home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13. Фронтир. Граница Агарской империи и свободных территорий. Секторы, разрабатываемые шахтерами

Неизвестный сектор. Несколько часов спустя

Тишину и спокойствие бескрайнего темного, слегка освещенного маленькими светлячками, иногда именуемыми звездами, космоса внезапно нарушает выскользнувшее из подпространства тело крейсера, похожего на агарский. И тут же весь, до этого тихий и совершенно не заметный на фоне остальных, сектор наполняет шум и гам переговоров. Как оказалось этот участок космоса был не так тих и спокоен. Он лишь казался таким. Ведь тут недавно, даже по меркам таких хрупких существ, как люди, чья жизнь, лишь одно мгновение на фоне существования той вселенной, что их окружала, обосновались те, кому и принадлежал появившийся корабль. И с возникновением этого крейсера сектор начинают бороздить разлетевшиеся в разные стороны сторожевые и патрульные группы мелких и юрких малых истребителей, появившихся вокруг него словно по мановению волшебной палочки. И, кажется, что только с прилётом сюда этого не очень уж и большого корабля жизнь забурлила кругом.

Ожили стационарные системы слежения и сканирования, их лучи начали исследовать появившийся так не вовремя крейсер.

Отчеты с полученными параметрами уходили в центр обработки данных головного линкора Агарской империи, который и держал в своих руках власть над этим сектором до сего мгновения. До той секунды, как тут появился этот нарушитель спокойствия.

И буквально через несколько мгновений, после того как крейсер, которого тут не должно было быть, оказался в поле зрения его сканирующих систем и обработанные и отфильтрованные данные были проверены и проанализированы, полученная информация улетела к тому, кто и должен был в дальнейшем решить судьбу заблудившегося космического судна.

Неизвестный сектор. Имперский линкор. Несколько часов спустя

– Господин консул, – прибежал один из младших офицеров к прямому наместнику императора, по какой-то неведомой причине оказавшемуся в этой захолустной глуши, в секторе, находящемся вдали от центра Содружества и его метрополий, – наши радары засекли появление одного из крейсеров, отправленных контролировать соседние системы. Вы просили обо всем необычном сразу докладывать вам. Капитан посчитал, что этот факт вас заинтересует.

– Да, это то, о чем я просил, – прозвучал спокойный и размеренный голос. При этом голос говорившего казался каким-то совершенно бесцветным, равнодушным и безжизненным. В нем не было хоть какого-то намека на отголоски эмоций.

Если предположить, что камни умели бы говорить, то тогда их голоса должны были бы звучать именно так.

Флотский замер около дверей, ожидая хоть каких-то указаний со стороны хозяина этого кабинета-каюты. Но тот сидел на своем месте не шевелясь. Однако не прошло и нескольких секунд, как из кресла, стоящего у стены, поднялась фигура в темной рясе и направилась к выходу.

– Веди, – отдала она приказ замершему в дверях флотскому офицеру. Человек кивнул и заспешил вперед. Консулу предпочитали не перечить, выполняя все его приказы.

Тем более это он формально и руководил всей их эскадрой, хотя и не являлся флотским, да он, скорее всего, и к военному ведомству не имел никакого отношения.

Только взглянув на него и на тех эмиссаров, что прибыли вместе с ним из империи, сразу возникало сильнейшее подозрение, что они откуда-то из недр разведки Святого престола, если это, конечно, не палачи-инквизиторы из карающей длани императора, преданной лично ему службы церковных ликвидаторов.

Только вот никто из экипажа не был настолько безумен, чтобы задать этот свой вопрос хоть кому-то из них.

– Что тут у нас? – только войдя в капитанскую рубку, спросил консул.

– Крейсер «Рапира», – начал отчитываться капитан малого линкора Агарской империи, полковник Зэкан, показывая на панель системы сканирования, где сейчас отображалась метка прибывшего корабля и кружащих вокруг него истребителей, – он должен был контролировать сектор… – После чего последовало название из цифр и букв, и изображение немного уменьшило свой масштаб, – …это тут, – сказал капитан, – к тому же они должны были находиться еще как минимум три дня. Его возвращение в сектор поиска не предусматривалось. После завершения патрулирования он либо должен был дождаться сменщиков, если мы к тому моменту не завершим с работами, либо уйти к нам на базу.

– Почему не связался с нами? – посмотрел на капитана консул.

– Он действовал по переданным им инструкциям. Крейсер и прикрепленные к нему вспомогательные суда находились в режиме полной изоляции в связи с использованием многофункционального глушащего устройства. Именно поэтому так строго и оговорены сроки патрулирования. К тому же были запланированы необходимые окна для обеспечения связи. Это происходило в тот момент, когда они на несколько секунд отключали поле глушилки для передачи нам отчета о текущем состоянии дел. Нашей же реакции они не дожидались. Сразу после переправки они закрывали сектор.

– Понятно, – кивнул человек в рясе, а потом задумчиво спросил: – В этот раз все было как обычно?

– Да, – подтвердил полковник, – просто вышел из подпространства и замер перед встретившими его кораблями.

– Не удивительно, – произнес консул, – он дает нам время, чтобы проверить его. – И быстро взглянув на изображение корабля, глава эскадры уточнил: – Это точно наш корабль?

– Так и есть, господин консул, – подтвердил Зэкан, – идентификаторы уже запрошены нашими инженерами через технологические интерфейсы управления судном. Это точно «Рапира».

– Хорошо, что по экипажу? – посмотрев на своего собеседника, консул продолжил расспросы.

– А вот тут все несколько странно, – протянул человек, разговаривающий с консулом.

– Что? – сразу спросил он.

– По результатам сканера биологической активности на корабле пятьдесят три живых человека. Только вот экипаж крейсера состоит из семидесяти девяти человек.

