home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Пелена

В доке стоит семь кораблей. Коды доступа, благодаря вампирше, у меня есть. Но это лишь коды доступа для обычного экипажа. А мне необходим капитанский. Такой у нее был всего от одного корабля, того, где и находился приезжий агарец. А вот со всеми остальными придется поработать.

Тут я провозился еще около двадцати минут. Мне хватило того доступа, что можно было получить по идентификатору девушки, чтобы подключиться к системе. А уже с помощью специализированных наборов команд и заранее подготовленных модулей я повысил свой текущий уровень доступа до администраторского, считай капитанского. И только получив его я понял, что кое-какие планы мне придется менять.

«Не зря я вызвал сюда креатов», – констатировал я, глядя на полученную информацию. Ведь как оказалось, и это было очень плохо для меня, все суда у этих агарцев были мало автоматизированы, и управляемых дроидов на них практически не было. Что и не удивительно, агарцы предпочитали использовать клонов везде, где только можно. И в качестве ударных сил или полицейского контроля, тем более. Для них эти искусственно выращенные люди выходили значительно дешевле какой-то там техники, которую требовалось еще и создавать, модернизировать, разрабатывать или, не дай бог, закупать у кого-то, например, у тех же минматар.

Вот и получается, что мне еще в оба прошлых раза крупно повезло с тем, что я наткнулся на корабли с полным комплектом дроидов и мог их использовать в своих целях для захвата этих судов. В этот же раз такой халявы не наблюдалось. На средних рейдерах вообще не было ни одного охранного дроида, лишь несколько технических, а вот на крейсерах они присутствовали, но там их было очень мало. Всего девять охранных роботов.

Правда, на том крейсере, где окопалась команда агарских бойцов, я засек еще и несколько боевых дроидов, но они работали в режиме полной автономности. И потому, хоть отключить или вывести их из строя я мог хоть сейчас, но вот натравить этих роботов на своих хозяев не получится. Именно поэтому мне и понадобятся люди, чтобы захватить эти суда.

Так, схема работы стандартная. Уже сейчас корабли полностью под моим контролем. Хотя, чтобы не вызывать особые подозрения, я блокировал на них лишь доступ к арсеналу, системам навигации, искину и прыжковым двигателям. Местные могли свободно перемещаться в пределах своих кораблей или даже покидать их, сейчас это особого значения не имело. Ну, а потом креаты все равно переловят всех, кто нам будет нужен, если это потребуется, конечно.

Единственным кораблем, на котором был заблокирован выход, был тот небольшой рейдер, где и находился глава агарцев. Его я потерять не хотел. Систему жизнеобеспечения пока отключать тоже не стал. Не было на текущий момент никакой срочной необходимости поднимать панику на кораблях. Еще даже не подошли креаты к условленному месту. Вот, когда прибудут мои бойцы, мы и решим, как лучше нам поступить.

– Там, – показал я Кургу как раз то направление, которое следует взять под контроль, – отсекаем основные доки от остальных уровней станции. Их я перекрыл. Но мало ли что еще произойдет, вдруг кто-то их сможет вскрыть. Также я отключил систему слежения, и никто не поймет, что же тут произошло.

– Понял, – кивнул креат.

– Тогда дальше, – и я переслал ему и остальным находящимся тут бойцам последовательность при захвате находящихся в доке судов. По сути, самые опасные крейсеры я оставил на потом.

– Сначала берем мелкие рейдеры, – и я показал на средние кораблики, – тут должно быть все относительно просто. Вы разбиваетесь на группы и выдвигаетесь к судам. Я контролирую территорию и веду вас по кораблям.

Кург, как, впрочем, и другие командиры групп, слушали молча.

– Проникаем на корабль и берем его под свой контроль. – И немного помолчав, я добавил: – Да, и захватывайте пилотов. Нам нужно их нейрооборудование.

– Зачем? – начал спрашивать кто-то из бойцов, но наш командир отряда только молча взглянул на него, как тот сразу же замолчал.

Однако я все-таки пояснил, зачем это необходимо.

– Корабли, – и я вновь указал вперед, – ими рано или поздно придется кому-то управлять, а так уж получилось, что хоть некоторые из вас и пилоты, – в этот раз я покосился на сестру Курга, – но заточены вы под другое. И любой, более-менее подходящий для этого кандидат окажется в разы лучше вас.

Никто возражать не стал. Все они прекрасно понимали, что специфика их собственной подготовки несколько другая. Между тем, я продолжал:

– На борту рейдеров сейчас находится только команда, с ними будет проще всего. Я отключаю систему жизнеобеспечения корабля и пересылаю вам метки нахождения живых существ на судне. Вы их быстро проверяете. Как только вы все завершаете, то сообщаете мне и я восстанавливаю работу систем жизнеобеспечения. По моим прикидкам на каждую операцию, с тем количеством бойцов, что у нас есть, мы сможем потратить где-то минут по пять.

– Да, глава, – кивнул Кург и стал ожидать, что я еще скажу.

– Хорошо, – ответил я, – однако дальше пойдет своеобразная нарастающая лесенка. Сначала второй крейсер, потом первый и на закуску, как раз он, третий.

– Почему такая последовательность? – поинтересовался один из бойцов.

– Минимизация потерь с нашей стороны, – и заметив его все еще вопросительный взгляд, пояснил: – гипотетических. На втором судне минимальное количество экипажа, а также там есть управляемые мною охранные дроиды. Я переведу дроидов в режим паники, и они постараются вывести из строя экипаж корабля. То, что не успеют сделать они, доделаете вы…

На этом месте креат, задававший вопрос про последовательность захвата кораблей, кивнул головой.

– После взятия под контроль этого судна переходим к первому. Там всего два охранных дроида. Они внесут сумятицу в ряды противника, к тому же своё дело сделает отключенная система жизнеобеспечения. Туда я перед тем, как вы пойдете на штурм, направлю дроидов со второго судна. И они по большей части самостоятельно зачистят корабль. За вами останется только еще раз пройтись по кораблю и проверить его. – И, немного помолчав, я продолжил: – И теперь самое трудное, третье судно. На нем собрана группа профессионалов. Когда я видел их в последний раз, они уже находились в защитных скафандрах. Тем не менее, отключив систему жизнеобеспечения, я открою внешний шлюз. Но первыми туда ринутся, как обычно, охранные дроиды. Ну, а потом уже следом и вы. За мной опять же корректировка нанесения ударов.

