home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10. Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Планета Суккуб

Планета Суккуб. Малоисследованный континент. Территория форта, за силовым барьером. Центр управления фортом. Некоторое время спустя

Священник сидел в небольшом зале и контролировал ситуацию, происходящую на территории форта. Он вообще не понимал, а зачем нужно было кого-то звать сюда, в форт? Это решение оказалось необдуманным. Почему он поступил именно так? «Ведь переговоры и так уже вел этот придурок сержант», – эта последняя мысль заставила священника на некоторое время замереть на месте, а его взгляд остекленел и прикипел к изображению двора форта, где и проходили переговоры.

Там как раз сейчас к сержанту и этому местному подходил отправленный им боец.

«Нет, я все правильно сделал», – решил наконец сидящий за пультом толстенький человек. Агарец прекрасно понимал, что столь важное дело нельзя было проводить именно через ставшего непокорным и малоуправляемым сержантом, а потому переговорщиком со своей стороны он и выслал к ним другого. Того, кем он сможет управлять в будущем, и того, кто, возможно, в скором времени займет место этого предателя и отступника. Главное, что сейчас он выбрал не такого сообразительного и своенравного бойца, который не будет перечить ему и его воле.

Вот как раз его переговорщик, а это был невысокий и щуплый человек, подошел ближе и стал о чем-то разговаривать со стоящим рядом с ним сержантом. Тот кивнул и показал в сторону местного, а раб в свою очередь что-то протянул ему в ответ.

«Босс, – смотря на переданный ему лист бумаги с каким-то списком, связался со священником его переговорщик, передавая также и снимок списка, – это то, что они хотят получить от нас взамен».

Священник стал быстро просматривать написанные от руки строчки.

– Вот тарк, – выругался сквозь зубы священник, осознав прочитанные условия обмена, – этот местный неплохо ориентируется в ценах.

То, что этот парень – бывший пират, теперь у агарца никаких сомнений не вызывало. Слишком уж точно он оценивал стоимость предложенных рабынь и тех двух магов, которых притащили местные сполоты. И просил он за них не меньше, чем за аграфов. Конечно, в империи их можно было сбыть еще дороже, но священник надеялся на более выгодные для себя условия или на то, что местные будут рады стеклянным бусам и стареньким бластерам.

Но нет, не прокатило. Тут у них окопался тот, кто неплохо разбирается в реалиях подобного бизнеса. И что-то стало закрадываться в агарца слишком уж большое подозрение. А простым ли пиратом был этот парень? Судя по тому, что он видел, тот больно уж хорошо ориентировался в ценах и товарах, которые они могут достать на территории Фронтира.

«Теперь понятно, что с ним случилось, – дошло до священника, – и кем он был». Видимо, этот пройдоха раньше был казначеем одного из отрядов, и это позволило запустить ему в общий котел свою руку, но, похоже, он где-то прокололся и в результате оказался тут. Такое вот наказание, когда выкидывали без всего, как рассказывал этот пират, было в духе Фронтира. Тут выжить на малоисследованных планетах гораздо и гораздо сложнее, чем в любых других местах. И порой это гораздо хуже, чем быстрая смерть. Но тем не менее шанс на выживание есть.

Только вот вряд ли его кто-то бы бросил тут, слишком это глупо звучит и хоть и практикуется, но за гораздо меньшие провинности. И что-то священнику не казалось, что этот ушлый парень остановился бы на какой-то мелочи. Так что его бы обязательно прикончили, если бы схватили. Вот и получается, что этот человек оказался на планете, сбежав со своего корабля. И тут все понятно.

Его просканировали. Никакого нейрооборудования. А значит, управлять он мог лишь самым простейшим, что есть на судне. А это только спасательные капсулы, которые способны доставить кого-то лишь до ближайшей обитаемой планеты, и то, если такая есть где-то в пределах их дальности прыжка.

«Вот как он оказался тут», – понял священник. Теперь в его голове все сходилось. И то, что он смог опознать сполотов. Ну где, спрашивается обычный пират мог бы их видеть? А если он занимался реализацией трофеев своего отряда, то мог вполне на них наткнуться. Хотя бы на мертвых. Слишком большая редкость, потому даже трупы таких рас представляют интерес для всех остальных. И эта его смекалка, когда он якобы случайно узнал о том, что они организовали тут свой форт.

«Уверен, – подумал священник, – что и предложение обмена рабов на товар подкинул он своему магистру не просто так. Видимо, хочет выбраться из той ямы, в которой оказался. – И священник с усмешкой посмотрел на надетый на шею этого человека ошейник. – Сейчас он обычный раб, такой же, каких они и притащили для продажи, – констатировал он, – но если докажет свою необходимость и важность в процессе этих торгов, то уже станет тем, кто будет нужен его хозяину».

Это священник понимал. Ведь и он, окажись в аналогичной ситуации, пошел бы подобным путем. «А мы похожи», – несколько вальяжно подумал он и стал уже более внимательно просматривать переданный ему через бойца-переговорщика список.

Надо было понять, что же запросил для своего хозяина этот человек? Что у них есть из всего этого и как быстро они смогут достать то остальное, чего у них может не оказаться? То, что этот местный раб не надует его, священник теперь совершенно не сомневался. Ведь от этой сделки напрямую зависели как жизнь этого мелкого (ну, это сам агарец так думал) проходимца, так и его дальнейшее будущее. А этим такой пройдоха рисковать никогда не будет.

Бластеры, армейские средние скафандры, десантные нанотриллиумные ножи, армейские персональные медпакеты – все это было понятно. Но вот зачем в этот список попало несколько комплектов нейросетей и имплант к ним, список различных баз знаний, а также автономный медицинский комплекс с ресурсом работы не менее чем на три года, этого священник разобрать не мог. Но все это было вполне нормально. Ничего особо серьезного. Разве что кроме…

«Точно, – и агарец усмехнулся, – вот что задумал этот прощелыга». Последним пунктом шел малый десантный корвет с дальностью прыжка не менее чем на десять секторов. Зачем он, спрашивается, какому-то дикарю, который о нем не имеет ни малейшего понятия. А вот если кто-то задумал побег, то в совокупности необходимый комплект нейрооборудования, аппаратура для его установки и сам корабль давали тот призрачный шанс, позволяющий вырваться с этой планеты.

