home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Пелена

– Вроде это как раз то, что я и жду, – пробормотал я себе под нос, рассматривая швартующийся в доке агарский крейсер. «Странно, что они прилетели сюда в одиночестве, – подумал я, глядя на причалившее судно, – обычно, такие большие шишки, как о нем думал аграф, да еще и с такой суммой на руках, предпочитают передвигаться по территории Фронтира в большей безопасности, чем на одиночном судне».

Но только я на это обратил внимание, как в док влетело еще шесть кораблей, вернее – судов поддержки, два легких крейсера и четыре средних рейдера.

«Вот теперь все в порядке, – посмотрев на причалившие космические корабли, констатировал я, – вся команда в сборе, и ничего не выбивается из общего шаблона поведения, а то это было бы странно». Поняв это, я стал анализировать обстановку. Два крейсера поддержки. К этому нет никаких вопросов. Хорошее вооружение и защита. Но оба производства Республики Корпораций.

Почему, интересно? Ведь головное судно все равно агарское или?…

Да, возможно, эта, так сказать, шишка не брезгует еще и пиратством. И тогда становится понятным их предпочтение вместительным крейсерам торгашей. И вооружение, достаточно внушительное для территории Фронтира, а также грузоподъёмность, которой нет ни у одного другого типа судов. Единственный недостаток – это их медлительность и неповоротливость.

Но теперь понятно и наличие дополнительных шустрых средних рейдеров. Эти мелкие и относительно проворные суда как раз и предназначены для того, чтобы отсечь всякую мелкую шушеру и не дать ей прорваться вплотную к корпусу какого-то из крейсеров.

К тому же в подтверждение моей теории я заметил на одном из больших кораблей явно еще и несколько взводов охраны, которую вполне можно переквалифицировать при определенном желании в достаточно сильную абордажную команду. Наличие на одном из кораблей достаточно большого количества людей я смог определить сразу по присутствию там однотипных метрических матриц, превышающих численность стандартного экипажа корабля и звена охраны, даже усиленного. К тому же их однотипность натолкнула меня на определенные выводы.

«Это клоны, – догадался я, – а значит, и правда, агарцы». Однако, вот что странно, когда я проверял корабли на наличие там экипажа, выплыл и еще один факт. Самый вроде бы неприметный средний кораблик был помимо всего прочего защищен еще и ментально. То есть, по идее, если бы это был не я, то этот рейдер сразу бы и не заметили, вернее, на него бы, в принципе, не обратили внимания. Ведь сканирующие системы не смогли бы определить точное количество пассажиров на его борту. И это подозрительно.

Я тоже, без взлома этой защитной структуры, не мог сказать, сколько и кто там внутри. Однако уже само наличие подобной защиты на каком-то из второстепенных судов навевало своеобразные мысли и заставляло задуматься. И было у меня подозрение, что того, кто мне нужен, на других судах нет. К тому же этот столь нестандартно реализованный подход к обеспечению маскировки и сокрытию численности людей в команде уже сам по себе вызывал определенный интерес.

Ждем дальше. У аграфа, как я понимаю, должна быть назначена встреча с этим господином сегодня ночью. Но время особо, из тех же воспоминаний, регламентировано не было. А значит, при необходимости встречу можно было сдвинуть как в ту, так и в иную сторону.

Что еще мне известно? Знакомы они не были. Это точно. В памяти аграфа не было даже примерного представления образа того, с кем он должен был встретиться. И к тому же этот пират был уверен в том, что и сам его покупатель ничего не знает о нем.

Я воспроизвел в памяти часть их прошлых переговоров, и так выходило, что этот священнослужитель даже не был в курсе того, что разговаривает с аграфом, так как несколько раз обращался к нему как сын мой. А ни один, даже самый религиозный фанатик из агарцев не стал бы осквернять свою душу и мысли подобным обращением к неверным, коими они считали всех, отличных внешне от них самих.

Так что он точно не знал о том, кто ему нужен. К тому же предварительно о встрече они должны были договориться, связавшись друг с другом.

Вот и получается, что мне повезло и они ни разу не встречались до этого, а теперь я при встрече мог выдать себя за аграфа. Но когда это сделать? Связаться с покупателем из Содружества?

Обдумываю новый вопрос. И по здравому размышлению у меня выходит, что можно было не откладывать и отзвониться прямо сейчас. Все равно аграф должен был разослать своих людей следить за доками, и он бы узнал о прибытии нужного ему человека, как только окажется на станции. И если агарец не глуп, то он прекрасно это понимает.

А поэтому я нахожу в памяти погибшего пирата нужные контакты и связываюсь с этой самой шишкой из Содружества, вернее из Агарской империи.

– Я смотрю, – даже без приветствия или какого-то выяснения личности практически сразу с той стороны ответил мне агарец, – что вы уже в курсе нашего прибытия?

– Да, – не стал отнекиваться я, – когда и как проведем обмен? – Коль задан такой тон, то необходимо его поддерживать.

– Я должен удостовериться в том, что это действительно сполотка, – все так же не раздумывая, будто по заготовленному, сказал агарец, – для этого мне необходимо провести экспресс-тест ее ДНК и ментального поля. Если он подтвердит ваши слова, я вам там же передам деньги.