Консул продолжал молча стоять посреди рубки, и потому полковник Зэкан продолжил:

– Однако сканер биологической массы при этом утверждает, что там ее более чем на сто человек, это если исходить из среднего веса. И этого мы никак понять не можем. Такого большого количества медицинских капсул для восстановления на крейсере нет. Да и на тех, кто там должен находиться, мы бы получили совершенно иные результаты.

Консул взглянул в сторону экрана.

– Это трупы, – уверенно произнес он, – на корабле очень много трупов. – И, немного помолчав, он добавил: – Они не просто так ушли из того сектора. И у них на борту был бой. Но они сумели оттуда вырваться, да к тому же, коль тут все еще нет погони, то они как-то умудрились закрыть сектор своей бывшей дислокации за собой, при этом удрав оттуда.

Полковник лишь кивнул консулу, соглашаясь с его словами. Но тот, как оказалось, еще не закончил говорить.

– И еще, – и эмиссар императора на линкоре обвел всех тяжелым взглядом, – я не чувствую на том корабле присутствия своего брата. – После чего он резко повернулся к капитану и жестким голосом, от которого так и веяло сталью и смерть, приказал: – Соедини меня с ним.

– Делаем, – отозвался тот, посмотрев на связиста. Ну, а тот в свою очередь уже через полминуты доложил:

– Связь с крейсером установлена.

Консул кивнул и сделал шаг вперед, чтобы его было видно через камеру видеоряда.

– Крейсер «Рапира», – взяв переговоры с этим непонятным кораблем в свои руки, сказал глава поисковой эскадры, обращаясь к капитану внезапно появившегося в их секторе корабля, которого, по идее, тут быть не должно, – почему вы покинули пост?

Несколько мгновений тишины.

– Говорит капитан Телк, – пришел чуть запоздалый ответ, и буквально через несколько мгновений подключился видеоряд, отображаемый на визоре устройства связи, и все увидели слегка осунувшееся лицо человека средних лет, – на нас напали. В подконтрольный нам сектор проникли чьи-то неизвестные корабли. Эмиссар… – и тут, видимо, все-таки сообразив, с кем говорит, этот мужчина исправился, – господин консул, ваш подчиненный, – в этот момент кадр сместился чуть в сторону, показывая раненного в голову человека в окровавленной рясе, – на остатках сил распорядился срочно организовать переход к вам, при этом сделать все для того, чтобы заблокировать ту систему и выиграть для нас время.

– Хм, – протянул консул, – что вы можете рассказать о напавших на вас кораблях.

– Не много, – ответил ему этот самый Телк, – эти неизвестные суда не сильно отличаются от наших по скорости, но вот маневренность и вооружение у них значительно лучше, – и немного подумав, он добавил: – если это поможет, то мы, прежде чем нас накрыло каким-то странным полем, практически отключившим все системы сканирования и слежения, успели заснять один из кораблей. Пересылаю его трехмерное изображение. И буквально через мгновение на экране визора устройства связи вместо лица капитана крейсера появилось изображение корабля странной формы.

– Мне подобный тип кораблей тоже не знаком, – только и произнес полковник Зэкан, обращаясь к консулу. Однако, развернувшись в сторону до сих пор молчавшего представителя императора, он замер на месте, и глаза его пылали таким гневом и яростью.

– Сполоты, – словно ругательство выплюнул консул это слово, – это они.

И тут он вперился взглядом в капитана Телка, который вновь смотрел на него с экрана визора.

– Так они не просто так появились тут?

– Да, – подтвердил офицер с «Рапиры», – но мы перед самым уходом сбросили глушилку в астероидное поле с системой автоматического запуска. И она должна была активироваться через три секунды, после того как мы покинем сектор. Погони нет, значит, наш план сработал. Они, конечно, поймут, что где-то в секторе находится глушилка, это даст нам какое-то время. Ведь на ее поиски у них уйдет не меньше двух дней. Я решил, что это может нам как-то помочь. – После чего Телк стал вопросительно смотреть на эмиссара императора, ожидая его приказов.

– Уходите на базу, – распорядился тот, – вы и так сделали больше, чем мы рассчитывали.

– Нам требуется ремонт, – ответил капитан крейсера, – бой в космосе мы пережили относительно без потерь, но вот абордаж нам нанес некоторые повреждения. Они не так страшны и их устранение не потребует много времени, но из-за них дальний прыжок мы совершить не сможем. Повреждено навигационное оборудование и частично вооружение.

– А как же вы оказались тут? – удивленно посмотрел на своего подчиненного командующий флотом, полковник Зэкан.

Тот с некоторым слегка мелькнувшим на его лице пренебрежением взглянул на того в ответ, но для проявившего интерес к заданному вопросу консула пояснил:

– Крейсером управлял я, но прыжок пришлось совершать в полностью ручном режиме. А потому все параметры прыжка приходилось задавать вручную и с очень большой погрешностью. На маленьких расстояниях эта погрешность не так опасна, если хотя бы примерно представлять общую зону перехода. Но для больших расстояний это полнейшее самоубийство. Прыжок становится неуправляем, а его результаты будут полностью не прогнозируемы и не предсказуемы.

– Да, я понял, – ответил капитану консул, – что вам необходимо для ремонта?

– Запасной навигационный искин, порядка десяти ремонтных дроидов и несколько часов.

– Они у вас есть, – согласился с ним консул.

– Спасибо, – поблагодарил Телк, а потом, немного подумав, добавил: – да, и еще, нам потребуется кое-какой концентрат руд. И я видел тут несколько добывающих шахтерских кораблей. Можно ли привлечь кого-то из них?

– Да, – подтвердил консул, – вам предоставят в распоряжение один из их кораблей.

– Буду благодарен, господин консул, – еще раз поблагодарил того Телк. Казалось, что на него совершенно не действует та аура власти и лидерства, которая исходила сейчас от консула и действовала на всех остальных, видящих и слышащих его. И это заинтересовало эмиссара императора.

– Когда завершите с ремонтом судна, посетите наш флагман, – посмотрел консул на капитана. Тот в ответ склонил голову.

