найма и деловых встреч. Профсоюз и биржа этой неформальной, но достаточно влиятельной организации делали крупные отчисления владельцу бара, для того чтобы он позволял проводить подобные мероприятия на своей территории.

Поэтому после обеда каждого десятого дня месяца и на следующие трое суток этот бар всецело принадлежал наемникам различных рас, мастей, специальностей и профессий. В это время бар превращался в гомонящий и разношёрстный улей. И посторонним в него соваться было нежелательно.

Нельзя ворошить опасных пчел в их собственном доме. Об этом знали все.

И поэтому удивленные взгляды вызвала странная парочка, молодой человек и терранин, которым явно было здесь не место. Ну, никак не походили они на наемников или их клиентов. Они вышли из дверей отдельного кабинета, расположенного в дальнем уголке бара.

Было непонятно, что они тут делают, но, похоже, парнишка находился в некотором замешательстве, так как терранин, оглядевшись и, видимо, сопоставив даты и числа, поспешно потянул молодого человека за руку к выходу.

Но было уже поздно. На этих двоих обратили внимание.

И всему виной был растерянный взгляд парня, который неожиданно приобрел ясность. И он с непонятной уверенностью и внутренней силой осмотрел заполненное представителями различных рас, объединённых профессией наемника, помещение.

Это были суровые люди и нелюди, и здесь не любили напускного апломба, выставленную напоказ крутость или мнимое проявление сил. Поэтому каждый, кто заявлял о себе, автоматически ставил себя на один уровень со всеми остальными.

И в этом случае всегда устраивалась проверка на вшивость, тут не терпели слабаков и трусов, а значит, за любое проявление силы с тебя могли спросить вдвойне. Каждый должен отвечать за свои действия. Ведь если ты показал свою силу, то должен был в случае надобности доказать в деле свое заявление. Даже если оно выражалось всего лишь в уверенном взгляде, брошенном вглубь помещения. Ведь в будущем от этого могла зависеть жизнь любого находящегося в этом зале.

Иными способами здесь уважения было не добиться, иначе с тобой как с равным в этом закрытом от остальных обществе просто никто не станет говорить.

Исключение делалось для простых людей и клиентов или заказчиков, которые были вынуждены появиться здесь лишь по острой необходимости, хотя обычно даже они общались через посредников-рекрутеров, которые, так же как и все, были обычными наемниками, просто выполняли в отрядах еще и дополнительную функцию переговорщика.

Но вот такие праздношатающиеся, как эти двое, всегда вызывали раздражение. Хотя в этом конкретном случае непонятные чувства порождал только стоящий немного дальше терранина молодой человек.

Второй же точно был просто случайным прохожим и к наемникам никакого отношения не имел. Видимо, терранин просто задержался на переговорах и вовремя не успел уйти. Такое случалось сплошь и рядом, и ни у кого не вызывало ни интереса, ни каких-то других негативных чувств. Сейчас разберется в ситуации и сам быстро умотает отсюда.

Но вот человек прямо так и заставлял думать о нем. И складывалось впечатление, что он тут не случайно и так просто уходить не собирается.

Это ощутили многие. Но более опытные, осторожные или просто менее агрессивные, постарались пропустить его, не акцентируя на нем своего внимания.

Однако были и такие, кто мгновенно взвился со своих мест, чтобы потолковать с человеком о делах насущных и вежливо объяснить тому, что ему тут не рады, да и вообще ему тут не место и пора бы ему идти отсюда подальше и поскорее.

Лишь бармен как-то равнодушно махнул рукой подскочившим было вышибалам, усаживая их назад и протирая и так до блеска отполированную поверхность барной стойки, при этом с интересом наблюдая за происходящим в зале.

Это и насторожило самых опытных и умных командиров и бойцов различных отрядов. Ведь Тро слыл чуть ли не самым рьяным противником нападений и потасовок у себя в заведении. А здесь он практически официально сам дал добро назревающему конфликту.

«Что-то тут не так», – подумал Ренок, стараясь немного заглушить ментальное восприятие из-за разгорающегося накала страстей в помещении и нагнетающей состояние опасности и угрозы обстановки. Он понимал, что непосредственно ему и его отряду ничего не угрожает, но общую атмосферу назревающих тут событий улавливал точно.