После чего я вопросительно посмотрел на креатов.

– Вопросы?

Как я понимаю, был у них у всех один вопрос. Откуда я это знаю? Но именно его они и не задали.

– Примерная численность противников? – уточнил Кург.

– На трех рейдерах по пять человек, еще на одном их шесть, этот шестой – он нужен мне живым.

И я дал его описание, вытащенное из памяти вампирши.

– На двух крейсерах команда – четыре члена экипажа и группа поддержки в одно звено. А вот на последнем – восемь членов экипажа и сорок девять бойцов. И они будут, скорее всего, защищены и наверняка готовы к нападению.

– Понятно, – кивнул мне креат и уточнил: – Выдвигаемся?

– Да, – согласился я и махнул рукой по направлению к ошвартованным рейдерам агарцев, – и еще, – посмотрел я на бойцов, – по возможности, берите их живыми. Но без особого фанатизма. Я это и затеял, чтобы сохранить именно ваши жизни. А живыми они нужны лишь как источники поступления информации и нейрооборудования, а также для финансового пополнения наших карманов.

– Мы услышали твое пожелание, глава, – серьезно произнес Кург, – выполним.

– Ну и хорошо, – ответил ему я. После чего обозначил первую цель. – Тогда выдвигаемся вперед.

– Группа один, цель перед нами, необходимо обеспечить доступ на него, – доложил Кург главе, этому странному и непонятному молодому человеку, которого приняли в правящий клан их своеобразного государства. Вернее, даже не так. Который сам прошел все испытания и выдержал их.

Кург был свидетелем той расправы, а иначе ее и нельзя было назвать, что устроил этот молодой с виду парень у них в посольстве. Только вот теперь его внешний вид уже совершенно не обманывал и не смущал креата. Он знал. Этот человек, как бы он ни выглядел, смертельно опасен. И они в этом имели прекрасный шанс убедиться.

– Понял вас, – ответил ему глава, – основной объект захвата прямо по коридору, в тридцати метрах от вас, – и буквально через пару секунд послышалось: – Первые двое засели в каюте справа.

В нужную сторону отвернули два креата. Перед ними открылась дверь, и они с ходу выпустили серию выстрелов из двух ударников.

– Каюта, чисто, – доложил один из них.

Кург никогда не работал с грамотным координатором и группой информационной поддержки, обе функции которых сейчас совмещал их глава. Однако теперь он прекрасно понимал, почему этим специалистам уделяется такое большое внимание в войсках Содружества.

У них пока прошло все нормально. Но вот у второй группы был бы возможен инцидент. Один из агарцев оказался полностью готов к бою и забаррикадировался, но, кроме того, он оставил вместо себя муляж-обманку, на которую и должен был среагировать штурмующий помещение креат. И если бы не своевременное вмешательство координатора, который одновременно следил за выполнением всех этапов проводимой операции различными атакующими группами и вовремя не скорректировал действия бойца второго отряда, то у них бы появилась первая потеря. Сейчас же все проходило строго по плану.

«Каюта за поворотом, – неожиданно раздался голос главы у Курга в сознании, – они вас ждут. Смотрят в вашу сторону. Оба в скафандрах. Оружие выставлено из-за угла и направлено на вас. К тому же они лежат на полу».

Именно это судно должна была штурмовать группа Курга, как самая подготовленная. Человеку, нужен был тот агарец, что прилетел на станцию, и он находился именно тут. А потому они решили не рисковать и не отключать систему жизнеобеспечения этого судна.

– Замрите. Затемните скафандры на максимум. Будет яркая вспышка, вы ее увидите в любом случае. Автоматика скафандров в этом случае сработать не успеет и у вас будет что-то около трех секунд до полной адаптации глаз.

– Принято, – доложил Кург и выполнил предписанные инструкции.

Максимально уменьшил пропускную способность световых лучей в шлеме своего скафандра. И как только пришел отклик ото всех его бойцов о выполненном приказе, коридор, даже в таком режиме работы скафандра, осветила яркая пронзительная вспышка.

– Чего замерли, – раздался голос Дима, – вперед.

И креаты быстро выскочили из-за угла.

В защищенного человека стрелять из ударника полная глупость, потому они сразу перешли на боевые бластеры.

Шесть слившихся в одно мгновение выстрелов, и на полу в коридоре лежат несколько бессознательных тел.

– Идем за главным, – выходя в главный коридор, доложил Кург.

– Осторожно, он вас ждет, – пришла подсказка от их всевидящего координатора, – занял позицию за пультом справа от системы управления двигательной установкой.

И им на нейросеть прилетел небольшой план выделенной каюты.

– На месте, – доложил Кург.

– На счет три разблокирую двери, – сообщил человек, – действую так же, как и только что, можете не затемнять скафандры, вспышка будет лишь в рубке. Потом входите.

– Принято, – приготовившись ворваться в комнату, ответил креат.

– Отсчёт, – сказал их глава, – три, два, один… Пошел.

Толстяк метался по рубке управления кораблем. Лоргана должна была связаться с ним еще сорок минут назад, но от нее до сих пор не было никаких вестей.

«Неужели она не справилась?» – сам у себя спрашивал священнослужитель. Но именно в это ему верилось с трудом. Он сам неоднократно был свидетелем тому, как действовали она и ее люди, которых девушка нашла через свои каналы и собрала в одну команду. И именно поэтому он готов был поверить во что угодно, только не в это. Или предположить несколько другое…

«Она меня предала», – эта мысль все чаще и чаще начинала проявляться в его голове. Толстый священнослужитель знал, что рано или поздно это должно будет произойти, но он надеялся к тому времени взять под контроль эту сильную группу бойцов, а саму девушку устранить. Ведь уже сейчас, и священнослужитель был точно в этом уверен, что она несколько раз связывалась с его непосредственным боссом.

А то что это именно благодаря ей он поднялся настолько высоко за последнее время, так это достаточно легко проверить. Стоит только отследить все проводимые им за последнее время операции. Или…

«Тарк, – дошло до него, – ничего не нужно отслеживать, она же просто могла передать все протоколы их разговоров, подготовки их проведения, да и самих многочисленных операций, чтобы подтвердить свое прямое в них участие».

