home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Космическое пространство

– Господин полковник, – обратился подбежавший молодой флотский офицер к стоящему на мостике огромного боевого корабля класса «имперский каратель» пожилому, но еще вполне крепкому и плотно сбитому человеку в обычном десантном комбезе.

– Да, – повернулся полковник Галт в сторону вытянувшегося возле него в струнку невысокого лейтенанта, – что у вас, Гилкас?

Тот быстро протянул ему распечатку на пластиковом носителе, но при этом голосом прокомментировал написанное:

– Пятнадцать секунд назад зафиксирован выход из гиперпрыжка незарегистрированного объекта. Предварительное сканирование выдало результаты. Это спасательная капсула устаревшего типа. На борту два живых существа. – И немного помолчав, он добавил: – С вероятностью в девяносто процентов один из пассажиров – аграф.

Удивленный полковник посмотрел в сторону говорившего.

– А вот это уже интересно. Еще-что-то?

– Нет, – отрицательно помотал головой офицер, – но на перехват мы выслали два малых истребителя, они и проведут более точное сканирование.

– Хорошо, – кивнул Галт, – подождем.

– Говорит ведущий один, – доложил пилот первого истребителя, – на борту двое. Средняя степень повреждений. Отсутствуют нейросети и прочее оборудование. Подтверждаю наличие аграфа на борту спасательной капсулы. Второй пассажир – это человек. Жду приказа.

И два небольших истребителя, наведя боевые бластеры, зависли напротив крутящейся в глубине космоса хрупкой скорлупки, за которой укрылась пара живых существ, все еще надеющихся на чудо.

– Не понял, – посмотрел на полковника стоящий тут же высокий крепкий агарец с хищным лицом, – это что за сюрприз?

В ответ полковник спокойно пожал плечами.

– А что тут непонятного? – сказал он. – Нет нейросетей, средняя степень повреждений, это в интерпретации сканирующей системы, а на деле это означает, что те, кто там находится, избиты до невменяемости, но еще живы. Вот и делай выводы.

И он посмотрел на их нештатного агента из службы безопасности Святого Престола, который также совмещал и роль его помощника на корабле.

– Это пленники, – пояснил Галт, увидев, что тот все ещё не сообразил, на что он ему намекал. – Скорее всего, сбежали от пиратов. Без нейросети они смогли управлять лишь спасательной капсулой. Вот и ушли в слепой прыжок через ближайшую аномалию. И им очень крупно не повезло, их закинуло к нам… – После этого полковник равнодушно поглядел в сторону маленькой точки, обозначающей спасательную капсулу. – Капсулу необходимо уничтожить, – спокойно прокомментировал он свой будущий приказ.

Но его остановил безопасник, который здесь так же представлял еще и службу Святого Престола.

– Нет, постой. Там аграф, я хотел бы его допросить.

Тут снова поступил сигнал от одного из истребителей. И в этот раз голос пилота, засевшего на небольшом кораблике где-то в глубине сектора, был несколько более возбуждён, чем при предыдущем сообщении. Это заметили все, кто его слышал.

– Главный один, говорит ведущий, – начал сообщение пилот, – закончил сканирование биологический сканер. Расовая принадлежность пассажиров установлена полностью. Есть дополнительные корректировки. На борту двое. Мужчина и женщина.

Вот именно в этот момент полковник и почувствовал неладное, но не успел быстро отдать приказ на уничтожение, так как пилот уже договаривал.

– Женщина, аграфка.

– Доставить их на корабль, – даже не запрашивая разрешения на связь, вклинился в разговор и отдал приказ безопасник. Ведь он был одним из тех немногих людей, кто мог это сделать. Любые вопросы, касающиеся безопасности Агарской империи, всегда имели наиболее высокий приоритет, и этот человек мог сам его назначать.

Но у полковника не было никаких сомнений, почему он именно сейчас отдал этот приказ. Ему не нужны были пленники как таковые, ему нужна была аграфка. Хотя сам полковник предпочел бы ее расстрелять еще в космосе. Но теперь было уже поздно.

Два маленьких истребителя на данный момент зацепили гравитационным захватом спасательную капсулу и начали ее отбуксировку в сторону эсминца.

«Ублюдок», – мысленно прошептал Галт, глядя на довольного безопасника, глаза которого так и закатывались от предстоящего. Скоро пленных, если они были в нормальном состоянии, должны привезти именно к ним, сюда, в рубку, этого-то отменить безопасник не мог. Ну, а потом ими займется сам этот блюститель безопасности священного престола.

Мужчину, скорее всего, сразу выпотрошат и пустят в расход, ну, а что станет с аграфкой, нетрудно было догадаться. Правда, проживет она тоже не слишком долго, ровно до момента их возвращения в порт приписки. Ведь иначе темные делишки безопасника могут выплыть наружу.

Теперь и все присутствующие тут видели, что подразумевает под собой бездушный искин, когда говорит о средней степени повреждений. Мужчина еле мог удержаться на ногах, его вволокли и втолкнули в помещение, но он, не устояв, упал на пол и кубарем прокатился прямо к самым ногами Галта.

А вот девушка выглядела чуть получше, и то, видимо, потому, что ее пытали не так сильно, как того, что сейчас валялся внизу. По всему было видно, что пираты и держали эту аграфку совершенно не для тех целей. Она испуганно озиралась по сторонам и пыталась прикрыть прорехи в своей одежде.

– Я подданная Империи Аграф, – пролепетала девушка, – прошу защиты у наших союзников по Содружеству. – Она, похоже, уже догадалась, куда попала, и потому сама прекрасно поняла, как жалко прозвучали ее слова.

