home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Пелена

– Так, – сказал я обращаясь к собравшимся на нашем среднем рейдере главам боевых групп, – на самой станции вам пока светиться рано. Слишком большую силу представляет тридцатка мастеров-креатов, собравшихся в одном месте, чтобы это не вызвало интереса у определенных личностей. И я сейчас не говорю о тех главах пиратских кланов, что и будут являться вашей основной целью. Пока необходимо, чтобы другие нужные мне люди оставались в неведении. Иначе ваше присутствие их может спугнуть. На разборки внутри работорговцев они, скорее всего, хоть и обратят какое-то внимание, но не соотнесут их с тем интересом, что может быть проявлен к ним самим. Да и не разлетятся они мгновенно, слухи-то, день-два у нас в запасе будет. А большего нам и не потребуется. Так что с этой стороны все будет относительно чисто. Главное, позаботиться о скрытом перемещении такой группы бойцов, как у вас, именно сейчас, не привлекая к нам внимания. И отсюда, – я показал в направлении стены, – из общих доков, этого обеспечить не удастся. Слишком это открытое и контролируемое место. Но это и не нужно. Я вас передислоцирую. Так что перемещаться по станции у всех на виду мы не будем, уж точно, появилась у нас такая возможность.

И поглядев на Гирса и женщину-пилота второго корабля, я добавил:

– Так что сейчас отстыковываемся, покидаем станцию и перелетаем в другое место. Там и вам будет более удобно, не придется сидеть в разных кораблях, и места будет побольше, заодно познакомитесь со своей будущей штаб-квартирой.

Креаты лишь кивнули на эти мои слова, не задавая лишних вопросов, и уже через несколько минут оба корабля были готовы к вылету. А еще через десять минут стыковались с кораблем-крепостью.

– Откуда? – посмотрел на меня Гирс, показывая в направлении коридора, по которому мы шли, и он явно не имел в виду, откуда тут мог появиться этот корабль. Его это не интересовало. Больше его интересовало другое. Откуда он взялся у меня, вернее, теперь уже у нас.

– В наследство достался, – усмехнулся я и провел его, так же как и других креатов, которые и были командирами ударных групп, в капитанскую рубку.

– Вы поняли, в чем заключается самая большая трудность? – я показал на капитанское кресло.

– Он предназначен для универсала, – сразу сообразил Гирс.

– Вот именно, – кивнул я, – вам его возможностей полностью не осилить. Про нее, – кивнул на женщину-пилота с другого корабля, – не уверен, но ты, Гирс, его точно не потянешь, не под это у тебя заточены мозги. Однако пилотские права я вам на него выдал уже. Так что осваивайте то, что сможете. Но главное. Ищите для него полноценного пилота. Это ваш гарант будущей безопасности и, возможно, он нам может понадобиться в скором времени. Рекура-4 все еще в осаде, и есть у меня подозрение, что на нее будет, как минимум, еще один большой налет, который при их готовности к обороне может оказаться и последним. А потому там и нужен такой мастодонт. Он перекроет весь сектор. И поэтому к тому времени у нас должен быть пилот, который сможет хотя бы перегнать корабль туда. Будете ли это вы, или найдете кого-то, мне не важно. Но по моему сигналу он должен быть там. На перелет ему потребуется что-то около пяти часов. При его-то мощностях. Он полностью оборудован, за исключением звеньев поддержки. Это тоже на вас. Однако все это не так критично. Главное, в нужный момент, чтобы это судно оказалось именно там, где и потребуется. И это вы должны обеспечить любой ценой. Мы вытащим сегодня кучу народа. Среди них по определению должен оказаться хотя бы один прирожденный пилот. Проверяйте. Хорошо, если это будет кто-то из наших. Не хотелось бы отдавать такую мощь в чужие руки. Но даже если нет, он должен работать на нас. Только держите его под контролем. Это понятно? – и я посмотрел на обоих креатов-пилотов, о которых знал.

– Да, – кивнул Гирс, подтверждая мои слова.

– Тогда хорошо. И следующее, когда вы окажетесь в секторе, подконтрольном Рекуре-4, я найду, кто им будет управлять. Есть у меня пара кандидатов.

Но почему это креат смотрит именно на меня.

– Да, – усмехнувшись, отвечаю ему я, – это мог бы быть и я, но сейчас имею в виду совершенно других людей, которым доверяю.

– Понятно, – наклонил голову Гирс.

Я же тем временем вывел на тактический экран карту станции и обратился уже к остальным командирам боевых групп.

Тут были совершенно иные креаты, и я не сомневался, что они выбрали лучших из тех, кто был с нами.

– Теперь по самой операции. Хоть это и небольшая заштатная станция, но о своей безопасности местные заботятся, что и не удивительно, больше всего. А потому, если передвигаться в нужное нам место внутри самой станции, то мы рано или поздно засветимся. Но есть и другой путь.

И я вывел маршрут, идущий от нашего текущего местоположения на нужный уровень станции, и шел он по внешней ее стороне. Ну, а почему не воспользоваться хорошей идеей, честно заимствованной у вампиров и их отряда? Они тоже предпочли именно подобный способ перемещения. Тем более это решит самую главную мою проблему, как не засветиться перед остальными.

Мы будем в скафандрах, и его я могу не снимать, пока нахожусь не один. Так что именно этот способ попасть в нужное место я и выбрал.

– Мы пойдем по внешней обшивке станции, – начал объяснять я креатам, параллельно показывая наш маршрут более детально, – есть очень удобный подход к тому месту, куда мы должны попасть. Правда, нам придется захватить дополнительные скафандры, чтобы провести также незаметно и остальных людей обратно сюда. Но в этом случае есть небольшая проблема.

И я поглядел на креатов.

– Наши скафандры не стандартные, – понял меня Гирс, – и потому лишних у нас просто нет.

– Все верно, – согласился я, – из-за этого ваших соотечественников придется выводить двумя партиями. Но это нам только на руку. Вас наверняка заметят. И это еще больше укрепит слухи о том, кто освободил рабов. Я думаю, что будет и второй бой. На тех, кто останется там, скорее всего, насядут. Но вам придется продержаться. Кстати, можете не сдерживаться. Местные должны понять, что с вами не то что лучше не связываться. Они должны впадать в ужас только от одной мысли об этом. Думаю, вы найдете, чем их удивить. Потом вторая половина креатов вернется, и вы уже с ней отойдете на этот корабль.

– Хорошо, сделаем, – сказал крупный креат, даже более крупный, чем Гирс, – нам глава говорил, что могут потребоваться акции устрашения. И мы теперь понимаем, для чего это необходимо.

– Я рад, – наклонил голову я, – тогда собираемся и готовимся к выходу.

Одного пилота, как более ценного для будущего дела, – это был возмущенный Гирс – я оставил на корабле.

