home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4. Зал Советов. Университетский уровень. Торговая площадь

Плат сидел в своем кабинете и тупо пялился на сводки. «Или на станции появилась новая сила, о которой мне ничего не известно, или…»

Вот это последнее «или» и вгоняло его в ступор.

За последние два дня было уничтожено несколько мелких банд.

Сначала Крыс и его подельники, но это так, мелкие сошки. Правда, был там некий небольшой инцидент с тем, что в этой банде был как минимум один модификант. Но теперь, на фоне произошедших событий все это показалось детской шалостью.

«Кто-то или убирает неугодных противников, или расчищает себе путь», – размышлял глава службы безопасности станции. И это были не пустые бредни.

Не прошло и половины дня с предыдущего крупного инцидента, как к нему на стол легли новые донесения.

Сначала к нему обратилась военная полиция.

Ему сообщили о трупе какого-то майора вооруженных сил, некоего Де Рака, которого в собственной квартире обнаружил его же сын.

Тресскочи как услышал имя жертвы, так сразу уж слишком подозрительно засуетился. И было у Плата большое подозрение, что это не просто так.

«Он точно его знает», – понял эсбэшник, но решил оставить допрос этого слизняка на потом, так как пока его прикрывала какая-то крупная шишка из Совета, и поэтому сильно этого скользкого капитана прижать не получалось.

Однако Плат предпочитал всегда держать его перед глазами, чтобы через него можно было сливать липу, которая потом выплывала наверх. Хотя сейчас его знания могли помочь, и достаточно сильно. И не только относительно этого дела.

Почему-то (и почему, интересно?) руководитель СБ был уверен, что сведения, которые может дать Тресскочи, добавили бы лишних вопросов, которые бы уже касались не только того, кто был исполнителем этого дела, но и многого другого. Такие вопросы, которые пока задавать было некому.

Но Плат опять отвлекся. И вернулся к разложенным на столе документам.

Первые результаты, как обычно, выдали судмедэксперты.

Память стерта начисто через разряд во внешние контакты нейросети. Ничего вытащить из оборудования не получится. Дополнительно в деле значилось, что майор на момент нападения находился под воздействием агарской дури. И сидел он на ней, похоже, очень давно и плотно.

«Еще один нарк, – брезгливо посмотрел он на фотографию в деле и задумался. – Интересно, а кто же поставщик?»

Такие наркотики было практически не достать на станции, слишком далеко они были от Содружества и Агарской империи. Хотя сейчас тут кругом и так агарцы. А это означает, что и на станции есть те, кто имеет выход на них или на пиратов.

Плат и так не сомневался в этом, но теперь этому появились дополнительные доказательства.

И он уже более подробно рассмотрел материалы дела. Увиденное заставило его поразиться той роскоши, в которой жил майор со скромной зарплатой государственного служащего.

«Чтоб я так жил, – рассматривая видеофайлы, снятые на месте преступления, подумал Плат, – и это какой-то майор, из экономического управления Флота Станции?»

И он вновь посмотрел на предоставленные документы по делу об убийстве.

У этого самого Де Рака была квартира на третьем VIP-уровне, где явно чувствовалась работа модных дизайнеров, обставлена эта квартирка была по последнему слову техники.

Да все их СБ, прикинул Плат, по занимаемой в этом здании площади, было меньше, чем жилище этого жирного борова, который смотрел на него с приложенного к делу изображения. И это у кого? У какого-то заштатного майоришки из какого-то заштатного отдела, про который он и не слышал до этого?

Да вояки с ума сошли, передав это дело ему, но, видимо, их действительно прижало, если даже согласились раскрыть детали, хотя бы частично. И если выпала такая возможность, то стоило бы заняться этим самым Де Раком и его сыночком, и теми делами, что они воротили. Ведь и тот обитал тут же, в соседнем жилом комплексе.

Плат нутром чувствовал мохнатые и загребущие лапы у одного и у второго.

Да и все их управление очень резко стало напрашиваться на внеочередную и очень углубленную проверку. А уж причину он найти сможет. Из кожи он теперь вылезет, но что-нибудь придумает.

А если вернуться к просмотренным материалам, то, похоже, майор этот очень сильно кому-то насолил или перешёл дорогу не тому челу или другому разумному. Коль кто-то постарался и нанял профессионала, который смог провернуть подобное дело.

Подчиненные Плата сейчас обшаривали квартиру майора и ближайшие окрестности, но до сих пор не могли понять, ни как кто-то смог проникнуть в эту защищенную и со всех сторон контролируемую зону, ни как была проведена сама ликвидация.

Начальник СБ станции решил относить такие полутрупы, как найденное тело майора или утренние аналогичные подарки, к мертвецам, все равно к нормальному существованию подобных уже вернуть нельзя.

Кстати, и в том и другом случае чувствовалась одна и та же школа. И школа эта была очень высокого класса.

Теперь Плат понимал, что совершить такое на всей станции могло от силы пять или шесть личностей. И одна из них сейчас сидит в кабинете и размышляет над тем, а кто бы это мог быть еще.

