home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ФРОНТИР. ГРАНИЦА ИМПЕРИИ АТАРАН И СВОБОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ. ПЛАНЕТА СУККУБ. ГОРОД ДРЕВНИХ

Как же ломит все тело и болит голова. Что произошло? Где я? Помню, как на меня надвигается огромная каменная плита, жуткая боль и всё.

И темнота кругом.

Я умер.

Да нет, не может быть, сижу на какой-то твердой поверхности, спина тоже упирается в непонятный острый угол.

Неужели так и выглядит тот свет. Что-то не очень похоже. Где же радостные черти, встречающие меня? В раю, думаю, должно быть чуточку несколько светлее и гостеприимнее.

Немного посидев, упершись в не очень удобный угол, который уже продавил все мои ребра, и, отдохнув, а вернее дождавшись, когда спадет общая слабость, постарался руками ощупать себя и окружающее пространство.

В руке лямки и, похоже, какая-то сумка.

Верно, ведь когда я отбрасывал Лену, схватился за ремни ее рюкзака. Видимо, это он у меня в руках.

Ощупав себя, понял, что и на мне, видимо, та же одежда, в которой я бродил по коридорам пещерного города, мой рюкзак как обычно висел у меня за плечами. Правда с головы исчезла строительная каска с прикрепленным на нее шахтерским фонариком.

«Так, значит, быстро свет получить не удастся», — огорчённо подумал я, но потом обрадованно пробормотал:

— Это же хорошо, что рюкзак со мной, у меня же в нем есть другой фонарик, да и спички с зажигалкой в рюкзаке имеются, как я помню. А главное там есть еда и вода. И это называется повезло. Ведь не хотел же брать с собой столько вещей сегодня, налегке думал пройтись, но ведь что-то удержало меня от этого шага.

И я отполз от того угла, к которому сидел, прислонившись, немного вперед, еще пошарил перед собой рукою, но так ничего больше и не нашёл.

Сплошной камень кругом.

Сев по-турецки на пол, я положил второй рюкзак себе на ноги, чтобы не искать его в потемках. Стянув из-за спины свой, я положил его сверху.

«Как же тебя, оказывается, неудобно раскрывать в полной темноте», — подумал я и наконец распустил тесемки на его горлышке.

Рюкзак у меня старый, видавший многое, достался по наследству еще от отца. Все собирался каждый год купить себе какой-нибудь новый, но так и не доходили руки, так как этот был все еще крепок и ни разваливаться, ни рваться не собирался.

Засунув руку внутрь, я постарался нащупать продолговатую форму своего фонарика. Вещь очень полезная. Всегда его с собою ношу. И батарейки в нем поменял совсем недавно. Покупал его через Интернет. Несколько режимов освещения, что самое главное для меня сейчас, при минимальной яркости обещали до четырехсот часов работы.

Через минуту рысканья фонарик все-таки был найден, по закону всемирного тяготения или подлости, он оказался на дне рюкзака.

Вытащив его, включил и сразу же выключил, так резанул свет по глазам.

Подкрутив колечко, регулирующее яркость, до минимума, я, сощурив глаза, включил его вновь. Сейчас было гораздо комфортнее.

После этого я осмотрел место, где оказался.

Кругом был камень, прямо передо мной был выход из помещения, в котором я сейчас находился. Обернулся назад, мой взгляд уткнулся в стоящий на своем углу, на небольшом постаменте, куб, к грани которого я, похоже, и прислонялся спиной.

«Вроде и тот, который мы нашли, а вроде и не тот», — подумалось мне, но посмотрев себе под ноги, я так и не увидел никаких следов, ведущих от куба к выходу из комнаты.

«Нет, это другое помещение. Да и завалено то должно быть. А в этом ни камушка нет», — решил я.

После этого встал, захватил оба рюкзака и обошёл комнату по периметру. Ничего нового обнаружить не удалось, кроме куба в помещении больше ничего не было.

