home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6. Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Космическое пространство

Неизвестный сектор. Семь часов спустя

– Кэп, – обратился один из пиратов к высокому худощавому мужчине с волевым лицом, – вы не поверите, но они прибыли всего на каком-то одном зачуханном судне.

Тот, к кому обратились, посмотрел в сторону приборной панели системы сканирования и ответил:

– Не поверю, – настороженно ответил тот и уже самостоятельно проверил все показания приборов. – Следите за всеми прыжковыми зонами.

– Зачем? – удивился молодой, который и заметил появление нужного им судна.

Капитан корабля, который уже давно не верил, что тут могут выжить такие идиоты, что припрутся на столь серьезное дело всего с одним кораблем в запасе, посмотрел на него и сказал.

– Примерно за тем же, почему и у нас в астероидном поле запрятано еще четыре корабля и крейсер, – и видя полное непонимание на его лице, добавил: – попасть в этот сектор из ближайших систем можно менее чем за несколько минут. Мы даже их защиту расколупать за это время не успеем, как к ним прибудет подкрепление.

– А, – протянул его второй пилот, – который занимался системами связи и сканирования, – понятно…

Только вот, глядя в его лицо, было видно, что до этого тугодума совершенно ничего не дошло. Тогда как второй парнишка, которого они нашли на какой-то отсталой колонии с окраины Содружества, все понял еще в первый раз.

Кэп посмотрел на них и подумал о том, что этот его молодой офицер, навязанный ему их боссом, которому в свою очередь его сюда прислали из метрополии, задает слишком много вопросов и не понимает элементарных вещей. А вот второй…

И он еще раз поглядел в сторону присматривающего за показаниями приборов второго парня.

«Поменяю первого на второго, как только мы закончим это дело, – решил он, – а босс сам пусть разбирается с теми, кто этого сюда прислал».

Мало кто знал, но они были практически регулярными войсками, которые тренировались на территории Агарской империи. Оттуда к ним прибывало большинство новобранцев, таких вот, как этот не слишком сообразительный парень, которого зачем-то прислали к ним.

Кэп, вообще, был уверен в том, что он вряд ли бы смог сам сдать сертификацию на пилота, слишком тупым он был, а потому тут без какой-то мохнатой лапы не обошлось. Ведь гонору в этом их рекруте было больше, чем в ином лорде.

«Явно, он сынишка кого-то из святого престола», – уже несколько раз подобная мысль посещала голову Кэпа. И если это так, то становилось понятным его появление здесь.

Их служба приравнивалась к участию в боевых действиях, а потому многие скидывали к ним своих высокородных отпрысков, желая продвинуть в будущем их дальше. Ведь после недавнего приказа императора, где сказано, что без обязательной действительной военной службы на благо империи, да еще и с участием в различных кампаниях, как с доказательством твоей готовности пожертвовать жизнью ради империи и императора, никто не мог получить хоть какой-то более-менее значимый пост.

Вот всякие там священники и мелкие бюрократы, которые раньше лишь просто передавали свою власть по наследству, теперь и засуетились. Ну, а служба у них считалась менее опасной, чем во время проведения регулярных военных кампаний. Тут у них было значительное преимущество.

Ведь они получали из метрополии не только новых рекрутов, но и новые корабли, вооружение, комплектующие и оснащение. Что в значительной мере делало их сильнее и гораздо более подготовленными к боевому столкновению, по крайней мере с технической точки зрения, чем всех остальных местных. Ну и не нужно забывать о том, что все-таки все их рекруты прошли стандартную боевую подготовку, как и остальные кадровые военные, а это на голову отличало их от остальных пиратов, промышляющих тут.

Вот и получалось, что Агарская империя практически формально узаконила каперство для своих граждан, которые с ее стороны получали значительную помощь и поддержку. Они же выполняли тут, на территории Фронтира, различные операции, которые не могли быть осуществлены силами самой империи, чтобы не вызвать ответной реакции со стороны Содружества. Такие, как захват судов и заложников, налеты на представляющие интерес колонии и предприятия, расположенные тут или в других областях окраин Содружества. Их военный захват и подчинение. Перехват контроля над торговыми и пассажирскими узловыми точками и маршрутами.

В результате, в обратную сторону уходили рабы, наркотики, производящиеся тут, на территории Фронтира, ресурсы, получаемые и добываемые тут, ну и прочие ценности, которые удавалось получить в результате их деятельности. Но самым главным были тайные операции, которые поодиночке или совместно проводили или курировали подобные им отряды. Например, как тот, в котором участвовали они сейчас.

Блокада целого сектора. Им лишь поставили задачу. Это необходимо было сделать. Но вот причин им никто не называл. Однако они и не требовались.

Они действовали в соответствии с поставленной задачей и теми функциями, что были на них возложены. Их группе отводилась роль разведки местных планет, подготовки стационарного форпоста и организации подрывной деятельности на станции, контролирующей весь этот сектор. Вот этим они сейчас и занимались. Искали контакты и выходы на нужных людей.

И параллельно их группа занималась собственным обустройством в этом секторе Фронтира. Ведь если все пройдет по разработанному плану, то достаточно большой участок территории Фронтира, считающийся условно нейтральной зоной, отойдет Агарской империи.

И эта блокада, а также развертывание форпоста на одной из пригодных для жизни планет были практически завершающимся этапом расширения зоны влияния Агарской империи на территорию Фронтира и взятия под контроль всех близлежащих секторов.

– Готово, – доложил связист, который как раз, пока Кэп размышлял, наладил канал связи, – мы подключены.

Капитан судна кивнул головой. И поглядел на экран, с которого на него смотрел обычный молодой парень.

– Товар со мной на корабле, – вместо приветствия сказал он, – где и когда совершим обмен?

Кэп перевел свой взгляд на шустрого.

– Что у тебя? – спросил он по нейросети.

– На корабле тридцать человек, – доложил тот, – пять из них рабы. Все в ошейниках. По ним я и определил принадлежность. По расе. На корабле в основном люди. Есть пара террианцев и один тролл. Рабы… как с нами и договаривались. Четыре пиирки и креатка.