Многие из присутствующих тут были ненамного лучше, чем те пираты, от которых они с этим практически смертельно избитым парнем сбежали. Да и соображала она, похоже, не слишком адекватно. Шок от произошедшего. Стресс. Ожидание смерти. И теперь повторный плен. По-другому сказать было невозможно. Все это выбило последние остатки сил из девушки.

К тому же, как видел полковник, оба попавших к ним пленных были сильно истощены. Конечно, больше досталось мужчине, который практически не подавал признаков жизни и валялся сейчас внизу. Но больше внимания все равно уделили аграфке, слишком редкое и неординарное это было событие, когда в руки к агарцам попадали такие пленные. Тем более и сама девушка притягивала к себе это самое внимание, не давая думать ни о чем другом. Ее полуобнажённое тело, которое проглядывало сквозь прорехи в одежде, не позволяло сосредоточиться ни на чем, кроме нее самой.

Полковник заметил, что и сам желает ощутить в своих руках ее мягкую и податливую плоть, шелковистость ее кожи, услышать ее прерывистое дыхание, ее стоны. Не важно, будут это стоны боли или наслаждения. Он даже сделал несколько непроизвольных шагов вперед, к девушке, смотрящей на них огромными прекрасными и такими бездонными глазами, в которых плескался безграничный ужас и страх.

– Хочу, – произнёс-прорычал полковник и сделал еще один шаг вперед. И именно этот странный порыв заставил его одуматься и остановиться. Они все до такой степени сосредоточились на попавшей к ним в руки аграфке, что выпустили из внимания все остальное.

И Галт посмотрел в ту сторону, где должен был лежать второй пленный. Но мужчины в том месте уже не было.

– Опас… – только и успел произнести полковник, до того как его мертвое тело свалилось вниз. Полковник уже не видел, что первыми этот неизвестный вырубил тех, кто меньше всего поддался странному и непонятному влиянию аграфки, оказанному на них. Ну, а потом он занялся и всеми остальными. И буквально в течение следующей минуты рубка управления эсминцем была полностью под контролем этого неизвестного, который занял ее и заблокировал.

– Работаем, – сказал неизвестный, который сейчас совершенно не напоминал того измученного и избитого пленника девушке, равнодушно кивнувшей ему в ответ. Да и она сейчас не напоминала ту запуганную девочку, которой предстала в глазах пленивших их агарцев, буквально мгновение назад. Сейчас она практически ничем не отличалась от того мужчины, что подошел к пульту управления кораблем.

Аграфка же наклонилась к одному из офицеров, чье тело лежало буквально у ее ног, сняла с него кобуру с оружием и пристегнула ее себе на пояс.

– Ты это, – попросил ее парень, – слегка приоденься, думаю тебе и самой будет так сподручнее и удобнее.

Она сначала внимательно посмотрела на него, а потом, кивнув каким-то своим мыслям, просто тут же разделась под его же взглядом, совершенно не смущаясь смотрящего на нее молодого мужчину, и, выбрав наиболее подходящего человека по росту, взяла его одежду.

Проверив, что аграфка выполнила его распоряжение, тот опять отвернулся к пульту и, проделав какие-то неизвестные девушке манипуляции, странным образом активировал консоль ручного управления кораблем. Прошло еще немного времени, когда от пульта, у которого стоял неизвестный, раздался его спокойный и уверенный голос:

– Теперь ждем.

Аграфка лишь кивнула в ответ. Сама она не понимала, что должен был сделать этот парень, который, по сути, и руководил операцией.

Так они и прождали тут, на корабле, более тридцати минут, даже не зная, что за ад творится за стенами эсминца, в котором они находились.

– Пора, – наконец сказал парень, заметив какие-то изменения на пульте, и, пройдя в центр комнаты, так же как и девушка, наклонился и поднял несколько бластеров. После чего уже совершенно равнодушно оглядел капитанский мостик эсминца и, видимо, не заметив ничего нового, спокойно направился в сторону двери.

– Нам сначала в оружейную. Нужны скафандры, – сказал он и открыл двери. После чего, даже не задумываясь, выстрелил в коридор, хотя дверь еще полностью не открылась, и сделал шаг за пределы капитанской рубки, оставляя там трупы командного состава этой небольшой эскадры.

Но почему-то девушка, шедшая вслед за этим молодым мужчиной, была уверена в том, что это далеко не последние трупы на их пути. А что еще более важно, она почему-то была еще более уверена в том, что этот странный парень больше не подвергнет ее никакой опасности, как он и обещал тогда в капсуле.

М-да, и откуда только вытащили эту одноместную скорлупку, в которую запихнули нас вместе с девушкой.

Ее звали Эпика. Познакомились мы уже здесь.

Честно говоря, я не хотел как-то персонализировать ее, но если оказываешься в ситуации, когда человек в буквальном смысле этого слова лежит на тебе несколько часов кряду, то помимо воли придется как-то общаться с ним. Тем более если это девушка.

Не знаю, вызываю я у нее какие-то чувства или нет, но она за все время нашего полета даже не шевельнулась ни разу. Так что если что-то и есть, то это уж точно не чувство глубокой симпатии. Скорее презрение и антипатия.

Так что я даже не понимал, почему она думала, что я захочу наброситься на нее, как только нас поместят в закрытое пространство этой спасательной капсулы.

Уж лежать и не шевелить конечностями я могу хоть сутки напролёт. Жить захочешь – и не такому научишься. Да и Дааг был очень уж приличный учитель, если честно, и учил он на совесть.

Хотя в том, как я отреагирую на присутствие аграфки, был почему-то точно уверен и Заар. Видимо, и он знал, кто она такая. Но ничего не было. Что сильно удивило саму девушку и заставило ее все-таки посмотреть на меня. А потом и заговорить.

Оказывается, она и молчала лишь потому, что это должно было усилить эффект воздействия на меня. Но со мной все было не так, и этого она не понимала и объяснить не смогла. Вот тогда-то я и узнал, кто она такая и как ее зовут.