«Ну ладно, значит, или я куда-то провалился, или…» — Это «или» я оставил как вариант на какое-то невероятное событие, которое вполне могло произойти, если уж мне попался тринадцатитысячелетний скафандр, то почему бы еще чему-нибудь не случиться.

Поэтому, решив, что случившегося не воротишь, а рефлексировать у меня что-то не сильно получается, я прагматично уселся напротив куба и стал просматривать наличные у меня вещи.

Сначала досмотру подверглась моя одежда. Скрупулезно прошарив все карманы, мною было найдено всего несколько предметов и всякий бесполезный мусор, оставленный на растопку, бумага все-таки.

Первое — это небольшой перочинный нож-мультитул. Не слишком надежный, так как куплен он был у какого-то мальчишки на вокзале. Второе — это небольшой блокнот, с парой исписанных листов, получить его успел я только вчера. И два простых карандаша к нему, один заточенный, а другой новый. Третье — это куча каких-то билетов, о которых я даже не знал, что это такое и откуда они у меня взялись.

Обшаривая одежду, я как-то забыл, что на моей руке надеты часы, так я с ними свыкся, и, только зацепившись за край куртки, вспомнил о них.

Это было наследство моего деда, трофейные механические швейцарские часы. Добыл он их еще во время Великой Отечественной и никогда не снимал. Сколько я их ни клянчил, дед мне их не давал, но однажды, когда я его, видимо, окончательно достал своим нытьем, сказал, что если я его удивлю, то на следующий день рождения он мне их и подарит. Что я только ни делал, как ни пытался произвести на него впечатление, но все было для него не то и не так. «Пустоцвет», — как говорил он. И вот когда я уже совершенно забыл о нашем уговоре, а просто ранней весной, когда еще не сошёл лед, гулял мимо нашего пруда, увидел, как кто-то барахтается, и не раздумывая кинулся его спасать. Но как оказалось, это был не человек, а просто крупная овчарка, непонятно как попавшая на пруд, но я ее все-таки вытащил. Дома я не хотел рассказывать о случившемся, поэтому просушившись и отогревшись в одном знакомом заброшенном лесном домике, пошёл домой. Но как оказалось, то, что произошло, видела наша соседка, и уже к моему приходу все были в курсе. Выволочку мне тогда устроили будь здоров. Зато с тех пор у нас жил Анчар. И преданнее его животного мне не встречалось. А через три месяца на тринадцатилетие мне достались часы. И с тех пор я с ними не расстаюсь.

Разложив найденные в одежде предметы перед собой, я приступил к потрошению своего рюкзака. Здесь добыча оказалась более ощутимой.

Сверху лежали планшет, с картой, которую я заполнял, и навигатор. Как только мой взгляд наткнулся на это чудо техники, руки сразу потянулись к нему.

Включив навигатор, я постарался определить свои координаты, но он не мог авторизоваться ни на одном спутнике, хоть и зафиксировал наличие нескольких в пределах видимости.

«Странно, спутники есть, но не отвечают. Непонятно это. А ведь их кто-то на орбиту доставил, если они там есть». — И я задумался над полученной информацией.

«Спутники и те, кто их туда отправил».

Кроме того, встроенный в навигатор компас показал, что север находится где-то за моей спиной. Правда мне это не было особо нужно, так как я всегда знал направления сторон света и мог их определить не хуже любого прибора. И мое чувство направления сейчас не соглашалось с показаниями навигатора. Ощущения говорили мне, что север находится несколько правее указанного компасом направления.

Решив пока ориентироваться на свои ощущения, так как раньше они меня ни разу не подводили, я не стал отбрасывать и направление, указанное компасом, ведь оно примерно совпадало с тем, что чувствовалось и мной самим.

Определившись с расположением сторон света, я продолжил разбирать свой рюкзак.

А вот дальше уже пошли предметы, которые я брал с собою не по острой необходимости, а только ради собственного спокойствия, на всякий случай.

Во-первых, это были пять непочатых банок тушенки, две консерв, восемь пачек печенья, три шоколадки и одна вакуумная упаковка обезвоженного мяса, мой НЗ, который я всегда носил с собой, на всякий случай.

