home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ФРОНТИР. ГРАНИЦА ИМПЕРИИ АТАРАН И СВОБОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ. ПЛАНЕТА СУККУБ. ВЕРБОВОЧНЫЙ ПУНКТ № 48935-XP

Со мной на перехват пары охотников за головами отправилось целых пять человек, не знаю, зачем так много, но больше — не меньше.

Примерное направление поисков я представлял, так как заметил, куда отправился Темный, которого назвали Кислый. И этот маг, по идее, должен обитатся где-то недалеко от нашей группы.

Сделав небольшой круг, я практически сразу расслышал переливчатую речь какого-то, можно сказать, заправского красавчика. А ведь именно такие птицы Говоруны и нравятся всем женщинам. И, похоже, рассказывать сказки он умел так же заправски, как и выглядел. Сейчас он что-то в красках расписывал молодому щуплому пареньку, слушавшему его раскрыв рот.

«Похоже, это наш клиент», — решил я, как только вспомнил о птице Говорун из мультика про Алису Селезневу и сопоставил название этой птички с кличкой Темного, который должен был заговаривать зубы магу. Он ведь тоже Говорун.

Поэтому я поднял руку, остановив наш отряд, и стал высматривать второго Темного.

«Вот он», — заметил я его, стоящего за небольшой группой молодых людей, которые о чем-то спорили между собой.

Обнаружив обоих охотников за головами, я указал на них людям, отправившимся со мной. Но что странно, наемники знаками показали мне, что видят только Говоруна, хотя стояли практически по линии прямой видимости напротив второго Темного. Северяне же такой проблемы не испытывали и засекли обе цели.

Исходя из этого, на перехват человека, заговаривавшего зубы магу, отправилось два наемника и один воин с севера, а со мной за Кислым ушло два оставшихся северянина.

Сработали мы слаженно и оперативно. Я даже удивился такой синхронности. Практически одновременно мы с северянином из другой группы плавно заступили за спины своим целям и отключили их, только я это сделал ударом рукояти своего охотничьего ножа, а северянин меча.

В этот раз я уже знал, куда и с какой силой нужно бить, но тем не менее некая подсветка места удара мною ощущалась. Я ясно увидел ту пульсирующую точку в основании черепа, куда он должен был прийтись. Рука же на автомате произвела быстрый и резкий удар чуть ли не с филигранной точностью.

В этот раз никакого ощущения ускорения времени я не ощутил, но как оказалось, мы справились и без него.

«Видимо, оно включается в действительно в экстренных или экстремальных ситуациях, — решил я, — хотя управлять этой способностью полностью было бы неплохо. Но чего пока нет, того нет. И так уже достаточно многое у меня выходит, чего раньше я за собой не наблюдал».

Рассудив таким образом, я вернулся к нашим баранам в виде двух уже бессознательных, раздетых и безоружных связанных тел и одного перепуганного юного мага.

Правда, не обошлось без эксцесса, и спасаемый нами маг кинулся на парней с намерением, видимо, пощекотать их своей овощерезкой. Такой небольшой у него был кинжальчик. Но наемники быстро смогли его утихомирить и объяснить ему, что он не прав. И получилось это у них достаточно корректно, без применения большой физической силы.

После этого маг несколько испуганно стал посматривать в нашу сторону, но, по крайней мере, не пытался бежать или напасть на кого-то из нас.

«Интересно, а почему он никакую свою магию не применяет?»

Этот вопрос, родившийся у меня в голове, я и задал магу.

— Так я целитель-алхимик, — удивленно сказал парнишка.

— И? — попытался я вытянуть из него больше информации.

— Я не знаю и не умею создавать никаких атакующих заклинаний, — еще более удивленно сказал маг, — я же лекарь, — очень тихо и не менее сокрушённо закончил юный маг.

— А, понятно, — хотя мне ничего не было понятно, — по мне так вся магия должна уметь что-то способное как напасть, так и защитить, только этим нужно уметь пользоваться.

И еще раз оглядел нашего спасенного.

Натянуло на себя это чудо зеленый балахон по типу монашеского, но под ним угадывались штаны и куртка.

Видимо, что-то в его одежде и должно было указать на то, что он лекарь. Но я этого не увидел. И поэтому он удивился. Деталь всем заметная и как-то ассоциирующаяся со словом «лечение».

«Зеленый цвет его балахона», — это было то единственное, что пришло мне в голову, так как никаких видимых вышивок, медальонов или вензелечков у него заметно не было.

Внешне он был чуть младше нашего Млока, но более худощавый, с темными длинными волосами, собранными за спиной в хвост, несколько вытянутым лицом, но удивительно добрыми карими глазами. Мне почему-то, глядя на него, сразу вспомнился кот из мультика про «Шрека».

«Хотя такой и ударить-то не сможет», — чуть позже подумал я, но посмотрев на выбитый у него кинжал, усомнился в своих мыслях, в парне все-таки был стержень, хоть он и не так заметен.

— Как-то своеобразно началось наше знакомство, — решил завязать я разговор с этим магом, — а поэтому разреши повторно представиться. Я Дим. А это мои люди.

Обведя рукой, показал на наемников и северян, притащивших к нам как раз тела двух Темных, при этом не став уточнять, как и кого из них зовут.

— Добрый день, — все еще в некотором замешательстве приветствовал меня парень, — меня зовут Руги Кранг из Продно. Как вы уже поняли, я знахарь и алхимик.