– Понял, – ответил Кэп и переключился на ожидающего его ответа парня.

– Обмен в астероидном поле, – сказал он, – летите на сигнал маяка. – И активировал заранее установленный там маячок.

– Да, вижу, – кивнул парень, а потом, видимо, что-то прикинув, добавил: – Мы туда на моем неповоротливом корыте не влезем. Я буду на малом боте. Устроит?

Кэп удивленно посмотрел на область, где было назначено место встречи. Или он что-то не понимал? Или этот парень блефует? Или он не очень хороший пилот?

Но к области, где они собирались взять на абордаж это судно, можно было спокойно подобраться и на среднем транспорте, даже более крупном, чем тот, на котором прилетел этот несчастный. Однако это не имело значения.

Если их предполагаемый «партнер», даже несмотря на любую свою задумку, сунется туда на каком-то малом судне, то его они просто на магнитных захватах затянут на тот крейсер, что упрятан в астероидном поясе, и прибывшие никак не успеют от них сбежать. Два вспомогательных судна перекроют малому боту все пути к отступлению и побегу, и реально обойдется даже без абордажа. Он, конечно, будет, но уже наземными, вернее абордажными силами, ведь фактически сам мелкий кораблик будет находиться на их крейсере. А средний корабль, оставшись тут в открытом космосе, вряд ли сможет оказать хоть какую-то помощь боту, который будет находиться в астероидном поле.

«Видимо, на это и расчет, – наконец дошло до Кэпа, – на малом корабле они бы смогли сбежать оттуда, даже если бы их там встретили несколько средних судов. Но они не ожидают нарваться тут на крейсер, который будет удерживать их судно магнитными захватами». И он усмехнулся. Не так много вокруг пиратов, у которых в распоряжении есть настоящий боевой крейсер, тем более специально переделанный под захват малых и средних судов.

Он специально встретил этого неизвестного на обычном среднем рейдере, чтобы его не спугнуть. Иначе, заметь тот его крейсер поблизости, сразу бы ушёл в прыжок.

– Хорошо, – ответил парню пират, – нас это вполне устраивает. Мы туда уже выдвигаемся.

И по его команде их корабль развернули в сторону астероидного пояса. От среднего транспорта, и правда, отделился какой-то малый бот.

– Шесть существ на борту, – сразу же доложили ему, – предположительно это лишь товар и продавец.

– Хорошо, – отдал приказ Кэп, – соедини меня по шифрованному каналу с кораблями поддержки.

– Выполнено, – доложил связист.

Кэп увидел своих подчиненных офицеров в экране брифинга.

– Как только товар окажется в Доме… – Домом они называли свой крейсер. – … сразу открываете огонь по их транспорту. Возможно, он к тому моменту успеет вызвать свое подкрепление и они попытаются отсечь нас тут в поле астероидов и вытащить своего посредника. Не думаю, что нам товар доставляет реально сам продавец. Однако не давайте им прорваться сюда. Выбивайте их отсюда, пока мы не выведем крейсер из поля астероидов на оперативный простор.

– Так точно, – в один голос выпалили офицеры. Эти люди никак не напоминали тех пиратов, под которых они маскировались. Но только в рамках выполнения очередной миссии. Повадками и своими действиями во все остальное время они были еще более жестоки и циничны, чем все другие. Ведь они прекрасно понимали, чем им грозит тот факт, если раскроется их легенда и истинная сущность, а потому знали, в отличие от всех реальных пиратов, для них нет такого понятия, как сдача в плен. Для них нет никакой иной альтернативы, кроме смерти. И поэтому они и вели себя так, будто каждый прожитый день был последним.

– Хорошо, – кивнул Кэп своим, – тогда работаем.

И сам провел их средних размеров рейдер в небольшой проход между двумя каменными глыбами. А буквально вслед за ним туда же влетел и небольшой бот, на борту которого находилось шесть пассажиров.

Неизвестный сектор. Центр астероидного поля. Некоторое время спустя

«Странно, почему не было никакой поддержки?» – эта мысль не давала покоя капитану с тех пор, как они разнесли средний транспорт практически через несколько секунд после того, как захватили мелкий транспортный бот и затянули его гравитационными захватами в док своего крейсера. Транспортник, хоть и оказался защищён неплохим силовым щитом, но не смог выдержать сразу трех попаданий протонных пушек, сначала перегрузивших и снесших его щит, а потом и уничтоживших само судно. Не потребовалось даже подкрепление.

Хоть они и уловили какую-то передачу, ушедшую с корабля в момент нападения, но как они ни контролировали прыжковые зоны сектора, в нем так никто больше и не появился. Поэтому, продежурив тут еще некоторое время, Кэп и его помощник перегрузились на такой же транспортный бот, каким воспользовался их поставщик, и направились в сторону замаскированного крейсера, который полностью выполнил свою функцию.

Их основной корабль находился в режиме невидимки и был замаскирован под небольшой астероид. Как раз около него и был размещен маяк. И именно туда и должен был прибыть поставщик со своим товаром. Как только он оказался в зоне действия магнитных захватов, те сработали. Это, конечно, демаскировало крейсер, но было уже поздно. Из Дома сообщили, что с бота ушло несколько передач в сторону их среднего транспорта, но они смогли их перехватить.

Необходимо было лишь дождаться, пока они затянут бот на крейсер, и через минуту это было выполнено, ну а дальше они уже сами открыли огонь по среднему транспорту.

Кэп не знал, повезло им или нет, но, похоже, они с захватом бота уложились в тот небольшой промежуток контрольного времени, что у них был между тестовыми передачами, которые должен был передавать бот. Ну, а потом уже не имело никакого значения, что будет с транспортником, бот был у них в руках.

Но вот суда поддержки? Что с ними? Где союзники этого торговца? Ведь его должен был кто-то прикрывать? Ну не мог он быть настолько беспечен. В это Кэп не верил.