И тогда…

Мелкий толстячок очень сильно затрясся.

«Если епископ, и правда, ее перекупил, то… – И священнослужитель ломанулся к консоли управления гиперсвязью. – Необходимо срочно проверить мои счета, – замелькали мысли в его голове, – ведь эта стерва за то время, что ублажала меня и наслаждалась моей близостью, могла многое узнать».

Толстячок даже не понимал, что им и так все время манипулировали и делала это далеко не та, кто последнее время согревала его постель.

«Не работает», – уже в который раз он постарался активировать канал гиперсвязи, для того чтобы проверить состояние своих счетов в различных банках Содружества. И наиболее секретные и важные его счета были далеко не в банках того государства, гражданином которого он являлся. Священнослужитель знал, что все местные банки контролируются святым престолом и их тайной канцелярией.

Это только простые обыватели верили в беспристрастность подобных структур. Но на самом деле все это в момент могли отобрать или изъять для нужд церкви и государства, а неугодного, посмевшего возмутиться такими действиями, потом могли вообще никогда не увидеть.

Вот и сейчас он попытался достучаться до своих счетов, однако у него ничего не выходило. Толстяк не смог открыть канал связи за пределы этого корабля.

«Это ее корабль, – испуганно подумал он, – вот почему она настаивала на том, чтобы я перебрался сюда, тут она могла меня контролировать».

И мелкий священнослужитель, уже давно возомнивший себя чуть ли не прелатом или архиепископом, вытащив свой миниатюрный, скорее декоративный, бластер и киношно взяв его в руки, выдвинулся к двери из капитанской рубки. Только вот покинуть ее он не смог. Пластиковые двери были закрыты.

«Тарк, они меня обложили, – понял он, – им не нужен лишний свидетель». И толстяк огляделся вокруг, а потом отошел к углу приборной панели этого таркового рейдера. «Отсюда…» – только и успел подумать он, как ярчайшая вспышка залила всю комнату. А буквально через несколько мгновений агарец услышал чьи-то быстро приближающиеся шаги. Он постарался навести оружие в сторону раздавшихся звуков, но руку с зажатым в ней бластером небрежно отбросили в сторону.

«Она меня все-таки достала, – зло подумал он, – не нужно было вытаскивать ее из…» Откуда он не хотел ее вытаскивать, священнослужитель додумать не успел, так как почувствовал резкий удар в районе затылка и его накрыла тьма.

Между тем, в помещение вошла пятерка людей, и один из них кому-то доложил.

– Группа один, цель у нас.

– Принято, – ответил ему молодой голос с другого конца установленного канала связи.

Креаты работали слаженно. Взят один корабль. Через пару минут – второй. Вот за нами третий рейдер. Вот мы контролируем четвертый. Чуть больше времени потребовалось на первое крейсерское судно, которое мы штурмовали. И то, это произошло не потому, что они там встретили хоть какое-то сопротивление, а лишь из-за чуть больших размеров самого корабля.

Дальше был следующий крейсер, тут вообще всю работу сделали дроиды, которые очень удачно зашли защитникам корабля в спину и оперативно и своевременно нанесли точечные удары, выведшие из строя основные силы команды корабля.

Ну, и потом последний, куда сначала были переброшены все охранные дроиды. Но их разобрали опытные наемники, которые, как я и предполагал, оказались готовы к битве. Однако дроиды сделали главное. Они отвлекли самый тяжелый и мощный удар на себя.

Ну, а потом за дело взялись люди Курга. И хоть это была относительно войсковая, вернее групповая операция, она разделилась на множество мелких индивидуальных стычек и дуэлей, где показали свое неоспоримое преимущество креаты. Даже модификанты им мало что могли противопоставить.

И сейчас шел быстрый сбор трофеев и перенос тел на самый большой крейсер. Мне необходимо было допросить тех, кто остался жив, а также извлечь нейросети и импланты из пленных и трупов наших врагов. Допросом я прозанимался до самого вечера. Но главное, за время проведения этой операции я узнал, кто послал этот корабль за сполоткой, и, что еще более важно, теперь мне была известна причина того, почему развязалась вся эта блокада сектора. К тому же я теперь очень четко понимал, что мне в любом случае придется пообщаться с представителем расы сполотов, их послом на станции Рекура-4. Ведь их это, как оказалось, касается чуть ли не самым прямым образом.

К тому же мой счет пополнился огромной суммой в два миллиарда кредитов, про копейки в виде миллионов, я не говорю, и множественной собственностью – как тут, на территории Фронтира, так и в самом Содружестве. Еще удалось разжиться такой мелочью, как семь кораблей, влившихся в начинающую разрастаться эскадру наших креатов.

Но главное, что ко мне попало, так это сведения, контакты и информация, анализом которой сейчас занималась Кира.

Поэтому надо бы мне поторопиться обратно на Рекуру-4. Только вот тут, на Пелене, у нас осталось одно незаконченное дело, и как раз подошло время, чтобы с ним разобраться. Благо, все необходимые мне данные у меня теперь уже были. Спасибо аграфу и посреднику.

Слегка освещенный тускловатым светом большой и не слишком опрятно выглядящий подвал привлекательного с виду особняка, расположенного в одном из самых фешенебельных жилых районов станции, сейчас был немного полон. Тут собрались какие-то люди. Несколько человек и два лунгрянина. Они что-то весело обсуждали, тыча пальцами в направлении стены, но из-за их спин не было видно того, а что же их так сильно веселит и радует.

Вот кто-то из лунгрян вышел вперед, и раздались звуки сильных ударов, а потом и тихий протяжный стон.

– Смотри-ка, держится, – весело проговорил толстый человек двум стоящим рядом с ними. Второй же ему ответил:

– Босс принял правильное решение, давно уже нужно было подмять под нас ее бизнес. Ее сын сдох где-то в астероидах, и на станции ее прикрыть практически некому. Я до сих пор не понимаю, как она все это время удерживалась в Совете кланов станции.

– Да, – махнул рукой один из стоящих, – хитрая стерва. Но все-таки и она прокололась. Не нужно было рыпаться против агарцев. Видите ли, у нее нет никаких претензий к Рекуре и тому сектору.