«Похоже, и случай наступил», — даже не с грустью, а как некую констатацию факта, подумал я.

Второе, пластиковая фляжка воды на полтора литра, была у меня еще и военная алюминиевая, напоясная, но я ее где-то потерял, а новую так и не успел купить до отъезда.

Третье, ложка, вилка. Ну и главное мое достояние, это охотничий нож, со встроенной в ручку открывалкой для бутылок и железных банок. Рядом с ними лежала железная кружка, в которую была уложена завернутая в ткань солонка. Кружка была удобна еще и тем, что в ней я часто разогревал чай, воду или бульон прямо на огне, поэтому она была несколько потасканной и закопченной. Кружка была уложена в глубокую алюминиевую тарелку, а та в свою очередь в небольшой казанок, им я правда давно уже не пользовался, но носил всегда с собой. Рядом с казанком лежала походная аптечка и в отдельной упаковке дополнительные бинты и зеленка, царапины и порезы дело обычное, а запускать их нельзя, поэтому перевязочные материалы всегда востребованы. Правда, в лагере был свой медик, и поэтому мне не приходилось пользоваться своими запасами.

Дальше, перетряхнув рюкзак еще раз, я нашёл коробок спичек и зажигалку в одном из боковых карманов. Сам я не курю, но огонь в любом путешествии необходим. И рядом с ними лежала небольшая коробочка с сухим топливом.

Заметив ее, я подумал: «Надо же, какой я, оказывается, запасливый», — и продолжил перетряхивать рюкзак дальше.

На дне рюкзака лежал моток прочного шпагата на двадцать пять метров, тоже нужная в походе вещь.

И уже на самом дне лежали рыбацкие принадлежности и клубок тонкой лески. Ну и несколько старых газет да какая-то тетрадка, которые я планировал использовать для растопки на природе. Просто с прошлого раза так их и не вытащил, когда ездил на рыбалку.

Ни телефона, ни кошелька, ни документов у меня с собой не было, все это было оставлено под расписку на хранение в лагере.

Закончив со своим рюкзаком, я отложил его в сторону и притянул сумку Лены. Ее рюкзак был покомпактнее моего, но весил тоже достаточно прилично.

Открыв сумку, я увидел, что сверху лежал один из ее непонятных приборов. Отдаленно он походил на ноутбук, только с меньшим количеством клавиш, металлический и с небольшим экраном, как раз тот, к которому у девушки были подключены наушники. Под ним находилась свернутая теплая кофта. Вытащив ее и расширив горловину, я понял, что девушка тоже не была лишена доли хомячества. Так как под кофтой у нее лежало пять армейских сухих рационов и две банки каши. Сбоку стояла как раз армейская фляжка, о которой мне мечталось, открыв ее, я понял, что в ней находится какой-то компот.

Не став рисковать и пить его, так как непонятно что это, я решил вылить этот морс, когда выберусь, и в ближайшем же источнике наполнить фляжку водой.

Под запасами снеди лежала складная пластиковая кружка и закрытая коробочка, вскрыв ее, я увидел, что там лежит флакончик с порошком, который оказался солью, коробок спичек и небольшая аптечка, только все лекарства оказались не подписаны, и поэтому узнанными мною были только йод, бинт и спирт, да и то по запаху.

Вытащив этот небольшой ящичек, я обнаружил под ним достаточно большой перочинный нож, с двумя лезвиями, одно для резки и второе открывалка. Рассмотрев ножик, я еще раз поднял рюкзак девушки, чтобы изучить его получше, и удивился несоответствию его веса и пустого содержимого. Не поняв, я стал просматривать все более тщательно и на самом дне рюкзака нашёл скрытый клапан. Оттянув его и взглянув туда, понял, что в рюкзаке есть еще пара интересных вещей.

Сверху лежал компактный фотоаппарат, правда, я ни разу не видел, чтобы Лена им пользовалась. Вытащив его и включив, выяснилось, что у него разряжен аккумулятор. Поэтому, не решив пока, что с ним делать дальше, я отложил фотоаппарат в сторону. А вот под ним нашлось что-то еще более интересное.