– Хорошо, меня все устраивает, – согласился я и назначил для встречи офис того посредника, откуда только недавно ушел, – вас устраивает? – уточнил я на всякий случай.

– Да, – подтвердил встречу агарец, – буду у вас через полтора часа.

Так, а вот это уже странно. Во-первых, он даже не попытался изменить место встречи, хоть как-то обезопасив себя. И, во-вторых, зачем откладывать встречу? Наоборот, нужно было сменить место и назначить время встречи как можно раньше, чтобы не дать мне подготовиться к ней.

С его-то численным перевесом при обычных условиях это дало бы существенное преимущество. Однако он отказался, казалось бы, от своего беспроигрышного варианта. И это было странным. Но посмотрим, что будет.

– Жду, – ответил я ему и отключился. А уже через десять минут выяснил причину этой отложенной встречи и его спокойной реакции. Из крейсера выбрались прибывшие на нем бойцы и направились в глубь станции. Всего тридцать два хорошо вооруженных солдата. И отправились они или подготовиться к встрече, или сразу зачистить всю местность.

И что-то подсказывает мне, не получил бы аграф обещанных денег. Ну, или получил, если бы подготовился к встрече более основательно и заранее.

Но вот плохо то, что эти головорезы сейчас прочешут местность и найдут оставленные там трупы вампиров и посредника. Мне же необходимо, чтобы эта неизвестная агарская шишка начала и сама активно действовать и выбралась из своего запечатанного кораблика. А потому слегка поторопим события и снова свяжемся с ним.

– Да? – теперь голос был уже не так вальяжен, как при первом нашем разговоре. – Что нужно? – осторожно спросил агарец.

– Господин хороший, я, возможно, и идиот. Но не полный, – сразу сказал я, – нас уже в условленном месте нет. Так что можете отзывать своих людей обратно. Не думаю, что мы с вами сторгуемся. Тем более мне поступило и еще одно предложение. Не такое выгодное, конечно, как сделали вы. Но, по крайней мере, нам не придется иметь дела с толпой отъявленных головорезов.

Ага. На том конце провода, вернее канала мыслесвязи, замолчали. И я, даже сам не знаю откуда, почувствовал, что неизвестный начал ощутимо нервничать. Похоже, все-таки деньги у него были, причем выделены они были именно под эту сделку, но неизвестный явно хотел сэкономить и, скорее всего, разницу положить к себе в карман.

– Хорошо, – как-то напряженно спросил он, – что вы хотите?

– Все то же, – ответил я, – мне необходимы мои деньги, ну а то, что нужно вам, вы и так знаете.

– Я понял, – произнес агарец, – но мне необходимы гарантии. Где мы сможем встретиться? Условия все те же. Я должен удостовериться в том, что это именно сполотка. Про тесты, которые мне нужны, я уже говорил.

В то, что этот агарец не отступит, я не сомневался, но вот действовать он начнет уже более изобретательно.

– Склады на седьмом уровне, – вспомнил я про загоны для рабов, – можем встретиться там. – И на всякий случай предупредил его. – Мои люди контролируют как ваш отряд, так и док, где вы пришвартовались. Поэтому я сразу узнаю, если вы что-то задумали. Жду тридцать минут. Потом передаю товар в другие руки.

– Меня все устраивает, – ответил агарец, – мы выдвигаемся.

И он отключился. Я же стал думать над тем, какое решение он примет. Если все-таки победит страх перед своим боссом, то он выдвинется на встречу, если же победит жадность, то он что-то постарается придумать.

Все-таки победила жадность, и он постарался что-то придумать.

Толстенький невысокий священнослужитель канцелярии Агарской империи нервно метался по небольшой каюте своего личного корвета, на который ему предложила пересесть его неизменная пассия.

– Дорогой, – спросила молодая, очень красивая и стройная полуобнаженная девушка, сидевшая в кресле второго пилота, – что-то случилось?

Всех остальных из капитанской каюты священнослужитель выгнал, он не хотел обделывать свои делишки при посторонних. Доверял он только ей, той, которая и помогла ему достичь столь больших высот за столь короткое время.

– Этот смерд, – нервно проговорил священнослужитель, – нас раскусил. Он знает о том, что я послал за ним своих людей.

– Ну, а ты что хотел, дорогой, – мягко спросила у него девушка, – что он оставит наш корабль после прибытия без присмотра? Ты привык к той покорности и правилам, что привиты гражданам Содружества и Империи. Но тут Фронтир. Местные жители не доверяют даже себе.

– И что делать? – с надеждой посмотрел на нее этот, по сути, еще молодой, но уже обрюзгший и располневший человек, с лицом привыкшего к вседозволенности и неприкосновенности священника Агарской империи, государства, где только они одни и чувствовали себя свободными и независимыми ни от чьей воли.

И сидящая в кресле пилота красавица не подвела его, похоже, и сейчас у нее созрел какой-то план. Никто не знал о том, что за всеми идеями и мыслями этого «перспективного» в иерархии их церковной лестницы священнослужителя стоит его любовная игрушка, которую он когда-то вытащил из застенков святой инквизиции. Вернее, он думал, что вытащил ее.

– Воспользоваться тем, что нам известно о его недоверии к нам, – сказала девушка и сразу же спросила: – Он уже назначил встречу в другом месте?

– Да, – закивал толстячок головой, – и времени нам дал очень немного. Наши люди не успеют прочесать и оцепить то место.