Но как же тогда этот его ошейник, который пока и привязал его к нынешнему хозяину… Или… И священник вновь просмотрел весь список. «Нет, – подумал он, – ничего такого я не пропустил. Странно». Почему-то агарец был полностью уверен в том, что у этого пройдохи был определенный план, но он его не видел. «Тарк, – мысленно выругался священник, – придется прибегать к помощи этого проклятого сержанта».

И священник связался с ним.

«Сержант, ты ничего необычного в этом списке не увидел?» – спросил он, как только тот отозвался. Агарец знал, что вояка уже тоже ознакомился с затребованным перечнем товара для обмена.

«Он готовит побег», – даже не особо раздумывая, ответил тот.

«Так он тоже понял это», – почему-то эта мысль вывела священника из себя. Агарец-то думал, что только он один заметил подобную странность. Но нет. Сержант тоже уже знал об этом.

«Но он не сказал ничего больше, – радостная мысль проскользнула в сознании священника, – он ничем не лучше меня. У меня даже меньше времени было, чтобы оценить все это и прийти к правильному выводу». Почему-то последние рассуждения согрели его душу.

«Я так же решил, – сказал священник, – правда, не смог понять, как он собирается нейтрализовать своего хозяина». Ему казалось, что коль он не смог этого понять, то и вояка ему на этот вопрос ответить не сможет. Только вот сержант спокойно транслировал: «Он заказал армейские боевые бластеры выше третьего поколения…» – и замолчал, будто этим все было сказано.

Однако сам священник совершенно не мог понять, что все это значит.

«О чем ты?» – процедил сквозь зубы агарец. Конечно, этого не видел сержант, но сам местный глава скрежетал зубами, задавая этот вопрос.

«Армейские бластеры, – священнику показалось, или в голосе вояки, отвечающего ему, сейчас, и правда, прозвучало какое-то снисхождение, – их можно перевести в режим мины-ловушки. И она сработает в определенное время. А еще их можно активировать дистанционно. Не знаю, как хочет использовать их наш знакомый, но наверняка рассчитывает он именно на это».

«Понятно», – буркнул священник. И начал быстро просчитывать ситуацию. Что ему выгоднее? Сдать этого бывшего пирата, который явно замыслил слинять от своего хозяина, да еще и прибить его, при этом, возможно, получив, а возможно, и не получив никакой награды или благодарности от местных. Или, наоборот, помочь этому самому пирату свалить от мага, завалить с его помощью основную угрозу, при этом привязать этого пирата к себе.

В этом случае у них будет проводник среди местных, который обладает так нужными им сведениями о местных реалиях и который будет полезен уже не только бывшему его хозяину, но и им самим. Правда, при этом придется не спускать с него глаз. Но ничуть не хуже, чем этим магическим ошейником, можно привязать этого бывшего пирата и с помощью обычного подавителя воли и тогда он сам будет работать на них, да еще и с превеликим удовольствием. К тому же, и, пожалуй это было самым решающим доводом, во втором случае с местными не было никакой необходимости налаживать хоть какие-то отношения.

Прилетай и похищай, а потом бери и делай с рабами то, что захочешь. Хоть оставь себе (тут он вспомнил о тех рабынях, что сейчас находились снаружи), хоть продай их кому-нибудь. Тут опять же всплыли мысли о том, что товар эксклюзивный и он останется его единственным поставщиком.

«Тарк, – встрепенулся он, – никаких соглашений, даже если что-то и заключим, то это будут лишь косвенные улики». Для них же самих все будет именно так, как они и привыкли действовать. Нахрапом, наглостью и наскоком. Оставляя после себя лишь огонь и выжженные поселения.

Священник и сам не заметил, как уже подспудно принял то решение, которое собирался воплотить в жизнь. Сейчас он обдумывал лишь его детали и то, как попробует воспользоваться в будущем, какие выгоды и плюсы ему это принесет.

«Сержант, – агарец даже не понял, что приказывает вояке, – ведите сюда этого местного. – И усмехнувшись, он добавил: – У меня к нему появилось более выгодное предложение».

«Понял», – только и ответил боец.

А потом агарец увидел, как они с этим парнем, попавшим сюда, на планету, двинулись в сторону главного здания форта. Как раз туда, где их ждал священник.

Южная граница княжества лииров. Форт агарцев. Некоторое время спустя

Смотри-ка, наконец-то они клюнули на мою подставу. Что-то больно долго эти агарские «пираты» соображали. Я уж думал, что скоро придется переходить на запасной план. Но обошлось. И это хорошо. Не уверен, что второй вариант был бы столь удачен и безопасен. Хотя тут все относительно. Сейчас я находился один посреди стана врагов. И это я еще считал, что нахожусь в безопасности. Но так оно и было. Пока местные верят в то представление, что мы для них устроили, я буду нужен им.

А пока нужен им, я нахожусь в безопасности.

Южная граница княжества лииров. Форт агарцев. За некоторое время до…

А вот с представлением чуть не вышел большой и полный облом. Эти пираты очень уж перестарались. Ну не думал я, что моя такая простая заготовка, вытащенная из воспоминаний Иилы, подействует на людей подобным образом. Называлась она просто – «Точка кипения». И как ни странно к воде или пару эта ментальная конструкция не имела никакого отношения.

Само плетение относилось к разряду тех, что воздействуют на разум и ментальное поле существ. По описанию, должна была задрать нервозность и взвинченность людей на максимум, сделать их до безумия подозрительными и с возросшей манией преследования. Им должно было казаться, что весь мир ополчился против них. По крайней мере так должно было быть для тех, на кого я ее натравлю.

Но вот тут-то и вышел тот косяк, который едва не загубил все наше дело. Все началось как и было запланировано. Я начал воздействовать на тех, в чьих метрических матрицах были замечены наиболее сильные лидерские качества. К моему удивлению, подобных людей во всем форте было лишь двое, что значительно упростило мою задачу. Прицепляю к их ментальному полю этакого ментального паразита, в виде которого была воссоздана энергетическая структура этого плетения. После чего начинаю постепенно вливать в него ментальную энергию, с поступлением которой увеличивается и сила воздействия самого этого плетения.