– Капитан, – доложил его помощник, который и прибыл с ним на крейсер, – мы на месте.

После чего их бот ошвартовался.

– Смотрите-ка, – и он показал в направлении стоящего неподалеку судна, – а у них, оказывается, десантный бот не пассажирский, как у нас. И, похоже, его уже взяли.

Кэп и сам это видел.

Люк был вскрыт. И мелкий кораблик сиял темным зевом открытого шлюза.

– На выход, – скомандовал Кэп и сам двинулся вперед. Что-то его беспокоило. Что-то не давало ему покоя. И сейчас это не относилось к тем союзникам продавца, которые так и не появились. Тут что-то другое.

Вот он открывает шлюзовые двери и выходит наружу. «Никого нет», – наконец осознает он. И только собирается предупредить об этом выходящего следом за ним помощника, как что-то резко врезается ему в область шеи. И он в падении замечает, как выстрелом бластера срезает ногу его помощнику, который, даже не осознав, что происходит, отлетает вниз и в сторону.

– Не убивать, – раздается знакомый голос, тот, что он слышал, когда общался с поставщиком, – эти агарцы нужны мне живыми.

Кэп видит, как, контролируя док вокруг них, к нему и его помощнику подходят двое. И креатка, держащая несколько бластеров, совсем уж не похожа на покорную рабыню. И только тут до него доходит, что никаких кораблей поддержки не будет. Тем, кто сейчас находился тут, они не нужны. «Они пришли за нами, – четко понимает Кэп, – вернее не за нами, а за мной». И отдает команду на самоуничтожение нейрооборудования и разрушение разума и его личностной составляющей.

– Э, нет, приятель, – раздается спокойный голос, – так не пойдет.

И команда на разрушение нейросети и разума почему-то не срабатывает. Кэп не понимает, что он сделал не так. Ну, а дальше разобраться в происходящем ему никто не дает. Мгновение – и выстрел из разрядника отправляет его в беспамятство.

Неизвестный сектор. Некоторое время назад

– Ну и где этот твой сюрприз, который ты нам упорно обещал? – посмотрела на меня Энака.

– Если суслика не видно, это не означает, что его нет, – задумчиво пробормотал я и еще раз проглядел показания системы сканирования. Но в системе, кроме того самого среднего рейдера, который нас и встретил, никого не было. Ну, это если смотреть просто так.

Кроме всего прочего тут было несколько планет и достаточно большое астероидное поле. К тому же оно еще и очень ценное. Судя по тому, что его не удается просветить даже тому промышленному сканеру, что установлен на это корыто, то в большинстве своем это поле состоит из руд различных металлов.

Хоть у меня особо никто больше ничего не спрашивал, но я поделился своими наблюдениями и выводами.

– Там они, – показал я на астероидное поле, – в этом лабиринте и каменных обломков можно целую эскадру спрятать, а не то что несколько судов. Уверен, что и встречу они назначат именно там. – И показал на отдельное судно, которым и был корабль встретивших нас пиратов. – Они тут лишь для того, чтобы мы не сбежали. Не показывают своей истинной силы, но и нам, скорее всего, не доверяют.

После чего я задумался. «Интересно, они позволят нам лететь к ним на боте, или придется лезть туда на этом среднем корабле?»

Мне, вообще-то, был удобен именно бот. Он хоть и не слишком быстрый, но его маневренность, особенно в условиях этого астероидного пояса, где скорость не так принципиальна, многое компенсировала.

Ладно, с местом встречи я не ошибся. Как раз в астероидном поле. Ну, теперь мой вопрос про то, чтобы мне позволили лететь на малом корабле. Видимо, мой вопрос смутил их, но, немного подумав, они позволили нам разделиться. Тоже не слишком доверяют нам.

По идее, они должны понимать, что в таком громадном астероидном поле мелкий кораблик, если пилот достаточно умел, сможет продержаться что-то около часа. А этого времени должно хватить на очень многое. Например, на подход наших союзников, которые где-то тут недалеко ждут только нашего сигнала.

Но эти пираты уверены в своих силах. А значит, они совершенно не опасаются того, что я смогу ускользнуть от них.

– Там будет ловушка, – говорю я девушкам, – и она не позволит нам уйти от них. Что это, я не знаю. Но сами пираты в ней уверены. Иначе бы не позволили мне соваться в поле астероидов на этом боте. Поэтому если что, будьте наготове.

Вообще-то я и рассчитывал на то, что нас захватят или сами позволят сесть к ним на корабль. Однако я не исключал и другого варианта, что мне придется брать какой-то из кораблей под свой удаленный контроль. Но, как я понимаю, в принципе, мне нужен именно посредник, а он сейчас находится где-то совершенно в другом месте. Вернее, на другом корабле.

«Хотя, стоп», – тормознул я ход своих мыслей. Вижу, что и рейдер посредника двинулся к астероидному полю. Значит, встреча все-таки состоится. Рано или поздно, но он прибудет туда, где будут должны держать нас.

Хорошо. Летим вперед. Так. Рейдер из вида потерялся, но тут, в астероидном поле, это и не удивительно. Выстрела в затылок опасаться не стоит.

Им нужны девушки. То, что они тут, пираты уже знают. Мы зафиксировали направленное сканирование еще, когда только покинули наш транспорт. А сигнальный маяк у них мощный. Даже слишком мощный для простого указателя точки встречи. И это, если даже учесть то, где он находится. Все равно его мощность слишком велика. И это не просто так.

– Они стараются что-то замаскировать, столь сильным сигналом, – констатировал я, подлетая к нужному месту в астероидном поясе. Маяк вижу. И он находится у какой-то непонятной рудной аномалии. Слишком много в ней различных смесей металлов.

Будь я обычным военным экспертом и не изучи базы по металловедению и промышленности, не обратил бы на это никакого внимания. Ну, а так это сразу же бросилось мне в глаза. Да к тому же и мощнейший маяк, который перебивал все остальные излучения вблизи него.