– Буду, как только со всем закончу, – подтвердил он. После чего отключился.

Все тот же неизвестный сектор. Имперский линкор. Несколько часов спустя

– Консул, – влетел в кабинет все тот же запыхавшийся молодой офицер, который сообщил ему и о прошедшем событии. Он даже не мог отдышаться, так летел сюда.

– Там, – пропыхтел он и закашлялся, а потом повторил: – мы нашли его.

Консул, даже больше не пытаясь дослушать то, о чем хочет рассказать ему посыльный, поднялся из кресла и выскочил в коридор. За ним слышались торопливые шаги офицера.

– Что у вас? – спросил он, влетая в капитанскую рубку.

– Как вы и говорили, – сразу же доложил ему тот, кто и управлял этим линкором, – аномалия, по всем параметрам совпадающая с заданными вами параметрами. Это она.

И на экране с картой сектора появилась небольшая точка, что удивило самого консула. Сами они находились очень недалеко от нее.

Так почему они ее до сих пор не нашли? Это-то он и спросил.

– Почему мы не смогли обнаружить эту аномалию при прошлом сканировании, ведь мы находимся буквально на расстоянии вытянутой руки от нее?

– Господин, – сказал один из исследователей, которые тоже сейчас находились в капитанской рубке линкора, – это нестабильная аномалия.

– Что? – посмотрел на него удивленным взглядом эмиссар, а потом прокричал: – Этого не может быть!!!

И с ожесточением и яростью сжал спинку стоящего перед ним кресла, которая медленно стала прогибаться в его руках. Для них это означало полный провал, через нестабильную портальную аномалию невозможно совершить прыжок.

– Простите, я не так выразился, – испуганно посмотрев на него, попытался внести ясность ученый, – такой тип нестабильных аномалий нам ранее не встречался.

– Какой? – тяжелым взглядом поглядел на исследователя консул.

– Это какое-то странное цикличное чередование рабочих и нерабочих фаз во время существования этой аномалии. Сейчас она находится еще в нерабочей фазе, но через час должна перейти в рабочую. При этом, по нашим расчетам, аномалия исчезнет через три часа, после ее перехода в рабочую фазу. И потом опять сектор станет девственно чист, будто тут никогда и ничего не было. До ее нового появления. По предварительным расчетам это произойдет через пять дней.

– Странно, – посмотрел на ученого эмиссар, – ни о чем подобном в той информации, что к нам попала, не говорилось. А как же параметры?

– Они совпадают на семьдесят пять процентов, но постепенно приближаются к эталонным, выданным вами. И как раз с их достижением мы и прогнозируем начало рабочей фазы.

– Понятно, – кивнул головой консул, – готовимся к переходу.

– Да, – поднял руку ученый, – линкор не сможет пройти сквозь эту аномалию, тут нужен малый крейсер или любое среднее или малое судно, большая масса сквозь нее не пройдет.

– Хорошо, – согласился консул и посмотрел на полковника. – Какой из твоих кораблей наиболее подходит для разведывательной миссии?

– Фрегат-разведчик, – даже особо не раздумывая, ответил Зэкан. – По классу и размеру он чуть меньше, чем крейсер, но так же вооружен и защищен. Плюс его неоспоримые преимущества в скорости и маневренности. Единственный минус – он управляется пилотом-универсалом, да может перевозить меньший экипаж и груз. Но это сугубо боевое судно. Не наше, – сразу предупредил командир расквартированной тут небольшой флотилии, – захвачено у минматар. Однако мы подготовили нескольких пилотов для управления им.

– Вы в них уверены? – посмотрел на главу флота консул, – они справятся с поставленной им задачей.

– Секунду, – быстро ответил ему человек. Было видно, что он не хочет ошибиться в поспешных выводах. После чего он подошел к командной панели и стал выводить какие-то переданные ему отчеты, вытащенные из личных дел служащих.

– Вот, это лучший, – и Зэкан вывел личное дело одного из пилотов на тактический экран. – Он показал результаты, даже превышающие стандарты пилотов по управлению подобным классом судов в Королевстве Минматар.

На консула с экрана визора смотрело слегка угрюмое лицо молодого человека с коротким ежиком рыжих волос.

– Ки Док, – прочитал капитан, – младший лейтенант. С одной из отдаленных колоний. Лучший на курсе в училище. Лучший на курсе в школе пилотов. Высший бал за управление малыми и средними судами.

По мере прочтения глаза главы флота постепенно расширялись.

– Почему мы о нем до сих пор ничего не слышали? – повернулся он к офицеру, представителю кадрового отдела флота. Тот некоторое время всматривался в представленное личное дело, а потом кивнул в направлении самой первой строчки.

– Посмотрите на место его рождения, – произнес он.

Зэкан прочел:

– Планета Тилания.

И тут все вопросы сразу отпали.

– Мятеж двадцать пять лет назад… – тем не менее пояснил офицер из службы кадров флота. – Все выходцы не только с той планеты, но и из того сектора, до сих пор относятся к группе граждан с повышенной степенью риска в их благонадежности. На них накладываются ограничения по выдаваемому допуску и карьерному росту. Он и обычным-то пилотом стать не мог. Однако, похоже, вопреки всему, благодаря своему таланту и врожденному упорству и настойчивости, даже без установленного специализированного оборудования добился таких впечатляющих результатов.

И кадровик посмотрел сначала на полковника, а потом и на эмиссара.

– Может, нам следует поискать кого-то другого?

– Нет, – неожиданно произнес консул, – он нам подходит даже лучше, чем все остальные.

– Почему? – с недоумением посмотрел на эмиссара Зэкан. – Он же не благонадежен и не известно, что может выкинуть?

– Это нам и нужно, – спокойно закончил консул, – вызывайте его. Где он сейчас?

Кто-то из офицеров быстро просмотрел информацию по его текущему местоположению и кораблю приписки.

