home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2. Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4

Посольство сполотов. Некоторое время спустя

– Как часто вы тут бывали раньше? – спросил Арош у посла аграфов, который сейчас стоял рядом с ним.

Аграф только что связался с послом и сообщил, что они прибыли.

– До этого дня лишь однажды, – ответил он, – и то для того, чтобы представиться. В тот единственный раз, когда мы обратились к ней за помощью, – сейчас посол явно имел в виду сполотку, которая тут обитает, – она проигнорировала нашу просьбу, даже не ответив на запрос. Хотя мы точно знаем, что пересланный ей слепок памяти она просмотрела. Но причин отказа помочь нам она не обосновала.

– Понятно, – протянул адмирал, – значит, произошло что-то действительно экстраординарное, если она захотела встретиться со всеми нами.

А через мгновение двери посольства сполотов отворились, и на пороге они увидели обычную аграфку, ну разве что ее волосы были значительно светлее.

Только вот посол, который стоял рядом с Арошем, наклонил голову и произнес:

– Рад снова вас видеть, леди Калария.

– Посол Ра Карт… – произнесла та.

И посмотрев на стоящих чуть позади него остальных людей, отошла немного в сторону.

– Прошу, – и сполотка указала рукой внутрь, приглашая их войти.

Когда они оказались в здании посольства, женщина еще раз осмотрела их и потом, кивнув головой, сказала:

– Простите, но вашу телохранительницу я попрошу остаться тут.

Та хотела ей что-то возразить, но неожиданно Калария перешла на совершенно незнакомый язык и что-то сказала на нем, и креатка, услышав ее слова, лишь наклонила голову в ответ.

– Спасибо, – поблагодарила ее сполотка и, уже обращаясь ко всем, произнесла: – следуйте за мной.

И она, развернувшись, открыла ближайшие двери. А буквально за ними располагался еще один зал. И тут всех ожидало еще одно знакомство.

– Позвольте представить, – произнесла Калария, – это моя возможная преемница, Лиика. И пока она останется работать тут со мной на станции.

Арош сразу обратился к аграфу:

– Вы слышали когда-нибудь о том, что их тут несколько?

– Нет, я не знал этого.

– А в ваше соглашение о партнерстве входит обязательное представление преемников?

Посол задумался на несколько мгновений, видимо, восстанавливая в памяти полный текст соглашения.

– Нет, – уверенно ответил он, – там упомянуто представление только официальных лиц. То есть пока она официально не передаст преемнице свои обязанности, то не обязана нам ее представлять.

– Хм, – протянул Арош, – а по собственному желанию она захотела бы это сделать?

– Возможно, – ответил Ра Карт, – но я сам ни разу не встречался с подобным. Нам всегда представляли только официально утвержденных лиц. Да и в документе это специально оговорено.

«Понятно, – мысленно проговорил адмирал, – похоже, присутствие этой девушки тут случайное». И он уже более внимательно всмотрелся в замершую позади леди Каларии девушку. «Зачем она здесь?» – мысленно спросил он сам у себя. И неожиданно получил ответ. «Сейчас вы все узнаете». И он был уверен в том, что дала ему его именно эта девушка.

И, будто только дожидаясь этого, заговорила сама Калария.

– Я, от имени Империи Сполот, прошу вас оказать нам определенную помощь.

– О какой помощи идет речь? – сразу спросил посол аграфов.

А вот более подозрительный начальник службы безопасности станции спросил совершенно иное:

– Почему именно мы?

И похоже, как заметил Арош, его вопрос одобрили как Кларус, так и Круф.

Посол немного помолчала, а потом, похоже, совершенно искренне и честно ответила:

– Нам за вас поручились, и именно поэтому я связалась с вами через господина посла, – и она головой указала на аграфа.

– Кто? – посмотрел на нее Круф.

Женщина переглянулась с девушкой.

– Нас просили об этом не говорить.

Видимо, ответ сполотки не очень понравился задавшему этот вопрос Плату, но было видно, что женщина ничего не собирается рассказывать ему больше. Но неожиданно заговорила девушка, на которую как-то перестали обращать внимание.

– Меня спасли вместе с вашими соплеменницами, – только и сказала она, посмотрев на аграфов, – и поэтому мы доверяем рекомендациям этого…

Тут она внезапно оборвала свою речь под пристальным взглядом своей наставницы.

– Простите ее за несдержанность, моей преемнице за последнее время многое пришлось пережить. Но благодаря нашим союзникам, что спасли ее, все обошлось. И да, это именно они поручились за вас.

Теперь Арош стал понимать чуть больше. Например то, что во время войны с архами их взаимоотношения с Империей Сполот были намного более плотные, и он слышал как минимум о нескольких отрядах, где были их представители.

– Старая школа, – пробормотал он, чем вызвал удивленные взгляды посмотревших на него сполоток, и возникновение некоего понимания у всех остальных. Тот, кто смог договориться со сполотами сейчас, явно знал о них гораздо больше, а возможно, и работал с ними раньше. К тому же они явно ему доверяли.

– Так что за помощь вам нужна? – посмотрел он уже на леди Каларию. Та немного помолчала, а потом честно ответила:

– Нам необходимо прикрыть одну из наших колоний в этом секторе. Перехватывать все суда, которые будут стараться приблизиться к ней. И брать их экипажи под стражу, до того как они пройдут проверку. Я выдам вам необходимые сканирующие артефакты. Выполнять это придется до тех пор, пока сюда не прибудет небольшой флот для постоянной дислокации в секторе. В его задачу будет входить помощь вам и обеспечение безопасности колонии от внешней угрозы. Во внутренние дела планеты мы вмешиваться не будем.

– Прикрыть что? – как-то удивленно посмотрели на нее практически все. Хотя вот самого Ароша несколько удивила эта ее фраза о внутренних делах планеты. Что-то в ней было не так.

– У вас тут есть колония? – между тем, пораженно спросил у Каларии Плат.

– Да, – спокойно ответила ему женщина, – возможно, это одна из самых старейших наших колоний в Содружестве. Если это только не… – Что это может быть еще, женщина не стала договаривать, видимо, это было что-то важное именно для них.