– Тот астероид – это замаскированный корабль, – уверенно произнес я, – судя по габаритам, это или средних размеров крейсер, или очень маленький эсминец. Но судя по тому, кто это, я бы предположил все-таки крейсер. И точка встречи назначена слишком близко к нему.

И я еще раз все прикинул.

– Это неспроста, – сказал я девушкам, которые все присутствовали тут и сидели, ожидая моих дальнейших распоряжений.

Я быстро начал перебирать в голове различные варианты, которые можно использовать в этом случае, отсекая те, что угрожают целостности корабля.

– Магнитные или гравитационные захваты, такие, как устанавливают на шахтерские средние или крупные суда. Они прекрасно подойдут для удержания и захвата нашего корабля. Видимо, их крейсер специально переоборудован под это дело. – И я еще раз поглядел на то место, к которому мы уже практически приблизились. – Так, значит, они затащат нас в док своего судна. – И я поглядел на девушек. – Времени у меня будет немного, но мне его хватит. Однако вам все равно придется их отвлечь на первые несколько секунд. Так что, – и я показал на купленную специально для них одежду, – переодевайтесь.

Девушки молча прошли к разложенным пакетам с купленной для них одеждой.

– Ты точно извращенец, – фыркнула Энака, разглядывая то, что я им приобрел.

– Ну, – хмыкнул я, – зато они точно обратят на вас внимание.

– Да и не только, – немного стесняясь, проговорила Тая, рассматривая платье, в котором, кроме названия и нескольких тоненьких ленточек непонятной ткани, от самого наряда ничего и не было.

– На то и весь расчет, – уже гораздо жестче ответил я, – мне нужно гарантированно привлечь внимание к вам.

– Мы это уже поняли, – зыркнула в мою сторону Энака, – а я-то все гадала, как ты собирался это сделать? Теперь у меня нет никаких сомнений в том, что ты тот еще извращенец.

На это я лишь пожал плечами. И окинул взглядом стройные фигурки переодевающихся девушек.

– Если извращенец я, – глядя на них, произнес я, – то и все мужики такие же. Когда выйдете отсюда, убедитесь в этом на собственном опыте. – И немного помолчав, я добавил: – Ошейники я отключу, как только вы окажетесь на палубе. Но мне нужно время. Помните об этом. А потому не начинайте действовать, пока я не подам вам сигнала.

– А как мы это заметим? – посмотрела на меня Миила, – ты же извлек все наше нейрооборудование еще там, на транспорте.

И это была правда. Никто бы не поверил, что рабам, которым еще не полностью подавили волю, оставят нейросети.

– Думаю, не ошибетесь, – ответил я.

И как раз в этот момент нас посадили в доке.

– Ну, все, – сказал я им, – приготовились. – И стал стараться подключиться к системе управления кораблем. Протоколы шифрования и сертификаты безопасности на этом корабле были новые. Как, в общем-то, и сам крейсер.

«И это не какая-то местная самоделка, – понял я, – это явно какое-то заводское производство и, судя по тем сертификатам, что прошиты в оборудование, сделано это на территории Агарской империи и для их военных». Странно. Я как-то не знал о том, что им для военных создают суда подобной направленности.

Правда, была одна такая догадка, которая мне не очень понравилась. Это, и правда, военное производство Агарской империи. И эти суда точно прошли их госприемку. Но вот создавались они не для военных, а именно для пиратов.

«Интересно», – пробормотал я. К тому моменту, как я прошел первый уровень защиты, нас взяли в окружение.

У, какие молодцы. Чтобы отвести от себя подозрение, эти «мнимые пираты», а изучая их корабль, я в этом больше не сомневался, заменили используемых в Агарской империи клонов на боевых и охранных дроидов. И вот именно эти дроиды вперемешку с обычными боевиками-пиратами взяли нас в кольцо.

– Сдавайтесь. Сложите оружие и выходите по одному. Сопротивление бесполезно. Ваше судно находится под полным нашим контролем. Покинуть наш док вы не сможете. Предлагаем сдаться. Откройте шлюз. Выходите по одному. Иначе сейчас мы начнем штурм. – И так по кругу.

Народу в доке собралось уже значительно больше, а вот дроидов не сильно прибавилось.

– Все, девочки, ваш выход. Мне необходимо еще секунд десять, – сказал я им напоследок. После чего стал перепрограммировать дроидов.

Мне необходимо было прошить в них наши менто-информационные данные. Вижу, как медленно открылась наша шлюзовая дверь. И как из нее по одной выходят мои девочки, как встают подняв руки.

– На пол, – раздается чья-то команда из стана пиратов. Но это уже не требуется. Дроиды распределили цели между собой. Некоторые отъезжают назад.

Все. Заблокировать переходы в корабле. Заблокировать арсенал. Перекрыть доступ в инженерный отсек и к прыжковым и маршевым двигателям.

Плохо, что тут были готовы к битве, а потому большинство вооружены и облачены в скафандры. Проверяю обстановку вокруг нашего бота. Ага. Пираты, как на мед, начали придвигаться к девушкам.

Все, идеальное расположение противника – и дроиды, наведя оружие, открыли огонь по пиратам. Не прошло и трех секунд, как все они уже лежат перед удивленно оглядывающимися девушками.

– Это, как я понимаю, – констатирует Энака, – и есть тот сигнал, о котором он говорил.

После этого они быстро забираются обратно в наш бот и облачаются в свои десантные костюмы, которые я попросил захватить с собой. Оружие тут тоже есть. Не зря же мы должны были притащить с собой его десять ящиков. Так что его у нас с избытком.

Я же управляю дальше дроидами. Две трети отправились зачищать корабль, а последняя треть начала убирать трупы и заметать следы нашей деятельности тут.

«Пытаются вернуть управление над кораблем», – замечаю я несколько попыток произвести взлом. Но я их пресекаю. К тому же вычисляю расположение этих умельцев. Их нужно устранить первыми. Вдруг им, и правда, удастся что-то сделать.