— Приятно познакомиться, Руги, — ответил я, — мы сейчас пойдем к своим товарищам, если хочешь, можешь идти с нами, по дороге я расскажу тебе, что здесь произошло. Если нет, то тогда прощай. Но дам тебе один совет. Если хочешь жить, забудь обо всем, что пел тебе здесь этот человек, — и я показал на связанного Говоруна, — он работает на очень плохих людей. И вы для них только товар, который они должны были поставить пришельцам. Можешь верить в это, а можешь нет.

И я махнул своим рукой, говоря о том, что мы направляемся назад. Парни подхватили связанные тела охотников за головами, и мы двинулись к месту расположения наших отрядов.

Через несколько секунд я услышал нагоняющие меня быстрые шаги.

— Знаешь, — обратился ко мне Руги, — я не очень хорошо разбираюсь в людях, но одно я знал всегда.

— И что это? — спросил я.

— Аристократы северян не лгут, — ответил он и замолчал.

Я не стал комментировать эти его слова, так как не знал, что на них ответить, но про себя подумал: «Надо взять это на заметку, если меня все принимают за северянина».

— Понятно, — пробормотал я себе под нос и потом спросил у него: — И что привело лекаря в вербовочный пункт пришельцев?

— Нужда, — просто сказал он, после чего повернулся ко мне лицом и с грустью продолжил: — в Империи все решают деньги, а не талант.

— В общем, как и везде, — ответил я.

Руги вздохнул и продолжил:

— Это верно. Я из очень небогатого дворянского рода с юга Империи. Правильнее сказать, мы бедны. То, что у меня есть способность, было известно давно, но у нас не было денег, чтобы отправить меня на обучение в Академию Магии в столицу. Я, конечно, занимался как мог с местным учителем, но это был обычный знахарь, да еще и не из самых сильных. И так получилось, что к тому моменту, как нам удалось скопить денег на мое обучение, я перешагнул стандартную планку для приема в Академию. И уже не мог попасть на льготное обучение, когда часть средств за меня внес бы какой-то меценат или государство. И поэтому учеба мне обошлась бы в полную стоимость. И мы с отцом и старшим братом решили, что те деньги, которые уже есть, мы потратим на первый курс моего обучения, а потом постараемся найти мне работу и накопим, чтобы окончить ее. Курс закончился. Я недоучка, как минимум мне нужно закончить еще два. И работу с приличной оплатой мне так найти и не удалось. Как оказалось, хоть маги и нужны, но никто не хочет связываться с недоучкой. Люди готовы платить втридорога за ту же работу, с которой справлюсь без проблем и я, но мне не доверяют. А тут еще и проблемы в нашем поместье. Напали кочевники, и отцу с братом с трудом удалось его отбить, но многое разрушено, а главное ранен брат. И все что у нас было, мы отдали на его лечение и восстановление поместья. Для этого влезли в огромные долги. Я уже хотел податься в наемники, там даже моей квалификации были рады, но тут прошёл этот клич о том, что пришельцы проводят большую вербовку. У отца есть друг, который работал недолго на пришельцев. Так он сказал, что за пять лет у них можно заработать целое состояние. И вот я здесь. Для меня это реальный шанс помочь семье и накопить денег на учебу.

Он замолчал, ожидая моих комментариев.

И у меня было, что ему сказать.

— Для того чтобы ты смог кому-то помочь, и в первую очередь себе, тебе надо выжить. Еще повезло, что наши дорожки сошлись, и мы перехватили тебя. В противном случае шансов на выживание у тебя было бы гораздо меньше. Ну и второе, я, если честно, не уверен, что после того как ты поработаешь на них, тебе нужна будет учеба в вашей Академии. Слишком разные у нас с ними уровни развития. Хотя здесь я не уверен. Может, магия у них развита гораздо меньше, чем у вас.

— Нет, — возразил Руги, — пришельцы владеют магией. Прямого применения ее я, конечно, не видел. Но я видел несколько их артефактов, которые управлялись только с помощью магической энергии.

— Да, это интересно, — а сам в этот момент вспомнил тот шар, которым Элея лечила волака. Он явно основан не на обычной технологии. А вот если подходить к нему с точки зрения магии, то вполне себе рабочий артефакт.

«Значит, Элея владеет этой самой магией, — сделал я вполне закономерный вывод, но о чем-то подобном я и так уже догадывался, — однако ведь и я знал, как управлять этим артефактом».

И даже более того, смог бы это сделать самостоятельно, но что еще более удивительно, ведь я точно знал, что они не используют и десятой доли возможностей артефакта, а вот я бы смог это сделать.

«Все непонятнее и непонятнее», — решил я, но заметил, что Руги идет и выжидающе смотрит на меня.

«Да я ведь ему обещал рассказать, в чем дело», — вспомнил я данное ему слово и поэтому спросил:

— Я так понимаю, что теперь пришла моя очередь поведать нашу историю.

— Было бы неплохо, а то как-то глупо идти за человеком, о котором совершенно ничего не знаешь и который всего несколько минут назад напал на расположенного ко мне собеседника, правда, аргументировав это тем, что тот человек очень плохой. Так что я очень внимательно тебя слушаю.

И Руги действительно превратился в одно большое ухо, поглощающее каждое мое слово.

«Никогда не видел таких внимательных слушателей, как он. Хотя будешь тут невнимательным, если от этого зависит твоя жизнь», — подумал я, смотря на него.

А сам начал свой рассказ.

— Не буду заваливать тебя подробностями, расскажу только основное, — сказал я.

— Ну и это уже немало, а детали, если они будут нужны, я потом и сам узнаю, — ответил мне маг.