И тут до Ароша дошло, что же его смутило в столь странной фразе сполотки. Он посмотрел на нее и уже уверенно произнес:

– На той планете, кроме сполотов, проживают и другие расы?

Калария кивнула.

– Как нам известно, это так.

– И вы не будете вмешиваться?

– Нет, – уверенно помотала головой женщина, – у них уже сложился вполне состоявшийся уклад жизни и взаимоотношений со всеми остальными. Наша задача будет состоять в том, чтобы оградить их от внешней угрозы.

– Какой? – посмотрел на нее Арош. – Леди, вы уже дважды упоминали ее, но так и не сказали, в чем на заключается.

– Для большинства из вас эти слова ничего не скажут, – спокойно ответила Калария, – но, как мы предполагаем, некоторые государства уже начали активно противостоять этой расе. Это карлонги, – сказала она.

Все с недоумением посмотрели на нее. Было видно, что эти слова ничего не значат для них. Она лишь кивнула, а потом посмотрела на аграфов.

– На вашей родине их называют «дети ночи».

Посол и глава его службы безопасности подобрались.

– Вижу, что вы уже в курсе их существования, – негромко произнесла она, – и я так понимаю, что ваше появление тут как-то с этим связано. Ведь не зря же младшая племянница императора оказалась в таком захолустье. – А потом выложила на стол перед ними информационный чип. – Это записи протоколов, где зафиксировано несколько стычек с этими существами. Записи предоставлены нашими союзниками. – И она передала чип аграфам, которые стояли к ней ближе всего. – Ознакомьтесь с ними.

Чип перекочевал от одного к другому. Тут собрались те, кто без персонального искина не ходил никуда, а потому считать полученную информацию для них не составило никакой проблемы. Только вот была одна проблема, чип был защищен от записи, и скопировать эти протоколы было невозможно.

– Эта информация не должна уйти дальше этого зала, – пояснила такое положение вещей Калария, – и этому есть веская причина. Карлонги очень сильные маги разума. Таких сильных существ в ментальном плане мы еще не встречали, и потому для них выудить из любого необходимую информацию не составит никакого труда. – И она перевела свой взгляд на аграфов. – Как и наложить на них ментальный блок, не позволяющий получить ее впоследствии.

Сначала аграфы не поняли, о чем идет речь, но потом до них дошло.

– Так тот слепок, что мы переслали вам… – начал говорить посол.

– Да, с тем человеком поработал один из карлонгов, неплохой мастер. Я не смогла бы его вскрыть. Не мой уровень. Тут нужен кто-то из магистров.

– Понятно, – протянул Ра Карт, а потом поглядел на Кларуса, – значит, и то нападение было спланировано ими.

– Но тогда не понятно, зачем им она? – спросил Кларус, говоря о ком-то, известном им двоим. – Тогда как тут есть сполоты.

Калария пару мгновений молчала, и было не понятно, что она делает, но создалось такое впечатление, что она с кем-то общается. А потом она посмотрела на посла и спросила:

– Вы говорите о своей дочери? Элине?

– Да, – очень удивленно посмотрел на нее Ра Карт, – но мы так и не смогли выяснить причин нападения именно на нее и интереса, вызванного к ней.

Тут посол замолчал, но за него продолжил глава его службы безопасности:

– Мы только смогли выяснить, что след этих нападений ведет куда-то в этот сектор. Нам необходимо было как-то выманить их, а единственное, что их могло заинтересовать, это была возможность использовать дочь господина посла, как приманку. И как мы понимаем, это удалось. Только, судя по этим кадрам, отреагировали на этих противников не мы, а ваши союзники.

– Почему вы решили, что именно наши союзники позаботились о ее безопасности? – спросила сполотка.

Кларус немного подумал, а потом попросил:

– Не могли бы вы воспроизвести запись еще раз, но так, чтобы ее смогли увидеть в этот раз все.

Калария кивнула, и прямо в воздухе перед ними возник большой экран полупрозрачного визора. А потом замелькали кадры скоротечных схваток.

– Это, – неожиданно произнес полковник, и запись мгновенно остановилась, – вам это ничего не напоминает? – обратился он уже ко всем остальным.

Плат немного отошел в сторону, стараясь что-то понять, но самым первым отреагировал, как почему-то и думал Кларус, помощник адмирала.

– Те три исчезнувших в технологическом туннеле тела, при нападении на втором уровне, где и была найдена вторая группа неизвестных…

– Точно, – подтвердил полковник, – этот тот самый туннель, и это как раз те самые тела, что мы и изъяли. Только вот когда мы их забирали, они уже приняли свой истинный облик. Я вам потом передам запись, – сказал он на немой вопрос Ароша. И немного помолчав, продолжил: – Это уже второе открытое нападение с целью похищения Элины тут, на станции, – произнес аграф.

– Шумиха с нападением на посольство примерно с полторы недели назад, – быстро сообразил Плат.

– Верно, – согласился с ним Кларус.

– Но тогда они сумели захватить девочку, и мы вряд ли смогли бы защитить ее или найти. Но как ты знаешь. – и он посмотрел на безопасника, – нам помогли. Кто-то перехватил похитителей еще до нашего появления. Мы нашли девушку без сознании, а недалеко от нее лежали тела ее похитителей. Все были живы, но без сознания. И девушку нам выдали лишь тогда, когда убедились в том, что мы… – Тут полковник на мгновение замолчал и пораженно посмотрел на посла. – Получается, они обозначили местоположение девушки лишь после того, как убедились, что среди нас нет «детей ночи». Вот в чем дело. Они уже тогда знали, кто она, но не знали, будут ли среди нас эти существа, и, только когда смогли убедиться в обратном, обозначили ее присутствие. – И аграф удивленно поглядел на сполоток. – Мы должны знать, кто эти ваши союзники. У них явно больше информации по всему этому делу, чем у нас всех, вместе взятых.

– Возможно, – ответила Калария, – но мы не можем нарушить данного им слова. Это было то единственное, о чем они попросили, согласившись работать вместе с нами.