Я, конечно, предполагал, что у аграфов с неземной красотой их девушек есть что-то такое, но даже предположить не мог насколько. Таких, как Эпика, было очень немного, и они могли покорить любого. Их сила состояла в лавинообразном нарастании желания у представителей любого пола и расы, что для меня странно. Я-то почему-то думал лишь о мужчинах, но нет. Таких, как она, желали все. И это свое свойство животного магнетизма и притягательности, которая затапливала разум и включала все инстинкты, пытаясь развить их максимальным образом.

Ну и как следствие, аграфки учились его контролировать. А также справляться с тем, что последует за этим.

Поэтому я не сильно ошибся, когда просил подобрать мне такую, на которую клюнет любой и кто сможет пережить это.

Пока девушка мне все это рассказывала, она все время странно смотрела на меня. Хотя как тут не смотреть? Мы лежали друг на друге уже более двух часов, и ее лицо было прямо над моим, она дышала мне губы в губы, рот в рот, кому как больше нравится.

Просто девушка уже устала лежать на выставленных руках и, расслабившись и отдавшись воле не знаю кого, опустилась полностью на меня, явно ожидая того, что, по ее мнению, должно было произойти. Но так и не дождавшись, все же не выдержала и спросила:

– Почему на тебе ничего не срабатывает?

– Ну, – я усмехнулся, – по показаниям всей вашей аппаратуры, я полный даун. И, возможно, мой мозг просто не может осознать, какое счастье ему привалило.

Хотя у меня была и более правдоподобная идея. Проглядев метрическую матрицу девушки, я понял, что это ее врожденное свойство и оно у нее прописано на уровне параметров. И как следствие, это не какие-то феромоны или гормоны, это целенаправленное ментальное воздействие, которое распространяет девушка вокруг себя. А я, как это уже давно выяснено, совершенно глух к любым ментальным воздействиям, включая, видимо, и такое.

Так что я совершенно спокойно провел рукой вдоль ее тела, лишь слегка погладив ее. Однако Эпика даже не отстранилась и не шелохнулась.

– Когда меня хотят, делают это совершенно иначе, – спокойно произнесла она и, уже совершенно расслабившись, устроилась у меня на груди. – Так гораздо удобнее, – пояснила она, а потом тихо спросила: – Можно я немного посплю?

– Да, – ответил я и прижал ее к себе.

Она явно понимает, что таких, как я, немного, и прекрасно знает, что ее ждет у агарцев, а потому хочет насладиться этими последними минутами или часами спокойствия, которые вдруг неожиданно подарила ей судьба.

М-да. Как-то я не собирался привязываться к ней, но отдать такое кому-то на поругание. Уж увольте. Не знаю, что с нею было до встречи со мной, но в этот раз ничего подобного не произойдет. Я очень сильно постараюсь.

– Не бойся, – тихонько сказал я, чтобы не разбудить девушку, – они тебя не тронут.

Как оказалось, она не спит.

– Спасибо, – раздался негромкий голос Эпики, – теперь я, и правда, не боюсь.

И дальше она действительно расслабилась и заснула, а ее мерное дыхание стало щекотать мое лицо. И так мы с нею провели следующие два часа. Ровно до тех пор, пока нас кто-то не подхватил гравитационными захватами.

– Эпика, пока постарайся притушить свои способности. Иначе они набросятся на тебя прямо тут. А еще рано. Я не хочу воевать с целым кораблем и не одним. Ты постарайся. Но не отключайся. Мне нужно будет в определенный период как-то отвлечь их внимание, а лучше тебя этого никто сделать не сможет.

Девушка удивленно посмотрела на отдающего ей распоряжения молодого парня. Его звали Дим. Как ей сказал полковник, это кто-то из людей адмирала Ароша. Только вот он очень странный. Вроде как у него изначально не было никакой нейросети. Тогда как ей ее сняли специально для проведения этой операции. Главным был он, и потому она должна была выполнять его приказы, но пока они лишь немного поговорили и никаких приказов он ей не отдавал. Особенно тех, которые она больше всего ненавидела.

Когда с тобой это делают враги, она это могла понять, и их она презирала и ненавидела всей душой, но когда с тобой это делает твои же люди, это ее пугало и заставляло думать даже больше, чем о том, что с тобою произойдет потом. Но с этим странным парнем с самого начала все пошло не так.

Ее Дар. Она впервые встретила того, кто оказался совершенно равнодушен к нему. Даже больше, она это прекрасно чувствовала, он жалел ее из-за этого Дара. Видимо, до знакомства с нею этому парню не приходилось работать с суккубами. Но он сразу сориентировался и понял, как лучше всего воспользоваться этим ее Даром и в то же время проклятием.

Девушка очень хорошо представляла, что ее ждет, как только они попадут в руки к агарцам, и потому не хотела выходить из того полутранса, в котором сейчас находилась. А для того, чтобы приглушить свой Дар, ей придется выйти из транса.

Похоже, это понял и парень.

– Эпика, – негромко сказал он ей, – поверь, если все пойдет по моему плану, то до тебя даже никто пальцем не дотронется.

– А если нет? – так же тихо спросила она.

– Если нет, – и он серьезно посмотрел ей в глаза, – то обещаю убить тебя до того, как ты попадешь к ним в руки.

Девушка пораженно смотрела в столь близкое лицо этого парня.

Он действительно не желал того, чтобы с нею что-то произошло.

Эпика наклонилась вниз, чуть ли не касаясь губами его губ, и вгляделась в его глаза.

– Хорошо, – тихо произнесла она, – но запомни, ты обещал. И вышла из транса.

– Вот черт, – услышала девушка удивлённый возглас парня, – приглуши его, – неожиданно попросил он, – быстрее.