– Вы не поверите, – произнес он, обращаясь ко всем, – этот парень один из членов экипажа крейсера «Рапира». И сейчас он как раз и занимается разработкой руды. Он ведь бывший шахтер. По крайней мере так написано в его деле.

– Хорошо, отзовите его, пусть их капитан поищет себе другого пилота, – распорядился консул и уже гораздо тише, но так, что его все-таки услышал полковник, который стоял не очень далеко, произнес: – Этого-то они точно больше не увидят.

Неизвестный сектор. Имперский линкор. Несколько минут спустя

А еще через десять минут к ним на корабль прибыл молодой парень в обычном летном комбинезоне без знаков различия и сразу направился туда, где ему и следовало появиться, судя по той служебной записке, что лежала в его кармане.

– Младший лейтенант Ки Док, прибыл для дальнейшего прохождения службы, – только войдя в капитанскую рубку и сразу выделив командующего флотом, доложился он.

– Вольно, – скомандовал ему полковник. Сам при этом оглядел парня с головы до ног.

В общем-то, так он себе его и представлял. Угрюмый и нелюдимый, никому не доверяет, не ждет поблажек, всего и всегда добивается сам. Таким его сделали обстоятельства и та обстановка, в которой ему пришлось жить и к которой ему пришлось приспосабливаться. Ведь выбрался этот парнишка из самых низов и как-то сумел пролезть в одну из самых престижных школ, готовящих пилотов для метрополии, куда набирали лишь одних аристократов да сынков высокопоставленных чинов из чиновников, бюрократов и священников. Только вот учеба в этой престижной школе ему не помогла.

Этого парня все равно, несмотря на весь его талант, засунули в самую далекую дыру, которую только смогли отыскать. А возможно, он тут оказался именно из-за своего таланта пилота. Ведь на его фоне все остальные «сынки» явно не смотрелись бы теми золотыми мальчиками, гордостью Имперской школы пилотов.

И вот он – еще один поворот судьбы. И Зэкан поглядел в сторону консула. Этому парню не повезло, и он встретил на своем пути этого непонятного типа из недр имперской безопасности.

– Вольно, лейтенант, – еще раз произнес полковник и указал рукою на стоящего подле него эмиссара, – с этого времени ты переходишь в прямое подчинение к господину консулу.

У любого другого титул этого невзрачного человека в рясе вызвал бы священный трепет, благоговение и преклонение, но не у того, кто никогда особо и не ценил священнослужителей. На его родной планете если и были священники, то сугубо из орденов инквизиторов и карателей. Так что не удивительно, что парень лишь небрежно окинул стоящего перед ним священника взглядом и молча кивнул, ожидая продолжения.

Сам Зэкан как-то даже одобрительно посмотрел на него и спросил:

– В твоем личном деле сказано, что ты получил сертификат пилота-универсала. Знаком ли ты с техникой производства королевства Минматар?

– Да, – подтвердил парень, – мы проходили практику как раз на средних рейдерах, изготовленных на их верфях.

– Замечательно, – довольно кивнул полковник, а потом посмотрел на эмиссара, – господин консул, у вас остались еще какие-то вопросы к вашему пилоту?

– Нет, – равнодушно мотнул головой тот, – пусть изучает, осматривает и проверяет корабль, а так же готовит его к вылету. Он состоится через сорок минут.

– Так точно! – козырнул парень и хотел уже развернуться, когда неожиданно замер и спросил у Зэкана, – господин полковник, но мне так и не указали, с какой техникой мне придется работать?

– Пятый док, – махнул рукой полковник, – он там один. Увидишь и сразу все поймешь.

Парень в ответ только и кивнул, не менее равнодушно, чем до этого разговаривал и сам консул.

– Так точно, – вновь козырнул он, – пятый док. Разрешите приступить к своим новым обязанностям пилота-универсала.

– Исполнять, – подтвердил приказ полковник и отвернулся к карте. Этот разговор его перестал уже интересовать. Парень обречен, точно так же как и все те, кто полетит вместе с ними, конечно, за исключением самого эмиссара и его людей. Ведь именно они и будут теми самыми палачами-убийцами, что ликвидируют всех остальных свидетелей того, что они там нашли или ищут.

Но эмиссар поступил относительно честно. Он решил не наносить еще большего вреда флоту и самолюбию полковника, ведь тот, как ни погляди, а просто сдал им одного из своих. А потому консул из посторонних взял с собой лишь этого пилота. Остальными, кто полетел с ними, были люди консула, которые до этого даже и не показывались из своих кают.

Зэнак даже и позабыл, что консул прибыл сюда далеко не один, а со своей командой. И уже менее чем через час док их линкора покинул небольшой фрегат, изготовленный на верфях Королевства Минматар и бороздящий просторы космического пространства вот уже практически целый год под знаменем Агарской империи.

– Прощай. Ты был бы неплохим пилотом, – произнес полковник, глядя как небольшой фрегат влетает в пространственную аномалию, – больше мы тебя не увидим. Удачи тебе, парень.

И отвернулся, начисто стерев все воспоминания об этом молодом пилоте, которого он собственноручно сдал палачам из ордена инквизиторов.

Только вот этот парень уже через два часа вновь и очень настоятельно напомнил о себе, да так, что это напоминание теперь никогда не сотрется из памяти полковника Зэкана.

Первый шахтерский сектор. Несколько часов спустя

Черт, ну и куда это я опять влип. Конечно, я предполагал, что кораблей тут будет чуть больше, но не настолько. Линкор, шесть крейсеров, несколько фрегатов. Целые орды малых кораблей и истребителей, перехватчиков и штурмовиков. И как мне в одиночку, ну ладно, пусть не в одиночку, а с парой кукол, управляемых мною, справиться с ними?

Ответ прост. В прямом боестолкновении я этого никак сделать не смогу. И поэтому нужно искать путь, там, где его нет, ну, или как минимум, никто не видит. По крайней мере, сейчас они ничего не подозревают.