– Они должны попасть на него, – сказал я, – к тому же на тебе подготовка жилья для вновь прибывших и усиленные меры контроля. Например, среди ваших могут оказаться те, кто помешан на крови и кому место только действительно на арене. Ты их должен отсечь сразу.

Креат смотрел на меня хмуро, я же усмехнулся.

– Переставай мыслить как боец, теперь ты моя правая и единственная рука здесь. И уже начинай подключать те свои способности, которые пока не атрофировались и не затерлись за ненужностью. Ты управленец. Вот и займись тем, что у тебя получится лучше, чем у нас всех, вместе взятых. А вот бойцов среди нас отличных более чем достаточно.

Гирс кивнул, а потом хмуро осмотрел присутствующих и назвал четыре имени:

– Они мне нужны, для подготовки корабля.

Я согласно кивнул.

– Вот, – сказал я, – это именно то, что я и хотел бы от тебя слышать.

Креат еще раз хмуро посмотрел на меня, но промолчал, я же осмотрел всех остальных и махнул в сторону выхода.

– Идемте, нам еще добираться до нужного места.

Подготовка не заняла много времени, у нас даже появилось пять лишних скафандров. Я их на всякий случай взял с запасом, так как в информации, что ко мне попала от аграфа, сообщалось о том, что там находятся не только загоны для рабов и камеры с ними, но и еще чьи-то. Вот есть кто-то в них или нет, он не знал.

Но коль мы там окажемся, нужно будет проверить их все. Поэтому мы сейчас и шли в основном навьюченные десятью, а кто покрепче – и пятнадцатью-двадцатью комплектами легких скафандров. Их я приобрел тут же на станции с доставкой к нам в док.

Универсальная вещь, подходит для всех. Очень легкая, так как в принципе не предназначена для боя, хотя и выдержит пару попаданий, но я надеялся, что до этого не дойдет.

Вторая волна нападающих по моим прикидкам накатится, уже когда все уйдут, и наткнется на нас с оставшимися креатами. Сам я с ними возвращаться не собирался.

Я оказывался буквально в паре уровней от того места, где располагался офис посредника, так что сразу пойду по своим делам.

И вот сейчас мы продвигаемся в нужную сторону. Маршрут хороший. По дороге устанавливаем датчики слежения, чтобы случайно не наткнуться на такую же команду. Это, кстати, предложил один из креатов, с чем я, в общем-то, сразу согласился. И сейчас по внутренней связи инструктировал наших.

– Трупы пиратов и охранников не оставлять, – произнес я, – нагрузите ими освобожденных рабов, оттащат на корабль. Для нас это нейросети, импланты и различный биоматериал для трансплантации.

Никто вопросов не задавал. Мы действовали как обычные наемники на территории врага, и все это прекрасно понимали.

Что еще. Ах, да.

– Кто из вас наиболее сильный боец? Лучше два.

Откликнулось сразу несколько. Я посмотрел. Оказалось, что та девушка-пилот к ним тоже относилась.

Командиров групп я отмел сразу. У них своя задача – сберечь людей и отвести их обратно на корабль. Вот и остались только девушка-пилот и еще один креат.

– Вы, двое, – обратился я к ним, – у вас будет своя задача. Среди пленных есть один очень ценный субъект. Девушка. Сполотка. Что бы ни случилось, но на корабль вы ее должны доставить в целости и сохранности. На вас личное обеспечение ее безопасности.

– Принято, – ответила креатка, – только тебе придется нам ее обозначить. Я не знаю, как они выглядят.

Парень молчал, видимо, сразу признал ее старшинство в их группе.

– Я, если честно, сам их никогда не видел и тоже не имею ни малейшего представления, как они выглядят, но узнаю, как увижу, и покажу вам.

Почему-то в этом я не сомневался. Вот и еще одна странность. Вроде целая раса Содружества, а об их внешности ничего не известно, хоть какого-то описания нет. Да и вообще по сполотам нет в принципе никакой информации в сети, кроме того, что они есть и что они напрямую общаются лишь с аграфами. Еще известно (интересно откуда?), что они могут иметь детей от аграфов и наоборот, про остальные расы ничего не сказано. И это или так и есть, или это не известно из-за того, что они с ними просто не общаются.

Между тем, девушка-пилот кивнула, говоря о том, что поняла меня.

Еще десять минут осторожного бега, с установкой следящего оборудования, и мы на месте.

– Нам туда, – показал я на внешний шлюз. Ну, как шлюз, точнее сказать, что это система сброса отходов. Ею пользовались еще до того, как стали использовать для уничтожения как обычного мусора, так и прочих биологических отходов портативные и более крупные стационарные утилизаторы. Сейчас система была законсервирована, и, по идее, она снаружи не открывалась. Ну, это лишь по идее. Ее бы не смог открыть никто другой, кроме меня. Я же, отключив все сертификаты проверки, подал на запирающий электронный замок команду на открытие. И еле успел отскочить в сторону и удержаться за одну из наружных скоб.

То, что этой системой уже давно не пользовались, это одно, а вот то, что ее после последнего раза почистили, никто мне не обещал. Хоть внутри и была очень разряженная атмосфера, но вместе с нею в космос вынесло сотни литров какой-то бурды непонятной консистенции, которая приняла форму, приближающуюся к сферической, и полетела куда-то дальше.

– М-да, – констатировал я, заглядывая внутрь, – придется нам ползти по пояс в дерьме.

И это было не преувеличение. Ближайшие метров триста весь пол туннеля, уходящего вдаль, был залит различными отходами и выглядел непроходимым болотом. Правда, постепенно все это поднималось в воздух из-за той невесомости, что сейчас там была, но все равно, удовольствие еще то.

– Продвигаться окажется несколько сложнее, чем я планировал, – передал я по отряду и первым залез в туннель. За мною двинулись остальные.

Внешний шлюз я блокировать не стал. Дальше будет еще одна шлюзовая дверь, а потом и еще одна, там и сгладим перепад давления, тем более те смогут открыть все, а вот с наружной могут возникнуть проблемы.

Еще тридцать минут пути, и мы наконец добрались до лестницы, уводящей вверх.

– Там техническая шахта, и она достаточно посещаемая, по ней для быстрого доступа к силовым линиям перемещаются местные техники, так что придется оставить прикрытие.

Тот крупный креат, что общался со мной на корабле, кивнул. Главным в группе был он. И сразу назначил двух бойцов в прикрытие.

И вот мы наверху.

– Идем, нам туда, – показал я нужное направление. Правда, пока на сам уровень мы не выбирались, я его еще только осматривал сквозь приоткрытую систему шлюза. Тут же мы и сгрузили лишние скафандры, чтобы они не мешались нам по ходу дела.

Отсюда я быстро сориентировался на местности, вытащив из воспоминаний пиратов расположение различных помещений на этих уровнях и подходов сюда. Хотя Кира мне выдала гораздо больше информации. Но именно знаниями пиратов и будут оперировать те, кому потом придется штурмовать этот уровень.