На самом дне рюкзака лежал пистолет в кобуре. Не сказать, чтобы я был особым специалистом в оружии, но «Макаров» узнал сразу. Не могу сказать, чьего он производства, но думается мне, что российского.

Вытащив пистолет и кобуру, я понял, что кобура поясная и, не раздумывая, примерил ее к себе.

«Хорошо сидит, — подумал я, — спасибо тебе, Лена, это очень хороший подарок».

Было у меня предчувствие, что оружие может мне понадобиться.

Вытащив пистолет и посмотрев на него, проверил, что он сейчас стоит на предохранителе, я поместил его обратно в кобуру.

После этого повторно заглянул в рюкзак. Под кобурой лежало еще две снаряженные обоймы и три коробки патронов.

«Она что на войну собиралась? — посчитав количество боеприпасов, удивлённо подумал я. В конце концов, с благодарностью подумав о такой запасливой девушке, решил: — Все это мне только на руку. Спасибо тебе, Лена, еще раз, — и с некоторой грустью и печалью о том, что могло быть и чего я лишился, добавил: — Надеюсь, у тебя все там будет хорошо».

Уже подспудно я понимал, что то место, где я оказался, было явно не там, где мы расстались с девушкой.

Продолжая так размышлять над тем, что еще могло бы быть, и с задумчивым видом предаваясь воспоминаниям, еще немного посидев над разложенными вещами, я решил:

«Пора», — и начал собираться в дорогу.

Разобравшись с наличным у меня имуществом, я постарался аккуратно упаковать его в свой рюкзак. Все непонятное оборудование Лены вернул в ее сумку, так же в потайной карман упаковал все патроны, кроме двух запасных обойм. Одну из них я разместил в кармашке кобуры, а вторую положил во внутренний карман куртки.

После этого я аккуратно свернул рюкзак девушки и поместил его на самое дно своего. Сверху положил ее кофту, мне она была мала, но на всякий случай я ее оставил, придумаю что-нибудь при случае. Дальше пошли запасы и различные другие предметы. Сбоку я положил ее и свои столовые приборы. На самый верх улегся планшет с картой и навигатор.

Свой охотничий нож я повесил на пояс по другую сторону от пистолета. Маленький мультитул опять оказался в кармане куртки, правда я так и не понял, зачем он мне может понадобиться, но оставил его на месте. Рядом оказался складной нож девушки, так как повседневно и для еды решил пользоваться именно им, он больше подходил для этих целей, чем мой.

Поднявшись и осмотревшись кругом, понял, что ничего не забыл, встал и, по народному поверью бывалых разведчиков, немного попрыгав, двинулся в путь.

Ну, вообще-то мне известно, что попрыгать нужно для проверки того, звенит и бренчит ли на мне что-либо или нет. Так вот — ничего не бренчало.

Не зная куда, в общем-то, идти и не имея никакой конкретной цели относительно конечной точки маршрута, можно было предположить, что план города, возможно, будет схож с тем, который мы исследовали, я двинулся в обратном направлении нашему с Леной движения.

Первоначально действительно темные коридоры совпадали с теми, что нами проходились ранее. И я уже стал надеяться на то, что, возможно, если это и не тот же самый город, то его планировка будет похожа. Но в этот самый момент уперся лбом в стену, которой тут ну никак не могло быть, и, вместо одного прямого коридора, передо мной образовалась развилка, идущая с запада на восток.

«Ну и куда теперь идти?» — Но тут вспомнил один совет профессионального диггера. Он говорил, если я когда-нибудь заблужусь в пещерах или городской канализации, то нужно идти против течения, и не важно чего, найденного ручейка или даже просто потока воздуха. Но рано или поздно это движение против течения выведет меня куда-нибудь на поверхность.

Вот и сейчас я решил воспользоваться данным советом, достав коробок спичек из рюкзака, зажег одну из них. Огонек пламени явно развернулся в сторону восточного коридора, значит, по теории мне необходимо было двигаться в западном направлении. Этот коридор мною и был выбран.