Вот и наступает та самая «точка кипения», благодаря которой само плетение получило свое название и после достижения которой любое существо, обладающее хотя бы зачатками эмоций (от степени эмоциональности того или иного организма зависит длительность и сила воздействия плетения), становится практически неконтролируемым.

И после этого события понеслись вскачь. Но уже совершенно не так, как должны были пойти. Я специально настраивал вектор направленности общего раздражения через метрические матрицы всех существ в нашу сторону. Этому помог и интерес к нам, и некоторая общая настороженность пиратов. Но что странно, со многих из людей соскальзывал вектор устремлений с нашего отряда на некоторых своих сослуживцев (как еще назвать других пиратов-то из их банды?).

И именно на них начали завязываться точки концентрации внимания. И так стало происходить, что общий вектор, направленный в нашу сторону, постепенно стал распадаться. А потому, чтобы успеть спровоцировать противников, я увеличил объём передаваемой в плетение энергии. И вот тут-то и начались те совершенно незапланированные результаты и действия примененного мною плетения.

Во-первых, с одного из лидеров, выдоенных мною полностью, спала моя наведенная на него агрессивность. Но вместо того, чтобы распасться и раствориться в воздухе, она переключилась на кого-то другого. И судя по всему, этим другим стал второй лидер, находящийся в этом форте. Однако направил он ее не на кого-то иного (в частности, на нас), а именно на этого второго лидера. Что у них там дальше произошло, мне не известно, но, судя по анализу ментального поля, была какая-то ссора. Тем не менее к нам на переговоры направили одного из лидеров.

И все. Вместо агрессии или какой-то ловушки к нам направили парламентера и никакого негативного внимания. Все прошло бесследно. Вернее какая-то искра еще тлела во втором лидере, но она была так слаба, что стала практически незаметна.

А про остальных в форте и сказать нечего. Мы для них вообще стали только какими-то статическими фигурами. Никакого внешнего интереса. Но нам-то необходимо было попасть внутрь форта. Не всем, конечно, а только мне.

Вот вышел парламентер со стороны пиратов. Уверенный и поджарый вояка, с огромным жизненным опытом, написанным на его лице, а также очень уж цепким взглядом, скользившим по нашим лицам.

Контролируя наш с ним разговор одним из своих сознаний, я параллельно пытался понять, что же, к черту, произошло. Почему такая непонятная работа ранее стабильного плетения? Ответ был лишь один. Все дело в том бойце, который сейчас разговаривал со мной и который самым первым скинул с себя плетение. Именно после этого оно и начало работать с какими-то странностями.

Значит, пробуем по новой. Только вот для этого необходимо вновь привлечь к нам внимание и желательно всех. А вот привязку вектора агрессии и внимания буду делать уже конкретно к кому-то одному из нашего отряда, а не ко всем нам.

Как привлечь внимание разгоряченной толпы мужиков? Да проще простого. У нас в отряде такие девушки, от которых те просто не смогут отмахнуться. Зацепит всех – и своих и чужих. Ведь не зря их и нарядили в наиболее соответствующие одежды.

«Рукис, – связался я с мажордомом короля лииров, который к тому же оказался ни много ни мало еще и главой его тайной стражи, – готовь девочек к представлению. Мне нужно, чтобы они привлекли к нам внимание. Подам знак рукой, когда махну в их сторону».

«Понял», – ответил мне лиир.

Общались мы с ним мысленно. Тот ошейник, на который я пару раз ссылался, якобы он мощный артефакт подчинения, на самом деле являлся неким моим ретранслятором, через который мы разговаривали с лиирами.

Кстати, как оказалось, они поголовно телепаты, только вот мои мысли они почему-то читать не могли. Они меня даже не чувствовали. Как предположил Рукис, это, возможно, было связано с тем, что у меня отсутствовало ментальное поле. И поэтому для общения с ними для меня магистр, отец Кинаи, быстренько изготовил этот артефакт. Оказывается, он был, кроме того, что неплохим боевым магом и магом разума, так еще и подвизался на ниве артефакторов.

Киная, кстати, тоже была артефактором, но несколько иного профиля, так сказать более подходящего ей по типу работы с той энергией, что ей подчинялась. Она готовила микстуры и зелья. Что интересно, первоосновой для них не всегда была жидкость. Однако, какое бы плетение она не внедряла в материал, он сам, по каким-то странным и неясным мне законам и причинам преобразовывался или в жидкость (микстуру или эликсир), или в какую-либо сыпучую смесь (порошок, смесь). Или во что-то нереальное, газообразное, но, тем не менее, спрессованное в некий объём и при этом материальное. Вот так-то вот.

Но это я отвлекся от основной темы. В общем, мне сделали артефакт, с помощью которого я бы смог общаться с остальными лиирами. И чтобы не вызывать никаких вопросов или подозрений, изготовлен он был в форме ошейника раба, который я и носил.

Так. Пора, и я подаю знак Рукису.

М-да. Еще один странный эффект, которого я не ожидал. Хоть сполотки мало чем внешне отличаются от аграфок, и те и другие практически похожи друг на друга. Но вот реакция? Откуда столько желания разлито вокруг. И оно распространилось на всех. И на тех, кто в форте, и на тех, кто под его стенами, и на тех, кто за моей спиной.

«Рукис. Это нормально?» – сразу спросил я у лиира.

«Нет, – быстро ответил он, – девушки хоть и привлекательны, но не должны быть настолько желанны. Это что-то на уровне животных инстинктов».

Вот когда он сказал про инстинкты, я вспомнил и еще об одном эффекте того плетения, что применил. Это плетение будило и обостряло эмоции во много раз. Теперь я более чем уверен, что на девушек, которых отобрали для этого дела, действительно приковано все внимание. «Хорошо», – мысленно кивнул я сам себе. Тогда действуем дальше.

Ну а дальше пошел второй цикл использования немного странно работающего плетения, но теперь объектом общего раздражения я выбрал Рукиса. И сделано это было не просто так. С его-то высокомерной физиономией и застывшим на лице постоянным выражением непомерного превосходства, которое так и просило кирпича даже у меня, когда я на него смотрел, более идеального кандидата найти было сложно.