– Там какие-то обычные склады, где держат руду местные шахтеры, – сказал я командиру креатов, – но нам важно знать то, что именно с той стороны и находится главный входной шлюз на уровень для всех остальных. Там и там, – показал я еще два направления, – есть небольшие гравитационные лифты и несколько подъёмников. Так что и эти направления придется взять под контроль. Ну, а со спины, вернее с нашего направления, на уровень можно попасть лишь так, как это сделали и мы. Это если говорить о проникновении сюда групп бойцов. Подходов для одиночек тут множество. Но не думаю, что местные догадаются сюда запустить звено профессиональных снайперов. Однако, вот, – и я переслал ему карту с отмеченными на ней местами, – это наиболее удобные точки для обстрела и размещения стрелков. Так, во избежание, – сказал я ему.

Креат кивнул, кстати, наконец догадался спросить, как его зовут, а то все командир да мастер. Звали его Кург, что любопытно, девушка-пилот, которая управляла вторым кораблем во время нашего полета, была его младшей сестрой, и ее звали Талана.

– Есть еще что-то? – спросил меня Кург.

– Да, – подтвердил я, – посты охраны. Про мобильные ничего сказать не могу. Но стационарные расположены…

И я переслал ему еще одну карту, с расположением постов охраны.

– Так, – оглядел я местность перед собой, было не очень удобно, да и мешали здания, – мне нужно осмотреть уровень сверху, ждите меня.

Конечно, на уровне остальных пленников я вряд ли смогу рассмотреть пиратов и прочих, но вот тех, кто ошивается между зданиями, я обнаружу на раз. Заодно я надеялся найти место, где держат сполотку. Ее метрическая матрица должна была слишком сильно отличаться ото всех остальных, и поэтому я надеялся ее заметить. И поэтому, выскользнув из приоткрытого шлюза технической шахты, я забрался по какой-то непонятной трубе под самый потолок уровня.

Отсюда действительно было удобно контролировать весь уровень, даже если не ориентироваться на метрические матрицы. Не зря мы с Кирой посчитали это место как одно из возможных, где удобнее всего расположить снайпера.

Так. Вижу две странные метрические матрицы. И обе совершенно отличны ото всех остальных. Только вот, судя по второй матрице, принадлежит она существу, раз этак в пять большему по размеру, чем среднестатистический человек. Значит, это не сполотка, ну, я надеюсь, что это не так. Хотя кто их знает?

А вот вторая, по своему виртуальному размеру, не превышает матрицу обычного человека или аграфа.

«Хм. Видимо, это она», – все-таки склоняюсь я к этой версии.

Теперь дальше. Местоположение постов подтвердилось. Кроме того, я засек еще несколько мобильных патрулей. Проследил за ними, выясняя время, которое они тратят на полный круг обхода вверенной им территории.

Так, что еще. Легко от всей толпы отделить креатов и аграфов. Смотрю, где держат их. Креатов оказалось несколько больше, и держали их в разных загонах, значит, и у кого-то еще они были в плену.

Необходимо взять хотя бы одного языка из охраны того загона, чтобы допросить его и узнать, кому принадлежат рабы. Нужно воплощать свою же идею в жизнь. И мы это уже начали делать, ведь мы тут.

Так. Вот пленные аграфы, вернее, скорее всего, аграфки были только у Гиланоса. Да и еще пииры, но тут не понятно, они все ментоактивные личности. Женщины, правда, посильнее. Но на них всех натягивают какие-то подавители, и потому не поймешь, кто это. Хотя если судить опять же по размеру метрической матрицы, в большинстве своем это женщины. Что и верно, мужики-то особо и не нужны. В них нет ничего ценного. Тогда как за девушек пойдет настоящая торговая война на предстоящем аукционе. Как за аграфок, так и за их миниатюрные копии – пиирок. Ну, и за креаток, естественно. Остальных же сольют по тем ценам, что за них дадут.

«Так, – неожиданно мой взгляд зацепился и еще кое за кого, – а вот подобную метрическую матрицу я уже однажды видел». Вернее я видел существо с таким же ментальным полем. Интересно, оно-то откуда тут, понятно же, что использовать его пираты не смогут, или попался к ним случайно, но тогда откуда?

Хотя о чем это я? Есть арена. И туда готовы взять всех, кто представляет сколь-нибудь существенную опасность, а уж эти существа точно опасны.

Надо проверять. Целей оказалось несколько больше, чем я предполагал первоначально. На всех рабов у нас не хватит скафандров, так что и их придется уводить отсюда в два рейда. Но пока нужно рассказать об этом Кургу.

Спускаюсь вниз. А еще через несколько минут наш отряд проникает на территорию уровня и выдвигается в сторону загонов с рабами.

Лиика скорчилась в углу камеры, где ее держали. Она поджала колени и пыталась сосредоточиться. Ей необходимо отрешиться от этого мира и запустить механизм саморазрушения личности. У нее появился шанс, чтобы хоть что-то попытаться сделать. И она выбрала именно то, на что было запрограммировано ее сознание. Но сила все еще не подчинялась ей. Это стало возможно, так как сегодня к ней еще никто не приходил. И это было странно.

Нет. Ее даже не насиловали, как это было со всеми другими девушками. Особенно аграфками, которых держали в соседней камере. Про других она ничего сказать не могла. Однако слышала, что именно на аграфках и отрывались пираты, так как хуже было с креатками и пиирками.

Девушки этих рас тоже вызывали большой сексуальный интерес и желание у пиратов, но пока им не промыли мозги, как говорили сами пираты, те сопротивлялись до последнего. И уже убили нескольких охранников. Их, конечно, наказали и жестоко избили, но не покалечили и не убили. Испорченный товар ничего не стоит. И это пиратов бесило больше всего.

Пленницы стоили денег, причем больших, и их хозяин планировал получить за них неплохую выручку, а если кто-то из пиратов грохнет его товар, то и выплачивать за него придется из своего кармана.

Сама Лиика надеялась на то же, когда постаралась напасть на одного из пиратов, но относительно нее был строгий указ. Все знали, что местный босс планировал выручить за нее не меньше одного миллиарда. Неимоверные деньги по местным меркам. Но, как оказалось, это не было блефом.

И о том, что это так, знали многие, а потому прекрасно представляли, что с ними будет, упади с ее головы хоть один волос по чьей-то вине и случись с нею что-то из того, что не запланировал для нее тот аграф, что ее и схватил.

За нею со дня на день должна была прибыть какая-то большая шишка из Агарской империи. Именно с нею у пирата и должна была состояться встреча. И поэтому ее не трогали во всех остальных смыслах, лишь избивали, чтобы она не смогла накопить свою силу и прорвать барьер, созданный подавителем ментальной энергии.

Она не могла сосредоточиться, ее воображение и мысли постоянно путались. С каждым часом она приходила в себя все хуже и с каждой минутой готова была провалиться в новый океан боли и беспамятства. Ведь каждый час к ней приходил совершенно равнодушный тролл и избивал ее до потери сознания, при этом даже не проявляя к ней никакого интереса.