Эпика как-то странно посмотрела на этого непонятного Дима.

– Так я уже приглушила его.

– Э… – и он сначала посмотрел на нее в ответ, а потом куда-то вниз, – похоже, лучше бы наши противники поторопились.

И только сейчас Эпика почувствовала, что ей что-то упирается как раз чуть пониже живота.

– Ты странный, – наконец сказала аграфка. – Сейчас я совершенно обычная и ничем не отличаюсь от всех остальных женщин.

– Видимо, для меня отличаешься, – проворчал ее спутник и прикрыл глаза.

Эпика почувствовала, как тело под нею стало расслабляться.

– Помогли слоники, – произнес непонятную фразу Дим и уже совершенно обычным взглядом посмотрел на нее, – прости. Даже не ожидал такого.

Эпика лишь пожала плечами.

– Да и я тоже, – после чего посмотрела на него и хотела слегка пошевелиться.

– Не нужно, – негромко произнес парень, – лучше так. Иначе за себя не ручаюсь.

Девушка лишь удивленно кивнула. Она вообще ничего не понимала. Сейчас она была лишь обычной аграфкой, у которой полностью заглушен ее Дар. Но именно это почему-то и заставило возбудиться парня.

«Или, – и она несколько пораженно посмотрела в расслабленное лицо успокоившегося Дима, – он так среагировал именно на меня? Настоящую меня?» Эта мысль заставила девушку еще раз посмотреть на него.

«Он действительно странный, но, похоже, именно это нам и позволило продержаться весь наш маршрут. – И немного подумав, она закончила свою мысль. – Интересно, а обратно как мы будем возвращаться?»

И почему-то сейчас она совершенно не сомневалась в том, что эта дорога домой у них будет.

Ну, а дальше была стыковка и их спасательную капсулу вскрыли. А потом их вытянули наружу. Парень еле держался на ногах.

Имперский палач, который какими-то неведомыми путями оказался тут, в посольстве, над ним поработал значительно сильнее.

Эпика даже не представляла, какую работу в таком состоянии можно было выполнять. Однако этот парень был прав. Как только их вытащили и увидели, кто попал к ним в руки, то хотели заняться Эпикой еще тут, на палубе. Но тут практически бесчувственный Дим очнулся и напал на пару ближайших к ней военных пилотов, которые уже завалили девушку на пол.

Ну, а дальше те занялись его избиением, прибавив тому дополнительных травм. Однако, пока они занимались парнем, за ними прибыл конвой, который прислали с капитанской рубки, и их повели, вернее ее повели, а Дима потащили куда-то в глубь корабля агарцев.

Так, Эпика справилась со своей задачей даже лучше, чем я ожидал. Никогда не видел такого неуправляемого и поглощенного какой-то одной целью стада. Все внимание присутствующих, а тут были и две женщины, полностью сосредоточилось на девушке. Они хотели ее, они жаждали. Желание так и разлилось в воздухе.

«Пора», – скомандовал себе я. И плавно поднявшись с пола, переместился за спину одного из бойцов в десантном комбинезоне. Аура власти и влияния. Хоть на его простой форме и не было никаких нашивок, я понял, что именно он и является главным. А еще я выбрал его потому, что у него на поясе висел хорошо знакомый мне десантный нож.

«То, что нужно», – понял я и, незаметно разблокировав его, вытянул из ножен. Но то ли я все сделал не так незаметно, как мне показалось, то ли само поведение этого субъекта, когда он прорычал что-то похожее на «хочу» и сделал шаг вперед, в общем, не знаю что, – этот мужчина неожиданно пришел в себя. И сразу посмотрел на то место, куда я и скатился.

Мне необходимо было оказаться там, где на меня будут обращать меньше всего внимания, а на полу у ног этого человека как раз и было подходящее место. Но меня там уже не было, и это понял и боец.

– Опас… – попытался произнести флотский в десантном комбинезоне. Но я не дал ему продолжить.

Работаем на уничтожение, мне на этом корабле ничего не нужно, все, что необходимо, сделает вирус. Ну, а допросить по-быстрому противника у меня нет никакой возможности. «Псиона», как, впрочем, и Киру, я оставил на станции. Да и светиться особо не буду, то, что я неплохой боец, на станции и так известно, да и Арош на меня периодически искоса поглядывает.

Но тут не будет ничего сверхординарного. Обычный бой. Именно тот, который им и опишет Эпика, когда будет давать отчет.

– Почему должен пойти именно ты? – спросил у меня адмирал уже перед нашим отбытием.

– Как часто вы сражались без своих наворотов, – здесь я имел в виду нейросети и импланты, – как часто вам приходилось биться в ближнем бою невооруженным, с противником, значительно превосходящим вас в силе, ловкости и выносливости.

Тот как-то странно поглядел на меня.

– С этой точки зрения я к выполнению данной миссии не подходил. Мое обдумывание этой ситуации завершилось лишь на этапе удачного внедрения вируса.

Я же пожал плечами.

– Ну, а мое – на этапе возвращения сюда, на станцию. И именно поэтому туда пойду я. Ни у кого из вас и ваших людей, а также среди аграфов нет подобного опыта. Можно было бы выбрать тролла, но в их беззащитность никто не поверит. А потому там нужен такой, как я. Тот, в кого безоговорочно поверят. Тот, кто никогда и не пользовался преимуществами, что дала ваша цивилизация. Тот, кто привык действовать и доверять лишь себе и своим силам.

Адмирал молча кивнул и, развернувшись, хотел выйти из корабля, когда его взгляд наткнулся на вошедшую на борт девушку.

– У нее нет ни единого шанса в этом случае, – негромко сказал он.

– Я знаю, – спокойно ответил ему я, – но она нужна для другого. И если она справится, то свою часть работы я постараюсь выполнить сам.