Ренок уже больше ста лет был главой одного из небольших отрядов пииров, как назвали их люди с Территорий Содружества. Правда, сейчас он водил в основном только молодёжь, делясь опытом и натаскивая их. Со временем, когда они считали себя полностью готовыми, молодые наемники из этого «детского сада» уходили в другие более профессиональные и серьезные отряды. Тут же они старались заработать себе репутацию, как-то показать себя, ну и конечно, набраться боевого и жизненного опыта.

Пииры сами по себе были очень примечательной расой. Поголовно ментанты, слабые или средние, но не одного выше максимально возможного для их расы уровня градации ментальных способностей – «С5». Правда, было и исключение. Раз в несколько поколений в семье императора рождался очень сильный маг, иногда достигающий магистерского значения возможности преобразования ментальной энергии уровня «B7» или «В8». Внешне эта раса очень походила на уменьшенную процентов на двадцать копию троллей, только цвет кожи у них был вполне человеческий. Коренастые. Крепкие. Но не такие высокие. Менее сильные и быстрые. Но зато это компенсировалось ментальными способностями. Правда, они все равно были гораздо сильнее и быстрее людей. Так что пренебрежительно к ним относиться не стоило. Вообще описанная внешность была присуща, как ни странно, только мужчинам этой расы. И это неудивительно. При той повышенной силе тяжести, что царила на их родной планете, это было вполне закономерным следствием. Однако, что странно, девушки и женщины этой расы были очень похожи на миниатюрную копию аграфок, такие же стройные, красивые, лёгкие и воздушные, но не такие высокие, как они. При этом мужчины были совершенно не похожи на представителей расы аграф, а больше переняли на себя черты троллей. Наиболее сильными магами у них были женщины и девушки, правда, опять же за исключением семьи императора. И исходя из подобного симбиоза этой расы, сильные и грубые мужчины, не слишком крупные тролли и прекрасные, стройные, магически одаренные женщины, похожие на аграфок, бытовало мнение, что пииры это потомки удачного результата по скрещиванию видов, которое провели Древние когда-то очень давно. Все это дало свои результаты, как положительные, так и отрицательные. Аграфы их не очень жаловали и любили, но при этом всегда поддерживали, считая одной из младших ветвей принятого на поруки клана. Тролли же относились к ним как к своим меньшим братьям, покровительствуя и защищая их от нападок и опасностей все то время, что им потребовалось для вхождения в Содружество и адаптацию в нем.

Да и потом тролли не оставили своих младших партнеров и братьев в беде, при этом они всегда готовы были прийти им на помощь.

Но это были только плюсы. Практически в первые же дни вступления в Содружество выяснился один огромный минус, о котором никто никогда не задумывался до того момента.

Причина была в их прекрасной половине. Именно их очень красивые девушки и женщины, которые, так же как и аграфки, с годами не старели, а становились только привлекательнее и желаннее, были причиной постоянных нападений на их колонии, поселения, отдаленные станции и даже планеты. Пиратов и работорговцев ничто не могло остановить. Ни военная помощь из Содружества, ни принятие законов, ограждающих пииров от подобных нападений. И поэтому первые несколько лет после вступления в Содружество превратились для них в постоянную борьбу за выживание и сохранение вида.

Ведь каждый маленький царек, богатый человек, да и просто толпы извращенцев желали заполучить к себе такую рабыню. Ведь об аграфках мечтали многие, но подобраться к ним было гораздо сложнее, чем к соотечественницам наемников из отряда. У них не было такого же флота, как в Империи Аграф, и это практически не оставило им шанса на выживание. Такого поворота событий никто не ожидал.

Но неожиданно один из бойцов предложил необычное и странное решение для их проблемы, он его называл «возродить Спарту», что это могло значить, он никому не объяснил, но по предложенной им методике начали готовить все следующие поколения пииров. Им стали с детства прививать поголовное воинское мастерство в сочетании с ментальными науками в очень жестких, а в некоторых случаях и жестоких условиях. Но именно это их и спасло. Уже через двадцать лет они имели такой крепкий костяк для своей будущей армии, что об этом узнали многие.

Первая же битва показала, каких суровых и безжалостных воинов воспитали из них. И эта хладнокровность, неприятие смерти и безжалостное отношение к врагам заслужили для них их особое место в структуре Содружества.