– Понятно, – кивнул аграф и на некоторое время замолчал. Однако через некоторое время он произнес: – Хотя так и остался открытым вопрос, зачем им нужна именно она?

Сполотка посмотрела сначала на него, а потом на отца девушки и, немного помолчав, произнесла:

– Я в этом не уверена, но у меня есть подозрение, что в ней сильна древняя кровь. Если это так, то ваша дочь, – сказала она послу, – в еще большей опасности, чем вы предполагаете. Им нужна сила древней крови.

– О чем вы? – удивленно посмотрел на нее Ра Карт.

– Наши союзники сообщили также еще и о том, что карлонги разыскивают тут какое-то наследие Древних, – и она вгляделась в глаза посла, но ему это, похоже, ничего не сказало, тогда как сразу основную мысль уловили Арош и Грегор. Ведь не зря же они были руководителями Исследовательского Департамента, и работа с артефактами Древних была одним из основных направлений в их трудовой деятельности.

– Элина нужна этим карлонгам для того, чтобы активировать то, что они разыскивают, – задумчиво произнес Грегор, – а вот все остальные необходимы им будут, чтобы поддержать работу этого неизвестного артефакта. – И он пораженно посмотрел на Каларию и ее преемницу. – Но ведь это невероятная мощь, если им необходима сила, как я понимаю, не одного, а десятков, если не сотен сполотов? Что они хотят активировать?

– Мы не знаем, – ответила ему сполотка, – как этого не знают и наши партнеры. Но они обещали постараться выяснить это в ближайшее время.

– Да, – усмехнулся пожилой адмирал, – мне уже стало казаться, что эти ваш вездесущие союзники знают все и обо всех. И на станции не происходит ни одного события без их непосредственного участия.

И как раз в этот момент им на нейросеть пришло экстренное сообщение.

– Что происходит? – посмотрел Арош на Плата как на самого информированного из них. – Что случилось?

– Зарегистрировано вооруженное боестолкновение, – читал он прямо со сводок охранных дроидов, – и произошло оно прямо тут, на этом уровне.

И он в некотором ступоре посмотрел на всех остальных.

– Какие-то безумцы попытались взять штурмом посольство креатов, – пораженно произнес он. А еще через некоторое время добавил: – Но у них ничего не вышло, они отступили куда-то в технические туннели, а креаты теперь прочесывают всю станцию.

Плат поглядел почему-то именно на сполотку.

– Что происходит?

Та спокойно посмотрела ему в глаза, а потом ответила:

– Если вы внимательно просматривали запись, которую я вам дала, то должны были заметить, что один из кадров отражает то, что недавно происходило как раз в посольстве креатов. Я навела справки. Их государство на время прекратило общение со всеми остальными странами. Они перестали принимать контракты. И как мне доложили наши агенты, у них прошла большая и кровавая чистка. И догадайтесь, кого они вычищают?

– Карлонгов, – за аграфа произнес Арош.

– Мы тоже пришли к такому выводу. Креаты как-то сами вышли на них и нашли способ, как их выявлять среди своих.

Но тут раздался тихий голос Сары, которая до сих пор молчала и только слушала:

– Если они не принимают контракты, то как кто-то смог нанять для нас телохранителей? – И она кивком головы указала в сторону двери.

Арош посмотрел в том же направлении, а потом ответил женщине, переведя свой взгляд на сполотку.

– Как я понимаю, заказ для вас делал тот, кому креаты безоговорочно доверяют. Не правда ли? – и он уже в упор заглянул в глаза леди Каларии. – И тот, кто подсказал, что и как необходимо будет сказать вашей телохранительнице, чтобы она оставила вас на время.

Ответа адмиралу не требовалось. Он и так знал, что прав. Но вот он не понимал следующего: почему напали именно на креатов? И как ответ на его вопрос прозвучали слова молодой девушки, преемницы Каларии.

– Карлонги, – негромко произнесла Лиика, – еще не догадываются о том, что теперь и мы в курсе их деятельности тут, на станции. Они устраняют тех единственных свидетелей, что, на их взгляд, представляли для них наиболее существенную опасность. И когда они узнают о нас, то следующим их шагом будет…

Круф удивленно посмотрел на всех остальных.

– Вот почему он и нанял этих телохранителей. Они выполняют двойную функцию. Уводят след в сторону, но главное, они обеспечивают защиту тех, кто может представлять для карлонгов хоть какой-то интерес. Все эти люди находятся под ударом. И ваш союзник уже давно знает об этом. – После чего он немного поражённо произнес: – Он смог просчитать всю ситуацию еще до того, как тут хоть что-то произошло. Оценить всю картину в целом, обладая лишь обрывочными сведениями и данными. Такое нереально.

Арош и Грегор переглянулись. Совсем недавно нечто подобное уже сделал один простой парень с захудалой планеты, который по всем данным их оборудования был не намного разумнее пятилетнего ребенка и который, не владея ситуацией в целом, смог сделать правильные выводы и найти нужное решение. Он смог просчитать все, включая и то, чего не мог знать в принципе. Например, выявление интереса этих самых карлонгов к их группе. Только вот теперь выплывает вопрос: «А не знал ли?»

И Арош перевел взгляд на Каларию.

– Так, как называется та планета, где находятся ваши соотечественники? – спросил он.

– Местное самоназвание у нее – Суккуб.

– И почему я совершенно не удивлен, – пробормотал себе под нос Арош.

Второй уровень станции. Один из элитных особняков. Примерно два дня назад

Хоть это и был один из элитных особняков и изнутри это помещение было обставлено в лучших традициях всех остальных богатейших людей станции, проживающих в этом закрытом для многих секторе, однако никого на верхних этажах этого богатейшего дома обычно не было. Как, впрочем, и сейчас. Мало кто знал о том, что под этим особняком находится огромный пространственный карман. И именно там сейчас собралось несколько существ. В темном и огромном зале, который и занимал весь этот карман целиком.

– Патриарх, – обратился стоящий у стены человек к возникшему перед ним сгустку тьмы, – мой отряд не вернулся с задания. Они даже не вышли на связь. Мы не знаем, что произошло на Пелене.