— Хорошо, — согласился я и продолжил: — описывать наше путешествие не имеет смысла, так как основные события, о которых пойдет речь, начались с нашим прибытием сюда к пришельцам в центр вербовки. Как только мы оказались тут, на нашу спутницу обратил внимание один показавшийся мне очень подозрительным человек. И я решил проследить за ним. И как оказалось, не зря. Тут их была целая группа. Как я узнал несколько позже, это были люди из Темного братства.

— Темное братство! — воскликнул парень. — Так это же элитные наемные убийцы.

— Точно, они, — согласился с ним я, — но как оказалось, они промышляют не только этим, но еще и своеобразной работорговлей.

— Как это? — удивился молодой маг.

— А так. Они поставляют некоторым пришельцам на обмен за их артефакты определенных людей с этой планеты.

— Каких людей? — сначала спросил Руги.

— Таких необычных, как ты, ведьмы, ведуны, другие люди с талантом к магии или какими-нибудь необычными способностями. Вы все им интересны. Ну и еще разные необычные или магические животные, но это, как я понимаю, вполне законно, в отличие от всего предыдущего, — перечислил я.

Сначала маг слушал вполне спокойно, но потом до него, наконец, дошло, и он сказал.

— Так ведь мы сейчас как раз у пришельцев? — и он с опаской огляделся кругом.

— Верно. Но как мне кажется, не все у нас так плохо.

— И почему ты так думаешь? — спросил у меня Руги.

— Есть пара фактов. Первое, я видел тех людей, на которых работает Темное братство. И второе, я знаю, по крайней мере одно место, где таких, как вы, не смогут достать. А поэтому шанс у вас есть. И я хочу тебе его дать.

— И что я должен сделать? — задумался над моими словами молодой маг.

— Присоединяйся к нам. Лишний лекарь нашему отряду не повредит.

— Хорошо, я подумаю.

— Думай. Но много времени у тебя не будет.

В этот момент произошло как раз два события.

Мы подошли к нашему отряду. И я услышал резкий гул, похожий на гудок.

— Началось, — расслышал я слова Этора о происходящем шевелении толпы и раскрывшейся дальней стене зала, где стала видна какая-то трибуна и поднимающийся на нее человек.

Махнул рукой парням, указывая место, куда пронести и положить тела, к уже лежащим там двум другим представителям Темного братства.

И только после этого, проскользнув между окруживших моих друзей воинов, сказал:

— Да, и поэтому нам нужно спешить.

Северяне расступились, пропуская меня вперед.

И я вышел к своим новым знакомым, кивком головы поприветствовав улыбнувшуюся мне Элею.

Именно это и привлекло внимание нашего молодого мага, шедшего немного позади меня. Он будто в стену врезался и застыл на несколько мгновений, рассматривая девушку, хотя тут же рядом с ним стояло еще как минимум три ведьмы, похожих на нее как две капли воды. Но что-то именно в ней зацепило нашего нового знакомого.

Руги так заинтересованно посмотрел в направлении дочери Триго, что заставил ее смутиться и покраснеть до кончиков ее ушей, скрытых под капюшоном.

«Кажется мне, что теперь и этот будет с нами», — пробежала мысль в моей голове при взгляде на его явный интерес к девушке.

Чтобы не смущать ее еще больше, мне пришлось взять его за руку и протянуть за собой, выводя мага из того ступора, в котором он пребывал сейчас. Но и это его не слишком остановило, он каждые несколько секунд порывался повернуться и найти взглядом Элею.

Я же понял, что он хоть немного взял себя в руки и повернулся к ожидающей нас группе наших местных начальников.

Этор посмотрел на меня. Будто ожидая некоторой речи или объяснений. Но времени уже не было. Я только сказал, показывая на связанные тела.

— С этими справились, — отчитался, кивнув на двух безвольно лежащих Темных, — но осталось еще несколько, и с ними нужно разобраться поскорее.

Оглядев своих друзей и северян, стоящих сейчас передо мной, я понял, что мне необходимо уже сейчас знать о том решении, которое они приняли, а поэтому, резко переключившись на Этора и посмотрев ему прямо в лицо, я спросил у него:

— Ну как, вы приняли решение?

— Да, мы с тобой, — ответил мне он.

— Я этому рад. Уверен, мы сможем в будущем помочь друг другу. Но чтобы оно у нас было потом, сейчас нам нужно поторопиться. Да, кстати, — вспомнил я о переминающемся с ноги на ногу рядом со мной маге и представил его: — Это Руги Кранг из Продно. Он будет нашим знахарем и алхимиком.

Дождавшись, пока остальные познакомятся с ним, назвав свои имена, особенно обратив внимание на его повышенный интерес к знакомству с Элеей, продолжил говорить, вернее даже выдавать инструкции по дальнейшим действиям нашего отряда.

— Сейчас вы собираете своих людей и двигаетесь в том направлении, — и указал примерное расположение группы пришельцев, среди которых я заметил девушку, так похожую на Ледяную ведьму, — идете осторожно, примерно там, — показал в направлении ближайшей стены, — находятся военные или те, кто их представляет. Они, конечно, не так страшны, но к ним пока лучше не приближаться и не показываться на глаза, а то вдруг они проявят к нам повышенный интерес. Но кого-то необходимо оставить следить за ними, чтобы знать, когда они закончат вербовать себе новых рекрутов. Для нас это будет одним из ключевых сигналов.

— Сделаю, — кивком головы подтвердил выполнение приказа Горан, — есть у меня подходящий для этой роли человечек, — и кивком головы как раз указал на знакомого Рекара.