Адмирал вновь кивнул. И уже практически покинув готовый к взлету корабль, он произнес:

– А ты намного отличаешься от своих соотечественников. И именно потому они и пришли за тобой. Ты видишь то и там, где этого не заметит другой. Но главное… – и Арош поглядел мне прямо в глаза, – ты намного опаснее, чем любой из них, несмотря на все, что о тебе говорит наша аппаратура. И именно поэтому я верю тебе и буду ждать вашего возвращения.

Я лишь кивнул, мне нечего было сказать ему в ответ. Я и сам буду ждать нашего возвращения.

Удар. Уклонение. Пройти вперед. Никакого ускорения. Только предвидение и тактика. Только то, что предоставляет мое тело. Я не должен отличаться от любого другого человека.

Только то, чему обучил меня Дааг.

Только то, в чем я могу быть всегда уверен.

Все, последний противник, и я оглядываю пустое помещение.

Быстро к двери. Блокирую ее. В коридоре за нею кто-то есть, и рано или поздно они попытаются прорваться сюда. Но мне этого не нужно.

Вижу, что и Эпика уже вооружилась, но этого мало. Она опять превратилась в обычную, хоть и не менее опасную, чем Энака, девушку.

Черт, да меня, похоже, реально прет от опасных девушек. А потому я поворачиваюсь к ней. Ага, конечно. Хотя мог и не делать этого. Но я хотел ее видеть.

– Ты это, – сказал я ей, – слегка приоденься, думаю тебе и самой будет так сподручнее и удобнее.

Ну да, ей самой, да это я для себя стараюсь. Так что смотрю, как она одевается. Не могу от нее оторваться.

Похоже, и она все прекрасно понимает, но как-то совершенно иначе к этому относится. Не так, когда думала, что я буду реагировать на нее подобным же образом, но когда она находится в ее этом странном трансовом состоянии, когда просыпается ее способность. Сейчас она и смотрит на меня иначе, иногда замечаю ее изучающий взгляд.

«Черт. Нужно ее снова в транс вогнать, – думаю я, – но тогда на нас будут слетаться все остальные мухи, что еще остались на этом корабле», – приходит вполне логичная, отрезвляющая меня мысль.

А это лишние мгновения, которых может не оказаться. Так что придется мне собраться и постараться не реагировать так остро на ее присутствие рядом.

Нужно покинуть корабль, и как можно скорее. Но это потом, а для того, чтобы это сделать, необходимо, как минимум, завершить следующий этап нашего плана. И я подхожу к консоли управления кораблем.

Так. Это стандартная боевая рубка, да еще и устаревшего образца, а значит, тут в обязательном порядке должна быть ручная консоль, которая предназначена для экстренных случаев. Только вот не знаю каких. Консоль одна, а эсминцем, даже в самом минимальном режиме эксплуатации должно управлять не меньше трех членов экипажа. И что, все они будут сидеть за одной консолью? Тем более сюда не выведено самое важное – управление прыжковыми двигателями. А в экстренных ситуациях именно это и является первоочередной задачей: попасть туда, где тебе окажут помощь.

Но это только у агарцев. На кораблях минматар или аграфов в ручной режим можно перевести абсолютно все консоли. Даже на том крейсере, что достался мне в наследство от пиратов.

Кстати. А ведь тут есть парочка кораблей, судя по показаниям приборов, средних, которыми можно управлять в ручном и автоматическом режиме. Ладно, это потом. Пока займемся главным.

Консоль активировал. Код доступа для ее активации мне был не известен, но, обойдя сертификаты, я ее запустил напрямую. Так. А вот система связи тут уже вполне рабочая, что мне и нужно.

Организую канал со своим сервером и активирую вирус. Ждем. Так я и думал: ему нужна будет помощь. Создаю для него несколько дырок, через которые он сможет влезть в системы. Ну, а…

– Теперь ждем, – говорю я Эпике, которая замерла позади меня. И сам начинаю вторую часть своего плана. Проверяю все доки. Мне нужны спасательные капсулы и те корабли дальнего следования, что тут есть. Жаль, что со мною нет Киры, но это пока и не нужно, я задам лишь простую последовательность.

«Так. Не, ну они что, опять издеваются, – проглядев список спасательных капсул, возмутился я, – все одноместные. – И непроизвольно оглянулся на девушку. – Опять вместе. И теперь я вряд ли смогу попросить ее подключить Дар. Не хватит моей силы воли. Но придется».

Выбираю ту, что наиболее новая и подготовлена к полету. Кроме того, она должна находиться недалеко от капитанского мостика, где мы сейчас и находились. Есть такая, недалеко, кстати, недалеко от арсенала. Тоже пригодится. Вооружение, но главное, там скафандры. Придется взять парочку, на всякий случай. Вдруг произойдет что-то непредвиденное.

Хорошо, с этим все. Ну, а теперь дальше. Что на этом эсминце по средним корабликам. Да, есть парочка. Оба боевые агарские рейдеры. Полностью укомплектованные. Дальность прыжка до двенадцати секторов. Неплохие машинки. Их любят пираты. Лучшие после минматар по своему вооружению, но значительно превосходят их по своей грузоподъёмности, даже корабли сугубо военного назначения.

Подключаюсь к ним. И перебиваю коды доступа. Теперь их управление полностью завязано на меня. Повезло, оба пустые. Настраиваю автоматический старт с корабля. Дальше сгоняю со всего эсминца на эти рейдеры охранных, ремонтных, инженерных и медицинских дроидов. Те по дороге опустошили пару арсеналов и складов, набив оба кораблика комплектующими и расходниками. К тому же инженерные дроиды демонтировали еще и три медкапсулы и, сопровождаемые охранными дроидами, оттащили их в трюмы кораблей.