Дальше я так и шёл, ориентируясь по общему направлению сквозняка, гулявшего по этим заброшенным коридорам подземного города. В некоторых местах сквозняк дул ощутимо сильнее, и создавалось такое впечатление, что туда должно выходить по нескольку коридоров, но ничего подобного не было. Максимально было мной обнаружено четыре ответвления из одного перекрестка, и то, пройдя по каждому из них, я смог определить тот, тяга воздуха в котором ощущалась значительно сильнее.

Так и продолжалось мое путешествие по этому подземному городу. Примерно через три часа я стал ощущать постоянный дувший встречный ветер и понял, что выход на поверхность где-то близко.

Так и оказалось, уже через двадцать шагов, завернув за угол, моему взору предстал выход из пещерного города. Слово «выход» к той небольшой щели, что я увидел, подходило только условно.

Но за неимением другого реального способа выбраться на поверхность я решил повнимательнее осмотреть ту дыру в стене, которую обнаружил.

Было видно, что за стеной коридор еще не заканчивается, но оттуда явно тянуло свежим воздухом. Осмотрел стену внимательнее, до меня дошло, что это завал, и, вероятно, раньше тут был простой и прямой проход, выход наружу.

Достав ножик, я стал аккуратно выцарапывать камни вокруг найденного отверстия. Это оказалось несложным занятием, так как крупных камней не было, и вся трудность моей затеи состояла лишь в том, чтобы расширить дыру до достаточного размера.

Этим я и прозанимался ближайшие пару часов, пока не расширил дыру до необходимого размера, чтобы пропихнуть в нее рюкзак и пролезть самому.

И вот здесь чистая случайность спасла меня. Когда я пропихивал в расширенное отверстие рюкзак, то не до конца вытащенный камень зацепился за сумку и выпал наружу. Я бы не обратил на это внимания, но как раз в этот момент сам хотел его протолкнуть туда дальше за стену. Ожидая звука от падения камня, я удивленно уставился куда-то в заднюю стенку рюкзака, не понимая того, почему же я ничего не услышал.

Поэтому затянув рюкзак обратно, я нашёл камень покрупнее и, прихватив его с собой, а также поудобнее перехватив фонарик, полез в проделанное отверстие. Добравшись до его края, я подполз к выступу, за которым начиналась темнота соседнего помещения.

Первым делом я осмотрелся и удивленно посмотрел сначала вверх, а потом и вниз. Потолок помещения был буквально в паре метров надо мной, а вот пол помещения не просматривался. Я не стал увеличивать мощность фонарика, чтобы увидеть, что же там происходит внизу. Вместо этого я уронил туда камень, стараясь примерно оценить расстояние от того места выхода из коридора до пола в помещении.

На второй секунде я услышал звук удара, значит, глубина не превышала двадцати метров.

«Веревки хватит, но жаль, что ее придется тут оставить, могла бы и в будущем пригодиться. Хотя если найду что-то, из чего смогу сделать стопор на дыру в стене, то потом получится вытянуть веревку назад», — на этой мысли я полез обратно и стал поспешно осматриваться кругом.

Но ничего подходящего мне найти так и не удалось, поэтому веревку пришлось закрепить на одном из уступов. И в таком случае сдернуть ее у меня не получалось, но зато она была надежно зафиксирована и не слетела бы в любом случае.

Привязав к другому ее концу рюкзак, я спустил его вниз. Рюкзак уже лег на какую-то поверхность, а у меня на руках осталось еще порядка четырех метров веревки.

«Ну что ж, мое предположение оказалось верным и тут действительно порядка двадцати метров», — решил я и начал спускаться вниз.

Спуск не занял много времени и уже через пять минут я осматривал зал, в котором оказался.

Видимо, раньше вверх вела лестница, каменные обломки которой сейчас находились передо мной, в остальном и этот зал был абсолютно пуст. Они лежали как раз под стеной.