Заар? Аграф давно отошёл от дел. И не стал бы влезать в такие разборки без особой на то причины. Но пока, как знал Плат, подобной причины у него не было.

Тро? Этот мог. Но само покушение не похоже на него, тролль обычно действовал более прямолинейно и открыто. А тут чувствовалась рука того, кто привык работать в тени, или постоянно находясь в окружении врагов.

И все опять упиралось в старого адмирала и его людей. Вот эти-то как раз и специализировались именно на таком профиле работ. Но подчиненные Плата постоянно пасли старого сослуживца и его людей. Эсбэшник, конечно, не поверил ему, когда тот был тут и уверял в своей непричастности к этому делу. Но, к сожалению, Плат точно знал, что никто из подчиненных старого адмирала не покидал территорию их департамента ближайшее время.

«Хотя о чем это я», – вспомнил он.

Ведь были тут на станции и еще кое-кто, о ком он не подумал. Это аграфы. И причина у них могла быть для этого веская. Не зря же с утра у них был зафиксирован переполох. Но полковник Кларус уверял, что они по крайней мере к первому делу не имеют никакого отношения. И Плат был склонен ему поверить гораздо больше, чем Арошу.

«Одни вопросы, – задумчиво глядя в окно, где как раз проехал какой-то старый допотопный погрузчик, подумал майор, – так кто же из них?»

И только он отвлекся, как его ошарашила следующая новость.

Один из охранных дроидов, патрулирующих складские уровни, нашёл несколько тел. И ситуация один в один напоминала дело Крыса и его банды или нападение на майора. Только тут было прекрасно видно, что сработали несколько профессионалов. Теперь глава службы безопасности станции в этом не сомневался.

«Кто-то затеял игру по-крупному», – глядя на новую сводку, понял он.

Плат лично знал одного из тех, кого обнаружил дроид.

Это был Тер, правая рука Кануса Грея, одного из членов Совета Станции. Ну и, кроме того, этот влиятельный господин был одним из самых жестоких и хладнокровных криминальных боссов на станции. Хотя очень многие и знали о его прямой причастности к криминалу, работорговле, пиратам и наркобизнесу. Но как обычно, никаких доказательств этому не было.

И здесь опять проглядывали подленькие ручки его зама, капитана Тресскочи. То неожиданно пропадали улики, то почему-то исчезали свидетели или с ними случались странные несчастные случаи, часто фатальные. И это все случалось со свидетелями или уликами, о которых, по идее, никто не должен был знать. Но за руку поймать Тресскочи никогда не получалось. Тем более и его покровитель в Совете не дремал. Канусу нужен был подобный человек в СБ. Даже самого Плата пытались несколько раз подставить, но в этот раз они нарвались совершенно не на того хумана. Старый разведчик привык жить, считая врагами вокруг себя абсолютно всех.

Так вот, все эти якобы «случайности» напрямую были связаны с правой рукой этого самого Кануса Грея, или как его еще иногда именовали, Графа, которым и являлся Тер.

«Вот и до тебя кто-то добрался», – усмехнувшись, подумал Плат.

Никакого сожаления о найденных полуживых телах у него не было.

Единственное, что его насторожило и заставило задуматься, это схожесть действий неизвестных бойцов, вырубивших команду Тера, с тем, как была уничтожена банда Крыса. Про майора он пока не думал. Там группе было не сработать. Слишком много бы осталось следов. Но в последнем случае было одно существенное отличие. Последнее дело было гораздо сложнее в реализации.

Ведь, кроме того, что Тер и сам бывший десантник, к тому же еще и модификант, так его еще постоянно опекала и сопровождала пара таких же киборгов, как и он. Очень опасный отряд. Даже для него. Плат был уверен, что не справился бы с ними в одиночку.

Но это, как видел глава СБ, не спасло бандита. И потому он исходил из того, что работали профессионалы не хуже него. А значит, их было как минимум трое.

На то, что проводили допрос, похоже не было, никаких видимых внешних повреждений и препаратов в крови. Создавалось впечатление, что им просто выжгли нейросеть и бросили в безлюдном районе. И опять никаких следов.

Хоть Плат и был благодарен неизвестным за такую помощь, но все-таки он привык быть в курсе того, что происходит на его станции.

А сейчас он ничего не понимал.

«Придется взяться за это дело», – решил он.

Как это ему было ни противно, но сейчас ему необходимо поговорить с этим подонком, Канусом. Лучше бы это была Сара. Если уж связываться с криминалом, то хотя бы выбрать ту, кто тебе и самому нравится. Но набрать номер он не успел.

Пришёл срочный вызов из Зала Советов.

– У нас убийство, – сообщил ему глава местной службы безопасности, – дело требует личного присутствия. Задержаны все члены Совета.

«Ну, ничего себе», – удивленно подумал Плат и ответил:

– Будем у вас через десять минут. Ждите.

И отключился. Никаких комментариев особо и не требовалось.

Убийство в Совете, да, похоже, еще где-то и на территории их резиденции.


* * * | Перешагнуть пропасть. Книги 1-6 | * * *