Что дальше? Необходимо изолировать и запереть тех, кто находится на моем крейсере. Встретиться со своими и не дать им никакой возможности переговорить, а то они узнают о том, что тут произошло.

Перепроверяю коды доступа ко всем докам и внешним шлюзам. С этим все нормально. Как, впрочем, и было. Но вот что теперь? Количество противников слишком зашкаливало на один квадратный метр. И тут не важно, кто был твой учитель и чему тебя обучили, как ты плох или, наоборот, хорош. В таких сражениях индивидуальные качества бойца как самостоятельной боевой единицы семимильными шагами стремятся к нулю, ну, или очень близки к нему.

Это один из тех вариантов, когда даже Дааг предлагал отступить, а потом вернуться и перебить всех по одному или по двое, когда опять вступает в силу преимущество в индивидуальной подготовке. Но мне-то сейчас отступать некуда. Я должен быть здесь, и мне необходимо завершить то, что я уже начал.

Так, быстро соображаем, что из ресурсов у меня есть. По сути это корабль и весь его экипаж. Хоть и не управляемый. Так, быстро. Не до сантиментов. Экипаж – это ресурс и это то, чем можно воспользоваться. Как бы цинично это ни звучало, но пришлось пойти по этому пути.

И боевым дроидам на корабле ушла команда убить и перенести в холодильную камеру двадцать человек.

Дальше. Мне повезло, что вампира я решил не оставлять в живых и убил еще до перехода. Не знаю, как бы отреагировали на его хоть и живую, но безумную тушку те его сородичи, что наверняка есть в этом секторе. Поэтому и он также отбыл в холодильник. Нас наверняка будут проверять и сканировать. Причем не исключены и различные виды сканирования на биологическую активность или наличие биомассы на корабле. Но наличие на борту трупов еще необходимо объяснить.

Что можно предложить взамен? Так, пользоваться этим крейсером я, скорее всего, уже не смогу, он не так быстр. И мне не дадут на нем уйти, а потому, всю органику превратить в то, что можно посчитать останками других людей.

Первое. Это органы для трансплантации. Второе. Животная и белковая пища. Третье, это синтез-масса из медкапсул. Да, и четвертое, чуть не забыл. Замороженные клоны. Простите, парни. Но вы основное мое достояние. Все время забываю, что это Агарская империя, и до тех пор, пока вы не инициированы и не активны, вас не вносят в реестр экипажа корабля, а потому вы просто считаетесь его грузом. Надеюсь, что и те, кто будет меня проверять, пойдут по тому же сценарию.

И что у нас получилось? А получилось все очень хорошо, тут у меня еще несколько десятков лишних человек. Теперь любое сканирование укажет на то, что на корабле несколькими тушками больше, чем должно быть. И о чем они подумают? Да, черт его знает, этих агарцев, о чем, но мне необходимо очень уж определенное направление их мыслей.

О, пора его прививать. Со мной, наконец, захотели поговорить. Только вот не мне же самому с ними общаться? Все верно, не мне. Но у меня под рукой есть такой полезный человек, как бывший капитан этого судна. Вот он и поработает той куклой, что мне необходима.

Подключаюсь к нему через нейросеть. Беру его полностью под свой контроль. Он должен быть неотличим от живого, а потому мне придется постараться.

Все, пора, а то долго ждать они не будут. Активирую систему связи. И сразу в лоб получаю тот самый вопрос, которого очень бы хотелось избежать, но которого просто не могли не задать, слишком уж не вовремя я тут появился, судя по всему. Вот поэтому я устами бывшего капитана начинаю петь про нападение на корабль и отбитый абордаж, про раненых и убитых, про повреждения судна. Сам при этом соображаю, а на что мне, собственно, это самое время, которое я и пытаюсь выторговать, потребуется.

Ну да ладно, это вопрос десятый. Сейчас важным было то, чтобы они мне поверили. И они поверили. Видимо, не зря были те дополнительные приготовления.

Начался расспрос о том, а кто же на нас напал и почему было принято решение уйти из сектора. Но тут все как обычно. Эта версия была проработана еще давно, до того, как я понял, с чем мне придется иметь дело. Все валил на тех, кто уже ничего толком сказать не сможет или как-то аргументированно опровергнуть мои обвинения. То есть во всем виноваты трупы.

В основном один из них. Тот, кого сам капитан предпочитал называть эмиссаром. Ну, а я – вампиром. Вот он и предложил уходить из сектора.

Информация о встреченном противнике была важнее поставленной перед нами задачи, тем более, это и была наша задача: обнаружить противника и доложить о нем. Это мы и собирались сделать.

Ну, а дальше, интерес с того, почему мы тут оказались, естественно, переключился на то, а кто, собственно, этот наш противник был? И к этому вопросу я подготовился и подсунул им немного отредактированное и измененное изображение «Анчара». Хоть я и постарался сделать его не таким четким и различимым, однако какому-то важному священнику, который в основном вел со мной весь разговор, этого вполне хватило на то, чтобы понять – это сполоты.

И столько ненависти к ним было в его словах, что у меня почему-то даже сомнений не возникло, кто может скрываться под рясой священника. Вампир. Еще один вампир. И забравшийся очень и очень высоко. Судя по его нашивке на рясе, указывающей на его статус, это консул. Притом из канцелярии внутренней безопасности их императора.

В общем, все как в кино, это «гигант мысли, отец русской демократии и особа, приближенная к императору». Что и не удивительно, если вспомнить о том, кем является их правитель на самом деле.

Ну, а дальше, разобравшись со мной, они меня просто-напросто решили отправить на их базу, которая располагалась, кстати, на территории Республики Корпораций (ну что я говорил о честнейших торговцах, если предложить им мало денег, то это оскорбит их в лучших чувствах и тебя обвинят во взяточничестве и коррупции, но вот если предложить им очень и очень много, то они наверняка даже смысл сказанных слов позабудут).

В общем, похоже, я переиграл с достоверностью и мне, и правда, поверили.