Единственным его отличием было то, что в одной из стен четко просматривался более светлый силуэт прохода, и из него слышалось какое-то щебетание и шум леса. Именно к нему я направился.

Но не успела моя нога завершить и второго шага, как со стороны этого выхода наружу послышался сначала какой-то невнятный рык, а потом и быстрые шаги явно приближающегося ко мне существа.

Резко переложив фонарик во вторую руку, я правой расстегнул кобуру и вытащил пистолет.

Потом снял его с предохранителя и взвел курок, хотя, наверное, можно было и не взводить, это ведь «Макаров», но я этого не помню.

Затем посветил фонариком в направлении приближающихся шагов. И чуть не выронил оружие и фонарик на пол, так как прямо на меня несся огромнейший волк, ну или кто-то отдаленно похожий на него.

Оглянувшись назад, я понял, что не успею не то что взобраться по веревке вверх, но и даже добежать до нее, а поэтому вскинул оружие одной рукой и фонарик другой, направив и то и другое в морду приближающемуся существу.

Не знаю, что произошло дальше, но в сознании у меня как будто щелкнуло, и я опять провалился в то странное состояние замедления времени, которое сопровождало меня в момент обвала.

В голове у меня наступила небывалая ясность мысли, я четко представлял, что, как и когда мне нужно сделать, видел каждое даже малейшее движение, производимое несущимся на меня существом.

Но что самое странное, мне точно было известно, куда нужно поразить это странное существо, и я точно знал, куда попадет выпущенная из удерживаемого мной пистолета пуля. И это было необычно, знание и одновременное понимание происходящего. Даже больше, некое предвидение, так как я видел, даже то, куда это существо двинется в следующее мгновение, что сделает, или даже точно мог сказать то, что это не просто попытка меня напугать, а реальное нападение с целью меня убить.

И поэтому ни мгновения не сомневался в своих дальнейших действиях.

Крутнув на максимум кольцо регулировки мощности освещения фонарика пальцем удерживающей его руки, направил его прямо в лицо этому непонятному волку. И когда он на мгновение замер, я навел оружие прямо в его расширившиеся глаза и выстрелил. Потом перевел руку на второй глаз и сделал следующий выстрел. Но видимо, оба выстрела не достигли цели, или волк не собирался погибать так быстро, как бы мне хотелось. Но он продолжал нестись в мою сторону, правда, уже не так резво, как до этого.

Я отступил на шаг назад, покрепче обхватил рукоять пистолета и уже потом сделал еще два выстрела в чем-то приглянувшуюся мне точку в области шеи волка. И видимо, один из этих двух последних выстрелов был добивающим, он, похоже, перебил шею напавшему на меня хищнику, и тот безвольно свалился на пол.

После того как волк свалился, он еще несколько минут бился в конвульсиях, но это не помогло ему сдвинуться ни на миллиметр. Подождав еще немного, я отошёл назад и присел на лежащий у стены огромный булыжник, и только сев на камень, заметил, что как-то незаметно для себя выпал из того странного состояния замедленного времени и необычайной ясности рассудка.

«Ну, вот и первые приключения на новой земле», — подумалось мне. Я хотел подняться и пойти искать свой рюкзак, но как только встал, понял, что ноги меня совершенно не держат, а в руках все еще зажаты пистолет и фонарик.

Постаравшись разжать руки, я не смог этого сделать. У меня получилось положить фонарь рядом, только после того как мысленно мне удалось заставить самого себя сделать это.

После этого, как-то достаточно быстро успокоившись, я переложил пистолет в другую руку и, вытащив отстрелянную обойму, заменил ее той, что была у меня в кармане, а старую положил на ее место.

«Заправлю чуть позже, — решил я, — нужно осмотреть этот труп и проверить, нет ли тут еще кого-то похожего».

Сами собой родились в моей голове необходимые шаги для дальнейших действий.

Встав и подобрав брошенный тут же рядом рюкзак, на случай если придется делать ноги, я для успокоения собственной души еще немного подождал, сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, и решил, что на этом процесс восстановления душевного и психического спокойствия пройден.