Их планета стала кузницей и центром подготовки для бойцов как в наемные, так и государственные армии. Они не были лучшими в индивидуальных сражениях, но слаженности их действий и групповому взаимодействию, благодаря общей ментальной матрице, внедряемой в сознание, могли позавидовать даже синхронизированные с помощью искина киборги или дроиды.

В результате к двадцати годам каждый житель планеты, будь то девушка или парень, приобретал навыки неплохого универсального бойца с дополнительными умениями средней руки ментооператора. Кроме этого, их обучали одной гражданской специальности, той, к которой у данного пиира была наибольшая предрасположенность. При этом стараясь выбрать эти дополнительные профессии так, чтобы они были полезны не только в гражданской жизни, но и при службе в наемных отрядах или государственных войсковых соединениях. Предпочтение, естественно, отдавалось медикам, техникам, но были среди них и переговорщики, и журналисты, и ксенобиологи, и многие другие.

И со временем так получилось, что когда все соседи поняли ту простую истину, что их лучше не задирать и к ним лучше не соваться, у них на родной планете скопилось уже огромное количество подготовленных и обученных убийц.

С тех пор так и повелось, на их родной планете они тренируют бойцов, те самостоятельно проходят испытание и переводятся в бороздящие просторы наёмные отряды, или их приглашают на службу различные государства. Правда, было единственное исключение, они никогда не работали на пиратов и работорговцев. Сказалась их неприязнь, привитая первыми годами пребывания в Содружестве. Стараясь искоренять их всеми доступными средствами и используя для этого все свои возможности.

Вот и сейчас из старого состава, с которым Ренок когда-то начинал свою карьеру, уже давно никого не осталось. Кто собрал свою команду, кто осел на какой-нибудь из планет и станций, а кто просто погиб.

У него же на руках только недавно собранный недоукомплектованный отряд из пяти сорвиголов, тремя из которых были девушки. Он был против такого распределения, но поделать с этим уже ничего не мог. Их ему прислали в таком составе, а обратно он отправить их сразу не смог, сектор блокировали пираты и работорговцы.

И поэтому сейчас, как, впрочем, и обычно, они были в поисках нормального контракта, с которым можно было бы справиться таким или чуть расширенным составом, было у них пару тузов в рукаве и одна договоренность с другим отрядом.

Взяться самостоятельно за солидный контракт у них не хватало ресурсов, а мелких было достаточно только на поддержание команды в боеспособном состоянии.

Как итог очередного месяца, сейчас Ренок со своими детьми сидел здесь в надежде найти покупателя. Но его информатор не сообщал ни о каком большом наборе куда-либо. Об этом говорило и большое скопление отрядов или их представителей в «Голодном тролле».

И вот сейчас, как на заказ, какой-то лопух в зале и такое развлечение.

Он давно варился во всей этой каше, и годами наработанные инстинкты и интуиция прямо кричали о каком-то подвохе. Но вот в чем он заключается, пожилой пиир разобраться не мог. Поэтому он придержал порывающегося к месту основных событий сына своей сестры, неглупого парнишку, но слишком пока пылкого и резвого, которого та отправила к нему в отряд поднабраться опыта.

– Сорк, посиди здесь и следи за тем, что произойдет. Не все так просто, как иногда выглядит. – И усадил того на место.

Видя такую его реакцию, другие бойцы отряда уставились в сторону пока еще спокойно стоящего человека.

Примерно так же поступили и некоторые другие командиры или капитаны отрядов. Это Ренок заметил, оглядевшись кругом.

«Значит не только у меня странное предчувствие насчет этого паренька, – решил он, – посмотрим, что будет».

По идее, человеку ничего не угрожало, максимум бы его просто вышвырнули из заведения со словами «не мешай серьезным людям заниматься делами».

Но в этот раз все пошло не так.

Терранин, который в первые мгновения еще старался тянуть молодого человека к выходу, при этом что-то пытаясь втолковать ему, сейчас оставил эти попытки и встал возле парня так, будто намеревался прикрыть тому спину со стороны барной стойки, в случае чего.

Ренок знал, что терране хоть и достаточно крепкий народец, но по-настоящему сильных бойцов среди них нет. Это поистине раса инженеров, финансистов и юристов. Но никак не воинов.