– Ты хочешь сказать, что они могли попасть в руки к нашим врагам? – прошелестела тьма, окутав его.

– Нет, – уверенно ответил сгустку тьмы человек, – я сам наложил на них укрепляющее защитное плетение. При их допросе мозг наших людей должен был разрушиться. Никто не сможет снять этой защиты. Даже я сам или вы, сильнейший. Это был билет в один конец.

– Хорошо, но мы так и не узнали, что там произошло?

– Да, патриарх, – согласился с ним человек, – но к этому не могут иметь никакого отношения обычные люди, я отправил туда две звезды своих «воинов-теней».

– Это плохо, – прошептала тьма, – они наше самое сильное оружие. Необходимо выяснить, что произошло с этим отрядом.

– Да, повелитель, – кивнул головой человек, – но в этот раз я предлагаю привлечь обычных, не кого-то из наших. Нам нужна лишь информация. А после ее получения мы уберем как сам ее источник, так и того, кто ее доставил.

– Хорошо, действуй… – И тьма откатилась от человека, который спокойно развернулся и покинул этот темный зал.

Он не переживал за эти свои не очень радостные вести. Они стоили гораздо больше, чем его жизнь. И эти эмоции, промелькнувшие в ментальном поле одного из лучших карлонгов, прекрасно видел их один из древнейших патриархов. Хотя их раса не испытывала никаких эмоций кроме ярости, злости, жажды насилия и, как это не странно, зависти. Не должна была. Они даже не должны были испытывать страха. Так считали многие из них. До тех пор, пока они не стали перевоплощаться в людей.

И вместе с их строением они каким-то неведомым образом стали зависимы и от их эмоций. Такого раньше никогда не наблюдалось. Там, откуда они пришли, тоже были люди, и они мало чем отличались от тех, что жили в этой вселенной. Но именно здесь почему-то стало происходить это странное изменение в самих карлонгах. Однако никто не хотел замечать очевидного. Они постепенно и сами превращались в тех, кого должны были ненавидеть и убивать, в тех, кто для них был лишь пищей. Но сейчас, как слышал патриарх, уже рождались те, что не могли воспринимать людей как еду. Об этом умалчивалось. Таких уродов убивали. Но рождение таких уродов стало происходить со все возрастающей зависимостью.

И именно это пугало патриарха, который в силу своей особенности не мог перенять столь несовершенную с его точки зрения форму, она не вмещала всю его мощь. А потому он лучше всех видел их собственную деградацию, будто наблюдая за нею со стороны. И он даже сам не понимал того, что именно это пугало его больше всего. Он очень четко понимал, что еще три-четыре поколения – и люди окончательно ассимилируют их некогда великую и могущественную расу покорителей и захватчиков, господ и повелителей, палачей и вершителей людских судеб.

И именно поэтому они должны были ускорить поиски запечатанного портала, ведущего в ту реальность, из которой их некогда изгнали. Но сейчас у них на пути встало какое-то незначительное препятствие. И они даже не могли вычислить того, кто смог изменить ход судьбы.

«Он где-то здесь, – четко осознала тьма, – и он уже ведет свою игру против меня». А значит, нужно готовиться ко встрече с ним. Он уже давно перестал верить в тех, кто окружает его. Рано или поздно этот неизвестный сам выйдет на него. И нужно увести его туда, где он сам будет наиболее силен, а все способности этого (почему ему все время хочется сказать – человека?) неизвестного пропадут и он останется лишь с тем, что дала ему природа.

И патриарх знал одно такое место. Но еще рано отступать и готовить место для будущей битвы. Сейчас он подождет. Даже то, что сумеет найти, этот высший поможет ему в будущей победе.

Второй уровень станции. Один из элитных особняков. Через сутки после проведенного разговора

Все тот же темный зал и огромная фигура на странном постаменте, напоминающем огромный трон. В темноте этого не видно, но создается такое ощущение, что изготовлен он из скелетов различных существ, в том числе и всевозможных рас людей.

– Патриарх, – обратился человек, стоящий у подножия трона, к тому, кто восседал на нем, – мы выяснили даже больше, чем требовалось. Это судьба или стечение обстоятельств.

После этих слов человека по залу прокатилось какое-то странное шипение, но он не перестал говорить. Даже патриарх понимал, что линейный ход времени и пути судьбы изменять могут лишь единицы. А среди их народа подобных существ не было в принципе. И потому они старались уничтожить любого из тех, кого они называли «меняющими вероятность». Слишком непрогнозируемые становились события вблизи таких существ. И в этом случае был всего лишь один шанс сделать так, чтобы никакой из планов не изменился. Убить меняющего.

И лучше всех это понимал сам патриарх. Он за свою очень, очень долгую жизнь уже уничтожил не одну сотню подобных существ, как в этой реальности, так и в той. Единственный раз, когда они не смогли этого сделать, привел к тому, что их раса была вынуждена бежать из одной реальности в другую и осесть здесь.

Поэтому с тех пор появление подобных существ, а это могли быть не только люди, отслеживалось еще более тщательно. Человек лишь слегка передернул плечами, сбрасывая со своего сознания тот давящий на него эффект, что создал прошедшийся по залу шепот.

– Я не знаю, что могло послужить причиной, – еще раз повторил он, – но на той станции наши интересы пересеклись с креатами. Мои люди выяснили, что они захватили полный контроль над этой станцией. Чем был вызван интерес именно к ней, не известно. Но уничтожены все главы пиратских кланов, что до того момента контролировали ее. Креаты не побоялись даже пойти в разрез законам Содружества, объявив эту станцию полной собственностью какого-то из не слишком известных кланов. Мои люди не уверены, но как они сообщили, были зачищены абсолютно все, хотя бы частично завязанные на работорговлю креатами. И именно этот хвост мог вывести на нашего посредника и через него на находящуюся там группу бойцов. Мы считали креатов умеренной опасностью, но теперь понятно, что они стали действовать в сугубо своих интересах. И уровень их угрозы для нас значительно увеличился. Они теперь представляют угрозу еще и тем, что начали какую-то свою игру, разбивающую наши планы. А они являются достаточно значимой силой, если присоединятся к одной из сторон.