Лучше бы ее насиловали и унижали. Тогда бы сработали защитные механизмы, встроенные в ее сознание, и она умерла как личность, со всеми своими умениями и знаниями их народа. Почему им встраивали именно такую защиту, девушка не знала, но теперь четко осознавала, что об этом известно, как минимум, тому аграфу, что ее захватил и надел на нее подавитель воли и сознания. И это делало ей только еще хуже.

Вот и сейчас она чувствовала, как к аграфкам опять кто-то пришел. Оттуда очень четко стали ощущаться эманации силы, возбуждения, похоти, боли, отчаяния, ужаса, страха и начинающего зарождаться безумия. Лиика все прекрасно слышала с ее-то чутким слухом и еще лучше ощущала, с ее-то ментальной чувствительностью.

Она переживала чувства всех тех, кто находился поблизости от нее. И прекрасно понимала, что аграфкам, которых держали в соседней комнате, больше не выдержать. Еще один день таких издевательств – и все девушки сойдут с ума.

Вдруг раздаются шаги, которые отвлекают ее от размышлений и сбивают сосредоточенность. Начинает накатывать страх и ужас. Она не смогла пробить барьер между сознанием и силой, установленный подавителем. Но странно, идут несколько существ. Это не грубая и тяжелая поступь тролла, который приходил до этого каждый час.

– Туда, – произносит приглушенный дверью и еще чем-то голос.

«Неужели сегодня должен был прибыть покупатель», – Лиика не была уверена, что прошло именно то количество дней, которое она и предполагала. Ведь она часто проваливалась в беспамятство после очередного посещения палача-тролла, но ей казалось, что тот, кто приедет за ней, должен был появиться завтра-послезавтра, но не сейчас. Неожиданно она расслышала странные и немного знакомые щелчки в соседнем помещении, там, где и держали аграфок.

– Оглушите девушек, так они доставят меньше проблем, – слышит она.

Теперь уже больше никаких звуков. Но неожиданно раздается щелчок электронного замка двери в ее камеру.

«Как, – испуганно подумала девушка, – почему я ничего не услышала?» И она в страхе смотрит на порог открывшейся двери.

– Она тут, – говорит возникшая в дверном проеме фигура в обычном среднем скафандре, – отведите ее на корабль. Приступать. Нас не дожидаться.

И посмотрев на все еще испуганно сжавшуюся в углу Лиику, неизвестный произносит:

– Вы в безопасности, мы друзья, сейчас вас проводят в безопасное место. Следуйте за ними. И оденьтесь в… – Последовала пауза. – Хотя…

И незнакомец спустился в камеру. Подходит ближе и, склонившись к испуганной девушке, протягивает руку.

Лиика зажмурила глаза. Но раздается какой-то непонятный звук, она почувствовала, что незнакомец коснулся ее шеи, а в следующее мгновение тот ошейник-подавитель, что так долго сдерживал ее силу, слетает и падает перед нею на пол.

– Интересно, – пробормотал себе под нос неизвестный, – откуда у них эта игрушка?

Лиика бы сказала откуда, но не стала. Хотя ей показалось, что этот неизвестный и так прекрасно знает, что это.

– Идти сможете. Или нужна помощь? – это он обратился уже к ней.

Девушка медленно кивнула головой.

– Мне нужна минута, – тихо прошептала она.

– Хорошо, – и он кивнул кому-то вошедшему в камеру вслед за ним, – уведете ее отсюда, как только она будет готова.

Двое креатов, а в том, что вошедшие были креатами, Лиика не сомневалась, остались стоять на месте у входа.

Незнакомец же вновь посмотрел на Лиику и протянул ей какой-то сверток.

– Это средний боевой скафандр, наденьте его, как сможете. Он заодно и подлечит вас, если что.

Девушка в ответ кивнула. Мужчина в скафандре опустил сверток перед нею на пол и пододвинул поближе к девушке.

– Постарайтесь все-таки все сделать по возможности чуть быстрее, главное увести вас отсюда. В безопасном месте у вас будет еще время, чтобы прийти в себя и восстановиться полностью. Хорошо?

– Я постараюсь, – негромко ответила ему Лиика.

Незнакомец посмотрел на нее еще немного, а потом, кивнув каким-то своим мыслям, поднялся и, развернувшись, произнес:

– Пойду, проверю еще кое-что.

И только тут до Лиики дошло, что, хоть способности к ней уже и вернулись, но она совершенно не чувствует и не ощущает того, кто только что с нею разговаривал. Будто в скафандре обретала лишь пустота. Никакого ментального отклика. Тогда как мысли всех находящихся поблизости людей – вернее не сами мысли, а их отголоски – она теперь прекрасно чувствовала.

Что такое спаянная работа боевых звеньев креатов, я понял, лишь немного понаблюдав за ними. Не знаю, почему поют дифирамбы именно пиирам, как сугубо спаянным боевым группам, возможно, я их просто в деле не видел, но вот, посмотрев на креатов, понял, что это, возможно, остальные не видели, как те работают в команде.

Уровень от постов был зачищен буквально минут за двадцать. Они прошлись таким огнем и мечом, в буквальном смысле этого слова, а я-то все думал, на черта они прихватили с собой ритуальные клинки. Теперь у меня отпали все вопросы, для чего это было сделано.

Им сказали – «нужна акция устрашения». Вот они ее в полной мере и устроили. Если была возможность уничтожить противников, не используя плазменное оружие, они это делали.

Не знаю, что будет отображено на тех камерах и датчиках слежения, которые тут и там были разбросаны по этому уровню, но внешне все выглядело очень-очень кровожадно и страшно. Казалось, что на волю выпустили каких-то кровавых маньяков и разрешили им вырезать все, что они только встретят на своем пути. Но именно такого эффекта я и хотел добиться.

И креаты его реализовали в полной мере. Ну, и еще парочку местных мы отпустили. Я специально дал команду выпустить охранников, принадлежащих одной группировке, так слухи расползутся гораздо медленнее. Тем более их обоих ранили. Они хоть и не скопытятся, но адекватно соображать и отвечать на вопросы смогут не сразу.

– Кург, – отдал я команду главе боевых групп, – половину оставь прикрывать уровень, посты распредели сам, вторую половину освобождать пленных. Возможно, они нарвутся на охранников, которые находятся внутри зданий.

– Понятно, – кивнул креат и начал распределять людей.

Я же махнул рукой его сестре, тому парню и еще двум бойцам.

– Вы со мной. Кург, – и я показал на выбранных людей, – Талану и ее напарника можешь вычеркнуть, они будут сопровождать сполотку на корабль и уведут ее туда уже сейчас.

– Я понял, – кивнул мне боец.