Однако этот небольшой крепыш остался на месте, даже постарался принять какую-то из начальных бойцовских стоек, заметив нескольких лениво приближающихся к ним наемников-лунгрян, вот те, кто готов драться и воевать по поводу и без повода. Им даже причина не нужна. Как сейчас, например.

– Не поможет ему это, – прокомментировал Сорк.

– Это и не понадобится, – вдруг из-за соседнего стола сказал Борг, ветеран-наемник из дружественного им отряда людей, с которыми они не один контракт уже выполнили вместе.

Их отряды по отдельности были малы, но совместно они представляли вполне укомплектованную боевую единицу для найма.

На два отряда у них даже было три боевых меха для проведения тяжелых штурмовых или оборонительных операций. И один малый десантный бот, взятый в качестве доли из трофеев, правда, пилота к нему не было и его еще предстояло найти.

– Борг, почему ты так решил? – спросил у него молодой пиир.

– Помните, мы были в охране партии рекрутеров, пару дней назад. Там внизу в вербовочном центре.

– Ну да, – не понял, к чему тот клонит, Сорк, – мы все там были.

– Ну, так вот, я видел его там, на планете, – и наемник махнул рукой куда-то себе за спину.

– И? – нетерпеливо проговорил кто-то уже из его отряда. Ренок с человеком переглянулись, и тот, лишь пожав плечами, приготовился разъяснить молодым, почему он так сказал:

А вообще, они с Боргом сошлись практически сразу, как только судьба столкнула их именно в этом заведении около полугода назад. Оба их отряда, хоть человеческий и был на трех бойцов больше, обладали одинаковыми недостатками, которые не получалось перекрыть в глазах обоих наемников никакими видимыми преимуществами. И там и там не получалось набрать полную боевую ячейку, для подписания хотя бы минимального контракта. И в том и в другом отряде был только один опытный боец, в остальном он состоял из желторотых юнцов, только подавшихся в ряды наемников. И к большому неудовольствию Ренока, во втором отряде тоже были симпатичные девушки, и было их даже больше, чем у него. Это служило причиной постоянных конфликтов и придирок к их отрядам. И отношение к ним из-за этого было соответственное, приличные или перспективные контракты уплывали из рук, как только покупатель видел численный состав совмещенного принимаемого на работу отряда наемников.

Но ни Борг, ни Ренок не сдавались, стараясь, как только выдавалась возможность, подтягивать свои отряды, работать над их взаимодействием и совместным выполнением поставленных задач.

Ведь другого варианта у них не было. И только так они могли подготовить боеспособный, спаянный коллектив, готовый к выполнению даже сложных и нетривиальных контрактов и заказов.

И в последнее время, кажется, что-то стало получаться. У них начала складываться определенная репутация, как у необычного отряда, славящегося своей выучкой, аккуратностью, вниманием к мелочам и ответственностью при выполнении любого контракта.

Правда, контракты до сих пор у них были все больше на охрану тех или иных заведений или на сопровождение того или иного груза. В общем, простые малооплачиваемые разовые договора.

Им же для окончательного закрепления в рядах наемников станции был необходим постоянный или долговременный контракт с какой-нибудь серьезной организацией или фирмой. Это бы дало им прямой выход, как действующему отряду, на биржу наемников, где можно было раздобыть всё. Начиная от нового дополнительного контракта для незадействованных бойцов до найма новых членов в отряд и доукомплектацию его приличными кадрами. Но главное, это давало выход на торговую биржу наемников, куда посторонним вход был полностью закрыт. Тут можно было совершить очень специфические покупки или организовать реализацию любого вида товаров, трофеев и прочего барахла, что попадало к ним в руки. И все это практически не облагалось никакими видами налогов, только небольшой профсоюзный взнос.

Пока Ренок размышлял, Борг ответил на вопрос молодого наемника из своего отряда.