Все, управление кораблем перевожу на свою нейросеть. Пока зачисткой крейсера будут заниматься дроиды. Я здесь не для того, чтобы воевать с пиратами. Мне нужна информация. А она есть в искинах. Ее сейчас на наше хранилище копирует Кира, а потом совместно с большим искином, к которому я дал ей доступ, проведет ее анализ.

Ну, а мы пока подождем тут посредника. Он рано или поздно должен причалить в этот док. Я проверил. Это основной. Есть еще резервный, но им не пользуется. Так что ждем его тут.

– Все обратно на борт, – и показал на наш малый десантный корабль, – основной клиент еще не прибыл.

Девушки профессионально отступили назад. Я отходил туда последним.

Неизвестный сектор. Док крейсера. Сейчас

А вот и те, кого мы ждали. Посредник решил не тащиться сюда на своем корабле, а прибыл на небольшом транспортно-пассажирском боте.

Выходят. Так, что-то заподозрили. Но сделали глупость, что сняли с себя защитные скафандры, а потому – бросок ножа с ударом в определенную точку. Некогда миндальничать.

И тело посредника заваливается с трапа вниз. Второй, что шел следом за ним, начинает поднимать оружие, но его опережает Энака.

Выстрел. И она срезает ему правую ногу, заставив его свалиться с трапа, по которому они спускались.

– Не убивать, – быстро говорю я ей, – эти агарцы нужны мне живыми.

В том, что эти пираты – агарцы и они работают на империю, у меня уже нет сомнений. Мне Кира переслала предварительный анализ маршрутов их движения, а также разобрала всю логистику их поставок. Так вот практически все они закупали в империи. Понятно, теперь откуда у них такие корабли.

Так, стоп. Что это? И я пригляделся к посреднику, который лежал у подножия трапа. Опа. Система самоуничтожения разума, похожая на ту, что используют вампиры. Только несколько более упрощенная. Но она есть. И получить ее они могли только от них. Хотя это и не удивительно, если учесть то, кем на самом деле был их император.

– Э, нет, приятель… – говорю я, заметив, как система начала активироваться. И переключаю ее на один из других нервных центров. Пусть уничтожает его. После этого добавляю: – Так не пойдет.

Хм. Пират, вернее агарец, удивлен происходящим. Ну мне нет дела до его удивления. Мне необходимы сведения, что хранятся в его голове. А потому достаю ударник и произвожу два выстрела. Один в посредника, второй в его помощника.

Все, можно работать. И я достаю «Псион». Пиирки удивленно смотрят на меня.

– Откуда у тебя это? – спрашивает, подойдя поближе, Тая.

– Достался по случаю, – отвечаю ей я.

– Ты хоть знаешь, что это? – с сомнением глядит она на меня. Я, усмехнувшись, поворачиваюсь к ней и спрашиваю:

– Ну, а сама как думаешь? – После чего переключаюсь на пиратов. А еще через пять минут я заканчиваю с ними.

– Ты точно не тот, за кого себя выдаешь, – констатирует девушка, – даже моих способностей не хватит, чтобы на таком уровне работать с нейроподавителем воли. Однако мы все видели, для тебя это не составляет особых проблем.

Я пожимаю в ответ плечами.

– Может, я просто не знал того, что не могу с ним работать, и потому меня это не остановило.

И начал собираться.

– Планы резко поменялись. На станцию мы не успеем вернуться.

– Ты о чем? – поглядела на меня Энака.

– Расскажу чуть позже, когда зачистим весь корабль.

И усмехнувшись, добавляю:

– Нас очень настойчиво пригласили в гости, но придется предупредить Ароша и остальных. Им придется перекрывать сектор со стороны космоса.

Девушки меня хоть и не очень поняли, но ничего возражать не стали. Я же подключился к системе управления кораблем.

– Так. Заняты и оккупированы мостик и еще две палубы. Там окопались модификанты. Начнем с них.

Никаких вопросов не последовала. Сейчас мы были на боевой операции, и никаких возражений или обсуждений тут не приветствовалось.

Время подводить итоги придет чуть позже.

Неизвестный сектор. Крейсер. Вторая палуба. Казармы. Несколько минут спустя

– Лейтенант, – обратился один из бойцов к их старшему офицеру, – за поворотом пятеро. Все вооружены. Ждут нас.

– Это противник, – быстро сориентировался тот, – сейчас для него любой, кто выходил на него с оружием, автоматически относился к стану врагов.

Буквально несколько минут назад они отбили очередную атаку дроидов, и сейчас эти новые.

– Дроиды? – уточнил он.

– Нет, – покачал головой солдат, несущий портативный сканер, – судя по параметрам, это люди. С вероятностью семьдесят пять процентов, пииры. Но почему-то двадцать пять процентов отдает на креатов. И это странно. Обычно их путают или с аграфами, или с троллами. Но никак не с креатами.

– Откуда тут взяться креатам? – проворчал лейтенант. – А вот наемники-пииры – это нормальное явление. К тому же у них зуб на нас. Да, и кстати… – И он обернулся в сторону одного из бойцов. – Слух, не помнишь, кого должен был забрать тут Кэп, ты что-то говорил по этому поводу?

Боец к которому обратился лейтенант, быстро ответил:

– Нескольких пиирок, это точно. И еще кого-то. Про него мнения расходились. От аграфки до обычного человека. Но вот то, что должны были быть пиирки, это точно.

– Это они, – быстро сориентировался лейтенант, – откуда тут еще могли бы взяться пииры? А значит, они уже знают о нашем приближении. Среди них много магов. А если там одни бабы, то тем более.

И лейтенант оглянулся на мощного, всего нашпигованного имплантами и прочим нейрооборудованием, человека.

– Кибби, ползи сюда, – сказал он ему, – тебя они подчинить не смогут. Тем более у тебя есть персональный силовой щит. Так что послужишь тараном. Их всего пятеро. Мы справимся. – И лейтенант показал на поворот, к которому они медленно, но верно приближались.