– Ладно, идем, – сказал я выбранным креатам, и мы двинулись в нужную сторону. Триста метров – и мы у нужного здания. Так, раньше там были только аграфки, какой-то тролл и сполотка, сейчас людей больше. И они вместе с аграфками.

– В камере аграфок гости. Семеро, приготовиться, – сказал я.

И дождавшись ответного кивка ото всех, мы вошли внутрь.

Открываю дверь. Шаг вперед. И резко ухожу в сторону.

– Черт, – я, даже со своей скоростью, еле успел выстрелить на непонятно как среагировавшего на наше появление тролла. При этом он даже постарался уйти с линии моей атаки. Но сработало предвидение, еще до того как я начал на него наводить оружие, и я умышленно слегка сместил его в сторону.

Тролла отнесло в сторону. Жив. Быстро подхожу к нему. Удар рукой. И тролл без сознания.

– Думал, что он такой же пленник, как и все остальные, – пробормотал я себе под нос, – а, похоже, это было не так.

И верно, из воспоминаний аграфа выплыл образ этого тролла, который был у него штатным палачом. Он как раз и обрабатывал сполотку каждый час, держа ее на грани морального и физического истощения. Этот пират не знал, на что она способна на самом деле, а потому чтобы она не смогла себя контролировать, и натравил на нее этого тролла-модификанта, эту бездушную машину, у которой даже частично был заменен мозг на какие-то необычные импланты.

– Пока он мне нужен живым, – сказал я посмотревшим на меня с удивлением креатам, когда я не стал добивать тролла, – хочу кое-что узнать.

Они лишь кивнули.

Мы двинулись дальше.

– Туда, – и я указал на двери. После чего передал по нейросети:

– Вырубите их, но они нужны живыми, хотя бы на пару минут, это не охрана, а кто-то из местных, что пришли поразвлечься.

Это опять была та информация, что мне нужна, и сейчас мне было необходимо вытаскивать ее отовсюду.

Несколько шагов, удар ногой одного из креатов. Двери выносит, как от тарана. Вот что значит использование имплантов, влияющих на мышечную силу. Интересно, даже не думал, но ведь после того, последнего преобразования в биологический металл мышечной и костной тканей моя сила, по идее, тоже должна была очень нехило измениться. Но вот насколько?

Ладно, это я проверю позже. Между тем, в комнату проскользнули, практически вместе с ударом, и три других креата. Несколько секунд – и помещение зачищено. Вхожу в него.

М-да. Поработали на славу. Но нужно поторопиться. Эти огрызки человеческих тел, что остались от насильников, которых просто раскидали по небольшой камере, где были прикованы к кроватям несколько обнажённых и избитых до неузнаваемости аграфок, проживут, и правда, не больше пары минут.

– Оглушите девушек, так они доставят меньше проблем, – сказал я креатам, показывая на аграфок, и уже через нейросеть связался с Кургом.

– Нужна помощь. Аграфок придется транспортировать. Пришли сюда десяток освобожденных креатов, из тех, что покрепче.

– Понял, выполняю.

И сразу переключаюсь на нашу волну, говоря тем двум бойцам, что сейчас были со мной.

– Сейчас Кург пришлет носильщиков. Девушек оттащат к выходу. Их нужно одеть в скафандры, и пусть с ними идет кто-то из наших. Да, им нужен медик, слишком над ними поиздевались.

И я кивнул на изуродованные тела одних из самых красивых представительниц прекрасного пола в Содружестве.

«Надеюсь они не сошли с ума», – посмотрел я на них. Ведь не зря же их приковали, видимо, были уже попытки суицида.

– Сделаем, командир, – между тем пришел ответ от одного из креатов.

Позаботившись о пленных девушках и приказав снять с них наручники, я быстро вытащил из внутреннего кармана «псион». После чего приступил к экспресс-допросу при его помощи.

Перевести стонущее что-то в бессознательное состояние. Слить все деньги со всех доступных щитов на обезличенный банковский чип. Дальше информация по группировкам на станции, расклад. Доступы и пароли к тайникам, их местоположение и прочее. Двух минут мне хватило, чтобы закончить со всеми. Когда я закончил с последним, то провёл рукой по его горлу, показывая, что нужно сделать.

Один из креатов спокойно кивнул.

Я же оставил тут двух бойцов и вышел в коридор, кивнув в направлении соседней камеры. За мною следом прошли Талана и ее помощник. Так, это нужная дверь. Да тут больше и не было никого во всем здании, кроме как в камере передо мной.

Код открытия я знал, даже взламывать не пришлось. Пересылаю его в замок. Щелчок, и дверь открывается, после чего уходит в сторону. Передо мной слегка освещенное помещение. В углу комнаты передо мной, прямо на полу, сидит сильно избитая девушка. Это видно по ее телу. Одежды на ней нет. Но зато видно, что она вся покрыта кровоподтёками и ссадинами. Однако били профессионально, хоть мелкие переломы и трещины есть, но ничего, чтобы могло ее убить.

Вглядываюсь в лицо. Очень похожа на аграфку. Смотрит на меня с непередаваемым ужасом и страхом своими огромными голубыми глазами.

Так, пригляделся к лицу. А ведь подобных я уже видел. Очень похожа, но не на аграфов, а на лииров, которых я встретил на планете, когда появился в этом мире. Тех двоих. Отца и дочь. Вот именно девочку она и напоминала.

Лицо такое же, как и у девочки. Такие же огромные глаза и волосы платинового цвета, утонченное лицо. Но главное, это ее ментальное поле. Очень похоже. Метрическую матрицу я тогда бы не рассмотрел, но вот ее ментальное поле. Что у той девочки, что у этой сполотки они были практически идентичны.

«Теперь понятно, почему их считают лучшими магами», – констатировал я. К тому же я стал четко представлять, на кого равняются все аграфы. Они хотят быть похожи на этих сполотов.

Ладно, хватит ее пугать, а то волны ужаса от девушки растекаются в разные стороны.

Хорошо, что я захватил для нее скафандр, не легкий, а средний. Там есть медкомплекс, он ее подлечит.

– Она тут, – сказал я стоящим в коридоре креатам, – отведите ее на корабль. Приступать. Нас не дожидаться.

После этого обратился уже к девушке, пытаясь ее успокоить. Сначала хотел заговорить на ее родном языке, но почему-то не стал, вместо этого обратился к ней на общем.

– Вы в безопасности, мы друзья, сейчас вас проводят в безопасное место. Следуйте за ними. И оденьтесь в… – Тут я замолчал, поняв, что в таком состоянии она вряд ли что сможет надеть, но ведь она маг.

А потому.

– Хотя… – говорю я и спускаюсь в камеру. При моем приближении девушка сжимается еще больше. Но я хочу лишь снять с нее этот подавитель, странная штука и очень мне знакомая, приходилось мне ее очень долгое время таскать, пока я был в виртуальных мирах Даага, а потому как ее снять – я прекрасно знаю. Приседаю на корточки напротив девушки, она со страхом зажмуривает глаза и сжимает до белизны губы, стараясь чтобы они перестали дрожать, после того, как видит, что я протягиваю к ней руку.