Девушка поднялась из кресла и с грацией какого-то хищного животного подошла к толстяку, покачивая бедрами, а потом прижалась полной грудью к его спине, наклонилась к самому его уху и прошептала:

– А этого и не нужно.

Тот удивленно развернулся в ее сторону. Девушка же, все так же мягко улыбнувшись и проведя рукой по его щеке, продолжила:

– Отправь на встречу с ним меня и моих парней. И товар уже через полчаса будет у тебя.

– Ты уверена, что справишься? – посмотрел на девушку агарец.

– Дорогой, – и эта странная красотка, служившая после освобождения ему с какой-то маниакальной преданностью, очень мило улыбнулась, – ты все еще сомневаешься во мне и моих способностях?

И от ее голоса, который, казалось бы, должен был покорять и расслаблять, наоборот, потянуло угрозой и смертью.

– Нет, что ты, – истерично замотал головой толстячок. Он давно подозревал, что его постельная игрушка не просто так оказалась в застенках инквизиции. Однако выгоды, которые он получал, удерживая ее подле себя, перевешивали все те страхи, которые иной раз накатывали на него при общении с ней.

– Ну, вот и замечательно, – промурлыкала девушка, еще раз проведя рукой по щеке агарца. Только вот сейчас никакого желания это ее движение у толстяка не вызвало, его трясло от еле сдерживаемого ужаса и страха.

– Дорогой, – добавила девушка, видимо наслаждаясь этим его состоянием. После чего еще раз провела своими ноготками по его щеке, а потом слегка кольнула его в шею.

Кадык толстяка заходил ходуном, и он весь покрылся потом, наблюдая за девушкой. А та, будто ничего не замечая, сделала шаг к нему и, слизнув капельки пота с его щеки, мягко промурлыкала в его ухо:

– Я скоро вернусь, господин…

Только вот в такие мгновения не было понятно, кто из них господин, а кто рабыня. Настолько напуганным выглядел священнослужитель, но тем не менее он кивнул головой в ответ.

– Я буду ждать, – мелко затрясся он.

– Хорошо, – уже совершенно спокойно, будто и не было этой странной игры, произнесла девушка, а потом, немного подумав, добавила: – и отзови своих людей. Нечего им тут ошиваться у всех на глазах.

– Да, – кивнул толстяк. И быстро, явно боясь расстроить или как-то вызвать гнев девушки, связался с командиром его личной ударной группы.

Сама же она все так же с какой-то странной и ожидающей улыбкой продолжала следить за метаниями толстяка. Только вот в ее глазах плескались тьма и пустота.

– Я все сделал, – произнес священнослужитель, как только отдал приказ.

– Я поняла, – ответила ему девушка и уже сама связалась с кем-то через нейросеть.

А еще через пять минут самый маленький рейдер покинуло всего семь человек, среди которых можно было четко различить какую-то девушку, облаченную в средний боевой скафандр.

«Черт – подумал я и еще раз посмотрел на покинувший корабль отряд, – что-то больно много вас на квадратный сантиметр. Плюнуть некуда, чтобы в кого-нибудь интересного и занимательного не попасть». Хотя, если пораскинуть мозгами, тут все вполне логично. Именно вы интересуетесь всеми ментально активными существами, да еще и настолько редкими, как сполоты. Так что и не удивительно, что, в конце концов, именно вампиры, охотящиеся за подобной редкостью, и появились здесь.

Кстати, я уже выцарапал информацию из нескольких их голов, но так и не задался таким простым вопросом: а зачем же вам такие существа? И ответ на него мне очень не понравился.

Вампиры их, вернее всех нас, ели. В прямом и переносном смысле. Мы все для них корм, в той или иной степени. Но вот существ, обладающих запасом внутренней ментальной энергии, они используют еще и в другом качестве. Они нужны им в качестве своеобразных ментальных батареек, из которых они постепенно выкачивают всю их силу, вместе с жизнью. И это гораздо хуже, чем простое убийство. Это постепенное отделение ментального поля от любого существа и его поглощение. При этом весь процесс сопровождается сильнейшей как физической, так и ментальной болью, которую ощущает сознание.

А вот сами вампиры за счет этого растут в силе, возможностях, у них открываются новые способности, которые они осваивают. И главное, от этого зависит их место в клане и долголетие. Вампиры не вырабатывают собственную ментальную энергию и не умеют поглощать ее из вне, как многие другие существа. Накапливать они ее способны лишь таким образом, поглощая у тех, кто ею уже обладает. Это реальные вампиры. Энергетические, как их можно только представить.

И именно с ними меня свела судьба тут, в Содружестве. Кстати, по их же легендам, как я понял, сами они не местные и попали сюда когда-то очень давно из совершенно иной реальности, откуда их изгнали именно маги. Поэтому понятно, почему они так сильно опасаются магов и стараются бить только в спину, пользуясь своими способностями к перевоплощению и идеальной имитации.

Однако теперь я, немного разобравшись в их жизни, не мог понять другого. Из-за чего вампиры стали так нагло действовать от имени Агарской империи, да еще и против одной из основных рас Содружества. И ответ стал очевиден. Им зачем-то очень нужна сполотка. До такой степени, что они готовы ради нее выйти из тени. Хотя, по идее, если все организовать правильно, то можно все сделать так, чтобы им это ничем не грозило, по крайней мере какое-то время.