– Это только повод, – махнул рукой толстый, – на самом деле босс давно уже посматривает косо в ее сторону. И ему нужен был лишь небольшой повод, чтобы свалить эту бабу.

В этот момент раздались новые удары и новые стоны.

– Это да, – согласился с толстяком его собеседник, – он мне уже давно все схемы подходов к ее резиденции передал. Нужен был только сигнал, чтобы мы ее взяли. И эта дура сама его дала, выступив против наших друзей из Содружества.

И щербатый рот крупного здоровяка расширился в довольной улыбке.

– Жаль, ее невестка с дочкой успели смыться. А она со своими людьми осталась их прикрывать. Придется поискать их. Но куда они со станции денутся? Мы перекрыли все доки.

– Никуда, – согласился толстяк. И тут увидел направляющегося к ним огромного гиганта, который только что вошел в подвал.

– Босс, – растянул он губы в притворной радостной улыбке. Но тот на него не обратил даже никакого внимание, а сразу обратился к щербатому.

– Выбили из нее хоть что-то?

– Держится старуха, крепкая попалась. Но парни ее сломают.

– Да, – небрежно махнул рукой тот, кого называли боссом, – не имеет значения. Я тут переговорил с Гиланосом. Он согласился помочь за четверть ее имущества. Зато мы получим все и выясним, где у них основной склад. Он точно не на станции.

– У аграфа есть подавитель воли, – сразу понял щербатый.

Босс кивнул.

– Но откуда?

– Да тарк этого глиста поймет. У него всегда были какие-то связи в Империи. Ведь как-то же он умудряется доставать нам аграфок.

Теперь никто не сомневался, что скоро они узнают все. Но тем не менее этот огромный бугай довольно улыбнулся и, распихав своих людей, вышел вперед.

Перед ним на стене висела распятая женщина. Из-за ее полностью разбитого лица и израненного тела еле угадывалась ее расовая принадлежность.

Но толстяк, который с удовольствием следил за мучениями их жертвы, знал, что это была достаточно крепкая еще пожилая тролла, которая обосновалась на этой станции со своей семьей более сорока лет назад. Это произошло как раз после окончания войны с архами. Это-то толстяка и бесило больше всего. Они считали себя старожилами и думали, что вправе решать, как кому-то жить на этой станции.

Правда, из старожилов и осталась-то только эта дура Гара, которая и болтается дохлой тушей у них на стене и с которой сейчас развлекается его садист босс.

«Уже никого не осталось, – с удовольствием наблюдая за тем, как их огромный детина наносит еще один удар по телу женщины, подумал толстяк, – теперь все тут решаем мы». И только эта мысль промелькнула в его голове, как двери подвала распахнулись и в них влетел растрепанный худой парень с выпученными глазами. Как он умудрился не заметить их босса, который возвышался над всеми остальными на две головы, было не понятно, но тот ошалелыми глазами поглядел вокруг и спросил, выделив крайнего, кто стоял рядом со входом, а это и был толстяк:

– Жирдяй, – посмотрел на него вбежавший, – где главный?

Но толстяку захотелось выслужиться перед боссом, которого этот мелкий бандит еще не заметил, и он с вальяжным гонором произнес:

– Как ты посмел его беспокоить, придурок, когда он занят своими делами, вали давай отсюда, – и постарался выпихнуть парня из подвала, заодно врезав ему по морде.

Мелкий не выглядел опасным, и поэтому толстяк, особо не опасаясь его, шагнул вперед. Но мелкий бандит на деле оказался достаточно крепким и ловким парнем, который вполне уверенно увернулся от замахнувшегося в его сторону толстяка и сам врезал ему с разворота кулаком по голове, а еще вторым ударом, добавив в челюсть, свалил его на пол.

– Идиот, – проворчал мелкий бандит, глядя на ворочающуюся у его ног тушу, – я тут по делу.

После чего со всего маху врезал кованым десантным башмаком по голове толстяку. Тот мгновенно вырубился и растекся по полу. Мелкий же еще раз оглядел вмиг притихшую толпу.

– Босс, – наконец заметил он огромного гиганта, стоящего за спинами своих ближайших подхалимов, – мы потеряли связь с шестым уровнем.

Огромный гигант с очень хищным и злобным лицом, раскрасневшимися глазами и вспотевшим лбом отряхнул свои кулаки, которые были в крови, небрежно глянул на прикованную цепями к стене пожилую троллу, которая, на удивление, после таких истязаний все еще была жива, после чего обернулся на голос говорившего. Параллельно этот гигант сделал несколько глубоких вдохов и выдохов и очень быстро пришел в себя, злость и безумие выветрились из него еще несколько мгновений назад, бешеный взгляда пропал. И теперь он уже вполне спокойно и, на удивление, рассудительно спросил, что еще больше усиливало контраст между тем, какой он был секунду назад, и тем, как вел себя сейчас:

– А что у нас там?

– Загоны с рабами. Наши и аграфа.

Гигант на пару мгновений задумался.

– Выясните, что произошло, – приказал он.

– Понял, босс, – ответил мелкий и, перешагнув через все еще валяющегося на полу толстяка, который так и не пришел в себя от последнего его удара, направился к выходу.

Сам же гигант настороженно посмотрел в сторону вдруг улыбнувшейся разбитыми губами троллы. Этого выражения эмоций со стороны прикованной к стене женщины не заметил никто, кроме него, но гигант мог поклясться, что ему не показалось. Хоть говорить она и не могла, но эта кровавая улыбка уже практически готовой покойницы заставила нервничать одного из самых жестоких местных глав пиратских кланов.

– Что-то это не к добру, – проворчал он и посмотрел на своих подхалимов, а потом приказал: – Проследите за ней, – и он ткнул пальцем в висящую на стене троллу, – к моему возвращению она все еще должна быть жива, я с ней не закончил. Иначе, – и гигант обвел бешеным взглядом своих прихлебателей, – кто-то из вас может занять ее место.

После этого развернулся и, наступив на голову начавшего приходить в себя толстяка, вышел из подвала.

– Что происходит, кто-нибудь может мне объяснить? – этот вопрос задал мелкий, плюгавенький человечек, который метался по залу, вышагивая туда-сюда перед двумя другими людьми, сидящими в креслах.