– Я запомнил его, когда видел на планете. Меня почему-то заинтересовал тот факт, что он вел организованный отряд более чем из сорока воинов. А такие дикари, как местные, просто так не подчиняются какому-то молокососу или хлюпику. Это не имперский флот или войска аграфов, где чин можно купить или получить по наследству. Там варварская планета, и уважение можно только заслужить. Они подчиняются лишь лучшему среди равных. И если я прав, то такие как он не поддаются на угрозы или провокации. А значит, лунгряне обломаются. Если вообще не нарвутся на скорый ответ. А зная, откуда он к нам прибыл, я даже более чем уверен, что этот ответ может нашим больно ретивым братьям-наемникам очень не понравиться. Особенно если присмотреться к нему внимательнее.

– А что с ним не так? – удивилась молодая девушка пиирка.

– Вы что, не видите, а еще себя профессионалами называете, – попенял им Борг, – приглядитесь. Способности свои, что ли, подключите, не знаю, что вы там еще умеете.

И кивнув в сторону спокойно стоящего недалеко от барной стойки парнишки, сказал:

– Да на нем оружия больше, чем во всем нашем отряде, плюс у него очень необычная куртка-бронежилет. Я такую же видел как-то давно. Она сама по себе стоит целое состояние. Откуда все это может появиться у человека, который появился на станции только вчера? Подумайте над этим вопросом.

– Трофеи, – догадалась та же самая девушка пиирка, что задала вопрос, а потом с интересом посмотрела в направлении молодого человека, который, казалось, будто не замечал происходящего вокруг.

– Угу, и, похоже, скоро у него их прибавится. Я так понимаю, что эту странную сумку он таскает с собой не просто так, – сказал наемник.

– Согласен, – подтвердил версию человека Ренок, – как думаешь, почему он стоит и не обращает ни на что внимания? Я вас, людей, все еще не очень понимаю и поэтому не могу оценить его готовности к потасовке.

– А зачем ему? Мне кажется, что он уже ко всему готов. И сейчас просто занимается своими делами.

– В смысле? – переспросила у него одна из девушек-наёмниц из отряда людей. – Ведь он просто на месте замер и ничего не делает. Какими делами можно заниматься в такой момент?

– Любыми, – усмехнувшись, ответил Борг. – Он определенно что-то ищет. И, похоже, он уже догадался, кто тут собрался сейчас. А коли он не ушёл, то он ищет кого-то из нас.

– Из нас? – удивился другой наемник из этого же отряда.

– Ну не из нас конкретно, – пояснил Борг, – а из нашей братии. Похоже, ему нужен отряд. Но так как он на планете недавно, то мы вряд ли его заинтересуем, так что не переживайте особо, – и он подмигнул той пиирке, что до сих пор заинтересованно смотрела в направлении человека. – Что, понравился? – спросил он у нее, заставив девушку покраснеть.

А сам продолжил говорить:

– Он скорее вон на крагов внимание обратит, если ему нужны простые и неприхотливые бойцы, да еще одним своим внешним видом сразу же вгоняющие в ужас. Он ведь не знает, что это не самые сильные воины из здесь присутствующих, и даже эта смущенная куколка, – он опять кивнул на уже пунцовую от смущения девушку, – уделает любого из них за пару минут. Но внешность решает всё, и здесь ничего не поделаешь. Нет среди нас таких представительных экземпляров, что заставили бы обращать на наш отряд внимание. Так что, Миила, успокойся, на нас он посмотрит в последнюю очередь. Ведь не в мехах же мы сюда пришли.

И только Борг произнес последние слова, как события понеслись вскачь, да так быстро, что никто из присутствующих впоследствии не мог объяснить, что же тут произошло.

Вдруг парень все-таки ожил, когда лунгряне-наемники уже практически вплотную приблизились к нему и его товарищу терранину.

Молодой человек обернулся к своему другу и, спросив что-то, показав в направлении стола, за которым сидели пииры и их компаньоны люди, получил какой-то ответ и, развернувшись, пошёл прямо в их сторону.

Но у него на дороге оказалась пара наемников лунгрян. Трое других как-то незаметно для всех оказались у парнишки за спиной и по бокам.

Стало понятно, что его взяли в классическую коробочку. Вот только зачем им это было нужно, никто не понимал.

Видимо, желания развлечь себя высокоинтеллектуальной беседой с умным и образованным человеком у наемников не возникало, и они, не оставив мальчишке никакого реального шанса на разрешение назревающего конфликта относительно мирным путем, рванули в его направлении.