— Хорошо. А теперь о главном, — и моя рука указала на приметный угол, где располагалась непонятная группа, для которой охотники за головами и привозили людей, — там расположились те, кто является нашими предположительными врагами среди пришельцев. Одеты они в темно-серые комбинезоны, похожие на доспехи Темного братства. Но на груди у них есть нашивка в виде странной, немного вытянутой летучей мыши с расправленными крыльями на фоне красного солнца. За ними тоже необходимо установить очень плотную слежку. Они, скорее всего, в зале будут находиться до самого окончания проверки, так как будут дожидаться своих людей, которые, как вы понимаете, благодаря нам, к ним так и не придут. Перед самым окончанием тестирования они, скорее всего, прочешут зал. Поэтому мы к этому времени уже все должны его пройти и оказаться у пришельцев, там они нас не тронут, по крайней мере первое время. Желательно начать проходить тестирование сразу же после того, как уйдут военные. Определить это легко. Кандидатов начнут принимать и к другим пришельцам. Наших врагов нужно избегать любой ценой, ни в коем случае не дать им приблизиться к девушкам, магу, Красу и, возможно, к тому непонятному мальчишке, который к нам присоединится чуть позже. По дислокации все. С этим вопросов нет?

Не дождавшись никаких замечаний или вопросов от стоящих передо мной людей, я продолжил:

— Далее, сейчас со мной пойдут десять ваших воинов, — и я выбрал тех трех северян, что уже брал с собою и видел их в деле. Подумав немного, добавил к ним дополнительно еще семь человек из их отряда, отобрав их, доверившись своим внутренним ощущениям и чувствам, выбирая только тех, что соотносились у меня со сжатой пружиной, готовой разжаться в любую секунду и разить любого, на кого я укажу.

При этом я заметил одобрительный взгляд, брошенный на меня Этором при моем выборе людей в группу.

Закончив с ними, я продолжил:

— Плюс мне нужны трое наемников. Ваша работа будет только в охране тайного хода и пленников, нашем сопровождении и переносе тел.

— Ты не доверяешь моим людям, — возмутился моим словам Горан.

— Нет, но как оказалось, твои люди не замечают бандитов из Темного братства. Видимо, это какое-то воздействие.

— Да, это искусство «скрыта». Боевики Темного братства владеют им в совершенстве, — сказал Крас.

— Видимо, — согласился я с ним, — но наши друзья с Севера, — кивок в сторону Этора и его людей, — не подвержены этому недостатку и очень хорошо их видят.

— Все верно, — подтвердил мое предположение старый ведун, — мы, жители северных королевств, издревле более устойчивы к различного рода воздействиям на наш разум. А именно к этому разделу магии и относится умение входить в состояние «скрыта» и оставаться невидимым в толпе людей.

— Не знал, — прокомментировал я слова ведуна.

— Ясно, — успокоившись, сказал командир наемников и махнул своим людям.

К нам быстро подбежало трое наемников.

— Они пойдут с тобой, — представил мне Горан выбранных воинов.

— Хорошо, теперь все в сборе, — сказал я и переключился на собранный отряд.

Оглядев вышедших вперед людей, я остался доволен.

Мы представляли вполне автономную боевую единицу, и люди подобрались под стать друг другу. Крепкие, поджарые, все хорошо вооруженные и готовые в любой момент отреагировать на возникшую опасность.

«Неплохо», — подумал я и скомандовал взять связанные тела.

Затем мы двинулись к двери тайного хода, у которой как раз сейчас должен был стоять и поджидать оставшихся людей из Темного братства один из пришельцев.

Как я и предполагал, пришелец находился на месте.

Но только мы стали приближаться к месту расположения нашей цели, как у меня в голове зазвенели тревожные колокольчики.

Что-то с этим человеком было не так. Но ничего необычного я в нем не замечал, и не мог понять, что же меня могло в нем так насторожить.

Жестом указав на него и показав одному из воинов, что его следует по возможности тихо и незаметно отключить, я продолжил продвигаться вперед, чуть отстав от выдвинувшегося вперед северянина.

Тот между тем в ответ мне кивнул и направился к искомому человеку.

И тут взвыло мое чувство опасности. Мне стало ясно, что северянин не справится.

И причина была проста. Воин шёл воевать с человеком, но пришелец им не был.

«Пришелец не человек», — набатом забилась мысль в моей голове.

Не знаю, кто это был такой, но удар в область шеи, как хотел сделать воин, судя по его замаху, не нанес бы этому некто в роли пришельца никакого вреда. Я это понял так же четко, как и то, что промах воина грозит неминуемой смертью нам всем.

На чем основывалась моя уверенность, я не знал, но чувствовал, что не ошибаюсь.

Но что еще более странно: то же самое ощутил и этот странный пришелец. Я будто сам прочувствовал все его внутренние предчувствия и ощущения.

Этот пришелец будто предугадывал надвигающуюся на него угрозу. Даже больше, он знал о ней.

И поэтому стал заранее разворачиваться в нашу сторону, при этом потянув руку к оружию, похожему на бластер, висящему у него на поясе.

Видя, что северянин не успевает даже подойти к пришельцу на расстояние удара, я сделал несколько тягучих шагов по направлению к этому странному не-человеку и вдруг почувствовал сильнейшую разрывающую все боль в голове.

Не понимая, что происходит, но при этом осознавая, что причиной того непонятного, происходящего сейчас вокруг является этот пришелец, я сквозь красную пелену разрывающую мне мозг, сосредоточился только на одной цели.