Нельзя было останавливаться и выдать то, что им известно о засаде, а потому они как шли, так и продвигались вперед, лишь слегка перемещаясь между собой. Вот как сейчас.

Вперед вышел их киборг-танк (говорят, раньше были такие боевые машины, ну а сейчас так называли именно таких вот бойцов прорыва). Это был их боец, который мог собрать на себя весь основной урон, но при этом оставшись практически полностью боеспособным, а главное, этим самым он сохранял жизни всем остальным.

Еще несколько шагов вперед.

– Лейтенант, там дроиды, – только и успел крикнуть их сканер, как в голову киборга влетело два малых технических дроида, выскочивших прямо из боковых туннелей.

– Спокойно, они ему не опасны, – поняв, что те не причинили Кибби никакого вреда, остановил лейтенант уже поднявших свое оружие бойцов.

– Это не так, – вдруг проворчал их штатный техник, – они не атаковали его. Их использовали как интерфейсы подключения.

И поднял свою бластерную винтовку. Но он не успел. Их киборг развернулся и залил коридор перед собой огнем из своей портативной бластерной пушки, которую нес.

Отряд модификантов стал отступать под огнем их же собственного киборга. Только им этого не дали сделать. Путь отступления им перекрыло еще несколько охранных дроидов.

– Тарк, – проворчал их техник, – среди них два боевых.

И быстро откатился к стене перехода, открывая стрельбу в обратную сторону.

– Лейтенант, нужно сдержать Кибби, иначе они нас раздавят. Я же пока попытаюсь отключить дроидов.

– Понял тебя, – ответил лейтенант. И развернулся в сторону киборга. И только сейчас он увидел, что огонь по ним ведет уже не только их же бывший боец, но и те, кто поджидал их в засаде.

«Тарк, а быстро они сориентировались, – оценил работу этой небольшой группы наемников лейтенант, – они точно знали, кого мы пустим им навстречу, и потому разработали тактику боя именно с учетом этого». Лейтенант знал, что пииры действительно неплохие наемники и профессионалы, но теперь он в этом убедился воочию. Раньше ему не приходилось иметь с ними дел.

– Тарк, – сказал сканер, – с ними, и правда, креат. – И он показал в сторону четырехрукого бойца, который почему-то вел несколько отдельную и сосредоточенную стрельбу по собственной цели, а не пытаясь их просто подавить и отжать в сторону дроидов.

«Только вот, что у него за цель?» – задумался лейтенант, быстро составляя схему атаки. Еще пара шагов назад. «Техник, – догадка пришла даже быстрее, чем отработал портативный искин его скафандра, консолидируя и обрабатывая полученную информацию, – он единственный может вытащить нас из этой ловушки». Но прикрыть их технического специалиста он не успел. Два выстрела, и его голову разносит в клочья. Только вот странно. Лейтенант был уверен, что выстрелы пришли не со стороны креата, а по несколько другой траектории.

– Вентиляция, – закричал он, – когда наконец выяснил источник угрозы. У них еще кто-то в вентиляционной шахте.

И буквально в следующее мгновение его слова подтвердились. По ним разом открылась массированная стрельба, заставляющая прижаться всех его бойцов к полу. Они залегли, отстреливаясь, но при этом не поднимая головы. Еще один миг, и огонь со стороны противника мгновенно прекратился. Но зато прямо с потолка на них выпала заляпанная в каком-то непонятном мусоре темная фигура в скафандре. И вооружена она лишь двумя десантными ножами. Только вот теперь лейтенант был уверен, что это действительно самое эффективное оружие, которое можно было использовать в этой свалке.

«Он сверху», – передал лейтенант бойцам по нейросети и сам открыл стрельбу. Вернее, лишь попытался это сделать. Бластер выдал холостой выстрел. А в следующее мгновение шею лейтенанта перерубила острая сталь. И он не видел, как, мелькая и танцуя какой-то завораживающий танец смерти, темная фигура в обычном среднем десантном скафандре в одиночку, буквально за несколько секунд, вырезала один из элитных отрядов Агарской империи, переданный в укрепление размещенным тут каперским отрядам.

Неизвестный сектор. Крейсер. Коридор на первой палубе. Несколько минут спустя

– Там пятеро, – сказал я девушкам, стоящим позади меня, показывая вдаль по коридору, в направлении капитанского мостика. – И заблокировать их в каюте не получилось. Они застопорили двери. К тому же они поступили намного разумнее всех остальных. Не стали оттуда сбегать и прорываться куда-то, а сделали все намного логичнее. Они полностью заминировали подручными средствами всю комнату. И как только мы ворвемся туда, эти пятеро могут подорвать все. – Немного помолчав, я продолжил: – Что плохо. Они как-то умудрились завязать подрыв на состояние своего здоровья. А потому мы даже просто отключить их не можем.

– И что делать? – спросила у меня Энака.

– Управлять кораблем можно и с резервного поста, – ответил я им, – но вот эффективно воевать оттуда не очень получится. А тут, в секторе, еще пять судов противника, которые нас разберут, если очень постараются, особенно если нам помешают эти, – и я кивнул в направлении капитанского мостика, – так что нам в любом случае необходимо повредить взрывное устройство или как-то полностью обезвредить его. – И немного помолчав, я добавил: – Есть план, как это сделать. но тебе он не понравится.

– Ты выживешь? – просто спросила она, почему-то сразу сообразив, что главную роль тут буду играть я.

– Если повезет, – ответил я ей, – и вы будете действовать понатуральнее.

Она лишь кивнула в ответ. Я посмотрел на нее и, взяв ее бластер в свои руки, приставил его к своему боку.

– Черт, будет больно, даже на минимальном заряде, – произнес я и выстрелил себе в бок.

Глаза Энаки расширились. Я же пошатываясь поднялся и побежал по коридору.

– Через пять секунд бегите вслед за мной. И не сильно рвитесь к ним в каюту. Мне нужно время.