Но, как я понимаю, они так и так собираются рубить за собой концы, уничтожив как продавца, так и покупателя, вернее, того его представителя, с которым я и общался.

«Интересно, – задумался я, следя за вампирами, – это кто-то из них или нет». Хотя нет, в группе были лишь они одни. А мне почему-то показалось при разговоре, что со мной говорил именно человек. «Да, – вдруг на меня накатила волна уверенности, – я общался с человеком». Значит, вампиры используют его втемную или заказчик также вампир, просто сам человек не знает, на кого он работает, а эти присланы с ним, чтобы все прошло нормально и без эксцессов.

«Хм. Да, эта версия выглядит более правдоподобно», – констатировал я. К тому же кто-то должен осуществлять прикрытие всей этой операции, вернее организации покупки сполотки со стороны агарцев. А коль она так важна и нужна вампирам, то это дело они могут поручить только кому-то своему. И именно поэтому выбран этот неизвестный агарец, в окружение которого внедрены вампиры, и именно они контролируют, скорее всего, всю его деятельность. Не удивлюсь, если только благодаря им он и достиг всех своих высот.

Хорошо, идем на встречу с ними. Не думаю, что сейчас агарец нас ослушается. Он боится потерять наш мнимый «товар» и, вероятнее всего, уверен в тех, кого послал туда.

Быстро бегу тайными тропами вниз. Вампиры, судя по их изредка засвечивающимся аурам, выбрали самый простой и известный маршрут. Его недостаток в том, что он не самый быстрый. Тогда как у меня есть возможность добраться на уровень с загонами гораздо быстрее.

Спускаюсь на подъёмнике. Несколько десятков шагов. Запрыгиваю в технический туннель, скатываюсь по лестнице. И вот я на месте.

Тут, конечно, не фешенебельный уровень, но роботы-уборщики уже навели порядок, и практически ничего не напоминало о прошедшей несколько часов назад схватке с работорговцами. Так, ну и что нам нужно? Ага, они никого не будут искать. Это очевидно. Если они сами вызвались идти сюда, а в этом я почему-то совершенно не сомневаюсь, то они полностью уверены в своей силе.

Что еще? Ничего необычного. Все они такие же боевики, с которыми я уже сталкивался ранее. Но тут или они нас недооценивают, а с их природной паранойей этого просто не может быть, либо у них есть для нас какой-то сюрприз. И, скорее всего, он или технический, или магический.

Технический по матрице и не отличишь. Если же это был какой-то не активированный артефакт, то его тоже очень сложно засечь, особенно, если его предварительно замаскировать.

Чему бы я доверился в их случае? Вампиры – это, по умолчанию, раса магов, а значит, они больше тяготеют именно к таким вот магическим штучкам, как, например, артефакты. И мой «псион» прямое тому подтверждение. Значит, будем исходить из того, что так оно и есть. Но нам бы еще перекрыть возможность сообщить о засаде, которую тут на них устроили.

На корабле не должны знать о том, что произошло. И с этим я как раз таки прекрасно справлюсь. Не знаю, зачем я так и таскаю с собою свой старый и затасканный рюкзак, попавший в этот мир еще вместе со мной и надеваемый мною практически на автомате, что не раз вызывало недоуменные взгляды у окружающих. Однако я эти взгляды благополучно игнорировал. И вот, в кои-то веки его содержимое, то, что там все еще валяется, может быть мне хоть как-то полезно.

И я вытащил из него практически забытую мной глушилку, которая попала ко мне в руки, еще когда я спас Элину. Так, только вот мне нужно небольшое помещение, чтобы его полностью накрыло поле подавления всех частотных передач, сгенерированное глушилкой.

Но есть и еще одна проблема, надо бы, чтобы это помещение было защищено от внешнего ментального сканирования. Только вот тут таких нет, и вампиры сразу просекут, что там никого нет.

И я еще раз оглядел весь уровень, а потом усмехнулся. Ага, оно может быть защищено или давать такой мощный засвет, что на его фоне невозможно понять, а что же там находится на самом деле. И я кажется знаю, где есть подобное место.

После чего я, усмехнувшись, направился в нужную сторону. Надо еще успеть подготовиться к встрече. А судя по приближающимся аурам вампиров, они были уже недалеко.

– Главная, это здесь, – сообщил один из воинов, подчинённых Лоргане.

– Я знаю, – спокойно сказала она и указала в сторону ожидающего их недалеко от входа на уровень молодого парня в среднем скафандре. Тот совершенно спокойно стоял и смотрел на них.

– Ну, – крикнул он, обращаясь к девушке, – мы как, идем, или вы так и будете стоять?

Лоргана ничего не понимала. Она не чувствовала и не ощущала стоящего напротив нее парня. Это же по нейросети передал ей и их поисковик, самый чувствительный из них.

– На нем какая-то защита, – сообщил он, – я с подобным не сталкивался, но его как будто тут вообще нет.

Лоргана же задумалась над совершенно иным. Если они не чувствуют даже того, кто стоит прямо напротив них, то что уж говорить о тех, кого они не видят. Тут их может оказаться сколько угодно.

– Командир, тут может быть засада, – как раз и озвучил ее мысли поисковик.