Выделяю оставшегося в форте лидера пиратов и прицепляю к нему плетение-паразита. Вливаю в него энергию, начиная воздействие. Вот тут-то и произошло это во-вторых, про которое даже никакого упоминания не было.

Плетение мало того, что начало чуть ли не в геометрической прогрессии увеличивать свою силу воздействия на отдельно взятого индивида, так оно еще стало и распространяться как вирус, перетекая с одного на другого. И это уже явно была далеко не та структура, с которой я работал первоначально. «Вот, черт», – только и успел сообразить я и прекратить подачу ментальной энергии, когда это все и началось.

Сначала этот неизвестный вытащил какой-то артефакт – и больно уж сильно он был похож по своей метрической матрице на кое-что, ранее встреченное мною в мирах Даага. Не знаю, откуда он взялся у этого неизвестного, но я понял, если его быстро не деактивировать, то нас всех тут и порешат.

– Опасность, – кричу я, а сам падаю вниз. Сделал это специально. О таком условном знаке мы договорились, когда шла речь не просто об обычной угрозе, а о смертельной опасности.

И щит в этом случае Рукис и остальные маги через него должны были держать самый мощнейший из тех, что смогут создать, и так долго, как это у них получится.

Только вот перед этим следовало отключить этот страшный в нашей ситуации артефакт, который полностью дестабилизировал любые ментальные конструкции на определенном пространстве. Вспоминаю, как когда-то давно боролся с подобными игрушками. В памяти сразу вспыхивает несколько похожих метрических матриц и схем по их отключению. Выбираю сначала ту, что прервет его работу.

Переключение. Поиск необходимых узловых точек. Изменение. Активация. Все, деструктор магии не сработал. Это даст мне немного времени, чтобы полностью отключить его и разрушить метрическую матрицу этого артефакта.

Между тем лииры уже создали силовое поле, которое и должно было нас защитить. И по нам открыли такой ураганный огонь из всех орудий, что только были в форте, что я практически в то же мгновение заметил, как просела энергетическая насыщенность ментального поля Рукиса. Но вот ему стали передавать энергию и все остальные маги, что позволило полю держаться.

Параллельно с этим я занимался отключением артефакта, который могли активировать повторно. Несколько мгновений – и он превращается в бесполезную игрушку. Все, теперь нам, по крайней мере с этой стороны, ничего не угрожает.

Однако проблемы подкрались оттуда, откуда их никто не ждал. Такого давления и силы воздействия поле могло не выдержать. Вернее оно и так уже было практически на издыхании. Необходимо было продержаться еще какое-то время, только вот какое?

Первым делом, чтобы снизить ударную силу выстрелов, я через метрические матрицы отключил все мощные стационарные бластеры. Там люди подумали, что те перестали работать из-за перегрева. Дальше, работаем с самим полем. Но мне его подпитывать нельзя. Это сразу заметят сполоты. Тем более подключиться к нему я могу лишь через Рукиса. Хотя…

Можно было сделать и другой финт. Он не заметит, если поверх его поля создать еще одно и запитать его от уже используемого плетения, в которое я влил прорву энергии. К тому же надеюсь, это успокоит и пиратов. Ну, я на это надеюсь, что успокоит.

Быстро создаю самый простейший щит, работая даже не с его структурой, а метрической матрицей. Это еще один плюс работы с ними, такие препятствия, как уже существующие энергетические и силовые поля, не являются помехой. А то местные маги, находясь под защитой Рукиса, не могут даже никак ответить нападающим.

Для того чтобы их энергетические посылы ушли за периметр развернутого силового щита, он должен его деактивировать. Но тогда нас просто-напросто накроет огненной волной. А вот при работе напрямую с матрицами такой проблемы не существует. Я это выяснил уже давно. Именно поэтому и развернул поле через матрицу и также организовал в него поступление энергии. Благо узловой точкой по ее откачке из того вируса, что у меня получился, являлся всего лишь один человек. Тот, через кого этот вирус и стал распространяться.

Прошло не больше пары мгновений, как все заработало. Щит появился, я его прекрасно видел. Да и вирус, созданный мною же и чуть нас не погубивший, стал распадаться. Ну, а после этого постепенно прекратилась и стрельба.

«Рукис. Ты как?» – спросил я у лиира.

«Нормально», – пришел ко мне ответ. Однако, повернувшись, я понял, что про «нормально» он слишком уж погорячился.

«Так, подлечивайте его, – быстро приказал я одному из магов, – он нам нужен пышущий здоровьем и силой. Можете выжать всех остальных, но он должен производить впечатление непробиваемой скалы».

«Понятно», – ответил мне один из тех, кто притворялся рабом, так же как и я. И уже через несколько секунд на Рукиса наложили парочку восстановительный плетений. При этом сам он щита все еще не снимал. За его пределами творился сущий ад, но была у меня одна знакомая девушка, которая практически всю свою жизнь и специализировалась на работе со стихиями, которые являлись антагонистами тому огню и пламени, что бушевал снаружи. И она поделилась всеми этими знаниями со мной.

Вот именно ими я и хотел воспользоваться. Только вот была одна такая проблемка. Это опять работа с энергией, и пока не убрано силовое поле, которое нас защищает, я не смогу ими воспользоваться. Я в задумчивости почесал затылок. А потом опустил руку ниже, при этом случайно задев свою шею. «Так вот оно решение», – доходит до меня.

Я не могу напрямую воссоздать за пределами защитного поля нужное мне плетение, но вполне могу сделать это опосредованно. Через те же самые артефакты. Хотя в тех знаниях, что мне достались от Иилы, и были различные способы. Как их создавать. Но то, что я увидел тут у сполотов, впечатлило меня больше всего.

Как я понял, они внедряли в заготовку уже сформированную энергетическую конструкцию и потом вливали в нее определенный объём энергии или сразу после создания (одноразовые артефакты, которые уничтожаются, как только ими воспользуются), или через встроенный накопитель, который передавал энергию в артефакт постепенно, поддерживая его работу. Мне подходил и первый вариант. Только вот сработать он должен был с задержкой.