Поэтому я поднялся, на всякий случай вытащив запасную обойму из кобуры и взяв ее в руку с фонариком, двинулся вперед.

Подойдя к лежащему на земле волку, я несколько раз подтолкнул его ногой, чтобы убедиться в его смерти, и наклонился к нему поближе, пытаясь рассмотреть повнимательнее.

Он действительно был похож на огромного волка, примерно раза в три больше нашего земного, правда голова при этом у него была несколько приплюснута, да клыки чуть больше, как мне кажется, даже если учитывать все видимые пропорции. Ну и шерсть несколько длиннее, но здесь я могу ошибаться.

Ну и что самое странное, у него был раздвоенный хвост, его я, правда, заметил случайно, в тот момент, когда за него запнулся.

И это окончательно подтверждало то, что, вероятнее всего, я нахожусь не у нас на Земле, а где-то в другом, пока непонятном мне месте, что-то с ходу не приходят мне в голову никакие сообщения или заметки о великанских волках с раздвоенными хвостами.

Поэтому не став двигаться дальше, я нашел ближайший удобный камень, и, разложив свои вещи, перезарядил отстрелянную не до конца обойму пистолета. И только после этого двинулся в сторону выхода.

Уже подходя к нему, я нащупал у себя под ногами какие-то ветки и услышал странный хруст снизу, а посветив туда, заметил разбросанные по полу кости различных животных.

«Понятно, тут было логово этого монстрика», — запоздало догадался я, а потом задумался.

«Странно, почему нет никакого запаха? И главное, он жил один или тут их целое семейство обитать должно?»

Но прислушавшись, не услышал никаких посторонних звуков со стороны выхода на поверхность.

Только обычное щебетание и шум ночного и такого знакомого земного леса.

Поэтому не став долго рассуждать, я осторожно подошёл к левой стене и выглянул за угол, в проход, что вел наружу.

А за пределами пещеры растянулся ночной лес. И похож он был на нашу тайгу, по крайней мере сейчас.

Но в том-то и дело, что никакой тайги здесь быть не должно, там, где я заходил в пещерный городок, расстилалась низкорослая тундра, и раскинуться это пещерное царство могло только на север.

Моим глазам представлялось все больше подтверждений того, что это не Земля, по крайней мере наша Земля.

Желания идти куда-то сейчас у меня не было. Тем более продвигаться ночью, особенно по не знакомому лесу, было бы большой глупостью.

Поэтому я попытался оттащить волка подальше к выходу, но у меня ничего не вышло. Очень уж тяжелой была его туша.

Понадеявшись на то, что первое время страх перед старым обитателем не допустит сюда других хищников, хоть запах его крови и будет привлекать их.

Но что странно, лично я пока ничего не ощущал, и меня это настораживало.

Осмотревшись кругом, я решил, что и это должно быть неплохим местом отдыха, но чтобы обезопасить себя окончательно, залез на парапет, который заметил, когда спускался из верхнего коридора. Он был достаточно широким, чтобы на нем можно было спокойно отдохнуть, и располагался достаточно высоко, чтобы на него не сразу смогла залезть аналогичная убитому волку зверюга.

Устроившись поудобнее и перекусив парой печенюшек, есть мне почему-то совершенно не хотелось, я запил этот нехитрый ужин несколькими глотками воды из фляги и улегся спать. Отрубился мгновенно и проспал до утра крепким, здоровым сном счастливого младенца, совершенно без сновидений. По-моему, даже не шелохнувшись ночью.

Пробуждение же мое было необычным. Выспался я замечательно, чего раньше со мной практически никогда не бывало. Хронический недосып давал о себе знать, и поэтому я всегда с трудом вставал и то только по будильнику.

На улице все еще было темно, и это меня начало беспокоить, так как проспал я чуть больше шести часов.

«Улегся спать, была ночь, проснулся, все еще ночь, при этом спал шесть часов. Или здесь зима, и ночи сейчас гораздо длиннее дня, или тут продолжительность цикла дня и ночи сама по себе длиннее. Но разобраться с этим смогу только когда рассветет и будет какой-то ориентир для отсчета времени».