Темная фигура материализовалась перед человеком.

– Вы еще что-то выяснили? – уточнила тьма.

– Нет, там больше ничего выяснить не удалось. Интерес моих людей к новой силе на станции сразу обнаружили, и они еле успели сбежать оттуда.

– Понятно, – протянула тьма. И уже хотела отвернуться и двинуться в сторону своего трона, как от стены отделилась еще одна фигура. Это был высокий и статный аграф, который только сегодня впервые был допущен на совет высших.

– Патриарх, – произнес аграф, – креаты уже выбрали тех, на стороне кого будут сражаться.

– Откуда такие сведения? – это на него посмотрел тот самый человек, явно разозленный тем, что кто-то сумел выяснить то, что пропустил он. Однако аграф полностью проигнорировал его слова. Он даже никак не отреагировал на его реплику. Этот аграф ждал разрешения патриарха. И тот его дал.

– Говори, – прошептала тьма вокруг.

– С недавнего времени на наше посольство стало работать несколько креатов-телохранителей. И по тем слухам, что ходят там, нам их предоставили в связи с каким-то договором о сотрудничестве. Меня это заинтересовало. И я выяснил, что креаты со своей стороны прикрыли и еще нескольких существ. Кого-то со станции, но они нам никогда не были интересны. Видимо, это или холостой выстрел, или к ним просто попала неточная информация. Но также креаты появились еще и в Департаменте по исследованиям. – Тут аграф замолчал, а потом веско добавил: – И как мне удалось вычислить, все это произошло сразу после нападения на одного из сотрудников департамента. Какого-то мусорщика. Я не знаю, чем был вызван наш интерес именно к нему, но то, что след того нападения ведет к нам, так почему-то решили именно креаты. А после этого они прикрыли одними из лучших как раз тех, кто может вызвать хоть малейший наш интерес тут, на станции.

Патриарх очень долго молчал. Но это молчание было тем подавляющим ужасом, что сковал весь зал.

– Нужно их уничтожить, – наконец прошептала тьма, – пока они не обрели силу и не нашли новых союзников.

– Я все выполню, – наклонил голову человек.

– Я говорил это не тебе, – произнесла тьма, – ты меня разочаровал уже в который раз. Займись поисками меняющего. И выясни, не смогла ли что-то узнать моя дочь. Что-то больно давно от нее не было никаких вестей.

– Понял, повелитель, – зло произнес человек, искоса глядя на спокойно стоящего аграфа, после чего резко развернулся и вышел из зала.

Тьма же подлетела к молодому аграфу.

– Это твой шанс, – спокойно произнес какой-то шипящий голос, – второго он тебе не даст.

Впервые аграф усмехнулся.

– Второй мне и не потребуется. – После чего, склонив голову, также вышел из зала.

Ну а патриарх посмотрел вслед этому новому высшему, чью инициацию провели только на днях. В нем не было еще того страха и гнили, что он чувствовал в остальных. «Для нас еще не все потеряно», – подумал он. Только вот не подумал он о том, что все потеряно может быть для этого молодого и высокомерного аграфа, вернее того, кто являлся всем остальным в его облике.

Посольство креатов и окрестности вокруг посольства. Сейчас

– Иила, – обратился я к девушке, – прости, но это пока то единственное место, где я могу оставить тебя, не опасаясь того, что кто-то про тебя узнает.

Мы сейчас находились в небольшом туннеле, выход которого вел как раз за посольство, и я лишь дожидался благоприятного момента, высчитанного Кирой, чтобы попасть на его территорию. И поэтому показал в направлении находящегося перед нами здания.

– Местные в силу определенных причин не будут задавать мне никаких вопросов, а в случае необходимости смогут помочь скрыться и тебе.

– Да, – и девушка достаточно небрежно отмахнулась рукой, – я уже оценила силу местных магов, для меня среди них нет соперников… – тут она запнулась и посмотрела на меня, – ну кроме тебя, – но она опять подумала, слегка тряхнула головой и продолжила говорить: – В общем, на этой станции, как ты ее называешь, мне ничего не угрожает.

– Пока о тебе не знают, то да, – ответил я ей, – и я хочу, чтобы о таком маге, как ты, и дальше никто не знал. Я не хочу, чтобы о твоей силе стало кому-нибудь известно.

Я прекрасно помнил как слова сполотки о том, что она почувствовала присутствие мага уровня «А0», так и такой давний рассказ тогда еще профессора Ароша о том, что есть специальная директива по выявлению магов и, если потребуется, по задержанию такого уровня. А если есть такая директива, то у них явно есть и способы, как все это можно обеспечить.

И почему-то мне кажется, что в отношении Иилы они будут не менее действенны, чем и в отношении всех остальных магов. Только вот девушка скептически посмотрела в мою сторону, она верила в себя и свои силы и реально оценивала свои возможности.

«Как бы ее переубедить, – задумался я, – ведь среди местных, и правда, не было настолько сильных магов, как она, только вот девушка забыла о том, что их расу кто-то уничтожил».

И меня как током прошибло. Сетхи, или раакшасы, как их называла она или как их называли тут, в Содружестве, ведь они тоже сталкивались с вампирами. И они никак не смогли противостоять им. Даже больше. У меня в сознании было понимание того, что раакшасы когда-то были рабами вампиров. И продолжалось это очень долгое время. Но потом они сумели освободиться от их власти, хотя вот не смогли истребить их. И даже сейчас в их обществе должны были остаться кланы этих «пожирателей силы», как их именовали сетхи.

Но вот что для меня важно, Иила прекрасно осознавала и знала их силу, ведь она долгое время сражалась с ними. «Хм, а вот это уже аргумент», – подумал я.

– Сетхи, – спросил я у нее, – они сильные противники?

– Да, – подтвердила она, – но ведь их тут нет.

– Зато тут есть те, кто когда-то сумел поработить их и кто до сих пор из тени манипулирует ими.