Необходимо было провести удар в ясно видимую точку этого непонятного существа, находящуюся чуть правее сердца, как раз за этой странной эмблемой с летучей мышью. Мерцание точки не давало мне провалиться в бездну беспамятства, я, казалось, по миллиметру приближаю именно к этой точке свою руку с неизвестно как оказавшимся в ней охотничьим ножом. При этом у меня было такое чувство, что мою руку к земле притягивает огромнейший вес, не давая ей не то что продвигаться вперед, но даже и шелохнуться ни на миллиметр.

Но, несмотря на это, я проталкивал свой кулак, с зажатым в нем оружием, с силой и каким-то бешеным остервенением стараясь забить его в мерцающий перед моими глазами огонек жизни этого существа.

И вдруг все как лопнуло. Резко ушла боль. Вернулась связность мысли, и я выпал из того транса с жаждой убийства, в котором пребывал всего мгновение назад.

Очнулся с зажатой пальцами рукоятью ножа, лезвие которого скрылось в груди стоящего передо мною пришельца.

Это же лезвие не давало телу упасть, так как я пришпилил его ножом к стене. Ослепшие нечеловеческие полностью красные с белой точкой зрачка глаза все еще старались увидеть свет и с жуткой ненавистью смотрели мне прямо в душу.

Дикая первозданная ярость и ненависть не покинула их даже после смерти владельца.

Странного темно-фиолетового цвета кровь вытекла из нанесенной мною раны и, стекая по моей руке, капала на пол.

Ее еще теплое прикосновение к моей руке вызвало какую-то необъяснимую дрожь удовлетворения во всем моем теле.

Но именно это прикосновение заставило возмутиться весь мой остальной организм. К горлу подступило ощущение тошноты и рвотные позывы, однако именно они привели меня окончательно в себя.

Мне не приходилось еще никого и ни разу убивать, пусть это и не человек. Мир, откуда я пришёл, хоть и полон боли, но мне повезло не пролить в нем ничьей крови. Хотелось забиться куда-нибудь и немного помандражировать, приходя в себя, но времени на это уже не оставалось.

Поэтому постаравшись взять себя в руки и не слишком выдавая своего состояния, я спросил:

— Сколько времени длился бой? — Ведь мне показалось, что прошло никак не меньше десяти минут, но ответ одного из воинов меня очень сильно огорошил.

— Меньше мгновения, Спех сделал шаг по направлению к пришельцу, как ты растворился в воздухе, и в следующее мгновение пришелец уже пришпилен к стене твоим кинжалом, а ты стоишь рядом с ним.

«Это было много быстрее, чем тогда, во время боя с волаками или при захвате наемников», — сопоставил я свои ощущения с тем, что помнил о предыдущих событиях.

И сделал вполне ожидаемый и очевидный вывод.

«Что-то во мне меняется, — подумал я, — и эта странная и непонятная жажда убийства, родившаяся при виде этого неизвестного пришельца, является просто следствием этих изменений. Хотя именно она нас и спасла в этот раз».

А то, что сейчас мы избежали очень больших неприятностей, я был полностью уверен.

— Это не человек. И ты бы не смог вырубить его обычным способом, — пояснил я свои действия группе, — его можно только убить и сделать это можно только так, как это сделал я.

— Мы это видим, — сказал один из воинов.

— Хорошо, тогда снимите его со стены и потащили вместе с нашими пленниками в проход.

После этого я подошёл к стене и нажал нужную каменную плиту, которая на удивление легко провалилась внутрь стены.

И практически мгновенно перед нами бесшумно раздвинулись каменные створки и открылась дверь. Хотя при ближайшем рассмотрении материал двери, внутренности стен да и самого видимого впереди коридора слабо напоминал настоящий камень, больше он был похож на какой-то пластик.

Первым осторожно войдя внутрь, я осмотрел темный туннель коридора, который мгновенно осветился мягким дневным светом. Он равномерно освещался по всей своей длине. Свет падал от потолка и стен коридора.

Темных не было, туннель был чист и простирался метров на пять. При этом его ширина составляла метра три. Удобный такой коридорчик.

У одной из стен лежал какой-то открытый ящик, из которого выглядывала рукоять лежащего в нем бластера.

«Видимо, это то, что предназначалось темным», — догадался я, ведь за свою работу они должны были получить от пришельцев некоторые вещи.

Взглянув на близлежащую стену, я заметил выскочившую в коридор плиту. Она как раз и находилась на уровне той, что я использовал для открытия двери.

«Похоже на то, что при нажатии на нее дверь откроется, и мы сможем вернуться в зал», — подумал я, хотя это был вариант, шитый белыми нитками, но в крайнем случае, как открыть туннель, можно было узнать у бойцов из братства.

Уверен, северяне смогли бы их разговорить.

Так что пока ничего проверять я не стал. Времени оставалось очень мало.

Выглянув обратно в зал, я скомандовал:

— Быстро все сюда. Тела забирайте с собой. Ты, — и я указал на одного из наемников, — останься снаружи, затри кровь и наблюдай за тайным ходом, стараясь не слишком светиться. Если сюда придут дружки убитого мною пришельца, отходи к отряду, и готовьтесь к бою.

Наемник кивнул головой и вышел обратно в зал. Дверь за ним бесшумно закрылась, при этом я ничего не нажимал.

«Автоматика, однако», — выплыла из моего подсознания несколько неуместная шутка.

— Так. Тела оставить здесь у стены, — показал я, — сложите их вдоль нее, чтобы они не мешали нам в случае необходимости быстро пройти через туннель.

Когда все было сделано, мы осторожной поступью двинулись по направлению ко второму выходу.