Женщина незаметно подала всем знак «быть наготове» и двинулась в нужную сторону. У них была продуманная возможность повернуть ситуацию в свою пользу.

– Веди, – повелительно сказала она парню, когда подошла чуть ближе. Тот будто лишь этого и ждал, развернулся в обратную сторону и пошел куда-то в глубь уровня.

– Там сильная ментальная аномалия, – неожиданно сообщил ей поисковик, – не могу разобрать ее природу. Но направляемся мы именно к ней.

– Поняла, – ответила ему Лоргана. А уже через десяток шагов и сама почувствовала необычно сильное присутствие ментальных энергий где-то в двухстах метрах впереди.

– Это сполот? – спросила она через нейросеть у поисковика.

– Не знаю, – ответил тот, – к нам не попадало представителей их расы. А их посольства, те, что мы пытались проверить и просканировать, всегда защищены. Так что однозначно ничего утверждать нельзя. Однако выброс ментальной энергии очень силен. Но никто реально не знает истинных сил и возможностей сполотов. Может, это и является их нормой. Ведь это наиболее сильные ментально активные существа в Содружестве. Ну, за исключением различных метаморфов. Но их достаточно легко отличить, если знать, на что смотреть. Это же что-то другое, – и на пару мгновений поисковик замолчал. – Правда засеченный источник ментальной энергии несколько странный.

– В чем странность? – сразу поинтересовалась Лоргана.

– Такое ощущение, что он или локализован, или значительно ограничен, не знаю, – задумчиво протянул ее подчиненный.

Женщина же задумалась.

– Это не может быть последствиями воздействия одного из ментальных подавителей? – спросила она. – Ведь не могут же они держать настолько сильного мага просто так, даже не защитившись от его воздействия.

Теперь задумался их поисковик.

– Да, это вполне возможно, – и что-то прикинув в уме, он продолжил: – Если такой мощнейший источник силы постараться накрыть сдерживающим полем, то вполне возможен подобный эффект. Но это опять же лишь рассуждения. Реально, настолько сильных ментальных существ нам еще не попадалось. Ну, или мы о них не слышали, если другие кланы передают нам всю имеющуюся информацию.

Лоргана мысленно усмехнулась.

– И не надейся. Никто и никогда не поделится столь ценными сведениями. Даже то, что мы имеем возможность перехватить живого сполота, идет под крылом главы клана. И всех, кто хоть как-то замешан в эту операцию, кроме непосредственных членов нашего клана, будут зачищать.

– Я понял, командир, – ответил ей поисковик.

Между тем они уже практически приблизились к нужному небольшому зданию.

– Это там, – сказал парень и показал вперед, – пойдете вместе или кто-то один?

– Все, – безапелляционно произнесла Лоргана.

– Ваше право, – равнодушно пожал плечами парень и начал открывать двери.

Самой же девушке постоянно казалось, что за ними кто-то следит.

– Поисковик, у тебя есть что-то?

– Три источника внимания со спины, но выделить их точное местоположения я не могу. И еще кто-то в самом здании. Но тоже не ясно.

«Вот же тарковы людишки, и откуда у них только эти маскировочные амулеты?» – мысленно произнесла главная.

– Лоргана, – сказал ей один из наиболее рассудительных бойцов ее отряда, – нужно будет оставить кого-то из них в живых и допросить.

Она передала вопросительные нотки, и боец пояснил свой интерес.

– Клану будет важно узнать, что это, как работает и откуда они все это достали? Но главное, я, конечно, не уверен, но, как мне кажется, это сделано как раз против таких ментально чувствительных сканеров, как мы.

«Согласна», – мысленно поддержала предложение своего тактика Лоргана.

– И еще, – дополнил он, – если это возможно, необходимо будет собрать все подобные артефакты. Так мы будем не менее опасны, чем «воины-тени».

Женщина задумалась.

– Если будет время, то сделаем, – дала она свое согласие и на это предложение.

К этому времени парень наконец разобрался с дверью и открыл ее, а потом, даже не глядя на них, вошел внутрь.

«До какой степени равнодушный и совершенно спокойный этот человек», – Лоргана даже не знала, что среди этой расы встречаются подобные. Со стороны казалось, что его совершенно ничего не трогает. Или это результат принятия каких-то препаратов? Но парень не был похож на наркомана. И это странно. Он, и правда, совершенно не переживал и не беспокоился за свою судьбу, будто знал, что с ним ничего не произойдет.

«Так он находится под сильнейшим внушением», – сообразила наконец женщина, и подобное могли устроить лишь три расы: они сами, сполоты и аграфы.

«Неужели?» – и она поглядела на двери. В правдивость того, что там действительно может оказаться сполот, она верила все больше и больше. Ведь лишь аграфы вплотную контактировали с ними и знали, как те выглядят и какой силой они обладают. И вероятно, они единственные знали, как эту силу можно сдержать.

«Там», – радостно подумала Лоргана.

Между тем, они все зашли в небольшое помещение, вероятно, какую-то прихожую, дальше вела еще одна дверь, и сейчас парень старательно пытался открыть ее, но, видимо, что-то у него не получалось. Он уже повторно вводил код открытия. К этому времени в эту небольшую прихожую вошла вся группа.