Но сектор покидать мне было рано, очень рано. Интуиция так и стучала в моей голове непрекращающимся набатом, что я на верном пути и свернуть с него – это потерять все. А потому мне необходимо было остаться тут.

Ну, а почему это не сделать? Я и так сообщил им о том, что на корабль было совершено нападение. Так почему бы теперь не сказать еще и о том, что он поврежден. Но не сильно, а так, в меру, ни у кого не должно возникнуть желания мне помочь. Это разрушит всю легенду, но и от помощи, хоть какой-то, отказываться нельзя. Но вот посторонние люди мне тут совершенно не нужны, тогда как пара дроидов пригодится.

Пока я общался с консулом (вампиром) и его людьми, в моей голове стал зарождаться хоть и бредовый, но вполне выполнимый план. Ну, вообще-то он зародился, когда я взломал первый уровень защиты линкора и получил доступ к списочному составу тех кораблей, что входили в нашу флотилию.

Меня заинтересовал кое-какой пункт. Уж что-что, а подобную технику у работорговцев я встретить никак не ожидал. Фрегат-разведчик, производства Минматар. Вот то, что позволит мне тут выжить и вырваться из этого сектора. Мало кто знал за пределами пилотов, которых особо готовили в Королевстве для служб особого назначения, о том, что у этих небольших корабликов была одна такая маленькая, но значительная особенность, которая позволяла им всегда и везде уходить от погони. Это разработанная в Королевстве Минматар на базе технологии, захваченной у архов, глушилка. Но не простая, а с небольшим секретом. Она отрубала переход в гиперпространство для всех типов двигателей, кроме одного.

Кроме того, эффект от ее работы был не разового, как у всех остальных глушилок, действия: включил – работает, отключил – нет, а затяжного. Так что в этом случае, если ты его включил, то гипер будет на несколько часов закрыт для всех судов, кроме тех, у кого есть тот тип двигателей, на которых эта глушилка не действует.

Вот именно этот корабль и привлек мое внимание. Привлек тем, что он позволит мне, как минимум, вырваться отсюда. Но вот была одна такая маленькая проблемка. Предварительно мне необходимо попасть на него. Да и со своей основной задачей, а именно с тем, что же разыскивают тут вампиры, я до сих пор не справился.

А то, что они тут что-то ищут, я теперь не сомневался. Больно много кораблей собралось тут, в каком-то богом забытом секторе. Самому лезть в самый эпицентр не имело смысла. Меня туда на том крейсере, что у меня был, не подпустят. Скорее, расстреляют на подлете. Но был и другой вариант. Ведь туда полезу не только я, все верно?

Вампирам тоже необходимо туда попасть. Но не на линкоре же они туда попрутся? Слишком большой корабль, слишком много лишних глаз и ушей, слишком много свидетелей, и всех их не заткнуть. А, судя по тому желанию скрыть истину, они очень не хотят разглашения того, что они там пытаются разыскать.

Поэтому более правдоподобен другой вариант развития событий. Они не потянут туда всех. Им нужен один, максимум два корабля-разведчика. Там будет и свидетелей гораздо меньше, и, как следствие, они смогут их всех устранить без особых хлопот и проблем.

Осталось два вопроса. Что это будет за корабль или корабли? Но как только я себе задал этот вопрос, то сразу же понял, как глупо он прозвучал. Я и так знал на него ответ.

У полковника был специально созданный для проведения разведывательно-исследовательских операций фрегат. Так на чем им еще лететь? В общем, этот вопрос с повестки дня снимается.

Ну и второй вопрос. А как мне туда попасть? Однако и тут все не так безнадежно.

Спасибо вам, ярые аскеты и приверженцы минерализации экипажа из Королевства Минматар!

Подобный тип фрегатов управляется пилотом-универсалом. Правда, по уставу, на судне их всегда должно быть два: главный пилот и сам капитан судна. Но это устав Минматар, тут его вряд ли кто хорошо знает.

Вот и получается, что мне необходимо сделать так, чтобы меня посчитали лучшим пилотом среди тех, кто тут есть. И это я уже мог проделать. Уровень доступа на текущий момент над линкором был получен уже администраторский. Поэтому он полностью находился под моим контролем.

Так, и что мне им предложить?.. Во-первых, пилота. И такого, чтобы он сразу выделился на фоне всех остальных. Он должен зацепить глаза.

Делаем. Беру уже готовую карточку одного из молодых парней, примерно моего возраста. Сам он с какой-то окраины. Но это не важно. Заполняю место учебы, работы, прохождения практики. Дата рождения. Стаж налета, полученные и подтвержденные сертификаты. Опыт и пройденные кампании. Не много, но все с впечатляющими результатами и рекомендациями. Все снято с протокола и зафиксировано.

«Черт, слишком все идеально и чисто, – понимаю я. – Да он с таким послужным списком уже должен был давно сам эскадрой командовать или, как минимум, небольшой флотилией». Но этого нет. Что-то не так. Ведь я тут. Вернее этот мой выдуманный пилот тут, в этом самом дальнем захолустье, которое только и можно найти.

Вот, это если где-то есть ж. па мира, так это еще на три километра дальше. Так и тут. Я как раз в этих самых трех километрах. Так почему я заперт тут? Быстро понижаю себя в звании и убираю все положительные рекомендации. Налет часов и пройденные кампании оставляю. Мой персонаж должен без любых сомнений подтверждать свой профессионализм.

Но все равно, слишком заметен и выделяется. Необходимо как-то объяснить то, почему он все еще тут. И тут мой взгляд зацепился еще за одно дело, я его просто перед этим сдвигал, чтобы найти дело подходящего мне пилота.

Младший технический персонал. Вольнонаемный. Но привлекла меня не должность. А то место, откуда этот пожилой мужчина был родом.

Планета Тилания. И сразу в памяти всплыли кадры из хроники, которую видел перед самым отлетом на планету Суккуб, к лиирам. Хроники восстания, устроенного там. Мятежа, который император агарцев подавил так, что все планеты того сектора захлебнулись в крови.