Неизвестный сектор. Крейсер. Капитанский мостик. Несколько минут спустя

– Дулх. Кто-то бежит, – направляя бластер на вход в капитанскую рубку, произнес один из офицеров.

– Понял, – сказал тот, направляя оружие туда же. Но не успели они еще что-то подумать, как в коридоре раздались выстрелы. И стреляли явно в бегущего.

– Это кто-то из наших, – констатировал Дулх. Напряжение нарастало. Еще несколько выстрелов, и вот к ним в комнату вваливается какой-то парень, чей бок был в крови.

– Блокируйте двери, – только и успел прохрипеть он, как над ним пролетел еще один выстрел. А он постарался как мог отползти в сторону, оставляя на полу кровавый след.

– Они на подходе. Их пятеро, – добавил неизвестный.

Дулх переглянулся с остальными. В отсутствие капитана именно он выполнял его обязанности. И это была именно его идея – заминировать рубку. Им будет за счет чего торговаться. В секторе пять кораблей, и без доступа сюда крейсеру от них не отбиться.

Если нападающие не так глупы, а почему-то Дулх в этом не сомневался, они это прекрасно поймут. Вот он и хотел обменять свои жизни на доступ сюда. Смерть любого из них равносильна уничтожению корабля. И он хотел донести это до нападающих. Но вот сейчас появился этот неизвестный.

– Блокируйте двери, – еще раз прохрипел он, – они смертницы.

Вот теперь до Дулха дошло. Никто не будет с ним вести никаких переговоров. Если этот корабль уничтожат вместе с ними, это ничего не изменит.

– Тарк, – выругался он. Это был тот единственный вариант, который он почему-то не предусмотрел.

– Блокируй двери, – приказал он одному из офицеров. Тот осторожно направился к ней. Неожиданно неизвестный дернулся и выстрелил в проем.

– Быстрее, а то они ворвутся сюда.

Дулх быстро сообразил, чем это грозит для них. Они хоть и заминировали мостик, но реально никто из них погибать не хотел. А если любого из них ранят или убьют, тут такое начнется.

– Блокируй двери, – поторопил он офицера, а сам выглянул в коридор и еле успел отклониться. Прямо в него выстрелила какая-то пиирка. Неизвестный же отполз чуть дальше, ближе к краю пульта управления.

– Все, – сказал тот офицер, что и должен был снять стопор с двери, – можно закрывать.

– Хорошо, – и Дулх отдал команду на закрытие. И только сейчас обратил внимание на то, что незнакомца, который буквально мгновение назад валялся у приборной доски, там уже больше нет.

– Где… – только и успел произнести он, как его голову разорвало бластерным выстрелом. И сразу после этого в каюте мелькнуло еще четыре вспышки, слившиеся в одну. А после этого открылась дверь и в нее осторожно вошли пять девушек. Четыре пиирки и креатка.

Неизвестный сектор. Крейсер. Капитанский мостик. Несколько минут спустя

– Как ты? – спросила у меня Энака, протягивая мне небольшую армейскую аптечку.

– Жить буду, – проворчал я, вкалывая себе необходимые медикаменты.

Девушка с удивлением смотрела, как я достаточно профессионально орудую медоборудованием, хоть и достаточно простым, а также выбираю те препараты, что мне были необходимы.

– Не знала, что ты еще и медик? – посмотрела она на меня.

– Мы, похоже, очень многое о нем не знаем, – прозвучал задумчивый голос Таи.

Я же пожал плечами и, показав глазами на аптечку, ответил:

– Приходится.

После этого натянул на себя новый скафандр, который принесли девушки. Он зафиксирует рану и не даст истечь кровью в случае чего. Да, и есть у меня подозрение, что скоро этой раны у меня уже не будет. Только вот поесть после этого мне придется здорово. Да и в медкапсулу можно лечь, для ускорения процесса восстановления. Но все это потом, когда мы уйдем в прыжок. Сейчас же есть другие дела.

– Ладно, – и я поднимаюсь с пола, где обосновался после того, как отключил через метрическую матрицу всю бомбу, и откуда расстрелял местных офицеров, – первым делом займемся их судами поддержки. – И я кивнул в сторону радара. – Они не должны уйти и передать сигнал к ним на базу.

После чего направился к пульту управления. Что можно сделать? Времени немного. Есть малые суда.

Черт, зря я завалил посредника, была неплохая идея, которую можно было бы реализовать с помощью него. Хотя почему бы и нет, никто не говорит, что эту же идею нельзя реализовать и с помощью меня самого. Огляделся вокруг.

М-да, постарался на славу. Нужно было хоть одного из них оставить в живых. Ну да ладно, делать нечего. Насколько я знаю, глушилка есть в доке и туда влезет по паре средних судов. Но мне нужно по одному. Ладно, пробуем. Если что, хотя бы какие-то из кораблей я успею взять под контроль.

Неизвестный сектор. Несколько минут спустя

– Добрый день, – раздался широковещательный запрос по всему сектору, – прошу прощения, но говорит рядовой Китайчик по приказу капитана Бракса. Прошу открыть каналы видеосвязи с кораблей поддержки.

Несколько секунд, и в лицо какого-то молодого солдатика, немного нервничавшего от порученной ему обязанности, смотрят пять высокостоящих офицеров.

– Добрый день господа, – не очень-то и по уставу начал общаться он, – так получилось, что все наши господа офицеры сейчас несколько заняты. Меня же капитан Бракс просил вам показать вот это.

И в эфир полились кадры пятерых полуобнаженных девушек.

– Так вот, – сглотнув, произнес солдат, общающийся с офицерами, – капитан просил передать, что если у кого возникло непреодолимое желание посетит наш Дом по какой-либо важной надобности, до того как мы окажемся на базе, то вы должны мне сообщить свою очередность. И я буду готов вызывать вас в той последовательности, что вы запишитесь.

Сначала до офицеров не доходило, о чем говорит этот странный солдат, которого неизвестно откуда выкопали. Но тут глаза одного из них вспыхнули, и он произнёс:

– Дельта-один. Четыре офицера.