– Готово, – наконец, впервые проявив хоть какие-то эмоции, произнес парень и нажал активацию кода открытия двери. И одновременно с этим произошло сразу несколько событий. Двери, через которые они вошли в помещение, мгновенно захлопнулись. Все небольшое помещение накрыло глушащее поле, перекрывшее им возможность пользоваться нейросетью как устройством связи. И последнее. Парень, стоящий около двери, внезапно пропал.

«Ловушка», – только и успела подумать Лоргана, как бесчувственной куклой завалилась на пол. Так же упали и ее тактик с поисковиком. И они не видели, как, словно из воздуха, возле каждого из бойцов ее отряда, материализовывался тот самый молодой парень и наносил несколько быстрых и точных ударов. Не видели они и того, как он ускользает из-под направленных в его сторону бластеров, как уходит от раскаленных плазменных зарядов, летящих в него. Как по какой-то странной и непонятной причине отказывают бластеры в руках бывалых и матерых боевиков одного из сильнейших ударно-штурмовых отрядов их влиятельного клана.

Когда оставшиеся в живых последние бойцы сообразили, что противник старается захватить их живыми, было уже поздно. Они успели убить лишь одного из младших десантников своего отряда, которого незнакомец подставил под выстрел, направленный в женщину. А сам следующим ударом куда-то в область шеи отключил и того самого боевика, что этот выстрел произвел.

«Интересно, купятся ли они на выбранную линию поведения?» – думал я, стоя у главного подъёмника и ожидая того момента, как из него выйдут вампиры.

Вот двери открываются. Бойцы из этих вампиров хорошие. Я видел, как действовали креаты в подобной ситуации. Так вот, при равных условиях эти вампиры раскатали бы их в тонкий блин. Теперь не оставалось сомнений, почему отправили именно их. Они лучшие, включая и ту, что выглядела как молодая и привлекательная женщина.

Так, вижу – заметили меня. Ну что же, начинаем играть.

Я выделил командира этой группы сразу. Это как раз и была та женщина или девушка, кто их разберет, тем более в таком нечеловеческом исполнении, как преобразившийся вампир.

Кстати, что странно. Той гнили, что была у посла, в этих существах не было. Я четко понимал, что они мои враги и что их нужно уничтожить любыми средствами, только передо мной воины, а не та мразь, что окопалась в посольстве креатов.

«Значит, и вы все-таки разные, – констатировал я очевидное, – и очень». Ладно, нечего отвлекаться.

– Ну, – крикнул я, обращаясь именно к девушке, – мы как, идем, или вы так и будете стоять? – И выжидающе посмотрел на нее, давая рассмотреть и себя, и окружающий нас пейзаж, а также проверить весь уровень. Ну, давайте, соображайте быстрее. Вот же я, стою перед вами. Ну, вы чего, вы же сплошные маги, что, никто не заметит той странности, которая есть во мне?

Ага, как ни странно, первым это заметил какой-то из вампиров, который шел позади всех, но практически с этим изменения прошли и в ментальном поле самой девушки, она тоже сообразила, что же не так.

Вот теперь играем дальше. Уж как создать напряжённость на определенном участке метрических матриц, я прекрасно знаю. И тут все очень интересно.

Для любого такое воспринимается как направленный на него взгляд. Проверено и не раз, и даже на себе. Так что и вампиры отреагировали как нужно.

Пока напряженность создаю слабенькую, для большего понимания ситуации. Мне необходимо, чтобы они предположили, что я тут не один.

Да, вижу. Начали оглядывать окрестности. Только ищите, не ищите, но никого не увидите, тут никого кроме меня нет. Но вы-то об этом не знаете, а потому это будет давить на вас еще больше. Да, только вот у вас есть какой-то козырь, вижу, что женщина, командир отряда, подала какой-то непонятный знак своим и они слегка подобрались. А от них пошла волна достаточно большой уверенности в своих силах. А это плохо.

Даже если в условиях такой неопределенности они уверены в себе и в своих силах, вернее в своем козыре, который припрятан у них в рукаве, то нужно сделать так, чтобы они им не смогли ни в коем случае воспользоваться.

– Веди, – подойдя ко мне, говорит женщина.

Я равнодушно разворачиваюсь и направляюсь в сторону того здания, где находится разрушенный саркофаг, в котором держали Иилу. И хоть девушки в нем уже давно нет, но магический фон от него такой, что пришлось чуть приглушить его, откачав немного ментальной энергии себе, иначе получается что-то больно уж мощное. А так вроде что-то и есть, но вот что, не понятно.

Идем. Сканер нейросети постоянно улавливает какие-то переговоры между вампирами, но взламывать их канал не стал. Это могут засечь, чего мне не хотелось бы.

Зато постоянно наращивал напряженность метрических матриц и по мере приближения к нужному строению увеличивал их число. С большей напряжённостью они и лучше ощущаются и идентифицируются. Теперь, те, кто более чувствителен, будут думать, что за ними постоянно следят несколько человек.

Так, попытался выяснить, у кого из них тот сюрприз, что они могут использовать. На то, что его может активировать каждый, не рассчитывал, иначе это был бы не сюрприз, а оружие, которым пользовались бы все. Поэтому выделил трех, наиболее сильных, магов. Это сама девушка и еще два вампира. У них у всех было наиболее развитое ментальное поле.