– Пока не ясно, – сказал огромный гигант, – но мои люди уже занялись изучением этого вопроса. – Немного подумав, он добавил: – А также его возможным решением.

– И что они делают? – посмотрел на него плюгавый и нервно вздёрнул руками.

– Пытаются выяснить, что же там произошло на самом деле?

– А что там произошло? – посмотрел на говоривших утонченно одетый пожилой мужчина. – Я прибыл только сорок минут назад и еще не в курсе. Да, – и этот господин огляделся, – а где Гара и Гиланос.

Гигант как-то странно переглянулся с плюгавеньким.

– Гара не сможет быть. У нее какие-то срочные дела.

Пожилой подозрительно взглянул на гиганта, но, между тем, через некоторое время все-таки кивнул, ожидая продолжения.

– А аграф… – и гигант сам удивленно посмотрел на плюгавого, – я его что-то и не видел сегодня вообще. Хотя мы должны были с ним связаться.

– Понятно, – кивнул утонченный мужчина, а потом повторил свой вопрос, – так что все-таки произошло?

– У меня отбили весь товар, – негромко и достаточно спокойно произнес громила, – и поэтому мои парни сейчас прочесывают всю станцию, пытаясь выйти на тех, кто это мог сделать.

Мужчина, с которым только что говорил гигант, задумался.

– Ты про твоих рабов? – наконец уточнил он.

– Да, – спокойно ответил ему гигант.

– Хм, – пробормотал мужчина, а потом поглядел на плюгавого и гиганта, – товар аграфа тоже находился там?

Те переглянулись, а потом один из них произнес:

– Да, а что?

Тот посмотрел на них как на идиотов, но потом все-таки ответил, вернее уточнил:

– В этот раз он вновь привез аграфок?

– Э… – и плюгавый замялся.

Оба других человека посмотрели на него, и он, под их жесткими взглядами, все-таки сознался:

– Да. У нас был заказ на них, и я уже нашел покупателя.

И видя бешенство в глазах утонченного, он зачастил:

– Но они должны были уйти не в Содружество. Их бы никто и никогда не нашел.

– Идиот, – пробасил гигант, – такие следы надо заметать сразу же, – и потом жестко посмотрел в лицо плюгавого, – я вас предупреждал завязывать с ними. Слишком хлопотно. Но вы, идиоты, никогда не думали, что, торгуя рабами, можно нарваться на тех, кто очень не любит, чтобы их соотечественников продавали как какой-то скот. И особенно это касается этих высокородных аграфов.

– Но мы же проворачивали такое, – ничего не понимая, посмотрел на него мелкий человечек, который уже начал трястись, – и не раз.

– Да, идиот, – было видно, что гигант начинает закипать, видя такую тупость его собеседника, – но мы никогда не привозили их к себе. Мы даже передавали их только в открытом космосе. Тарковы дебилы. Чья это была идея?

– Гиланоса, – быстро ответил плюгавый, слишком быстро, и это не укрылось от внимательно наблюдавшего за ним утонченного мужчины.

– Значит, твоя, – констатировал он, вперев свой взгляд прямо ему в лицо и спросил: – Чей это товар?

– Не мой, – не став даже пытаться юлить, сразу ответил мелкий, – это товар Гиланоса.

– Ну да, – хмыкнул в ответ тот, – как же. Он наш общий партнер, и мы все сделки проворачиваем вместе. Он поставляет нам товар, а мы его перенаправляем к тем, кто в нем заинтересован. – И утонченный на пару мгновений задумался. – Например к агарцам, – и резко перевел свой взгляд на гиганта. – Кстати, а не за товаром ли сегодня сюда прибыли агарцы?

– Какие агарцы? – теперь громила был искренне удивлен. – Я ничего не знаю. – И он всмотрелся в лицо второго мужчины. – Они точно прибыли сегодня?

– Да, – кивнул тот, – зафрахтовали один из моих доков полностью.

Громила замолчал, а потом оглядел присутствующих.

– А ведь и Гиланоса никто не видел сегодня?

– Нет, – помотал головой плюгавый, понимая, что только в этом его шанс на выживание, – и я не могу с ним связаться весь день.

Мелкий уже давно перестал вышагивать по красиво обставленной зале, одной из хозяек которой сегодня почему-то тут не было.

– Как думаете, он мог пойти на сделку с ними и слить нас? – спросил плюгавый.

Остальные перестали разговаривать между собой и молча посмотрели в его сторону.

– Если ему предложат что-то очень ценное, – произнес пожилой мужчина, – то он не задумываясь сделает это. Однако в Содружестве он не может появляться. Его там быстро разыщут. Да и агарцы не согласились бы помочь ему вернуться за такую малость, как несколько аграфок.

Плюгавый молчал, а потом тихо произнес:

– А если он сможет предложить что-то более ценное?

Это заставило насторожиться обоих его собеседников.

– Что у него есть? – сразу спросил пожилой. – Или кто?

Плюгавый поежился под их взглядами и тихо ответил, понимая, что этим подписывает как себе, так и аграфу смертный приговор:

– Сполотка. У него есть живая сполотка.

– Идиоты, – резко вскочил пожилой и хотел что-то еще произнести, как двери зала распахнулись и в них влетел подчиненный гиганта.

– Босс, – сразу с порога заявил он, – мы, похоже, попали и очень.

Самые худшие подозрения обоих пиратов начали сбываться. А гиганту почему-то в этих словах одного из его бойцов привиделась кровавая улыбка умирающей троллы, распятой в подвале его особняка. И это была улыбка смерти. Его смерти.

– Рассказывай, – сказал гигант своему бойцу, – что у тебя?

Тот быстро кивнул, но вместо того, чтобы начать говорить, выглянул за двери и кому-то крикнул:

– Тащите его сюда, – после чего он обернулся к главам местных пиратских кланов и пояснил: – это один из охранников того уровня. Не наш. Видимо, работал на агарца. Мы его выколупали из какой-то технической ниши, куда он забился. Только он уже того, – и пират покрутил пальцем у виска, – похоже, от страха с катушек съехал. Но на вопросы отвечает связно. К тому же мы скопировали протокол с его нейросети. Скоро его преобразуют в видеоряд и все можно будет увидеть своими глазами. Параллельно я еще кое-что попросил проверить, парни должны вернуться минут через пять-десять.