Ну, а теперь главное. Проверяю сектор. Да. Есть кое-что. Пара планет. Обе необитаемые. Вот туда-то вы и полетите, когда все тут закончится. Команду на вылет я вам выдам. Хотя… Почему, собственно, ограничиваться лишь этими кораблями. Что у нас тут еще? Ага, есть три звена тяжелых истребителей и пять легких. Но все они внутрисистемные, то есть прыжка совершить не смогут. А значит, за ними придется сюда прилететь. Но это не страшно. Если будет время, то обязательно сюда еще раз наведаюсь. Да и обломки кораблей следует обшарить.

Хорошо, та же процедура, что и для средних судов. Смена кодов доступа и координаты, куда истребители должны будут направиться, после того, как я подам им сигнал.

Что тут еще полезного? По факту, и на всех остальных есть то же самое. Но уже поздно. Надо было задуматься об этом пораньше, не сейчас. Сейчас уже вовсю работает вирус. Он сливает всю информацию с искинов всех кораблей на дисковое хранилище сервера. Судя по прогрессу, уже практически все завершилось.

Теперь последний штрих. И я его услышал, хотя не должен был. Залп – первый, второй, третий. Эсминцы расстреляли беззащитные крейсеры, разнеся те в дребезги. Это я понял из показаний системы слежения. Потом уже сами тяжелые корабли открыли огонь друг по другу. Несколько минут, и сектор пуст. Даже нечему отрабатывать последней команде и совершать смертоносный прыжок в один конец.

Так. Отключаю предыдущую директиву. Теперь в секторе нет врагов. А то еще откроют стрельбу по нам или теперь уже моим судам. Отдаю им команду на вылет. Все они пошли.

Теперь можно двигать и нам. Корабль частично под нашим контролем, но мы вроде как не можем им управлять, а почему-то брать его на абордаж адмирал не захотел, хотя я ему это и предлагал. Он сказал, могут быть потери. Только вот о каких потерях он говорил, я не понял. Или это он не до конца меня понял, когда я сказал, что корабль будет полностью под нашим контролем, вплоть до системы жизнеобеспечения, которую можно отключить или натравить на команду корабля охранных дроидов.

В общем, это его дело, я честно предлагал ему разжиться хотя бы одним эсминцем, а он честно отказался от этого моего предложения. А потому нам придётся покинуть его. Оставлять такое неподконтрольное никому судно, да еще и с вполне боеспособным экипажем, – это глупость.

Есть два варианта: или взорвать корабль, или… Вот это второе «или» мы и выбрали, пусть агарцы гадают, что же с ним произошло и почему он исчез из системы. Предатель он или захвачен.

Кстати, теперь понятно, почему адмирал отказался от захвата судна. Эсминец слишком примечателен, и его достаточно легко найти.

Хорошо. Все. Вирус свою часть работы выполнил. У нас тридцать минут.

– Пора, – говорю я девушке, повернувшись к ней, и, оглядев ее, решаю также вооружиться, тем более за дверью нас ждет тройка противников. Их метрические матрицы очень хорошо просматриваются за нею.

Осматриваю помещение. Тут закончили со всем, что необходимо, и ничего не забыли. Значит, можно выдвигаться.

– Нам сначала в оружейную, – говорю я Эпике, – нужны скафандры.

После этого направляюсь сразу к двери. И только она стала приоткрываться, делаю выстрел. Первый. Второго бойца не достать, необходимо слегка выдвинуться. А потому небольшой шаг вперед, ровно настолько, чтобы заметить этого противника. И еще один выстрел.

Чувствую приближение опасности. Но время еще есть. Нужно устранить ее раньше, чем она нагнала меня. Еще один шаг вперед. Выстрел. Так, это модификант. Роняю бластер и в перекате вытаскиваю десантный нож. Их проще убить холодным оружием.

Подрубаю ногу. Выстрел со стороны противника. Уклониться и сместиться ему за спину. Нанести удар в район шеи и произвести выстрел из бластера прямо в упор, наведя его в затылок модификанта.

Голову агарца разрывает. Или я пробил его силовой щит, или со спины он не был так хорошо защищен. Но главное, его тело осталось позади.

– Идем, – повернувшись к девушке, говорю я, – вперед не лезь, прикрывай из-за спины. Твоя помощь не нужна. Будешь только мешать. Мне придется следить и прикрывать тебя, что будет отвлекать. Лучше всего будь за моей спиной. Там наиболее безопасно, и ты сможешь следить за тем, что происходит у нас в тылу.

Эпика оглядела коридор, а потом молча кивнула.

Мы выдвинулись дальше. Следующий коридор был пуст. Так, нужно было на время отключить систему жизнеобеспечения, а потом запустить ее. Ну, да ладно.

Так. Впереди кто-то есть, и не один. Показываю знаками аграфке: «Пятеро». Она кивает и отходит за угол.

Я понял, что мне сподручнее работать ножом и бластером, так я смогу охватить всех противников, что есть на этом корабле. Так, у меня бластер. Мы в центре корабля. Это основной коридор. И он укреплен. За поворотом то ли пост, то ли засада. Высунусь, сразу нашпигуют зарядом.

Смотрю на бластер. Стандартная армейская комплектация. Но это хорошо. Открываю дополнительную панель управления. Когда-то я уже делал из него мину замедленного действия, сейчас же мне необходима граната. Но только такая, что не взорвется от удара, а активируется взрывателем.

– Сержант, а вы уверены в том, что командование уже уничтожено? – спросил один из десантников у бойца в десантном тяжелом штурмовом костюме. Лишь он один был полностью облачен в форму, остальные свое обмундирование сдавали в арсенал и сейчас не смогли попасть туда.