Девушка удивленно посмотрела на меня.

– Они настолько сильны? – спросила моя ожившая стихия.

– Нет, – ответил я ей, – но они еще более опасны. И эту разницу ты должна понимать. Нас с тобой обучал один учитель.

– Я поняла, – медленно кивнула мне Иила.

– Вот от них я и хочу тебя укрыть, как и еще кое-кого на этой станции, – сказал я девушке, – тут есть люди, которые, так же как и ты, очень дороги мне. И почему-то так получилось, что именно они и вызывают столь повышенный интерес у этих сильных существ. Мне нужен тот, кто в случае настоящей опасности сможет уберечь их и сможет продержаться до тех пор, пока я не подойду на помощь.

– Хорошо… – ответила мне девушка. – И кто эти дорогие тебе люди? Не боишься, что они могут не пережить встречи со мной?

Я поглядел на нее в ответ.

– Полтора миллиарда лет, – спокойно ответил ей я, – я же не ревную к тому, что у тебя было. А все это сейчас тут. – И я постучал себя по голове. – Главное для меня то, что ты все эти года ждала встречи именно со мной. Только есть одна проблема.

Иила кивнула.

– Ты ещё несколько дней назад даже не знал о моем существовании и у тебя была своя жизнь, – тихо произнесла она. И немного помолчав, она еще тише спросила: – Мы не сможем быть вместе?

М-да. Не думал, что этот разговор начнется у нас тут и сейчас. В темном и невзрачном туннеле. Но коли девушка задала этот вопрос, то на него следует дать ответ. Только вот какой? Да тот, который я и хочу.

– Сможем, – спокойно ответил ей я, – только теперь мне необходимо постараться как-то сделать так, чтобы и ты органично вписалась в мою несколько корявую и сумбурную жизнь. – И вздохнув, я добавил: – А насколько она корявая, ты сможешь понять уже через пару минут.

Посольство креатов и окрестности вокруг посольства. Несколько минут спустя

Я хотел уже выйти из туннеля и направиться к зданию посольства, когда резко притормозил.

– Кист, быстро вперед, – сказал я парню, который незримой тенью следовал за нами и даже не вмешивался в наш разговор. – Покажешь им это, – и я вытащил свой пистоль.

Только по нему они бы смогли определить, что парень от меня.

– Не пользуйся им и не стреляй. Иначе он убьет тебя. Они поймут, от кого ты пришел. В посольстве скажешь, что на них сейчас будет нападение. Пусть готовятся к бою.

Парень лишь кивал мне, запоминая мои слова.

– Сейчас нападающие их окружили, их много. Но это лишь отвлекающий маневр. Здание посольства не покидать, пока я не подам сигнал. Главную опасность представляют те, кто… – Он не знает про вампиров. Но главе кланов я о них говорил вроде. Ладно, попробую. – …в общем, главную опасность представляют вампиры.

В этом месте Иила как-то странно вздрогнула, неужели она знает, кто это. Между тем я продолжал рассказывать:

– Подходит несколько их отрядов. Они не должны захватить никого из наших, а также прорваться в посольство.

Кист кивал в такт моим словам.

– Хорошо, теперь ты, – и я посмотрел на девушку. – Иила, идешь с ним. Ни в коем случае не применяй магию. Можешь работать холодным оружием или чем-то иным. Попросишь у креатов, тебя снабдят. Но это не должно давать никакого магического засвета, ты поняла меня?

– Да, – кивнула девушка.

Хотя я кое-что забыл.

– Да, а ты видела подобное? – и я указал на пистоль, который держал парень.

– Нет, – отрицательно помотала она головой.

– Жаль, – произнес я, – на будущее, напомни меня научить тебя им пользоваться. Он будет твоим основным оружием. Тебе он подойдет. – После чего отключив систему безопасности посольства, я скомандовал: – Вперед. И пусть следят за подступами к посольству сами, не полагаясь на датчики системы безопасности. Они отключены. Не нужно поднимать нам шум сейчас. Иначе все сорвется.

Кист кивнул, и они с Иилой быстро пробежали к зданию. Вот парень постучал в двери. Но потом, не став дожидаться, пока кто-то их откроет изнутри, просто сам вошел в здание посольства.

Почему я не стал связываться с главой кланов через нейросеть, не знаю, но мне показалось это не очень надежным способом передачи информации. И только я об этом подумал, как Кира сообщила, что практически весь сектор отрезан от сети станции.

«Не зря я беспокоился», – мысленно произнес я, отходя назад. Мне необходимо было добраться до ближайшего отряда вампиров. «Так, не забыть уточнить у Иилы, что она знает о них», – сделал себе одну небольшую пометку. И забрался в небольшой люк под потолком туннеля.

Одиночка тут мог попасть практически куда угодно. Главное чтобы у него было время. А оно у меня пока было. Не знаю, как я сумел их заметить, но вампиры были еще достаточно далеко. Раньше за мной такой чувствительности в отслеживании матриц не наблюдалось.

«И опять эти «воины тени», – констатировал я, – значит, за креатов принялись всерьез». Похоже, мы перешли к финальной стадии нашего противостояния и скоро должны потянуться все те ниточки, которые и должны вывести меня на патриарха. И коль это столь могущественное и древнее существо, как о нем думают другие существа из его расы, он будет готовиться к бою со мной. Он уже догадывается, что я рано или поздно выйду на него. И это нападение не просто спровоцировано мной, оно одобрено им. Он знает, что я уже на подходе.

Мы оба понимаем это и понимаем то, что наша встреча неизбежна. Осталось лишь выяснить самое простое и важное, кто к ней лучше подготовится и где она состоится. И я надеюсь на то, что он примет правильное решение, именно то, что так необходимо именно мне. Ведь всей его силы я не знаю, но мне известно то, что и он не знает всех моих возможностей. Нужно ввести в заблуждение его еще больше и сделать так, чтобы он наверняка принял то «верное» решение, пытаясь в будущем свести на нет все мои шансы.

А значит, работаем в полную силу. Ему нужно показать то представление, которое он не сможет проигнорировать.