Осмотрев стену и здесь, я нашёл вполне обычную кнопку, не замаскированную ни подо что. Такая серая кнопочка, правда, не очень заметная, на фоне серой же стены.

Уже собираясь ее нажать, у меня возник вопрос, а вдруг мы нос к носу столкнемся с людьми из Темного братства. Поэтому я решил еще раз предупредить своих воинов.

— Оставайтесь настороже. Их там четверо, но возможно и больше, кто-то же должен был охранять их скарб там, в деревне, у входа в центр. С ними будет мальчишка или парнишка до десяти лет (как-то на автомате перевел возраст ребенка в местное летоисчисление, по-нашему это примерно четырнадцать-пятнадцать лет). Его надо спасти. А сейчас выходим и осматриваемся. Все готовы?

И дождавшись ответного кивка, скомандовал:

— Тогда вперед.

После чего нажал кнопку открытия двери.

В этот раз первыми выскочили в чуть только приоткрывшуюся дверь двое северян и сразу же разбежались в стороны.

Нам повезло, при выходе мы никого не встретили.

Быстро осмотревшись, мы поняли, что удача улыбнулась нам.

— Командир, — сказал один из северян, — неплохо бы тут и встретить наших знакомых.

— Верно мыслишь, — согласился я с его предложением, а сам подумал о том, что эти люди первый раз назвали меня «командиром». Эта мысль несколько потешила мое самолюбие, но нужно было заняться делом.

Местность оказалась идеальной для засады. Какой-то непонятный, но неглубокий арык вдоль противоположного забора, в котором, однако, получилось удобно разместиться четырем воинам. Два человека быстро вскарабкались на крышу небольшой пристройки, один встал в незаметную нишу чуть дальше за входом в тайный проход.

Сам же я взобрался на не очень широкий парапет, на стене прямо над проходом. Однако его преимущество было в том, что он находился в тени, и снизу меня не было заметно. И, кроме того, по нему я мог быстро переместиться до любой точки на стене, вдоль которой шла тропинка к тайному ходу.

Остальных я отправил обратно, чтобы они приглядели за пленными и, главное, напали из коридора в тот момент, когда темные будут в него входить.

Это и должно было послужить началом атаки.

Распределив цели примерно так. Первые достаются северянам, что находятся в коридоре, и воину в нише, середина мне и тем, кто сейчас лежит на крыше, последних берут на себя те, что скрываются в арыке, они же должны захлопнуть коробочку и не дать никому сбежать отсюда.

Все было просто и в идеале должно было отлично сработать, возражений ни у кого план не вызвал.

Но вот случай или судьба внесли в него небольшие коррективы. Ну как небольшие. Он полетел в черту.

Никаких долгих минут ожидания появления противника у нас не было. Чуть я успел устроиться на своем парапетике, как появились Темные, идущие по тропе.

Шло восемь человек. Но приглядевшись, я понял, что двое в центре это явно их пленники.

«Странно, раньше они говорил только о мальчишке, — подумал я, — но сейчас детей двое, и второй явно поменьше первого».

Стало практически сразу понятно, что это двое детей, при этом оба худые и нескладные. Только у одного из них были длинные волосы.

«Так это девчонка, — пришло ко мне понимание, — вот почему она кажется более щуплой. Просто она очень худенькая и стройненькая».

Большего в полумраке этого коридора разглядеть сверху не получилось.

А дальше додумывать времени у меня уже не было.

Главарь Темных, еще не дойдя до входа, быстро дернул одну из петель водосточной трубы, и дверь в проход открылась до того, как он к ней подошёл.

Это и сорвало мой такой гениальный план. И чуть не стоило нам жизней.

На фоне открывшегося прохода очень хорошо стали различимы наши воины, и бандиты, оттолкнув пленников в сторону арыка и бросив какие-то тюки, потянули из-за спин огнестрелы.

Именно их тяга к оружию пришельцев и спасла наши жизни. Недолго думая, я, а следом за мною и двое воинов с противоположной крыши, прыгнули в гущу сгрудившихся в коридоре людей.

Мой прыжок был не очень удачен, и повалить я смог только двоих. Но вот северяне с этим не оплошали, и все оставшиеся люди из Темного братства оказались на земле. А дальше было уже делом техники моментально разоружить их, с чем прекрасно справились те четверо, что выскочили из канавы лишь мгновением позже, чем мы.

Обошлось даже без одного выстрела или удара колюще-режущего оружия.

Всех шестерых раздели, разоружили и связали, затем из коридора вынесли оставленные там тела.

— Тюки и амуницию этих, — взмах руки в сторону связанных Темных, — заносите в коридор, — отдал распоряжение я, а сам в это время смотрел на девочку лет десяти-двенадцати и пацаненка четырнадцати лет (на мой земной взгляд), которых подвел ко мне один из наемников.

После того как воин привел их ко мне, стало ясно видно, что они брат и сестра. Одни и те же скулы, разрез и форма глаз, немного странный прикус рта. Даже фигурой чем-то они походили друг на друга. Какая-то звериная плавность движений проскальзывала в каждом их жесте.

Правда при этом девочка была очень мила и смотрелась как некая ласковая кошечка, между тем пацаненок был похож на отпетого дворового кота.

Но вот что с ними делать, я не знал.

Парнишка храбрился и старался держать грудь колесом, но было видно, что он очень боится. Однако, что меня поразило, он боялся, и сильно, но все равно переживал больше не за себя. Парень старался прикрыть своим щуплым телом девочку, в то время как та жалась к его спине.

— И что мне с вами делать? — задал я, можно сказать, риторический вопрос.