– Да, – уверенно кивнул тот, – вы сами видели через обзорный экран, как с нашего корабля расстреляли соседний крейсер и еще один эсминец. – И немного помолчав, сержант продолжил: – Покинуть капитанский мостик можно только через этот коридор, а значит, они пойдут здесь. Если это не смертники, у них подготовлен путь отхода. А на смертников они не похоже, больно профессионально все сработано. Значит, один из них нам как минимум нужен живым, – и сержант зло посмотрел на тех людей, что были с ним. – Поняли? Хоть кто-то. Мы должны узнать, как уйти с корабля. Я видел, как была отстреляна пара спасательных капсул и их уничтожили турели корабля. Следовательно, они хотят использовать какой-то другой путь.

И тут сержант прислушался.

– Тихо, идут двое.

И он навел оружие на проход. Но так никто и не появился.

– Там!!! – неожиданно воскликнул сержант, поднимая свой бластер. Но было уже поздно. Из коридора, прямо в стену напротив вылетел какой-то предмет, а потом, отскочив от нее, приземлился прямо у созданной баррикады.

– Вниз!!! – отдал резкий приказ сержант, но не все успели его выполнить.

Резкий хлопок, бьющий по ушам – и взрыв. А прямо вслед за ним в коридор влетает фигура человека. Выстрел, еще. Два тела у ног сержанта. Он понял, что отстреливают еще не пришедших в себя и оглушенных бойцов. Но ничего поделать с этим не успевал. Неизвестный опять скрылся за поворотом. Зачем, нужно было продолжать атаку. Если только…

И сержант опустил свой взгляд вниз.

Внизу лежал еще один бластер. И мгновенно последовал взрыв. А буквально через секунду, не давая системе жизнеобеспечения скафандра привести в себя бойца, заключенного в него, к лежащему на полу сержанту подскочила фигура и нанесла несколько ударов десантным ножом. После чего неторопливо добила двух других раненых бойцов.

– Чисто, – произнес неизвестный, подбирая с пола еще несколько бластеров на замену тех, что использовал в качестве гранат.

Черт, толпа модификантов старается вскрыть арсенал. Да к тому же они перекрыли единственный путь к секции корабля, где располагались еще работающие спасательные капсулы, все остальные я деактивировал и отключил заранее. Так, во избежание.

Что делать? И я поглядел в сторону потолка. А ведь неплохой вариант. Мне и нужно-то слегка дезориентировать их. Только вот…

– Эпика, – негромко произнес я, – там больше десяти противников. Все, судя по всему, модификанты. Мне потребуется твоя помощь. И я показал на коридор.

– Отвлечёшь их?

Умная девушка, даже не спросила, как и что необходимо сделать. Только кивнула головой.

Я же быстро залез по стене до люка, ведущего в вентиляционный туннель.

Эпика только и проводила взглядом этого совершенно необычного молодого парня. У него даже сомнений не возникло в том, что он разберется с десятком модификантов практически голыми руками.

«Видите ли, ему необходимо лишь слегка отвлечь их». Но в том-то и дело, что это было именно так. И Эпика это прекрасно чувствовала. Этот странный парень знал, что говорил. Она сама только недавно убедилась в этом.

Когда он сказал, что за поворотом их поджидает засада, то она подумала, им придется возвращаться назад и искать другой путь. Но Дим сказал о том, что другого пути нет. А потому попросил ее отойти назад, сам же что-то начал делать со своими бластерами.

Эпика знала, что в любой модели есть инженерно-техническое меню. Но она никогда не видела, чтобы им кто-то реально пользовался, да еще и в боевых условиях. Однако парня это совершенно не смущало. Он что-то там настроил, а потом дал ей знак затаиться.

Несколько мгновений, и из коридора перед ними раздался взрыв. Дим выскочил в него и сделал два быстрых выстрела, а потом нырнул назад, уходя от ответной очереди. Только вот Эпика заметила, что он, видимо, из-за спешки выронил свой бластер или еще по какой-то причине выбросил его. Но оказалось все далеко не так, как выглядело. Парень использовал бластер как еще одну бомбу, это подтвердил и прозвучавший буквально через пару мгновений взрыв. И Дим опять скрылся в коридоре.

– Чисто, – услышала Эпика и прошла вслед за ним. «Тяжелый абордажный скафандр», – пораженно подумала она, глядя на лежащее за устроенной баррикадой тело. И убит этот неизвестный десантник был не из бластера, а двумя ударами ножа.

На остальных Эпика и не обратила внимания. Ее поразило уже то, что кто-то осмеливается выходить на бой против тяжело вооруженного противника лишь с одним холодным оружием в руках. И она поглядела вслед уходящему дальше по коридору парню.

Теперь она, кажется, начала понимать, почему для проведения операции выбрали именно его и никого другого. О таком она только слышала. Говорят, так воспитывались бойцы и воины на разных варварских планетах. Но чтобы такие, как они, были и в Содружестве, способные практически голые, лишь с одним ножом, выйти на закованного в броню десантника, да еще и не погибнуть при этом, она даже не представляла.

И только тут до девушки дошло. «А кто вообще сказал, что он из Содружества?» Ведь встретила она этого непонятного и странного человека, с повадками дикаря и варвара, на какой-то забытой станции, на окраине Фронтира в окружении врагов.

Она еще раз посмотрела на этого парня. «А ведь именно такие, как он, – вспомнила аграфка, – когда-то и удержали эти секторы от вторжения архов». Никто не верил сказкам о том, как простые солдаты, измождённые неделями непрекращающихся боев, точно так же, как и этот парень, лишь с самым простейшим оружием выходили на архов и побеждали их. И теперь Эпика видела, как должны были выглядеть эти люди.

Простые солдаты, у которых, возможно, так же как и у этого парня, даже никогда не было нейросети, а в руках был обычный десантный нож. Но именно они и удержали архов на территории Фронтира, а потом отогнали их назад.