Но все это было у меня в воспоминаниях. Как оказалось, была целая раса таких хитрозадых существ, которые являлись чуть ли не лучшими за всю историю существования вселенной магическими саперами. Вот их плетением я и решил воспользоваться, только не наложил мину-ловушку на определенную область или пространство, тут бы это не помогло, а вложил его в какой-то небольшой булыжник, о который я неплохо приложился, когда падал вниз. Главным плюсом всех плетений этих магов-саперов было то, что к созданным ими структурам можно было паровозом прицепить хоть еще целую тысячу.

Ну, все готово. Вроде все сделано правильно. Задержка выставлена в пять минут. Проверяю, что на меня особо никто не обращает внимания, и выбрасываю камень за пределы силового щита.

Ждем. А потом наблюдаем за разыгравшимся ледяным бураном.

«Это что?» – спросил у меня Рукис, явно выделив источник происходящего.

«Один артефакт, который у меня был с собой».

«Угу, – пробормотал лиир, скептически оглядывая мою тушку с ног до головы, – и где же ты его нес?»

Прокол однако. На мне действительно, кроме разодранной одежды, небольшого кошелька и ножа на поясе, ничего не было.

«Тут, – и я потряс тот самый кошель, – так, на всякий случай прихватил».

«Ладно, – сделал вид, что поверил мне маг, – будем считать, что так оно и было. – После чего посмотрел за пределы щита. – Долго еще?»

«Не знаю, – вполне искренне ответил я, – еще секунд двадцать, наверное».

«Понятно», – кивнул тот в ответ. Я же оглядел его и остальных лииров, а потом и сам кивнул в сторону щита.

«Вы поняли, о чем я вас предупреждал, когда говорил, что они опасны?»

«Но мы же выдержали», – сказал один из молодых магистров, которого прислал отец Кинаи, на что Рукис ответил вместо меня.

«Щит не рухнул лишь потому, что они прекратили этот свой огонь, – и уже обернулся ко мне, – это те самые бластеры, о которых ты говорил? Они могут работать и дольше?»

«Могут, – подтвердил я его догадку, – и намного».

«Плохо, – констатировал маг, – меня бы хватило еще максимум на полминуты».

«Поверь мне, – сказал я, – если бы они взялись за нас всерьез, то от нас бы и мокрого места не осталось. Но мне необходим был именно такой эффект, а потому они все сделали так, как я это спланировал. – И немного подумав, я добавил: – Даже сейчас и тут у них наверняка есть и более мощное оружие. Просто в порыве той ненависти, что они испытывали, эти пираты позабыли обо всем остальном».

«Так я и думал, – спокойно кивнул головой глава тайной канцелярии короля лииров, – что все это твоих рук дело. Ну и что теперь?»

«А теперь мы будем играть дальше, – усмехнулся я в ответ, – и сейчас они относятся к нам совершенно иначе, чем несколько минут назад. А еще через минуту это отношение сменится еще более кардинально. Ты главное – оставайся самим собой, а об остальном уж я позабочусь. – И я поглядел в сторону ворот, где как раз уже утихла та ледяная буря, что я создал. – Снимай щит».

Лиир кивнул, а через мгновение силовое поле, защищавшее нас, распалось. А еще через несколько минут разговоров мы направляемся туда, где и засел тот неизвестный.

Южная граница княжества лииров. Форт агарцев. Некоторое время спустя

Как я понял, это и был тот главный, кто руководил тут всеми. Местные его именовали не иначе как «босс», но с каким-то странным насмешливым подтекстом. Особенно это было заметно в словах того сержанта, что вел переговоры с нами первоначально. Хотя его отношение ко второму главному лицу в форте было понятно еще с момента их ссоры. Этот вояка главного ни во что не ставил.

Ну да ладно, меня это особо и не интересовало. Главное, чтобы они сейчас сделали правильные выводы, прочитав тот список, что я им передал. И они сделали… Но кроме выводов еще приняли и так нужное мне решение. Они меня повели к тому, кто тут и был главным.

Ну а везением оказалось то, что этот господин, судя по вытащенной из моих баз знаний карте, засел как раз в основном центре управления фортом. Что же, так мне будет даже легче.

Продвигаемся вперед. Опа! Я, конечно, давно подозревал, что это чистокровные агарцы, по крайней мере в большинстве своем. Но чтобы так! Чистокровный священник. Да еще и в официальной рясе, за ношение которой непосвященному грозит мгновенная смерть от любого правоверного.

Все интереснее и интереснее.

– Сын мой… – начал говорить этот невысокий полноватый человек, обращаясь ко мне. Но он был для меня уже совершенно не интересен.

«Закрывайтесь полем и держитесь, – передал я Рукису, – я начинаю действовать».

«Понял тебя», – ответил тот и практически мгновенно активировал защиту. На это среагировали и сигнальные датчики форта, которые все еще отслеживали происходящее там, где расположился наш отряд.

– Что это? – начал удивленно оборачиваться в обратную сторону священник. А вот сержант сразу обо всем догадался и постарался атаковать меня. Только вот меня уже не было там, где он буквально мгновение назад видел мою фигуру.

Отключаю его через метрическую матрицу. Мгновение – и парализованный боец падает на пол. Так же как и второй, сопровождавший нас. Но вот на агарце есть какая-то защита от ментальных атак, да к тому же и его матрица достаточно стабилизирована. Как оказалось, работа с нею не панацея.

Но ничего. Тут проще и быстрее отключить его руками, что я и делаю. Два быстрых скользящих шага и связка ударов, нарушающих деятельность его нервной системы. Теперь он для меня не опасен, но главное, он не сможет работать с нейросетью.

Возвращаюсь назад и блокирую вход в помещение. Мне не нужны неожиданные гости.

В форте тревога. По моим союзникам уже открыли огонь. В этот раз подключились еще и боевые дроиды.

Так. Работать необходимо быстрее. Лиира надолго не хватит. Он сказал, что выдержит не больше полутора минут такого же шквального огня, что был ранее. Но тут появились дроиды. Значит, протянет он не больше минуты.

Для отключения орудийного огня мне необходим контроль над системой обороны фортом в частности и над ним самим вообще. Первая идея – это подключиться к консоли управления через мысленный интерфейс, который у меня есть благодаря моей нейросети. Но в этом случае я все равно не получу мгновенного доступа, мне потребуется взламывать систему, хоть напрямую, через информационную составляющую операционной системы, хоть через его метрическую матрицу.