Но вот что странно. Люди оттуда стали изгоями на территории империи, но, кроме того, судя по тем слухам, что курсировали в сети, они до сих пор были одними из самых ярых противников имперского режима.

Хотя нет, больше они голосовали не против него, а против священников.

Ну, не знаю. Больно уж яро они подставляются под удар с такими наездами. Больше похоже на провокацию и выманивание на свет божий тех, кто потом предстанет перед господами из ордена инквизиторов. Так что саму эту оппозицию я задвинул подальше, но вот свое происхождение практически мгновенно изменил на то, что больше всего подходит к намеченной мне цели.

Теперь, с таким-то волчьим билетом или ярмом за плечами, будет понятно, каким это образом я оказался тут.

Ну и второй немаловажный фактор, так это то, что вампиры будут выбирать того, кого будет не жалко пустить в расход. Им нет никакого резона ссориться с большинством из-за какого-то одного-единственного меня. Так что с таким происхождением я идеальная кандидатура на роль пилота, которого собираются ликвидировать сразу после выполнения им всех необходимых мероприятий и действий. Как то – свози туда, не знаю куда, найди то, не знаю что. Да еще потом и вернись обратно.

Проверяю личное дело, подтираю неточности и шероховатости, хочу уже сохранить его, как вижу самый большой ляп, который чуть не пропустил. А как же зовут моего героя?

Как меня звать? И я, улыбнувшись, впечатываю:

«Ки Док».

А почему нет? Имя вполне в местном духе. Можно и как псевдоним использовать, а то иногда одного своего Дим не хватает. Но это я так, отвлекся. Сейчас же для меня главное, чтобы все пошло по моему плану.

Ну, а пока подстелим-ка мы себе соломки на случай отхода. Я не зря запросил все это оборудование. Были у меня кое-какие заготовки. Я тут, просматривая бортовой журнал, обнаружил, что в трюме моего крейсера лежит сорок орудийных пушек. Только вот они все стационарные, разворачиваются не в открытом космосе, а на чем-то. Вот с этой целью мне и потребовался шахтерский корабль и пара простых ремонтников. Именно ими проще всего пользоваться в открытом космосе.

Так, следующие пару часов я носился среди астероидных полей, раскидывая тут и там свои пушечки. Пришлось очень постараться, в астероидных полях, уходя из-под зорких глазок различной мелкой шушеры, которая целыми стаями летала вокруг.

Ну ладно, с этим справился. Подготовил радостный прием в пределах расположения своего крейсера. Дальше. Сам крейсер. Его на абордаж брать никто точно не будет, а потому сделал из него практически камикадзе, который будет сначала биться до последнего, вложив в него все поведенческие боевые алгоритмы, что мне были известны, ну а в конце он должен был превратиться в огромную такую кумулятивную бомбу, которую разнесет на кусочки, и эти кусочки должны были с очень большой скоростью разлететься в разные стороны. Для этого пришлось частично разрушить несущий каркас корабля.

Вот теперь он точно никуда не полетит. Не выдержит даже разгона. Зато с тем усиленным взрывным боезарядом, что я туда подложил, бабахнуть должно было не то что знатно, а очень и очень впечатляюще, так что, по моим расчетам, все близлежащие мелкие суда просто разнесет на части.

Ну, а тем, кто покрупнее, от него достанется тоже не слабо.

Но важно другое. Главное, самому оказаться подальше от этой бомбы с часовым механизмом. Правда, сигнал на активацию всей этой взрывчатки смогу подать только я. Так что мне просто придется его подать. Но тут никто лучше меня самого не сориентируется в окружающей обстановке.

Теперь дальше. И это второе и наиболее вкусное. Линкор.

Тут я им полноценно управлять не мог. Летать и стрелять он самостоятельно не может. Так что я оставил лишь активным пункт «стрелять по всем, кроме фрегата», плюс в дополнение подключался силовой щит, синхронизирующий свою работу с орудийными установками.

Большего я тут сделать не мог. Линкор – это тот тип кораблей, который в принципе не управляется в одиночку и полностью не автоматизируется. Но зато он очень хорошо ограничивается в правах. Можно заблокировать все шлюзы и отключить маршевые и прыжковые двигатели. Ну, а после того как я уйду, линкор должен будет сделать всего один-единственный последний прыжок. К ближайшей звезде…

Первый шахтерский сектор. Несколько часов спустя

Вот пожалуй и все. Управился даже раньше, чем рассчитывал. И только я об этом подумал, как взвыла моя интуиция, а потом сработало свойство поиска порталов.

Э-э… не понял. Его тут буквально мгновение назад не было. Но теперь вот он. И достаточно большой, но странный. Такое ощущение, что сейчас стабилизируется и как бы проявляется в нашем пространстве. И вот это странное сравнение мне не понравилось. Я точно знал, что оно верно.

Это не просто портал. Это портал, который появился тут из другого мира и ведет он куда-то к черту на рога. Неужели вампиры искали именно его?

Ответ пришел буквально через несколько минут. Первым делом кто-то с линкора начал просматривать мое досье. Ну, а еще через несколько минут на мой крейсер пришел запрос о переводе младшего лейтенанта Ки на новое место службы. Для получения предписания на новое назначение и необходимых инструкций необходимо было прибыть на головной линкор флотилии. Ну, а так как тут был всего один линкор, то и вопросов, куда мне необходимо было попасть, у меня не было.

Собираюсь. Блокирую корабль. Теперь на крейсер никто не попадет и никто из него не выйдет. И только по моему сигналу он начнет свой самый последний танец. Перебираюсь в тот шахтерский перевозчик, на котором и мотался по сектору. Это малый корабль, но мне его хватило для выполнения возложенной задачи.

Ну, а теперь вперед. Посмотрим, что нас там ждет. И уже через несколько минут я на линкоре.