Обдумав свои мысли и с той, и с этой точки зрения, я принял решение, устраивающее меня полностью.

«Утро вечера мудренее. Ведь именно так гласит народная мудрость, проверенная веками. А пока можно позавтракать», — ведь не в пример вчерашнему дню (или вечеру) есть сейчас я хотел гораздо сильнее.

Поэтому, достав из рюкзака одну из банок тушёнки, я решил разогреть ее на огне. Быстренько освободив немного места, из попавшихся под руку камней соорудил небольшой очаг, в центр которого поместил таблетку сухого горючего. Вскрыл банку и поставил ее разогреваться. Через несколько минут ароматный запах разогревшегося мясного бульона разнёсся по пещере. И только сейчас до меня дошло, насколько же я проголодался.

Мне не доставило никакого труда в мгновение ока разделаться с банкой тушёнки, даже не уверен, что почувствовал вкус потребляемой пищи. После этого я довольный и счастливый откинулся спиной на стену.

«Что еще человеку надо, — и сразу понял: — Чаю бы с удовольствием попил».

Но его, конечно, у меня не было, кто же всерьез надеется попасть неизвестно куда, а так неплохо было бы заварить крепкого чайку и пошвыркать его для бодрости.

И я за неимением лучшего напился воды из фляги. Ленин компот опять у меня вызвал некоторое подозрение, хотя никаких видимых причин для этого не было, но во избежание ее фляжка осталась нетронутой.

Завтрак не занял у меня много времени и уже через двадцать минут я был полностью готов продолжить свой путь. Даже не до конца прогоревшее топливо затушил и, положив его в банку из-под консервы, упаковал обратно в рюкзак.

Рассвет все еще не наступал. Оставалось только ждать.

Улегшись поудобнее, чтобы в спину не упирались различные мелкие камешки, я постарался уснуть, но сон ко мне не шёл, и поэтому, бездумно уставившись в потолок и изредка поглядывая в направлении выхода из пещер, я постарался расслабиться.

Решив занять себя хотя бы на часть времени, я подошёл к телу волка и осмотрел его на предмет возможных трофеев. Охотник из меня, если честно, был никакой, да и особого опыта свежевания добычи у меня не было. Поэтому я повнимательнее присмотрелся к распростертому телу животного, на предмет того, а что было бы интересно именно мне?

И решил, что интерес вызывает вся его шкура в целом, но как ее снять и что дальше с ней делать я не знал. Но и оставлять свой первый трофей у меня не было никакого желания, а поэтому я пошёл самым простым путем. Отрезал (отрубил) хвост волка. Насколько я знаю, эта часть тела животного не нуждается в особой выделке и на земле достаточно долго был обычай прикреплять к шапкам охотников именно хвост хищника, лисицы, куницы там или волка. А умение охотиться ценилось всегда и везде.

Так что без зазрения совести захватив хвост этого крупного хищника как подтверждение принадлежности к выбранному роду деятельности, я прошёл поближе к выходу из пещеры и присел на пол, ожидая рассвета.

Так ничего особо не делая, только наблюдая за изменениями в лежащем передо мной пейзаже, я и просидел два следующих часа, до восхода солнца.

По времени выходило что-то порядка девяти часов, и то не факт, что это время отсчитывалось мной с момента наступления ночи.

Последний раз оглянувшись кругом и еще немного посидев у входа, впитывая тот удивительный запах нового для меня вида мира и открывшейся картины безбрежной тайги, в том месте, где ее не могло быть, я сделал глубокий вдох, встал и как в холодную воду сделал длинный шаг за пределы пещеры.

«Как в пропасть», — пронеслась мысль в моей голове.


* * * | Перешагнуть пропасть. Книги 1-6 | ФРОНТИР. ГРАНИЦА ИМПЕРИИ АТАРАН И СВОБОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ. ПЛАНЕТА СУККУБ. СЕВЕРНЫЕ ТЕРРИТОРИИ