Только вот есть одна проблема. Того времени, что у меня есть, мне банально не хватит, и лииров к тому моменту, как я получу контроль, банально размажут под таким плотным огнем. Нужен более быстрый вариант получения доступа.

Я оглядываюсь кругом. Такое ощущение, что-то упустил, но вот что, понять не могу. «Черт, – мой взгляд останавливается на теле лежащего у моих ног священника, – как я об этом не подумал сразу?» Ведь проще всего перехватить контроль именно через его метрическую матрицу. «Псиона» у меня с собой нет, чтобы вытащить быстро все ответы на нужные мне вопросы. Он остался у Энаки, как и мое обмундирование и оборудование. Да я и не уверен, что успел бы. Но мне, по факту, он и не нужен. Я ведь могу управлять фортом и через этого священника, используя его нейросеть как передатчик своих команд.

Только вот нужно подключиться напрямую к ней, минуя его сознание. Надеюсь, что он не догадался закрыть канал, иначе мне придется его взламывать и тогда я могу не успеть. Так, вот нужные параметры в метрической матрице. Беру их под контроль. Ага. С моей стороны, это выглядит как простая замена тех или иных ячеек на другие, но вот на физическом, вернее, ментальном уровне это реальное создание прямого виртуального канала, только не между объектами, а между их метрическими матрицами.

Так, что делаем дальше?

Но тут вроде как уже должно быть проще, только вот я не знаю, как это реально отработает, но тем не менее пробую подключиться к созданному каналу. Несколько мгновений, и подключение проходит. Только вот вместе с этим случилось и нечто необычное.

Как такое произошло, я не в курсе, но у меня в сознании появился некий интерфейс, моей нейросетью обозначенный как командный интерфейс управления для управляемого элемента. И этим управляемым элементом была нейросеть священника. Для пробы решаю подключиться к консоли управления фортом напрямую, как в обычной ситуации. Только вот весь поток управления сразу перенаправляется в только что созданный интерфейс. При этом я думал, что будет необходимо подавать какие-то управляющие команды, я даже скрипт начал подготавливать. Но нет, произошло совершенно иное.

У меня в сознании сразу же появился полностью рабочий управляющий интерфейс, который был подключен напрямую к консоли управления фортом, при этом в то окошко, появление которого я наблюдал ранее, стали уходить различные команды управления. В итоге, как я понимаю, нейросеть священника сейчас мною используется как полноценный декодер подключения к консоли управления фортом, который самостоятельно интерпретирует и перенаправляет туда мои команды. При этом само управление фортом я уже выполняю из собственного интерфейса нейросети.

О таких ее возможностях я ничего не знал, но, как мне кажется, на такое нейросети и не рассчитаны, ведь прямого канала между метрическими матрицами двух нейросетей никто и никогда не создавал. А для нее самой, судя по той схеме, что я вижу в своём сознании, вторая нейросеть, подключённая по такому каналу, по идее, должна быть ее полноценной частью, дополнительного взлома и перехвата управления над которой не требуется.

Так что сейчас, благодаря этому вот валяющемуся на полу священнику, я получил полный контроль над всем фортом. И сразу перенацелил стационарные орудия на пиратов, сняв тем самым наиболее мощное воздействие на защитное поле, которое поддерживал лиир. На следующем шаге я сменил приоритеты у боевых дроидов и теперь врагами для них стали бывшие хозяева форта.

Ну что, можно сказать с этим уже практически закончено. Форт практически наш. Так, что еще необходимо сделать? Заблокировать все корабли. Проверить, нет ли где на них экипажа. Повезло. Никого не было.

Перекрыть доступ в центр связи. Не надо, чтобы кто-то, кроме меня, мог выйти в эфир. Заблокировать арсенал и оружейные комнаты.

Дальше. Необходимо проверить наличие рабов на территории форта. Не хотелось бы, чтобы пострадали и они. Рабы были. В основном женщины. Держались в отдельном секторе форта. Там было несколько загонов. Охраны не было, что уже хорошо. Нужно лишь просто заблокировать туда вход, чтобы до них никто не добрался, пока мы не зачистим форт полностью.

Ну, а теперь пора поглядеть, как обстоят дела у дроидов. Переключаюсь на другую картинку. Да, к этому моменту они совместно с автоматическими турелями уже зачистили стену и теперь самостоятельно проводили разведку нескольких ближайших к стене форта помещений. Наблюдаю, как дроиды двигаются дальше по территории форта.

Пираты быстро сообразили, что дело пахнет керосином, и поэтому массово отступают.

Так, пора предупредить Рукуса, а то он сейчас там свалится.

«Все, можешь снимать щит, только пока подождите там, за стеной, и не суйтесь на территорию форта, а то случайно попадете под дружественный огонь».

«Понял тебя», – ответил мне слабый голос.

«Хорошо, отдыхай».

Теперь дальше. Девушки должны были перехватить Ароша с его кораблями и перекрыть этот сектор от нежелательного вторжения. Так, что у нас говорит на эту тему система слежения? Пусто. По крайней мере в пределах видимости сканеров, расположенных на поверхности планеты, никого нет. Тогда пора выходить на связь.

И я хотел уже переключиться на панель гиперсвязи, когда понял одну немаловажную вещь. «Хотя нет. Надо бы сначала захватить управление над фортом полностью, а то его хозяином все еще является священник, через которого я пока работаю». Поэтому быстро прописываю себя и затираю все старые записи. Теперь главный тут я.

Стоп. Не понял. А почему я все еще работаю?

Идентификатора этого агарца уже нигде в системе безопасности нет, а у меня все еще административный доступ. Странно это. Ну да ладно. Пусть будет как есть.

Что еще я забыл? Ну, да. Коль я подключился к его нейросети и, по факту, ко всем его воспоминаниям, то запустил поиск и копирование того, что обычно собирал у всех. Счета. Связи. Базы знаний. Контакты. Собственность. Так. Кое-что мне было интересно и лично у него. То, на что я обратил внимание во время нашего скоротечного боя у стен.