– Хорошо, я понял, – кивнул гигант, и в этот момент в зал ввели какого-то забитого диковатого молодого человека.

– Это он, – произнес боец гиганта и показал на его седые волосы, – по утверждению меданализатора такими они стали всего несколько часов назад.

Одно это упоминание уже очень многое сказало пиратам.

Гигант хотел насесть на этого трясущегося парня, но его остановил пожилой.

– Дай-ка попробую я, – сказал он.

Бугай лишь пожал плечами.

Утонченный поднялся из своего кресла и подошел к молодому, трясущемуся парню с практически ничего не соображающим взглядом.

– М-да, – протянул он, – в таком состоянии нам его не допросить.

А потом повернулся к остальным боссам.

– Он нам нужен живым после того, как мы с ним поговорим?

Никто особого беспокойства за парня не выразил, и поэтому пожилой мужчина вытащил из внутреннего кармана какой-то небольшой футляр, а из него извлек иглу с небольшим камнем в набалдашнике. Посмотрев на нее и что-то про себя прошептав, он вдруг резко размахнулся и воткнул ее под самое основание черепа трясущегося парня.

– Спокойно, – махнул рукой он дернувшимся главам пиратских кланов.

Тело охранника упало на пол, но пожилого это совершенно не смутило.

– Ты, – обратился он к бойцу гиганта, – помоги мне его усадить в кресло.

Тот, ничего не спрашивая, выполнил то, что от него требовалось.

Пожилой же, немного подождав, так же резко, но при этом не очень сильно, шлепнул парня, находящегося в бессознательном состоянии, по лбу. И тот внезапно открыл глаза.

– А вот теперь можно поговорить, – произнес пожилой и поглядел на охранника. – Кого вы стерегли? – спросил он.

Парень послушно начал перечислять всех, что были в загонах.

– Не то, – проворчал мужчина и поглядел на плюгавого с гигантом, – о, это подойдет.

И вновь поглядел на охранника.

– Были ли у вас особые заключенные в последней партии рабов?

– Да, – спокойно ответил парень, – но я не знаю, кто это. Меня туда не пускали. Но, как я слышал, там были аграфки, креатки, пиирки, еще кто-то в трех отдельных камерах, куда вообще никого не запускали.

Пожилой заметил, как заметался взгляд плюгавого.

– И кому принадлежали эти отдельные камеры?

– Одна Гиланосу, – ответил охранник, – а вторая ему, – и палец указал прямо в сторону плюгавого.

Пожилой посмотрел в его сторону, но никак комментировать это не стал, вместо этого он спросил:

– А теперь расскажи, кто на вас напал?

– Креаты, – только и был ответ.

– Сколько их было?

– Больше двух десятков, – ответил охранник, – они уничтожали всех.

И парня опять начало трясти, не давая ему сосредоточиться и отвечать на хоть какие-то вопросы.

– Ладно, – пробормотал пожилой, – главное мы узнали то, что хотели.

И он спокойно выдернул свою странную иглу, а тело человека уже мертвым куском мяса упало вниз.

– Кто-то не поскупился нанять целый отряд креатов, отвалив за это денег больше, чем стоит вся наша станция, – пробормотал пожилой и поглядел на плюгавого еще раз, – ну, а ты что пытался там от нас укрыть?

И он невзначай сверкнул иглой, которую все еще держал в руках. Тот начал оглядываться, но гигант уже прижал его к стене, не оставляя плюгавому никакой возможности вырваться.

– Не знаю, – честно произнес мелкий, – там был какой-то артефакт древних, я хотел просто оценить его, и… – Он опять затравленно осмотрелся кругом. – … и мы нашли тут недалеко, в одном из секторов, спасательную капсулу с живым архом. Она проболталась в космосе бог знает сколько лет. Вот я и притащил его сюда. Это идеальный боец для арены. Чтобы посмотреть на то, как он покажет себя в деле, люди будут отваливать миллионы.

Пожилой был полностью согласен с плюгавым. Да, и ничего незаконного тут не было, разве что артефакт. Однако никто в здравом уме не будет тратить такие деньги на столь высококлассных бойцов, лишь бы заполучить это. Вот и получается, что дело в живом товаре.

Раздался стук.

– Босс, можно? – Это заглянул еще один боец и передал какой-то чип. – Тут видеоряд с его протокола, – пояснил он, указывая на тело лежащего в кресле охранника.

– Хорошо, – кивнул гигант и, только взяв его в руки, сразу вставил чип в считыватель стола.

А уже через несколько минут у них не было никаких сомнений, во-первых, в том, что работали там креаты, и, во-вторых, это была явно акция устрашения. Креаты работали мечами в то время, как могли перестрелять всех из бластеров еще при входе на уровень. К тому же они работали с изощренной жестокостью и безжалостностью. Они явно знали, что эти кадры рано или поздно попадут к тем, кто и должен был их увидеть.

– Его отпустили специально, – констатировал очевидное гигант и посмотрел в сторону двери, из-за которой вновь раздались торопливые шаги.

– Думаешь, эти новости будут еще хуже? – спросил пожилой.

– Не сомневаюсь, – ответил ему гигант.

И как только он увидел то, что принесли им в специальном контейнере его люди, эта уверенность стала еще больше.

– Голова Гиланоса, – констатировал пожилой, рассматривая прискорбный груз. И только тут он сообразил. – Тарк! – и связался с кем-то из своих, а через некоторое время он очень серьезными глазами поглядел как на гиганта, так и на плюгавого.

Как бы они ни относились друг к другу, но все они были в одной лодке, и сейчас эта лодка очень быстро шла ко дну.

– Они вырезали всех агарцев, прибывших на станцию, – сообщил он.

Это означало одно.

– Им нужен был как поставщик, так и заказчик.

Но для них самих это мало что меняло. Какая-то шишка из Агарской империи, а никого другого за столь ценным трофеем, как сполотка, послать бы не решились, была уничтожена на подконтрольной им станции. Этого им не простят.