Но я хочу лишь помочь, а потому только слегка касаюсь ее шеи в том месте, где у этого ошейника-подавителя находится узловая точка в метрической матрице. Все, вижу, как он распался на две половинками и распахнулся, спадая с шеи девушки.

Девушка, видимо, сначала даже не поняла, а что же произошло, но потом удивленно посмотрела вниз, туда, где сейчас и валялся подавитель. Я тоже проследил за ее взглядом.

– Интересно, – произнес негромко я, подбирая ошейник, – откуда у них эта игрушка?

И вопросительно посмотрел на девушку. Но она промолчала, правда, мне показалось, что она знает ответ, но почему-то не говорит. А вот я точно знал, что точно такие же штуки, да еще и в таком исполнении были в совершенно ином мире.

Отсюда и возникал вопрос. Либо они отсюда попали туда? Либо оттуда – сюда? Но вот где на него ответ.

«Ладно, захочет, расскажет, – решил я, – ну, или на крайний случай, сам выясню».

А пока нужно поинтересоваться ее самочувствием, хотя я и заметил, что организм девушки стал стремительными темпами восстанавливаться. Начали подключаться какие-то ментальные структуры в ее ментальном поле. Но тем не менее, я на всякий случай спросил:

– Идти сможете. Или нужна помощь?

Девушка слегка задумалась, видимо, стараясь и сама разобраться в своем состоянии, а потом негромко ответила:

– Мне нужна минута.

– Хорошо, – сказал я, а потом развернувшись, указал на нее креатам, стоящим у входа, – уведете ее отсюда, как только она будет готова.

Талана вошла внутрь, заметила обнажённую девушку и показала знаками второму креату остаться у входа снаружи.

«Умная девушка, – подумал я о ней, – незачем еще больше пугать эту сполотку. Кстати, про обнаженную…»

И я опять посмотрел на девушку, а потом протянул ей сверток, который специально и притащил для нее.

– Это средний боевой скафандр, – сказал я девушке, – наденьте его, как сможете. Он заодно и подлечит вас, если что.

Сполотка через пару мгновений, посмотрев на то, что я ей протягивал, кивнула в ответ. Я же положил сверток со скафандром на пол и пододвинул его поближе к девушке, чтобы ей было проще облачиться в него.

Я видел ее состояние, но нужно поторапливаться. Интуиция, а может, и мое предвидение развития ситуации, подсказывала, что, если мы хотим увести рабов и обойтись без жертв с нашей стороны, то делать это необходимо как можно быстрее. По крайней мере на уровне их не должно уже быть к тому моменту, как сюда ворвутся основные ударные силы пиратов.

– Постарайтесь все-таки все сделать по возможности чуть быстрее, – попросил я девушку, – главное увести вас отсюда. В безопасном месте у вас будет еще время, чтобы прийти в себя и восстановиться полностью. Хорошо?

И я посмотрел ей в глаза. Я, конечно, понимаю, что не время на нее сейчас давить, но и много времени, чтобы прийти в себя, не могу ей дать.

– Я постараюсь, – ответила она мне.

Я поглядел на нее еще раз, понял, что она, похоже, прекрасно осознает ситуацию, а потому кивнул, одобряя ее действия.

Пора было дойти и еще кое-куда. Там тоже что-то странное. Креатов я попросил туда не соваться. В одном случае это точно может быть опасно, а я не хотел терять людей. А второе место было мне не понятным. Поэтому с этим следовало разобраться именно мне.

Я, еще раз посмотрев на сполотку, убедился, что она действительно восстанавливается, и происходит это за счет ментальной энергии, с которой она стала сейчас работать. Поднимаюсь, разворачиваюсь и иду в сторону двери.

– Пойду, проверю еще кое-что, – это я сказал Талане, чтобы они меня не теряли, хотя Кург и так был в курсе, куда я собрался.

Ну и что, куда двинуть в первую очередь? Разбираться с известной опасностью или чем-то неизвестным? Но случай все решил за меня. Я мысленно выругался и связался с командиром боевых групп.

– Кург, я же говорил не лезть в эти камеры, – резко высказался я.

– Это не мы, – сразу сказал он, – там ест кто-то еще.

– Понял, – ответил ему я и отдал новый приказ, – отходите к технической шахте, в сектор больше не суйтесь, держите его под контролем. Если кто-то увидит обнажённую девушку с голубоватой кожей, сразу же отступайте. Ни в коем случае не открывайте по ней огонь. Иначе она разнесет весь уровень. Все, я пошел. Начинайте отходить.

– Понял, – отрапортовал креат, а потом произнес: – удачи, глава.

– Угу, – буркнул я, – она мне понадобится.

И двинулся в нужную сторону, как раз туда, где ощущал метрическую матрицу воплощенной в живой лед стихии холода, стужи и мороза.

Вот и новый вопрос. Откуда ее смогли вытащить? Наверное, оттуда же, откуда и их подавители.

Так, я пробежал уже несколько десятков метров в нужную сторону. Ага, вижу того идиота, что ее выпустил. Похоже, это кто-то из местных, явно надеялся отвлечь на нее креатов, только вот он не подумал о другом.

Стихией невозможно управлять. Она реагирует на любое присутствие жизни. И первым, кого она заметила, стал тот идиот, что ее и выпустил.

Кстати, а откуда? Где ее держали? Не представляю такого помещения, ну, или что там это у них, в котором можно удержать подобное существо. На него даже их подавители не будут действовать. Ему не нужна ментальная энергия. Стихия ее сама вырабатывает, причем в огромных количествах.

Ладно, она уже где-то тут. Срабатывает предвидение. И я на максимуме своей скорости выбегаю из того переулка, в котором находился, параллельно запрыгивая на какую-то балку и забираясь вверх.

Стихия знает, чувствует, что ее кто-то ищет. У них есть некое подобие моего предвидения, но значительно более урезанное. Откуда оно взялось, не понятно. Но оно есть у всех, что у каменных големов, что у таких вот женщин из ожившего льда, что у огненной мошкары.

Радует одно, она не может меня обнаружить. Это я выяснил давно, ей меня нужно увидеть, как и обычному живому существу.

Черт, у нее же нет глаз, так нафига ей это? Но так и есть, к ней можно подкрасться сзади и нанести свой удар.

Зато она чувствует других. И скоро двинется в их сторону, если не сможет найти меня. Но пока она, зная, что я где-то здесь есть, избрала другую тактику. Бьет по площадям. Ей это не доставляет особых неудобств. Только знай, вырабатывай как можно больше ментальной энергии, и все.

Всегда пытался понять, они действительно разумные, вернее, приобретшие разум, или все-таки работают по каким-то стандартным схемам.