Необходимо было собрать всю информацию, связанную с тем артефактом, которым он пользовался. Откуда он у него, где и как обучался с ним работать, есть ли еще такие? Это было очень важно и опасно. И что-то мне кажется, что такая штука не единственная, коль я, впервые столкнувшись с реальным настоящим агарским священником, сразу же нарвался и на деструктор магии. Кстати, он его называл «негатор».

Ну, а теперь, кажется, все. Можно связываться с нашими. Они уже должны ждать моего сигнала.

Околопланетное пространство. Полдень по времени планеты

Такого представительного экипажа на этом не слишком новом среднем корвете, который выдала им леди Сара, еще никогда не было. Один только бывший адмирал Ценапи, сам сидевший в капитанском кресле, чего стоил. Кроме того, тут были и другие.

Полковник аграф, две девушки сполотки, огромный тролл. Не хватало лишь главы Департамента по исследованиям и начальника СБ станции Рекура-4. Но кому-то нужно было остаться дома, чтобы держать там все под контролем, и выбор пал именно на них.

– Ну что? – посмотрел на адмирала аграф, – ваш парнишка еще не вышел на связь?

– Он нет, – покачал тот в ответ головой, – но его команда предупредила, что он не сможет этого сделать раньше, чем они захватят форт. А пока мы должны перехватывать все летящие туда, но главное, все пытающиеся слинять оттуда суда.

– Да. Это мы поняли, – и он кивнул на тролла, сидевшего рядом, – его парни сюда прибыли на десяти мелких перехватчиках, и они растерзают любой корабль меньше по классу, чем тяжелый крейсер. А с учетом того, что у нас тут есть еще четыре средних боевых рейдера, то с такими силами мы сможем организовать тут мобильный блокпост, через который никому не прорваться. И в этом случае нам даже пара крейсеров не будет так страшна, как может показаться со стороны. – И он ткнул рукой в сторону нескольких астероидных полей. – Вы там так удачно разместили наши перехватчики, а сами мы сидим в тени луны, что наше появление для любого оказавшегося тут корабля будет огромнейшим сюрпризом. На нас не успеет среагировать никакая система сканирования. Я ведь так понимаю, что не зря же ваши парни, – тут он поглядел на тролля, – метались по сектору. Что они делали?

– Разбрасывали глушилки, – спокойно пожал плечами гигант, – стандартная тактика по захвату секторов. Рабочим оставлен только небольшой диапазон частот, которым мы и пользуемся; чтобы туда не вклинился еще кто-то, этот диапазон шифрованный.

– Что-то такое я и предполагал, – кивнул ему в ответ Кларус. А потом вновь глянул в направлении планеты.

– Интересно, что он задумал? – пробормотал себе под нос аграф. – Ведь он полностью отказался от нашей поддержки и помощи, при этом собираясь привлечь местных. А их, – и он посмотрел на сполоток, – мы вроде как не хотели втягивать в наши дела.

Ценапи на эти его слова усмехнулся.

– Я так понимаю, этот парень один из тех немногих, – сказал он, – кто вряд ли будет что-то делать просто так. И если он посчитал в данном случае это наиболее целесообразным, то, скорее всего, это так и есть.

И только он это произнес, как с планеты пришел входящий сигнал.

«Мусорщик – загонщикам. Форт наш. Даю пеленг. Можете идти по лучу».

После чего передача прервалась, но вместо нее появился устойчивый сигнал. При этом на корабли пришел еще и сгенерированный для каждого из них код доступа для прохождения идентификации по протоколу безопасности «свой-чужой».

– А быстро он справился, – посмотрел в сторону приближающейся планеты аграф, – даже как-то неожиданно. – И полковник посмотрел на присутствующих, а потом усмехнулся, заметив скептический взгляд одной из сполоток. – Ну да, кого я обманываю, – и он перевел свой взгляд на визор, отображающий возросшую планету, – уж в ком, в ком, а в этом парне можно было не сомневаться. – И он перевел свой взгляд. – Странные люди появляются у вас тут. Очень странные. И очень необычные.

Ценапи обернулся в его сторону.

– Ну а что ты хотел, Кларус, – ответил он, – ты оглянись вокруг. – И он широким жестом обвел пространство перед собой. – Тут куда ни плюнь наткнёшься на какую-нибудь необъяснимую странность или аномалию. Вот и люди тут живут такие же, со своими странностями и тараканами (он вроде как хотел сказать аномалиями, но это незнакомое слово само всплыло в его памяти) в голове. – После чего Ценапи прищурился и перевел хитрющий взгляд на аграфа. – Даже вы сами тут не просто так появились, – и он усмехнувшись, переспросил, – или это не так?

Но Кларус проигнорировал этот намек.

– Стечение обстоятельств, – только и ответил он.

Ну, а дальше их судно начало снижаться, приближаясь к планете. А еще через десять минут они садились на территории форта, недавно захваченного странным и необычным подчиненным пожилого адмирала и его, а возможно и их, новыми союзниками.

Южная граница княжества лииров. Форт агарцев. Некоторое время спустя

А вот и кавалерия. Первыми, как это ни удивительно, прибыли девочки, хотя по идее, должны были проверить форт на предмет ловушки именно десантники Колина. Только вот они прибыли со второй волной. Ну а перехватчики так и остались на патруле сектора. По крайней мере, их часть, после обеда они должны были смениться.

– Добрый день, – вышел я вперед, встречая наших. Я все еще не переоделся, так как Энака не догадалась захватить мою одежду. Хотя вот, судя по ее слегка насмешливому взгляду, сделала она это специально. Только вот этими своими действиями она мало чего добилась. Я уже очень и очень давно чувствую себя в любой одежде комфортно. И если это необходимо, могу быть величественнее различных там монархов в обносках нищего или быть бомжом в одеянии различных царей.

Как оказалось, искусство перевоплощения – это один из способов выживания, который идеально позволяет затеряться в толпе. Только вот мне это не особо пригодилось в мирах Даага, там негде было маскироваться и показывать свою артистичность, но перевоплощение – это же не только личность, это и зверь, это и камень, и лес, и дерево. Это все. Перевоплотиться можно в любую частицу мира, окружающего нас.