К своему большому удивлению, на него мне ответила девочка, обрадованно взглянувшая в мою сторону. Говорила она на каком-то странном тягучем языке, но смысл произнесенных ею фраз мне был вполне понятен.

— Дяденька, не продавайте нас в рабство. Мы хорошие. Даже Рычик.

И девочка погладила парня по плечу.

— Ты что, не видишь, это же варвары. Он нас не понимает, как и все здесь, — прошипел мальчишка своей, как я понял, сестре.

— Он тоже хороший, — ответила ему девчушка, — как папа или Лекарт.

— Но это ничего не меняет, люди не понимают нас.

— Этот понимает, — возразила ему девочка.

Странно было наблюдать спор этих двух подростков, которые, казалось, забыли о происходящем сейчас вокруг них.

«И почему это она уверена, что я понимаю их речь?» — задумался я, хотя на самом деле так оно и было.

При этом было заметно, что девочка уже перестала дрожать и бояться, да и парень почему-то поверил ей сразу и безоговорочно, стал крутить головой, смотреть по сторонам, лишь украдкой бросая взгляды в мою сторону, с небольшой долей опаски, проглядывающей в них, но никакого страха при этом в нем больше не ощущалось.

«Непонятно», — решил я, смотря на эту парочку, — «надо понять, кто они такие, как здесь оказались и что делают, но времени уже катастрофически не хватает на долгие расспросы».

Ладно, как обычно, начну с главного, познакомлюсь с ними и постараюсь понять, кто они и откуда. Куда направлялись и что собирались там делать.

«Так, а как с ними говорить?» — И только тут до меня дошло, что вообще-то я уже довольно давно и бегло говорю с северянами на каком-то странном ломаном наречии, которого не должен был знать и до того ни разу не слышал. Однако смог именно на этом языке уверенно отдавать команды уже после того как мы покинули стены центра вербовки.

И аналогично с детьми, я их понимал, будто они говорили на моем родном языке, но при этом ранее я никогда не слышал звучания их речи или чего-то похожего на нее.

А поэтому просто решил начать говорить, стараясь настроить себя на диалог именно с ними. И как только я произнес первые слова, то понял, что речь моя приобрела те же плавные нотки, что звучали в речи детей.

— Кто вы и что вы здесь делаете? — спросил я.

Хотя, конечно, более важным для меня было, что мне делать с ними дальше.

— Я Нея, это мой братик Рычик, — представилась девочка своим немного звенящим голоском.

— Не Рычик, а Рык, — буркнул парнишка.

— Дим, — в ответ с невольной улыбкой сказал я и добавил: — Так как же вы здесь оказались и что делаете? И вообще, кто вы?

— Ну, — замялся парень, но за него ответила девочка.

— Мы кираи, — быстро проговорив это, она испуганно пискнула под взглядом, брошенным на нее братом, и нырнула ему за спину.

А мальчишка явно опять приготовился к драке.

Услышав эти странные слова девочки, все замерли, даже те несколько воинов, что в этот момент находились рядом. Они медленно потянулись за оружием, будто ожидая только сигнала для нападения или того, что я сейчас накинусь на этих детей и начну рвать их на части.

Но для меня эти слова не имели никакого смысла и поэтому я лишь спросил:

— И?

Похоже, это удивило не только детей, но и всех остальных, так как девочка еще более испуганно произнесла:

— Ну, мы же кираи, а вы люди.

— И что? — все еще не понимал я.

— Ну, вы же нас должны убивать. Разве нет? — несколько заторможенно переспросила она.

— А нужно? — вопросом на вопрос ответил я.

— Нет, не надо.

— Ну, вот и договорились, — успокоил я ее и продолжил: — Коль мы разобрались с первым вопросом, то неплохо бы нам понять, что же нам делать с вами дальше?

Дети замерли, будто свыкаясь с мыслью, что прямо сейчас их убивать никто не собирается и с этим надо как-то жить в будущем.

У меня же появилось время повнимательнее разглядеть их.

Поглядев на их исхудавшие тела, порванную и местами изношенную, но, даже на мой непрофессиональный взгляд, дорогую одежду, при этом достаточно потрепанный вид, грязные мордашки и испачканные в чем-то руки, спросил:

— Как вы тут оказались?

Дети замялись, но через несколько мгновений девочка все-таки начала говорить. Она, похоже, была более разговорчива, чем ее брат.

— Около четырех месяцев назад мы направлялись на юг, в одно из ваших северных королевств.

Сначала я не понял, как это может быть, что двигаются на юг, но приходят к нам на север, в северные королевства, и только потом до меня дошло, что девочка говорила о том, что они пришли откуда-то из-за границ северных льдов, про которые рассказывали северяне.

«Так кто такие эти кираи? — задал я себе вопрос уже в который раз. — И, судя по реакции на их слова, по крайней мере, северяне знакомы с ними не понаслышке. Да и наемники вон косятся очень настороженными взглядами. Что же опасного в этих двух детях, если больше десятка опытных воинов опасаются их?»

Как ни приглядывался, ничего необычного в них рассмотреть так и не смог, разве та звериная пластика, как я для себя ее определил, что сквозила в каждом их движении и жесте.

Между тем девочка продолжала:

— У нашего отца там должны были проходить какие-то важные переговоры с их правителем.

На этом месте один из северян так чертыхнулся, что я сделал два вывода: детей понимаю не только я, и второй: ему очень не понравились слова девочки.

Воин стоял позади девочки, а потому Нея ничего не заметила и спокойно рассказывала дальше.

А вот Рык стал коситься на этого человека особенно настороженно, стараясь держать его все время в поле своего зрения.