Ага. А вот и ты. Стройная обнаженная девушка. Идет прямо подо мной. Ее метрическая матрица защищена так же, как и моя. Но и ее можно убить, как и любое другое существо. Она стихия, и ее можно развоплотить в обычный выброс энергии. Но для этого необходимо очень многое разрушить.

Придется рискнуть. Хорошо, что после нее мне встречались каменные големы, которых вообще иначе было не уничтожить. Этих-то можно разрушить, и пока они восстанавливаются, уже доделать работу, выделив их центр силы и закачав сам источник себе. Но для этого все равно необходимо найти брешь в ее ментальном поле, ну или метрической матрице. Так будет правильнее.

Подключаюсь к ее структуре. И ошарашенно замираю. Ни фига она не та, кого я встречал в мире Даага. Она только внешне похожа на те ожившие ледяные скульптуры. Это что-то новое и более совершенное. Или…

Теперь я, кажется, начинаю понимать. Я в мире Даага встречал лишь такие же виртуальные копии, как и весь тот мир. Ну или не копии, а их метрические образы, созданные с какого-то оригинала. А сейчас передо мною как раз тот самый оригинал и есть. То, с чего эту копию и сняли. И теперь у меня нет никакого сомнения в том, что эта стихия разумна.

И чего делать? Убить-то я ее могу. Но надо ли? И как проверить? Да просто поговорить и спросить, а что она собственно хочет?

Глупо. Ну да, глупо. Однако с чего-то же нужно начинать. Если мы с нею сможем договориться, то я хотя бы пойму, откуда она тут взялась и чего мне с ней делать.

Только вот как говорить со льдом? Наверное, так же, как и с любым другим неодушевленным предметом.

«Эй», – передаю я ей через нейросеть, ведь по сути я к ее метрической матрице уже подключился и вместо команд на ее изменения могу передавать и такие вот свои мысли.

Ледяная девушка, точнее скульптура, замирает. Осматривается, но не видит меня.

«Значит, слышишь», – констатирую я.

«Да», – раздается морозный ответ, и это, конечно, чисто субъективное, но меня как будто обдает волной холода.

«Слушай, не знаю, кто ты или что ты, – сказал я этой скульптуре, – но мы тебе не враги, по крайней мере до тех пор, пока ты не навредила кому-то из моего отряда».

«Враги», – приходит морозный ответ, и крышу, где я только что лежал, накрывает коркой льда. Только вот меня там уже нет. Я на другом здании.

«Хорошо, враги, – соглашаюсь я, – но почему?»

Статуя, похоже, с изумлением посмотрела в ту сторону, где я только что лежал. Она, видимо, полагала, что уже убила меня.

«Вы предали нас, схватили, когда мы согласились на мир, и после этого заточили меня в саркофаг удержания, где и продержали больше ста тридцати литаков».

«Чего? – удивленно переспросил я, – а один литак – это сколько? – И пояснил: – Ты прости, но я даже представления не имею о такой временной величине».

Статуя внизу замерла, и мне показалось, что она и сама удивлена.

«Это же ваше летосчисление», – ответила она.

«Э… – произнес я, – давай так. Ты пока меня не будешь убивать, а я выйду, и ты посмотришь на меня, а потом скажешь, точно мы или подобные мне с тобой раньше встречались, или нет!»

Что-то начало созревать в моей голове подозрение, что этот самый литак – какая-то до неприличия большая величина. Сродни миллиону лет, или даже больше.

«А если это были похожие на тебя?» – пришел вполне закономерный вопрос.

«Ну, – я мысленно пожал плечами, – будем и дальше пытаться прибить друг друга».

Несколько мгновений молчания, а потом спокойный ответ:

«Хорошо. Я обещаю, если я тебя еще ни разу не видела, то тебя не убью».

Опа, клятва истинная. Над головой девушки внизу вспыхнул легкий голубой огонек.

«Спускаюсь», – передал я.

«И ты мне поверил?» – пришел удивленный вопрос.

«Ну, ты же пообещала», – сказал я в свою очередь.

Несколько мгновений живая стихия обдумывала мой ответ.

«Те бы нам никогда не поверили, без данного слова силы. Хорошо я жду». И статуя замерла.

Только вот я уже стоял позади нее.

Не только она умеет пользоваться ментальными энергиями. Кое-чему пришлось научиться и мне. Жизнь, ну, или вернее – смерть, заставила.

– Да, я вообще-то стою позади тебя, – уже вслух говорю я этой ледяной девушке.

Хм. А лед умеет удивляться? По крайней мере никак иначе это выражение на ее лице я истолковать не мог. Огромные полуоткрытые глаза, с изумлением смотрящие прямо на меня.

– Ты кто? – только и спросила у меня эта воплощённая в жизнь стихия.

– Я так понимаю, что вопрос о нашем предыдущем знакомстве снимается? – констатировал я, глядя в ледяное лицо девушки.

Она медленно кивнула головой.

– Честно говоря, даже и не знаю, скажет тебе хоть о чем-то самоназвание нашей расы. Я человек, и тут много похожих на меня в той или иной степени. Но в основном у нас у всех подобный фенотип.

– Ты похож на ильдов, – констатировала ледяная статуя, – только в тебе течет жизнь, а не как в них, огонь и тьма.

– Э… – и я опять посмотрел на статую, – понятия не имею, кто такие ильды.

– Я так и подумала, – сказала девушка.

И она медленно огляделась вокруг, а потом прикрыла глаза.

– Вся жизнь на этой станции, они подобны тебе? – спросила она.

– Ну, в большинстве своем.

– Понятно, есть небольшие отклонения. Но ваши ментальные поля очень схожи с нашими врагами. Вернее всех тех, кого я вижу. У тебя же поля нет. Однако ты точно маг. Я могла с тобой общаться. Скрываешь его? – И она пристально вгляделась в меня. – Нет, у тебя его нет. Как и силы. Но ты уверен, что сможешь меня убить. Откуда?

Я задумался, а потом вдруг наобум спросил:

– Тебе знакомо имя Дааг?

– Бог смерти, – даже не колеблясь, ответила мне девушка, – когда я видела его последний раз, он как раз искал себе очередного ученика.

– Ну, – и я посмотрел на эту стихию, в разумности которой у меня сейчас не было никаких сомнений, – я вроде как один из его учеников.

Девушка с не меньшим, чем буквально мгновение назад, когда увидела меня впервые, изумлением посмотрела на меня и сейчас.

– Ты не похож на драгонита, – констатировала она.

– Ну да, – ухмыльнулся я, – не такая чешуйная шкура да пасть поменьше.

Она пригляделась.

– И на тебе нет его метки. По ней можно узнать любого его ученика.

– А что за метка? – поинтересовался я.

– Вот, – и стихия показала мне свое плечо.

Сначала там ничего не было, а потом проявился еле видимый символ косы, под которым проявилось имя.

– Иила, – прочитал я вслух.