Теперь дорогу в то единственное место, где бы они могли спокойно отсидеться в случае, если их прижмут, они потеряли. Как только они появятся на территории Агарской империи, им конец. Но что было еще хуже. Агарцы наверняка сообщили, куда они прибыли. И теперь рано или поздно сюда прибудут цепные псы святого престола, чтобы покарать тех, кто осмелился противиться воле великого императора. Тем более тут, на территории Фронтира, у них есть такая поддержка, как все остальные пиратские кланы.

Им даже самим ничего делать не придется. Лишь только бросить кость и указать направление, а местные шавки сами разорвут тех, на кого и указал им хозяин.

– Мы попали, – произнес гигант.

– Да, – вдруг раздался голос из-за его спины, – и даже не представляете как.

Никто не заметил, как к ним в помещение, пока они смотрели видеоряд протокола, снятого с покойного охранника, проникла еще одна фигура.

Выстрел из ударника. И боец, который занимался расследованием для бугая, падает вниз. Но вошедший человек не останавливается на этом. Три плавных шага вперед, быстрая связка ударов, и гигант валится вниз. Еще один шаг в сторону, и тело плюгавого отлетает к стене.

В это время пожилой начинает наводить на неизвестного свое оружие. Но тот как-то плавно смещается в сторону, а потом делает рывок вперед и оказывается практически вплотную с этим искусно сделанным модификантом. Удар человека проходит прямо сквозь силовой кокон, оградивший пожилого еще в момент, когда началась атака. И его тело начинает оседать.

Неизвестный быстро обходит все помещение.

– Опасаться вам нужно было не агарцев, – тихо пробормотал он, проходя мимо.

– Тут все, – сказал он, обращаясь к людям в коридоре. Правда, из людей там находились лишь креаты.

После чего неизвестный опять вернулся в зал, где лежали четыре бесчувственных тела.

Слежку за доком мы обнаружили сразу же. Догадаться, кто может интересоваться происходящим тут, не составило особого труда.

– Нужно их убрать, – предложил Гирс.

Но нет. Это был неправильный ход, об этом я и сказал.

– Нет, они должны понять, что происходит, и сопоставить факты, – сказал я креатам, – а понять они это могут только обнаружив вас.

– Но зачем нам это? – посмотрел на меня Кург.

– А тебе хочется бегать за ними по всей станции? – спросил я у него.

Он вопросительно посмотрел на меня в ответ.

– Когда они разберутся в происходящем, – пояснил я, то, как минимум, соберут совет, который должны будут организовать, чтобы обсудить положение дел на станции. И там точно будет большая часть глав пиратских кланов.

– Понятно, – кивнул мне наш командир, – но как мы узнаем, где этот совет состоится?

– Есть у меня идея, – пробормотал я, – но нужно будет, чтобы ее подстроил кто-то из вас.

Креаты согласно кивнули.

А уже через несколько минут готов был наш подарок тем, кто его в скором времени обязательно найдет. Не зря я по какому-то странному наитию сохранил тело аграфа нетронутым, только извлек из него все нейрооборудование. Вот оно и пригодилось. Вернее, лишь одна его голова. Так, в голову мы вставили один микроскопический жучок, по следу которого и пойдем.

Ну, а теперь ждать. Правда, ждать-то нам практически и не пришлось. Очень уж удачно Кург, даже никого особо не опасаясь, под взглядами тех, кто вел за нами слежку, подошел к шлюзу, ведущему за пределы дока и, открыв его, выставил прямо за него наш подарок.

А уже буквально через пять минут наш подарок отправился в точку назначения. Ну, и мы вслед за ним.

Как и ожидалось, пираты осели на одном из центральных уровней. Да не просто в каком-то из особняков или фешенебельных квартир, а прямо в здании Совета станции. Оккупировали они его плотно.

Но теперь, зная, что они тут, я принялся взламывать систему безопасности. Нам необходимо было незаметно проникнуть на его территорию и, желательно, живыми схватить глав пиратских кланов. Как это ни удивительно, но систему безопасности тут настраивал очень хороший специалист, и потому мне, чтобы не тратить время на ее прямой взлом, пришлось пойти обходным путем. А именно: воспользовавшись игнорированием сертификатов безопасности, я внес себя в администраторов системы и просто отключил все к чертовой матери. После этого подготовил для наших групп маршруты скрытого проникновения практически до самого зала Совета.

– Двинулись… – И мы пошли на штурм. Хотя, на самом деле, никакого штурма не было. Парни Курга заняли все ключевые точки в здании, я же направился туда, где сейчас и находилась метка нашего жучка. Кроме того, там также присутствовало еще четыре человека. Вот они-то по сути мне и были нужны. Хотя нет. Вроде как одним из глав пиратских кланов была какая-то тролла. Но в зале я видел лишь одних людей.

Ладно. Будем разбираться со всем по мере возникновения проблем.

За дверью идет какой-то разговор. Она бесшумно открывается, и я проскальзываю внутрь. Для надежности внес некоторые изменения в матрицы присутствующих, и вектор их внимания был направлен в любое место, но только не в мою сторону. Как мне когда-то говорил Дааг, это что-то сродни такой магической способности, как скрыт, только я ею умею управлять, а не просто включать и выключать, как обычные маги.

Удачно зашел и нарвался как раз на окончание их разговора.

– Мы попали, – произнес какой-то огромный мужик.

Обычно я это не делаю, но тут не удержался. Тем более они и так уже все были под моим контролем.

– Да, – говорю я и добавляю: – и даже не представляете как.

А потом, не оставляя им времени отреагировать на мои слова, начинаю действовать. Выстрел из ударника в какого-то мелкого квадратного парня, похожего на недоделанного модификанта. Явно самопальная работа. А потому в его теле полно уязвимых точек, вот в одну из них я и прицелился. И буквально через пару мгновений он падает. Но я на это даже не обращаю внимания. Передо мной огромный детина, нафаршированный имплантами по самые брови. Быстрый выстрел из ударника, и бросаю его в лицо. Однако ни то, ни другое не произвели на этого гиганта ни малейшего впечатления. Только вот мне этого было и не нужно, все это делалось, чтобы его отвлечь и сместить чуть в сторону.

Рефлексы, от них не уйдешь. Особенно это заметно на модификантах, когда вроде бы безобидные для них действия по-прежнему воспринимаются ими как какая-то опасность.