Поэтому, пока шли вперёд, параллельно подгонял под их метрические матрицы скрипты, парализующие тело. К тому моменту, как мы добрались до нужного здания, у меня все было готово. К этому времени, я смотрю, и вампиры стали больше оглядываться и вертеть головами по сторонам.

Тот последний, с самым развитым ментальным полем и, похоже, наиболее чувствительный из них, выполняющий роль сканера, постоянно контролирует их спину и окрестности позади отряда, но так ничего обнаружить и не может. Видимо, мой план сработал и заставил их достаточно нервничать, отвлекая внимание по большей части от меня. Я-то вон, иду перед ними.

Так. Но нужно сделать так, чтобы там, где я подготовил для них ловушку, они немного расслабились и почувствовали себя в чуть большей безопасности. А потому ввожу и еще один источник внимания и ожидания. Он должен находиться где-то внутри здания, и вампиры о нем должны догадываться. Они будут держать под контролем то, что не видят, но что могут ожидать, но никак не меня и то, что я для них приготовлю.

Хорошо. Перед тем как открыть двери здания, решил проверить еще кое-что, да и отвлечь их. Что-то они стали чересчур подозрительны. Похоже, с психологическим давлением я немного перестарался, так как заметил, что девушка, да и остальные вампиры в ее отряде, подобрались еще больше.

– Это там, – обратился я к ним и показал вперёд, – пойдете вместе или кто-то один?

И сделал я это не просто так. Необходимо было переключить их внимание именно на цель нашего пребывания тут, а то они заметят ловушку чуть раньше, чем это нужно. Не хотелось бы упускать их, а если кто-то уйдет, то сразу же свалит и агарец, а через него рано или поздно о том, что тут произошло, узнает и тот, кто послал сюда этих вампиров. А потому уйти и связаться с кораблем никто не должен был.

– Все, – весомо и не ожидая возражений, ответила женщина, что вообще-то мне и нужно было.

Именно на это я и рассчитывал. Оставь она хоть кого-то снаружи, провернуть все было бы значительно сложнее, но она заботилась об отряде и его целостности. И, возможно, о том, что их козырь не сможет прикрыть того, кто находится за пределами его поля действия.

«Хм. Так это какая-то защита?» – сам у себя спросил я. Но точного ответа у меня не было, хотя интуиция подсказывала, что я не очень далек от истины. Тем не менее, я достаточно равнодушно со всем старанием и спокойствием, на которое был способен, ответил:

– Ваше право.

И, похоже, как раз в этот момент очень сильно прокололся. Только вот не понял, в какую именно сторону. Я понял, что переиграл в безмятежность и равнодушие. Но ничего делать не оставалось. Нужно было продолжать, и потому я с еще более каменной отчужденностью и непробиваемостью прошел к двери и начал открывать ее. И это мое поведение как раз и убедило в чем-то девушку. Она мгновенно успокоилась и стала смотреть на меня менее настороженно, хотя общей бдительности не потеряла.

«Не понял? – удивился я. – Что собственно произошло?» Ответа у меня не было. Ну да ладно, разбираться некогда.

Вхожу внутрь. А теперь придется тянуть время, все вампиры должны оказаться в этой небольшой комнатке. Выбрал именно ее из-за размеров. Поле подавителя ее накрывало полностью. Связь отсюда при его активации была невозможна.

Делаю вид, что какие-то проблемы с активацией замка внутренней двери. Прием банальный, но вампиры на него купились. Психологическая подготовка не прошла даром. Они заинтересованы в том, что находится внутри. Их интересуют мои невидимые для них соратники. Они ожидают удара в любой момент. И ближайший противник их ждет за дверью перед ними.

Все, вампиры полностью в помещении. А теперь главное.

– Готово, – радостно произношу я. Чем временно привлекаю внимание к себе, никто не должен заметить закрывающуюся позади них дверь.

Все, можно сказать – я в центре внимания. Однако это только первый шаг, теперь сильный щелчок сзади, дверь захлопнулась, но этот звук нужен для другого. Резкое переключение внимания на вход в помещение.

И я ухожу в боевой режим. Резкий и быстрый шаг в сторону. Я знаю, что эти вампиры если и уступают мне в скорости, то ненамного. По крайней мере так было в прошлый раз, когда я столкнулся с их бойцами.

У стены стоит фальшпанель, ее со стороны входа не видно, но я проскальзываю за нее и исчезаю из вида, одновременно активируется глушилка, спрятанная прямо в центре комнаты.

А теперь скрипты. Щелчок сделал свое дело и заставил замереть вампиров на месте. И поэтому скрипты отработали, и те, кто мне необходим, свалились парализованными тушками на пол. Это хорошо, так и должно быть. Необходимо их вывести из-под удара.

Я бы потенциальные источники информации в случае их поголовной паранойи и постоянной жизни под покровом тайны и скрытой от людских глаз уничтожал в первую очередь и не надеялся на прошитую в мозги программу разрушения сознания. Иначе рано или поздно информация о них выплывет.

Так. Все, можно выскальзывать. Я как раз у другого выхода. Тут пара бойцов. Работаем по схеме выведения из строя и минимальных повреждений мозга. Вампиры должны прожить хотя бы то время, пока не закончится их допрос. Они все потенциальные источники информации, доступа к которой у меня до этого не было и быть не могло, а потому все они представляют огромную ценность.