– Понял, дельта-один, четыре-офицера, – сообщил солдатик, я свяжусь с вами через двадцать минут. Капитан просил сообщить, что время строго ограничено для всех.

– Я понял, малыш, – усмехнулся офицер. Остальные лишь переводили взгляды с одного на другого.

– Это все, господа офицеры? – уточнил солдат.

Тот, что записался первым, явно смотрел на остальных с насмешкой. Он-то работал с Кэпом уже давно и прекрасно понял, о чем идет речь.

– Дельта-пять, – ответил еще один, – четыре офицера.

Через несколько секунд записались все.

– Дельта один, ждем вас на борту через, – восемнадцать минут, – произнес солдат.

– Понял, – обрадовался тот.

Неизвестный сектор. Док крейсера. Двадцать минут спустя

– Добрый день, господин офицер, – произнес солдат, – меня просили проводить как вас, так и ваших офицеров. Капитан также настоятельно рекомендовал отключить протоколирование.

Слушавший слова молодого рыжего и немного дерганого солдата в десантном скафандре, видимо, он единственный, кто умел, кроме штатного связиста, работать с системой связи, подошел для этой роли, офицер неторопливо кивнул. А потом еще раз с усмешкой посмотрел на этого болвана.

«Не знаю, что ему там наплел Кэп, но ему не жить, – констатировал офицер. – Кэп таких свидетелей не оставлял, потому он и просил выключить протоколирование. И потому столь странный запрос». И он еще раз окинул взглядом этого дерганого парнишку. «Мертвец», – по-другому он сказать и не мог. После чего обернулся в сторону корабля, чтобы позвать всех остальных. На этом его жизнь и завершилась. Вместе со смертью офицера и его людей корабль накрыло поле глушилки.

А еще через двадцать минут он покинул борт, и в эфир космоса ушло следующее приглашение.

Неизвестный сектор. Крейсер. Капитанский мостик. Полтора часа спустя

– Ну вот, а вы еще сомневались, что на такой бред никто не поведется, – говорил я Энаке, пораженно смотрящей на меня, – еще как поведется, главное все представить в нужном виде. А вид у вас был самый что ни на есть нужный.

И я вновь посмотрел на девушек, которых пришлось опять раздеть и сделать несколько наиболее откровенных и привлекательных снимков, которые потом и ушли при передаче на другие корабли. Конечно, там они не сохранились, я их просто показал. Но себе я их так, на всякий случай, оставил.

Девушки вышли чертовски красивыми и до невозможного соблазнительными, даже сам не ожидал. Может, особенного шарма им добавила та злость и смущение, что одновременно читались в их глазах и лицах, не знаю. Вон на меня все еще злющими глазами смотрят все до одной.

Но главное – их изображение сыграло свою решающую роль, и мы зачистили все команды кораблей, которые стыковались к нам в док. А теперь следовало отправляться на планету. Но предварительно необходимо связаться с адмиралом, что я и собирался сделать.

И тот с ответом себя не заставил долго ждать.

– Это ты, – констатировал он, даже особо не удивившись, что общаюсь я с ним совершенно с незнакомого корабля. – Что удалось выяснить?

– У нас нарисовалась еще одна проблема, – сразу перешел к делу я. – Посредник должен вернуться на базу через сутки. Если он не появится там, за это время ее переведут в тревожный режим, и тогда мы к ней еще очень долго не сможем подобраться. Однако сейчас у нас такой шанс есть. – И я поглядел на Ароша. – Мы постараемся захватить базу изнутри. Но вы к моменту проведения операции должны быть уже на орбите и перехватить всех, кто постарается улизнуть оттуда. К тому же нам нужна будет наземная поддержка и постоянный штат базы. Вот ее координаты… – И я переслал полученные данные адмиралу. – Вашего появления в секторе мы ждать не сможем, так как начнем действовать раньше. Но, тем не менее, необходимо синхронизировать ход дальнейшей операции. Мы прибудем на планету через пятнадцать часов. Вы сможете появиться там, если соберетесь за час, уже через восемнадцать. На вас контроль пространства и сброс десантной группы. Через два часа после прибытия они должны быть в условленной точке.

Точкой я выбрал форпост. Все равно его придется брать.

– Их встретит кто-то из пиирок, – и я кивнул в сторону находящихся тут же девушек, – дальше решить придётся на месте. Она и будет проводником.

– Хорошо, я понял, – ответил мне адмирал и, немного помолчав, добавил: – удачи, мы успеем вовремя.

Я усмехнулся в ответ.

– Очень на это надеюсь. А то не хотелось бы мне с девочками воевать с практически регулярными войсками Агарской империи.

– Ты о чем? – посмотрел на меня Арош.

– Это не пираты, – пояснил ему я, – это агарцы, и, судя по тому, что мне стало известно, это именно они инициировали блокаду. Более точно можно будет узнать на их базе.

– Хм, – протянул Ценапи, – теперь эта база приобрела еще большую значимость. Но и захватить ее, как ты понимаешь, будет сложнее. Теперь мы точно знаем, что это военная модель стационарного форпоста.

– Я в курсе, – ответил я Арошу, – но кто вам сказал, что я буду брать его штурмом. Я постараюсь развалить его изнутри. Посмотрим на месте. Пока у меня недостаточно информации, чтобы утверждать все с полной уверенностью.

– Хорошо, я понял тебя, – кивнул Арош, – тогда до встречи у вас на планете.

Я лишь кивнул в ответ и отключился. За нашим разговором наблюдали девушки.

– Так мы летим на твою родную планету? – посмотрела на меня одна из пиирок.

– В каком-то роде это так и есть, – согласился я с ней, – так что, добро пожаловать в гости. – И ввел координаты сектора, куда мы и должны были совершить прыжок.


Глава 5. Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Станция Рекура-4 | Перешагнуть пропасть. Книги 1-6 | Глава 7. Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Планета Суккуб