Посольство креатов и окрестности вокруг посольства. Несколько минут спустя

– Высший, – обратился один из «воинов теней» к высокому аграфу, стоящему у стены туннеля, по которому они пробирались вперед, – все наши группы на месте. Мясо уже на подходе. Ждем только вашего приказа.

– Понял, – ответил аграф невысокому и худощавому человеку с хищным выражением лица. Хотя и все остальные были точно такими же. Худощавыми и хищными, настоящие профессионалы своего дела. Гордость клана. Лучшие из лучших. Их ночные убийцы.

– Еще несколько минут и выступаем, – негромко произнес аграф.

Но неожиданно он как-то странно дернул головой.

– Что? – посмотрел на него командир отряда теней.

– Связь, – негромко ответил аграф, – она пропала. И это не мы. Нашу частоту не должны были трогать. Именно поэтому мы и сменили диапазон.

– Глушилка, – воин мгновенно преобразился и, шагнув к стене, растворился в ее полумраке.

Остальные так же стали исчезать на ее фоне. В коридоре туннеля остался лишь один аграф. Но он понял, что его используют как приманку. В ином качестве он им никак не мог помочь. Аграф и сам бы так поступил, а потому прекрасно понимал все предпосылки принятия такого решения. Несколько мгновений, и неожиданно он чувствует укол у себя в районе шеи. «Что это?» – подумал он и хотел дотронуться рукой до места укола, но тело отказало ему.

«Это смерть», – прозвучали чьи-то слова в его голове, а потом он полетел прямо в сторону стены, где и находился главный из отряда теней, сопровождающих его. А вслед за его телом стену перед ним накрыла волна огня. И огонь этот был холоднее самой морозной стужи. В стену мгновенно вмерзли все расположившиеся вдоль нее карлонги. Тех, кого не достал морозный огонь, накрыла волна выстрелов из двух бластеров. И все это произошло буквально в доли мгновений.

Большего аграф уже не видел, так как упал лицом прямо на пол туннеля. Он слышал, как кто-то прошел мимо него. Что-то поискал вокруг. Зачем-то присел рядом с ним. И ничего не найдя, пошел дальше. «Он не заметил того, что я выжил», – промелькнула радостная мысль в голове аграфа, и он попытался передать хоть что-то через нейросеть. Однако, хоть связь и восстановилась, но пользоваться нейроустройствами он все еще не мог. А потому молча лежал и ждал того момента, когда сюда подойдут те, кто добьет его.

В такой операции обязательно есть команда зачистки. И она последует сразу за этим неизвестным. Прошло около пяти минут. Но неожиданно паралич с него стал постепенно спадать. Аграф постарался подняться. Но не смог. Однако он получил доступ к нейросети.

«Патриарх, – сразу связался он со старейшиной, – на нас напали. Пересылаю протокол, снятый моей нейросетью. Тут есть все, что вам необходимо». И только это сообщение ушло, как он почувствовал нарастающую боль в своей голове. А через мгновение ее просто разорвало на части.

– Молодец, ты сделал, что от тебя требовалось, – раздался молодой голос, и от стены с другой стороны туннеля отделилась фигура, которая была столь же незримой, как и другие карлонги, «воины тени». Только вот это точно был не карлонг. Он не оборачиваясь последовал дальше по туннелю.

Посольство креатов и окрестности вокруг посольства. Несколько минут спустя

Так, проверяю окружающее пространство. Черт, отряды вампиров разбросаны далековато друг от друга, но распределение примерно равномерное. Быстро от одной группы до другой не добраться. К тому же, если снять одну группу, то все остальные сразу же узнают о возникшей угрозе. И это не вариант.

«Так. Стоп. А почему они все еще не нападают?» – эта мысль заставила меня замереть на месте и проверить карту уровня. Судя по всему сами вампиры и большая часть боевиков, которых они наняли, уже были на месте. Но штурм все еще не начался. Они чего-то ждут? Но чего? Вывод только один, дожидаются, пока перекроют все основные направления, чтобы отвлечь креатов полностью.

Проверяю расстановку нападающих отрядов. Да, так и есть. Если исходить из такой точки зрения, то это еще три отряда наемников. И они подойдут на место примерно через три-четыре минуты. А значит, у меня еще есть время. Но ведь кто-то из всех вампиров должен подать этот самый сигнал к наступлению… И как его выделить?

Но тут все относительно просто. Практически все вампиры – это «воины тени», кроме одного. И если идти по методу исключения, то он как раз и есть тот, кто мне нужен.

Интуиция молчит. Значит, по крайней мере, спорить со мной она не хочет. Выдвигаюсь в нужную сторону. Их отряд от меня дальше всего. Но я успеваю. Только вот не хотелось бы вываливаться прямо им на глаза. Жаль, что та способность вампира, что я у него утянул, еще не активировалась.

= Адаптационное свойство растворения ментального поля в окружающем пространстве (ментальном фоне) уже полностью прошло свою активацию и внедрение. Неактивированными остались еще три внедренных свойства.

Так. Стоп. Какие еще три свойства?

= Данные по ним будут получены только после полной адаптации и внедрения всех ментальных структур, на текущий момент процесс завершён на двадцать один процент.

Получается, что то свойство невидимости, что я спер у вампиров, это не только оно. Вернее это даже меньше четверти тех возможностей, что я у них вытащил. Весь остальной багаж еще даже не прошел активации. И мне не известно, что я там прихватил. «Вот черт», – пробормотал я.

Ну да ладно. С этим буду разбираться по мере активации способностей. Надеюсь, в вампира не превращусь в конечном итоге. Как бы смешно это ни звучало, но становиться одним из них мне почему-то не хотелось. А сейчас необходимо понять, как воспользоваться этой способностью, что у меня появилась.

Так, вроде вампиры активировали ее, когда оказывались вне зоны видимости, например попадая в тень. Но я и так нахожусь практически в темном туннеле. Однако что-то было не так в моем рассуждении. Ага. Адаптация ментального поля к окружающему фону. Ничего про какие-то конкретные условия не сказано. И я так понимаю, работать это должно в любом месте и при любых условиях. В тени они скрываются лишь поддерживая свой имидж и скрываясь из поля зрения.