Пока он не среагировал должным образом, приближаюсь к нему и провожу связку ударов. Последним выбиваю из него дух. Отталкиваю это громоздкое тело от себя, навстречу еще одному модификанту, но гораздо более изящно и филигранно исполненному. Он явно опаснее этого гиганта.

Сам я при этом резко смещаюсь в сторону. Тут еще одно тело. Удар. И это тело отлетает прямо в стену.

Теперь главный противник. Он уже оценил мою угрозу и пытается навести на меня бластер. Быстро, разрушить метрическую матрицу бластера. Не хватало того, чтобы он еще выстрелить успел. А теперь быстро вперед.

Не понял, раньше это вроде был предел. Похоже, все-таки изменение структур тканей тела значительно повлияло и на меня. И я ускоряюсь еще больше. Удар. На нем силовой кокон. Но из моей руки выскочил длинный шип. И даже не заметив сопротивления наложенного защитного поля, вонзился в тело последнего мужчины.

Быстро осматриваюсь и проверяю, что никого не пропустил. Но нет, все нормально. Обходя помещение и проходя мимо глав пиратов, негромко произношу:

– Опасаться вам нужно было не агарцев.

А потом подхожу к двери из зала. Нужно проверить, как там дела? Выглядываю. Ну, кто бы сомневался в способностях креатов. Здание уже полностью под нашим контролем.

– Тут все, – сказал я, обращаясь к Кургу. И вернулся обратно. Мне нужна информация, к тому же требуется найти последнего недостающего главу кланов. Ту самую троллу.

Правда, уже через десять минут я понимаю, что никого искать не потребуется. Эту самую Гару схватил гигант, и она у него в резиденции. Ну что же, посмотрим, о чем можно с ней договориться?

Уходили мы из зала советов, прихватив с собой все оружие местных, а также трупы главных боссов. Их нейросети и импланты, которые были явно дороже, чем обычный ширпотреб, могли нам пригодиться.

М-да. Над женщиной славно поработали. Если у нее где-то и есть живое место, то явно не в этом теле и не в этой жизни. Как она до сих пор жива-то, я не понимаю. Практически все кости сломаны. Многие раздроблены. Но что удивительно, она все еще дышит и в сознании. Правда, никакое местное оборудование или медикаменты ей не помогут. Но есть еще маги, и они порой творят чудеса, в которые сложно поверить.

– Так. Гара. Кто вы такая, я знаю. Я постараюсь помочь. Продержитесь еще несколько минут.

И обратился креатам:

– Снимайте ее и выдвигаемся к нам на корабль. Там есть, как минимум, двое, кто может ее вытянуть с того света.

По ее метрической матрице я видел, что женщине невыносимо больно не просто от любого движения или неосторожного шага, но просто жить. Тем не менее, за все время пути, пока мы добирались до нашего корабля, она не произнесла даже не звука. Уважаю, железная леди, можно сказать.

Ее понесли в медотсек, я же пошел к Ииле и сполотке, которую даже до сих пор не знаю, как зовут. Как это ни странно, но они обе ждали меня в капитанской рубке, хотя никто им не сообщал о том, что я хочу их увидеть.

– Идемте, – даже без особых предисловий, сказал я, – у нас раненая. Не думаю, что наши медики ей смогут помочь, но вот вы.

И я, развернувшись, вышел в коридор.

Девушки молча последовали за мной.

– Ее уже не спасти, – только взглянув на женщину, просто сказала мне Иила, – в ней практически не осталось жизни. Я не знаю, за что она до сих пор цепляется. Может, ее просто что-то удерживает тут, не давая уйти из этой жизни.

– Да, – негромко произнесла сполотка, – я не маг, вернее не такой сильный маг. И я тоже не смогу ей помочь. Ее ментальное поле практически опустело. В него уже невозможно закачать энергию. Произойдет отторжение. Но я могу облегчить ей страдания, удерживая то, что там осталось. Возможно, она сможет сказать, за что так уцепилось ее сознание?

Я поглядел в лицо тролле, так упорно удерживающейся в этом мире.

– Вы все слышали. Это вам поможет? – спросил я у нее.

Удивительно, но сквозь боль, что сковала ее тело, я почувствовал некое облегчение.

– Делай что сможешь, – сказал я сполотке.

Она лишь кивнула головой, а потом я увидел, как боль немного отпустила троллу и ее метрическая матрица перестала зиять такими огромными дырами.

– Спасибо, – очень тихо прошептала женщина, – мне все равно, кто вы и что тут делаете, но спасите моих детей. Они… – И она точно описала то место, где они должны были спрятаться. – Зовут их Тила, Наария и мой внук Дилог. Чтобы они вас признали, покажите им кольцо с моей руки и скажите, что теперь оно принадлежит Наарии. Это моя дочь. Тила, моя невестка. Жена погибшего сына. У меня есть родственник. Живет он на станции Рекура-4. Зовут Колин. Отвезите их к ним. Они смогут отплатить вам все услуги. Я же готова в свою очередь передать вам все свое имущество тут, на станции. Только сделайте это. До них не должны добраться местные твари.

Я посмотрел в глаза женщине, а потом тихо произнес:

– Я сделаю это, – сказал я, а потом веско добавил: – и до них уже никто не доберется.

Губы избитой женщины растянулись в легкой улыбке.

– Запоминайте… – хотела начать рассказывать она. Но я ее остановил.

– Не нужно, – сказал я ей, – пусть это останется вашим детям.

Она очень долго всматривалась в мое лицо, а потом тихо произнесла:

– Спасибо, теперь я понимаю, почему креаты называют тебя главой. Спасибо… – Еще раз повторила она, и я увидел, как жизнь покинула ее тело.

– Она умерла, – сказала мне сполотка, – прости, большего я сделать не могла.

Я улыбнулся.

– Ты сделала главное, – посмотрел я на девушку, – дала ей умереть в спокойствии за свою семью.

После чего поглядел на них.

– Собирайтесь. Через час вылетаем. Я же пока схожу за нашими дополнительными пассажирами.

А через час станцию покинул небольшой средний корвет, на котором раньше летал священнослужитель. И направлялся он в сторону станции Рекура-4.


Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Пелена | Перешагнуть пропасть. Книги 1-6 | Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Космическое пространство