Но это я опять отошел от темы. Мне не требовалось сейчас ничего экстраординарного. Просто даже эти обноски стали моей второй кожей, позволяющей себя чувствовать свободно и естественно. И это сразу же заметила как сама девушка, так и некоторые особо наблюдательные личности.

– Все развлекаетесь? – посмотрел на меня Колин. – Не надоело?

Я усмехнулся в ответ.

– Нет ничего приятнее, чем сделать пакость ближнему своему с утра, – вполне серьезно ответил я.

Тот очень долго рассматривал меня, а потом произнес:

– Именно поэтому я никогда и не мог понять таких, как ты. А ваш юмор вообще выходит за границы обычной логики. Вы живете в каком-то своем мире.

– Ну да, – соглашаясь, кивнул я, – у нас на эту тему есть своя присказка, – и поглядев на тролла, добавил: – тот, кто был в армии, в цирке не смеётся.

Тролл как стоял с каменным выражением лица, так и остался стоять. Я же наблюдал за тем, как шли переговоры между Арошем, сполотами и лиирами. Как это ни странно, но сполоты говорили на одном языке с лиирами. Хотя он немного и отличался от того, которым пользовались тут, на планете. Ну, а Арошу выдали переводчик на обычный язык, которым пользовались сполоты в Содружестве. И похоже, они уже до чего-то договорились.

– Дим, – подозвал меня к ним адмирал, – тут такое дело. – И он показал на посла сполотов на станции. – Их представители прибудут в сектор не раньше чем через несколько дней. Они не успевают. Кораблям пришлось пробиваться через кордон, устроенный агарцами со стороны Содружества.

Я если честно, не понимал, к чему он клонит.

– И что? – посмотрел я на него. – С нашей стороны мы большего сделать не сможем. Или…

И я поглядел на Каларию.

– Вы что-то хотите предложить?

– Да, – кивнула девушка (ну, не поворачивался у меня язык назвать эту сполотку женщиной, выглядела она чуть старше двадцатилетней девчонки), – я хочу попросить тебя о помощи.

Я продолжал вопросительно смотреть на сполотку.

– Помоги нашим кораблям прорваться сквозь кордон.

– Э-э… – несколько оторопело поглядел я на нее, – и как я это сделаю?

– Не знаю, – честно ответила мне Калария, – но почему-то он, – и она кивнула в сторону адмирала, – уверен в том, что ты что-нибудь придумаешь.

Теперь понятно, откуда росли эти ноги. Я искоса посмотрел на хитроватого старика.

– И они поверят тому, что я пришел им помочь? – спросил я у сполотки.

Она пристально вгляделась в мои глаза, но ничего уточнять не стала. Этот мой вопрос и так уже сказал многое.

– Да, поверят, – негромко ответила она, – ведь с тобой я отправлю свою помощницу. И она показала мне на Лиику. – Уж с нею ни у кого не возникнет сомнений в том, что ты наш друг и желаешь нам помочь.

– И почему это? – пробормотал я, глядя на стоящую неподалеку девушку.

– На то есть свои причины, – уклончиво ответила мне сполотка, я же продолжал смотреть на ту, кого мне предлагали во временные напарницы. Что-то тут было не так. Но вот узнать об этом я мог не раньше, чем доберусь до сполотов. Возможно, там что-то удастся выяснить об этой странной фразе местного посла.

– Хорошо, как я понимаю, отправляться мне нужно уже сейчас?

– Да, – подтвердил Арош.

– Иначе ты не успеешь, – сказала Калария, – не знаю к чему, но лучше вам прибыть в систему уже через пять дней.

Хм. Кажется, эта девушка предчувствует хоть какую-то развязку в происходящих событиях.

– Хорошо, я буду здесь через пять дней.

– Удачи вам, – прозвучало пожелание сполотки. Я лишь кивнул ей в ответ и развернулся, чтобы направиться в сторону посадочной площадки, которую сейчас занимали суда. И только сейчас сообразил.

– А на чем мы полетим? – и я поглядел на стоящих тут людей. – Мы даже линии оцепления, которая разделила наши секторы и территорию Содружества, за это время достигнуть не успеем.

Сполотка посмотрела на меня и усмехнулась.

– Поэтому я и сказала тебе про Лиику, – и она показала на свою соотечественницу, – вы полетите на нашем корабле.

Хм. А вот это уже интересно.

– Ну что же, тогда нам пора. Только где он? – и я показал на взлетную площадку.

– Сейчас прибудет, – улыбнувшись, ответила мне Лиика. И что-то ее улыбка мне не очень понравилась.

М-да. Когда корабль прибыл, я понял, почему она вызвала у меня такие подозрения. Корабль сполотов был живым существом, да еще и полуразумным. Э-э… нет. Если уж влипать в неприятности, то всем вместе. А то чего это я буду беспокоиться, как она тут?

– Не против, если мы возьмем с собой Энаку? – спросил я.

– Нет, – пожала плечами девушка, – тем более она и так уже ко мне подошла с этим вопросом, как, впрочем, и вся остальная твоя команда. Они все собрались лететь с нами. – И она кивнула головой в направлении уже собравшихся девушек.

Хм. Что-то у меня в голове не складывается. Вроде еще несколько часов назад их у меня в команде было на одну меньше.

– Киная, ты что тут делаешь? – спрашиваю я у лиирки, облаченной в скафандр.

– Я с вами, – даже не собираясь мне что-то объяснять, безапелляционно отвечает она, а потом как бы в оправдание добавляет: – я спросила у Энаки, и она мне разрешила лететь с вами. Ну… – И девушка замолкает на пару мгновений, а потом продолжает: – …а еще мне необходимо знать, как вы живете, – еще пара мгновений молчания и тихий голос, – как ты живешь.

Хм. И я поглядел на девушек. Сдается мне и тут за меня уже все решили.

– Грузимся, – оглядев их тяжелым взглядом, сказал я. А потом развернулся в сторону этого странного живого существа, которое сполоты по какому-то недоразумению считают своим кораблем.


Глава 9. Фронтир. Граница Империи Атаран и свободных территорий. Планета Суккуб | Перешагнуть пропасть. Книги 1-6 | Глава 11. Фронтир. Граница Агарской империи и свободных территорий. Неизвестный сектор