Значит, и у меня должно получиться нечто подобное. Но интересно, перемещаться-то мне это не помешает?

= Степень отработки режима адаптации метрической матрицы повышена в четыре раза от полученного оригинала и соответствует степени поступления рабочего объёма ментальной энергии и ее переработки на удержание адаптационного режима.

Чего мне сейчас сказал преобразователь, я не очень понял. Единственное, до чего я дошел, так это то, что он как-то модернизировал и оптимизировал эту способность вампиров, повысив ее эффективность и приведя ее к какому-то общему знаменателю.

Черт. До меня кажется дошло. Если я ей воспользуюсь, то смогу спокойно пользоваться ею, пока буду передавать в нее необходимый объём ментальной энергии.

Значит, у вампиров это было не так? Этого я не знаю. Ну ладно, проверим на практике. Все равно никакого другого выбора у меня нет.

Актировалась она просто. Нужно было лишь пожелать слиться с окружающим фоном, и пространство слегка поплыло. Мгновение и зрение слегка преобразилось. Исчезли многие цвета. В основном остался лишь красный и еще несколько его оттенков. Картинка стала более четкой. Но зато стало гораздо более удобно ориентироваться, и теперь не стало той замыленности, что возникла сразу после активации способности адаптации ментальной матрицы.

Я уже практически приполз. И как мне выискивать необходимые точки. Раньше они слегка подсвечивались, а теперь необходимого эффекта я не наблюдаю.

А не хотелось бы убивать этого отличного ото всех вампира, не распотрошив его на информацию. Но только стоило подумать о том, что мне нужно, как полностью все цвета исчезли и осталось лишь несколько красных точек, одни более яркие, другие менее. Так. Теперь понятно. Направление атаки мне известно.

Действуем дальше. Я хотел устроить представление, но не подумал о том, как о нем сообщить их патриарху. Это должен сделать кто-то из них. Думаю, у обычных воинов нет выхода на него, а потому они для меня не интересны. А вот у того, кто слегка отличается от них, этот выход есть, может, и не прямой, но информация в конечном итоге точно до него дойдет. Значит, по крайней мере, на некоторое время он мне нужен живым.

Так, работаем по схеме. Перекрыть возможность пользования нейросетью, но не блокировать ее. Она должны отключиться чуть позже. Нам нужен протокол, который он отошлет. Тут поможет глушилка: они расположились компактно, и ее поле как раз накроет всю группу.

Однако мне необходимо не только это. Как бы поэффектнее прибить их. Простой мордобой не слишком впечатлит патриарха. Нужно что-то такое… Подошло бы что-то из того арсенала, например, что тогда на Пелене устроила Иила.

И в моей памяти замелькали схемы и образы. «Заморозка», – вот то что нужно. В сознании выстроилась энергетическая структура, которую необходимо воспроизвести и передать в нее определенный тип ментальной (в данном случае магической) энергии.

Только вот одна проблема. Иила работала только с энергией холода, а это своеобразная смесь еще нескольких типов энергий. Смогу ли я сам воспользоваться всем этим. У меня, насколько я понимаю, вообще никакого внутреннего источника нет, вернее он есть, но это слабый источник тепловой энергии. Интересно, как он будет взаимодействовать с плетением, – а именно так и называлась та энергетическая конструкция, что сейчас висела в моем сознании, – рассчитанным на один тип энергий, но активированным совершенно иным.

Еще один длиннейший марафон по всему этому багажу знаний, и никаких противопоказаний я этому не нашел. Единственное упоминание, которое встретил, это о возможной смене эффекта действия заклинания. Но ладно, к этому мы подготовимся. Все, тогда действую. Откладывать больше не имеет смысла. Уже подходит время, те отряды, из-за которых и произошла задержка в начале штурма посольства, уже практически на месте.

А потому вытаскиваю бластеры и беру их в обе руки. Мысленно готовлю шип, которым проведу укол вампира, чтобы парализовать его.

Ну а теперь, веред. Запуск глушилки. Да ее работу сразу заметили. Вон как засуетились. Вернее засуетился только этот отличный ото всех остальных вампир в образе аграфа. Значит, вот через кого сливали вампирам информацию об Элине. Получается, мы и утечку устраним, если он, конечно, там один.

Воины отошли к стене и начали растворяться на ее фоне. Черт, немного растянулись. В описании к тому плетению, что я хотел использовать, говорилось про уверенные пять метров. Они отошли чуть дальше. Два вампира не подпадут под его воздействие. Значит, бластеры пригодятся в любом случае.

Шаг вперед и удар. Аграф замирает на месте. Этим ударом его парализовало и отключило на несколько минут возможность работать с нейросетью. Но очень скоро она восстановится. Главное, мне самому успеть за это время. Чем это хорошо. Реально нейросеть работает и пишет протокол. А потому аграф все зафиксирует.

Но он стоит не очень удачно. Я попаду в кадр, а это мне пока не нужно. Удар в его спину, и он летит на ближайшего замаскированного вампира. Теперь активация плетения.

Офигеть. Это чего у меня такое получилось? Вроде и огонь, по крайней мере внешне. Только вот все, кого он накрыл, мгновенно превратились в лед.

Так, не останавливаться. Еще два живых вампира. И они уже среагировали на угрозу. Но поздно. Бластеры заливают их волной огня. Быстро проверяю всех. Живых, кроме аграфа, нет. Сажусь на корточки возле него.

«Псион» быстро скидывает всю необходимую мне информацию и опустошает доступные ему счета. Временно блокирую обратную связь между ним и нейросетью. Сам он сообщения отправлять сможет, но вот никаких откликов до него доходить не будет. Даже когда она полностью восстановит свою работу. Но это потом. Пока на мне еще несколько групп. А эти пусть остаются тут.

И я, поднявшись, побежал вперед. Нужно заканчивать с этим и как можно быстрее.


Глава 1. Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4 | Перешагнуть пропасть. Книги 1-6 | * * *