Так, с первой двойкой справился без проблем. Связка быстрых ударов, и они уже оседают на пол. Следующий вампир среагировал на мое появление, но не успел выстрелить, осечка, которую бластерное оружие, в принципе, давать не может.

Другой успел отстреляться. Ухожу в сторону. И вырубаю того, у которого случилась осечка.

«Что такое? – удивляюсь я. – Почему нет следующего выстрела?» И я перевожу свой взгляд на последнего вампира. Я что, зря встал так, чтобы между мной и им было тело его напарника?

Нифига он не пропустил выстрел. Боец-вампир наконец осознал, что среди них нет ни одного убитого, и потому его бластер мерно разворачивается в сторону головы лежащей на полу девушки.

Толчок и тело противника, который стоит передо мной, отлетает вперед, прикрывая собой девушку и попадая под траекторию выстрела, я же смещаюсь вслед за телом, но слегка по диагонали. Вампиру нельзя дать сделать второй выстрел. Другого тела, чтобы прикрыть их командира от выстрела ее же бойца, у меня нет.

Все, я рядом с вампиром. Выкидываю руку вперед, и прямо из кулака вырастает тонкий и длинный шип. Сам бы я не смог дотянуться до него, хоть и был рядом, но дальше, чем на расстоянии удара. Однако выросший из кулака шип вонзился именно в нужную точку на его шее, парализовав противника.

Так. Теперь они все без сознания и лишь один труп. Проверяю. И прохожу между тел. Мне они необходимы хоть и парализованные, но в бессознательном состоянии. Так что еще семь ударов.

По прогнозу нейросети у меня есть больше двух часов. И этого времени мне хватит с избытком.

Сначала хотел отключить глушилку, но потом решил не рисковать. Отключу ее лишь на то время, когда буду вытрясать из них наличность, а пока пусть это помещение так и останется недоступным для открытия любого канала связи.

Так. Как вскрывать им мозги, я знаю. Скрипты у меня уже ест, и они отработаны. Тут даже править ничего не пришлось. Защита у них стандартная. Видимо, делал кто-то один, или это чья-то разработка, которую используют все. Первым делом командир, потом ее помощники и все остальные бойцы.

Схема и процедура стандартная. Но тут я попытался выяснить еще и все по их клановому устройству, организации их закрытого общества и прочую социологическую информацию, которую трудно было где-то найти. Большое внимание уделил тем базам знаний, что есть в их головах. Они должны быть уникальны, так как это совершенно иной тип мышления. По крайней мере, мне так кажется.

С этим я провозился где-то еще с полчаса. А теперь отключаю глушилку. Они сейчас не опасны и вряд ли, находясь без сознания, смогут с кем-либо связаться. После этого я списал все наличные средства со всех доступных им счетов. И понял, что пора заканчивать.

Правда, я не решил, нужны ли мне их нейросети, для того чтобы изучить их, или нет. Все-таки решил не тратить на это время, как оказалось, на корабль они должны были уже вернуться к этому моменту. А потому я просто по уже отработанной методике затер их воспоминания, выжег все нейроустройства.

Только вот я не понимал, зачем вообще это делаю, ведь я не собирался оставлять их в живых… Но почему-то мне казалось, что именно так правильно и надежнее всего. После чего обыскал все тела, собрал их имущество, в том числе и непонятный артефакт, который был оформлен в виде своеобразного грубого старинного браслета из непонятного зеленоватого металла и надет на руку девушки. Разбираться с ним пока не стал. Снял его самым простым и варварским способом, перерубив запястье, так как никаких защелок на нем не заметил.

Но как только он спал с руки этой вампирши, то сам почему-то раскрылся. Было у меня подозрение, что надень я его, и он так же плотно обхватит мою руку, но что-то делать этого пока не очень хотелось. Следовало сначала разобраться, а что же это такое.

Однако Кира пока этой информации не раскопала в том ворохе данных, что мы вытащили из вампиров.

Закончив, я понял, что делать мне тут больше нечего, и направился на выход. Чем мне начинала нравиться эта станция, так это тем, что в воспоминаниях всех тех вампиров, что уже удалось расковырять, говорилось о том, что тут не обосновалось ни одного их клана. А значит, и работать тут можно относительно открыто. Главное, заметать следы. Но с этим должны прекрасно справиться роботы-уборщики, которые достаточно скоро почистят этот уровень от тел, разбросанных тут.

Тут нет службы безопасности, куда бы они сообщили о найденных телах, происходи это на Рекуре-4. Так что это действительно практически вольная станция, где свою безопасность каждый должен обеспечивать сам.

Ну, а сейчас надо быстро топать к кораблям агарцев. И перехватить их до того, как они попытаются смыться со станции. Во-первых, это дополнительная информация, во-вторых, деньги, ну, и третье, это семь неплохих кораблей, которые, ой, как могут пригодиться Гирсу и местным. Правда, тут мне потребуется помощь.

– Гирс, – как только креат ответил, сразу отдал приказ я, – готовьтесь на выход. Будет еще одно дело. Подробности минут через тридцать-сорок. Боевые группы на тот момент уже должны быть готовы действовать.

– Понял, глава, – ответил мне креат и отключился.

Я же побежал в сторону основных доков, туда, где были ошвартованы суда агарцев.


Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Пелена | Перешагнуть пропасть. Книги 1-6 | Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Пелена