Вот и сейчас. Он один вышел против кучи модификантов и был уверен в том, что справится. И эта его вера передалась девушке.

Так, я над противником. Теперь ждем гормонального выброса, который тут скоро случится. Черт, там, в рубке, не было ни одного модификанта, и я даже не знаю, как на них действуют чары Эпики. Но судя по ее уверенности, все должно пройти нормально.

Слежу за ними сверху. Плохо, что крышка не слетит сразу. Нужно ее выбивать, а это шум, который тоже может привлечь внимание. Но тут как повезет. Если Эпика справится, то у меня будут эти мгновения. А уж в той свалке, что я там устрою, будет удобнее работать так, как я, а не так, как привыкли эти бойцы.

Никто не разорвет с ними дистанцию, чтобы дать возможность воспользоваться бластером. А больших любителей ближнего боя среди местных немного, это я понял при поиске и изучении баз. Люди больше привыкли к другому оружию в руках.

Ага. Вижу шевеление. Агарцы повернулись в ту сторону, где и затаилась девушка, но пока она еще не показалась. Зато теперь по ней точно никто не пальнет. Молодец, все продумала. Еще немного. Не все еще переключились. Два особо упертых долбятся в двери.

А вот и Эпика. Теперь она завладела всеми. Пристальные взгляды в ее сторону. Нет, один спокойно наводит на нее оружие. Дьявол! И уже не обращая внимания на то, что меня могут обнаружить, выбиваю крышку люка.

На этом стойком от чар какая-то ментальная защита, и он очень быстро сообразил, что столь странное поведение остальных бойцов – дело рук аграфки.

«Слишком быстро он сообразил, – промелькнула мысль на задворках сознания, – да и его защита». Это не какой-то силовой щит или щит от ментального внушения. Нет. Теперь я рассмотрел его особенности. Она глушит вообще все. И сделано это вполне осмысленно. Модификант точно встречал таких, как аграфка. А потому он прекрасно понимает, какую угрозу она представляет, а главное, прекрасно знает, что она тут появилась не зря.

Так, я на полу, но до него несколько шагов, он посреди толпы. Ладно, Дааг всегда говорил, что любое оружие ненадежно, и в этом я уже убедился. Выделить метрическую матрицу бластера, что он держит в руках. Узловые точки: основная, стабилизирующая, резервная. Быстро вношу небольшие изменения, и оружие не срабатывает.

Боец удивленно переводит свой взгляд на него. И выбросив, сразу тянет из кобуры второй. Но я же возле него. Все, успел. Удар. Перебить запястье. И следующий удар, чтобы уже уничтожить. Выхватить из ножен падающего тела его десантный клинок. Удар. Уклонение. Модификанты стали приходить в себя. Но я уже среди них.

Ага, молодец Эпика, отстреливает тех, кто позади меня, а не тех, кто может ломануться в ее сторону.

Бой длился долго. Все-таки модификанты – хорошие бойцы, но совместно мы справились. Я заработал лишь небольшой ожог, и то уже в конце, пришлось подставиться, чтобы спасти Эпику. Один из противников решил сосредоточить огонь на ней.

– Идем, – махнул я рукой девушке и открыл двери арсенала, – облачайся и экипируйся. Бери легкий, в капсулу даже в среднем скафандре вдвоем не влезем. Итак, возможно, придется его снимать. Сразу включай режим восстановления, пусть начнет работать меданализатор скафандра.

– Хорошо, – кивнула девушка.

В арсенале мы задержались ненадолго. После выдвинулись дальше. Вход в арсенал я заминировал, так, на всякий случай, хоть он и был заблокирован.

Теперь капсула. Вот для чего нам нужен был скафандр. Там будет много людей. Много врагов. И все они попытаются завладеть нашей капсулой, а потому такие конкуренты мне не нужны.

Мир смерти Даага сделал меня прагматиком и циником, параноиком и немного психом, а потому, уже подходя к нужному отсеку, я передал Эпике:

– Герметизируй скафандр.

Девушка удивленно посмотрела на меня в ответ, но точно выполнила мою команду. Я же, когда увидел, что она закончила, лишь кивнул и дал команду кораблю, которая являлась ключом открытия этого шлюза, на разгерметизацию всего отсека.

Ждем несколько минут. И вперёд. Открываю шлюзовые двери. Трупы, но не все. Есть еще несколько живых. Вижу их по метрическим матрицам. Один идет нам на перехват. Вскидываю бластер и делаю два выстрела в упор. Та же участь постигла и остальных.

Снова проверяю шлюз на наличие живых людей. Больше никого нет. Дальше. Направляюсь к нашей капсуле. Код открытия этой двери является командой на обратную герметизацию шлюза и закачку сюда воздуха. Ждем еще несколько минут. Все в порядке.

– Снимай скафандр, – говорю девушке и сам быстро разоблачаюсь. Я уже проверил: эта капсула еще меньше, чем та, в которой мы прибыли в этот сектор, так что в скафандрах мы точно туда не влезем.

А еще через пять минут мы покидаем корабль. Через боковой обзорный иллюминатор вижу, как стартует эсминец и его уносит куда-то в гиперпространство. Ну, а мы остаемся ждать. Опять ждать.

И вдруг я почувствовал, что что-то изменилось. Опять возникло сильнейшее желание.

– Зачем? – удивленно спросил я Эпику.

– Хочу почувствовать, как это, когда все по-настоящему, – тихо шепчет она и целует меня в губы, прижавшись ко мне своим полностью обнажённым телом.

«Когда она успела раздеться?» – только и подумал я. А еще через четыре часа за нами прибыли те, кому вирус должен был переслать второй сигнал.


АННОТАЦИЯ | Перешагнуть пропасть. Книги 1-6 | Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4