– Остановите их, – только и успела воскликнуть Миила, сжав кулаки и рванувшись в направлении назревающей потасовки, но было уже поздно, слишком далеко они находились от места, где происходили все основные события.

Покачав головой и проводив ее удивленным взглядом, так особо ничего и не поняв, Ренок вернулся к лунгрянам и только тут заметил их странное поведение. Они перекрыли своей жертве все пути к отступлению и одновременно не позволили к нему приблизиться никому из наемников, что отсекало все возможности защитить его от дальнейших нападений.

И, что самое главное, действия лунгрян совсем не напоминали простое желание припугнуть кого-либо.

Это явно походило на проведение стандартной армейской операции по захвату или уничтожению цели.

И он понял, что это бросилось в глаза не только ему одному. Многие наемники в удивлении оглядывались, ища глазами командира лунгрян, чтобы он отозвал своих бойцов. Но того, как оказалось, нигде в зале бара видно не было.

По крайней мере, никто из знакомых Ренока заметить его не смог и на свое имя он не отзывался.

А поэтому его поиски пока прекратили и вернулись к действиям странного отряда наёмников, но при этом, продолжая пристально поглядывать по сторонам, стараясь перехватить их командира.

Чем могла быть вызвана такая непонятная и беспричинная ярость в отношении этого, по сути, никому не известного паренька, никто объяснить не мог. Но наемники повели себя действительно странным и нелогичным образом.

Они хоть и были безбашенными бойцами, однако всегда придерживались кодекса наемников и законов Содружества и Империи. И сейчас никто не мог понять их поведения.

Ренок задумался на несколько мгновений.

«Если только этот парнишка сам не является их заказом», – вдруг дошла до него простая мысль.

– Перехватите их, – закричал он во все горло, стараясь перекрыть шум толпы, но его уже никто не слышал.

Напавшие же на человека наемники извлекли очень мощные армейские ударники и практически одновременно выстрелили в парня.

Такого разряда, что должен был получить этот человек, пережить не смог бы никто. Нервная система от суммарной мощности излучения у любого бы выгорела полностью, это касалось не только людей, и такой пострадавший потом хоть и выживал в ста процентах случаев, но практически мгновенно превращался в безмозглый кусок мяса.

Но в следующее мгновение посетители бара смогли наблюдать удивительную картину.

Лунгряне с грохотом падают на пол, а парень оборачивается к приятелю, кидает тому свою странную сумку и громко, хотя это показалось только на фоне звенящей тишины, что стояла кругом, говорит:

– Собери тут все, что нам может пригодиться, – и кивает на разбросанные по полу тела, а потом будто сожалея, продолжает: – Жаль, нет автодоктора. Ну да ладно, в следующий раз.

Что он хотел сказать этим «в следующий раз» было вполне понятно, ведь «автодоктор» это один из мобильных компактных медицинских хирургических комплексов, с помощью которого обычно у пленных и мертвецов извлекали нейросети и имплантаты.

Незнакомец же, даже не обернувшись, направляется дальше.

Однако проходя мимо в изумлении замершей недалеко от места событий Миилы, которая так и не успела подбежать к нему и прийти на помощь, останавливается, странным образом наклоняет голову и произносит:

– Спасибо, – а потом, усмехнувшись, подает ей руку и продолжает: – Пойдем, мне кажется, за тебя там уже волнуются, – и новый кивок головы, правда теперь уже в направлении их общего с отрядом людей занимаемого столика.

Та, все так же находясь несколько в прострации и ничего не понимая, протягивает ему свою ладонь. Он аккуратно берет ее руку в свою и, легонько потянув, продвигается к месту расположения их отряда.

Через несколько секунд он оказывается напротив их стола, неторопливо помогает девушке усесться за стол, при этом, будто не замечая обращённых на него заинтересованных и ожидающих взглядов. А потом, безошибочно выделив двух лидеров этой сборной группы наемников, так же как и девушку, приветствует их легким наклоном головы и говорит:

– Добрый день. Меня зовут Дим. И я бы хотел с вами кое о чем пообщаться. Вы будете не против, если я присяду.

– Конечно, – и Ренок показывает на свободный стул напротив себя, как раз стоящий рядом с местом, где расположилась задумавшаяся о чем-то Миила.


Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Бар «Голодный тролль» | Перешагнуть пропасть. Книги 1-6 | * * *