Первый шахтерский сектор. Линкор. Несколько минут спустя

Вампиры… Такого сильного я не видел. Очень опасен. И не только как маг, но и как воин. Хоть и выглядит каким-то задохликом, однако именно на его внешней вид я бы не стал ориентироваться. Слишком уж многими смертями от него тянуло. Но что странно. Это были не смерти от мучений или чего-то подобного. Нет, это были реальные смерти его врагов. Он не выкачивал из них силу и жизненную энергию, как это делали все остальные. Тем не менее это существо тоже являлось вампиром. И оно было врагом.

Кроме того, на корабле их было еще несколько. Вот это и был мой экипаж или та команда, которую предстоит мне утащить с собой в неизвестный мир. Туда, куда и ведет этот портал.

Однако, глядя на этого консула, я теперь точно знал, что то послание, которое я потом им оставлю, точно дойдет в нужные уши. Осталось только выжить самому, что могло оказаться проблематичным. Слишком уж сильными воинами окружил себя этот вампир. Но посмотрим.

И я занимаю кресло пилота фрегата.

– Поехали, чего ждешь? – посмотрел на меня вампир.

– Ничего, – усмехнувшись, ответил я и направил фрегат прямо в сердце аномалии.

Не знаю почему, но мои последние слова почему-то очень сильно заставили насторожиться консула, который быстро сделал несколько шагов назад и остановился около своих воинов, глядя на меня странным и пронзительным взглядом.

– Убить, – резко приказал он. Но он опоздал, в кресле пилота меня уже не было.

Станция Рекура-4. Два дня спустя

– Он так и не вернулся, – тихо произнесла Энака, сидя в баре и пустым взглядом глядя в крышку стола. Тут же сидели и остальные. Никто ничего не хотел говорить. Да и нечего им было сказать, то единственное, или, вернее, сказать, тот, кто и объединял этих столь разных людей, пропал. И от него не было никаких вестей уже больше двух суток, с тех пор, как он исчез в секторе с агарцами.

Сколько нужно было ждать его возвращения, никто не знал, но Дим обещал вернуться через несколько часов, но так и не сдержал своего слова. Хотя никто не мог обвинить его в непунктуальности.

– Нужно вернуться туда, – неожиданно произнесла Лиика, которая тоже сейчас сидела тут, в этом, теперь ставшем почему-то достаточно маленьким кабинете, который обычно занимал этот неугомонный человек. Может, это произошло из-за того, что тут собралось больно уж много людей, для этого маленького и скромного кабинетика.

– Нет, – взвешенно произнесла Тая, самая спокойная и рассудительная из всех в данной ситуации, – Дим бы не одобрил этого.

– Но он бы за нами полетел в любом случае, – тихо прошептала Эпика, – будь он даже один и на задрипанном корыте.

– Все верно, он бы так и сделал и, скорее всего, даже вернулся бы. Но его тут нет. Тут мы. И туда мы просто так сунуться не сможем. По крайней мере, сейчас и теми силами, что мы обладаем. Нам необходима помощь. – И она посмотрела на сидевшую тут же аграфку. – Нам будут нужны корабли. Пилоты у нас есть, – сказала она, обращаясь к Элине.

– Сделаю, что смогу, – ответила девушка и прикрыла глаза, видимо, собираясь связаться с кем-то. Но вдруг до этого молчавшая Лиика как-то странно вскрикнула и удивленно-пораженными глазами осмотрела присутствующих.

– Агарцы сняли блокаду, – негромко произнесла она, – они отводят свои суда куда-то на территорию империи. Наш флот уже через несколько часов должен быть тут. – Все это она выпалила на одном дыхании. Но во всей этой фразе для многих прозвучало лишь одно.

– Он жив, – будто прочитав мысли всех тут присутствующих девушек, негромко прошептала Энака. А потом резко поднялась из-за стола.

– Ты куда? – посмотрела на нее Риила.

– Если этот гад и появится тут на станции, то я знаю, где его искать, – зловеще прошипела разъярённая креатка.

– Я с тобой, – сразу отреагировала вторая девушка.

– Я тоже, – послышались другие голоса. Некоторые просто поднимались молча.

Энака посмотрела на собравшуюся толпу.

– Будет сложно попасть туда всем, – оглядев всех и усмехнувшись, произнесла Тая.

– Босс, – обратилась она к Энаке, – мальчики позаботятся об этом. Пока мы туда доберемся, они уже все сделают.

Креатка немного постояла, а потом молча кивнула ей и, так же молча развернувшись, вышла из комнаты. За нею прошли и остальные. За этой очень уж необычной группой, которая, совершенно не обращая внимания на заинтересованные взгляды многих наемников, в основном это были мужчины, находящиеся тут, наблюдал высокий и мощный тролл, стоящий за барной стойкой.

Туда же смотрел, провожая вышедших из здания бара девушек, слегка удивленным взглядом и пожилой пиир, сидевший по другую сторону стойки.

– Не завидую я парню, – неожиданно произнес тролл, так и продолжая полировать стойку бара.

– Думаешь ему нужна будет помощь? – вопросительно посмотрел на бармена пиир.

Тролл задумался.

– Нет, – наконец произнес он, – ты прав, тут я ошибся. – И усмехнувшись, добавил: – Это им нужно посочувствовать. Вляпались они с ним по самое не хочу.

Пиир приподнял стопку с каким-то крепким напитком. Опрокинул его в свой рот, крякнул, а потом, улыбнувшись, добавил:

– Еще больше они вляпались. Еще больше. – И только собирался сказать что-то еще, как двери бара открылись и в них вошел молодой парень.

– Тро, – сразу с порога обратился он, – а где девочки, мне сказали что они тут? – будто этот парень уже знал, что их тут нет.

Оба пожилых вояки переглянулись, а потом заржали в один голос.

– Опять выкрутился, – только и смог произнести тролл.


Глава 12. Фронтир. Граница Агарской империи и свободных территорий. Секторы, разрабатываемые шахтерами | Перешагнуть пропасть. Книги 1-6 |