– Ты и правда его ученик, – удивленно произнесла она, – но почему на тебе нет его метки?

А до меня наконец стало доходить, с кем же я встречался в его мирах.

– Так все, кого я видел, это те, кто смог пройти его обучение?

– Ну да, – спокойно кивнула девушка, – он же говорил, что там у него собраны только лучшие убийцы всех миров и времен, а почему ты спрашиваешь?

– Я там видел тебя, – ответил я девушке, – то-то мне показалось, что они очень похожи. А, как оказалось, они не просто похожи, это именно твой образ, который он, скорее всего, и снял, пока ты была у него. – И я вновь посмотрел на нее. – И что теперь делать? Я даже не представляю, кто ты такая, сколько времени прошло с тех пор, как тебя поместили в этот самый саркофаг! И вообще откуда ты? Я не знаю, куда тебя отправить и как тебе помочь? Может, сама что подскажешь?

– Не знаю, – взвешенно ответила скульптура, – все, что мне нужно, есть в любом месте. Конечно, тут не очень комфортно, но я думаю, можно найти планету с подходящими для меня условиями. А вот сколько времени… – И она резко развернулась. – Идем, я тебе покажу тот саркофаг, в котором меня держали. Возможно, он тебе что-то скажет. Правда, я его разрушила, чтобы им никто больше не смог воспользоваться. Но детали разглядеть можно.

Ну, коль она переключилась с желания убить всех и вся и перешла ко вполне конструктивному диалогу, то почему бы и нет?

Кстати, а почему она мне доверяет? Это я и спросил.

– Так у нас один учитель, – как само собой ответила она, будто этим все было сказано. – Да, – неожиданно она повернулась в мою сторону, – а на сколько лет ты застрял в его мире?

– Не знаю, – честно ответил я, – вроде сорок пять тысяч лет. Если тебе это что-то скажет.

– Сорок пять, – поражённо посмотрела она на меня, – я оттуда выбралась через семь тысяч. Слышала о тех, кто там пробыл двадцать. Но сорок пять. – И вдруг она шагнула ко мне. – А сколько смертей тебе потребовалось, чтобы убить меня?

Я вгляделся в глаза девушки.

– Порядка пяти сотен.

Она кивнула головой.

– Значит, мне с тобой не справиться, – как само собой произнесла Иила.

И пошла дальше, я же сделал несколько шагов вслед за нею. И вдруг резко остановился. До меня только что дошло, что мы сейчас спокойно оперировали одними и теми же временными величинами.

– Иила, – негромко сказал я, – а если в годах, то сколько ты находилась в саркофаге?

Она медленно повернулась в мою сторону.

– Полтора миллиарда лет.

– Обалдеть, – только и констатировал я, глядя на нее, а потом добавил: – Я так понимаю, что искать твоих родственников не имеет смысла. Если они и существовали когда-то, то очень-очень давно.

Девушка медленно кивнула мне в ответ.

– Даже с нашей продолжительностью жизни никто не прожил бы столько. Разве что такие же пленники, как и я.

Хм. А вот это интересно.

– Идем, посмотрим на твой саркофаг все-таки, – сказал я девушке, – возможно, кто-то встречал подобные. Твой же откуда-то выпал.

Я не стал ничего говорить про ошейники-подавители, но и их где-то откопали. А если предположить, что источник их появления находится где-то в одном месте. Там же, к примеру, где был найден мой кристалл с базой «Универсальный бой», благодаря которому я и попал в мир Даага.

– Да, – согласилась Иила.

И мы повернули в обратную сторону.

Теперь, не ослепленная жаждой мщения, она осматривалась вокруг.

– Вы и дома выстраиваете, как ильды. Они тоже любили металл и пластик. А мы не любим. И жили на планетах. Но чтобы общаться, приходилось пользоваться силой и прилетать к ним. Открывать порталы или пользоваться тайными тропами, как на планетах, так и между звезд.

Я же пораженно уставился на нее.

– Так вы все-таки маги?

Она равнодушно пожала плечами.

– Мы сила. И управляем силой. А вот ильды были магами.

И Иила вновь посмотрела на меня.

– А вот кто ты, не понятно. Но ты мог говорить со мной, как маг. И ты чувствуешь силу. Меня же ты нашел. – Она задумалась. – Можно попробовать передать тебе мои знания и посмотреть, сможешь ли ты стать магом.

И девушка вопросительно посмотрела на меня.

– Хочешь попробовать?

Я же с удивлением поглядел на нее в ответ.

– И ты готова просто так передать свои знания мне?

– Это благодарность. Я так поняла, что лишь благодаря тебе и твоему отряду меня и освободили. Да к тому же ты не стал меня убивать. Хотя и мог. – И она еще раз посмотрела на меня. – Ты странный. Любой ученик Даага постарался бы меня убить.

– Ага, – кивнул я, – я помню. Он мне тоже не раз об этом говорил. Но я ему отвечал другое.

– Что? – вопросительно посмотрела на меня Иила.

– Лучший бой – это бой, которого не было.

Она прошла еще несколько шагов, а потом посмотрела на меня.

– И ты сумел пройти обучение у Даага?

– Да, – пожал я плечами.

– Тогда ты еще более странный, чем я о тебе думаю, – заключила девушка, и мы вошли с нею в какое-то здание. А еще через несколько минут она показала мне на кучу каких-то обломков.

– Это то, что осталось, – произнесла она.

Я же с интересом разглядывал обломки.

«Кира, проводите сканирование», – отдал я приказ искину.

– Кто такая Кира? – с интересом посмотрела на меня девушка.

«Э… Я ведь вроде мысленно команду отдал», – оторопело посмотрел я на нее.

– Ты до сих пор не разорвал канал между нами, поэтому я слышу те мысли, которые ты отправляешь вовне, – поняв, что меня смутило, произнесла Иила и повторила вопрос: – Так кто такая Кира?

– Вот, – показал я себе на руку, – моя помощница.

– Устройство? – уточнила она.

Я кивнул, подтверждая.

– Хм, – протянула девушка, – были когда-то не очень сильные существа, они тоже использовали разные технические устройства. Но я, если честно, с ними ни разу не пересекалась, мне о них рассказывали знакомые ильды. Они были нашими основными союзниками и поставщиками информации. До тех пор, пока не началась война.

= Сканирование завершено, – доложил искин, – провожу восстановление фрагментов. Запускаю поиск по базе.

– Все, я тут закончил, – сказал я девушке, – можем отсюда выбираться.

Она мне кивнула.

– Хорошо. Пошли.

Я согласился с нею и показал в направлении выхода из уровня.

– Там мои друзья, не хотелось бы, чтобы вы поубивали друг друга. Вернее, чтобы ты поубивала их. Так что держись ко мне поближе. Я их предупрежу сейчас, что мы идем.

Иила кивнула.

Я же связался с Кургом.


Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Пелена | Перешагнуть пропасть. Книги 1-6 | * * *