Я постарался тоже повнимательнее следить за этим воином.

— Через несколько недель мы были на месте и в том городе, где проходила встреча. Там мы пробыли три дня, а потом отправились к себе домой. Отец был так рад результатам и очень сильно спешил назад. Поэтому мы останавливались на ночевки не всегда вовремя. Вот и в этот раз мы пропустили дорожную гостиницу и вынуждены были заночевать на тракте. В эту же ночь нам и не повезло, на наш отряд напали. Это были люди в темных доспехах, которых вы сейчас захватили в плен, но тогда их было гораздо больше. Они убили всех: и отца, и нашего дядю Лекарта, и охрану каравана, и северных воинов, что должны были нас сопровождать. Всех, кроме меня и брата, мы во время нападения попытались убежать в лес. Но нас быстро догнали. Поймали сначала меня, а потом и Рычика, который попытался меня спасти. Нас хотели сначала тоже убить, но потом один из нападавших сказал, что нас можно продать. Мол, меня купят южане, там есть спрос на таких маленьких, как я. А вот мой Рычик точно понравится их хозяину. Будто тот человек почувствовал в нем что-то нужное им. Я немного понимаю язык людей, поэтому и смогла разобрать то, о чем он говорил. С того времени нас держали в каком то подвале, практически не кормили. Еды давали, только чтобы мы не умерли с голоду. Чаще это была плошка какой-то непонятной каши и немного воды. Брата каждый день приходил и бил какой-то ужасный дяденька. Рычик никогда ничего не рассказывал. Он вообще мало говорит. Но я ведь все слышала из соседней комнаты. Меня на это время уводили в другую камеру, где уже ждал плохой дяденька, который заставлял меня раздеваться, а потом приходил другой дяденька и трогал меня в разных местах. Я их просила этого не делать, но они только смеялись надо мной. Так продолжалось каждый день в течение месяца. А потом об этом узнал вон тот мужчина, — и девочка показала на главаря Темных, — и плохих людей, что уводили меня в другую комнату и держали там, не стало. А братика так и продолжали бить. Но месяц назад нас забрали из камеры и повезли сюда. Ехали мы медленно. Эти люди постоянно с кем-то воевали, заезжали в какие-то места, где забирали непонятный груз, который потом везли с собой. И вот два дня назад мы оказались здесь. Нас опять заперли, но в этот раз это был подвал какого-то дома. Кормили нас в пути гораздо лучше. А десять минут назад пришёл главный, и они постарались вытащить из подвала Рычика, но он отбивался, как мог. Вытянуть его смогли, лишь когда к ним на помощь пришёл тот странный человек, что говорил когда-то давно о том, что брат нужен их хозяину, — и она показала на Темного, которого отправляли опознать в Элее Ледяную ведьму, — его все-таки вытянули наверх. Уже став закрывать дверь, этот человек присмотрелся ко мне. Он немного постоял, а потом крикнул что-то их главарю, после этого они взяли с собой и меня. Ну а дальше вы все знаете и сами.

И девочка замолчала, ожидая моей реакции на ее слова.

А вот что с ними делать, я не знал. Да и как реагировать на ее рассказ тоже понять не мог.

«Домой их не отправишь, во-первых, далеко, во-вторых, не с кем, и третье, а есть ли у них родные, к которым они пойдут. Отца и дядю, по-видимому, у них убили, а про других родственников они ничего не сказали, — рассуждал я, — с собой брать, непонятно, как к ним отнесутся остальные северяне, да и пройти тестирование, как я понял, они не смогут. Вроде что-то об этом говорили Темные, что парень еще мал, а девчонка тогда тем более не пройдет. Но и оставить их здесь, особенно в сложившейся ситуации, я бы не смог».

Додумать мне не дали. Судьба, так сказать, опять все решила за меня.

Из коридора, где оставалось два воина, вдруг раздался испуганный возглас.

— Что там у вас? — крикнул я туда.

— Командир, скорее сюда, — раздалось в ответ.

Быстро переместившись туда, я смог наблюдать странную картину. Тело пришельца, убитого мною, начало меняться. Оно теряло свой первоначальный вид и перетекало в какую-то непонятную мне форму.

Зрелище было не очень приятное, на мой взгляд.

Тело пришельца будто плавилось, как воск на огне, и стремительно меняло свои очертания. Вот сначала изменился общий контур, хоть тело и не стало больше, но появилась какая-то сутулость. Очень сильно укоротились ноги, а руки наоборот вытянулись вперед. Само туловище закутал откуда-то взявшийся непонятный плащ. Но главные изменения происходили с головой и лицом пришельца. Вместо волос, голова покрылась темно-коричневой короткой шерстью, появились большие заостренные уши, торчащие над ней. Лицо же приобрело полностью нечеловеческие очертания. И стало больше похоже на увеличенную морду обыкновенного ушана, летучей мыши, которую я когда-то давно видел в зоопарке. И запомнил благодаря ее огромным ушам.

Осторожно подойдя к трупу, я потянул плащ на себя и, к, своему удивлению, понял, что это и не одежда вовсе, а огромные крылья, сложенные на спине пришельца.

Разложив тело на полу коридора, после того как я рассмотрел его, у меня ушли всякие сомнения в человеческом происхождении этого пришельца.

Больше он походил на огромную летучую мышь.

— Кирай, — сказал один из северян, тыча пальцем в преобразовавшегося пришельца.

«Не понял, так кираи это оборотни, что ль?» — соотнес я увиденное с восклицанием воина. Вроде как человек превратился в какую-то большую летучую мышь и его назвали этим странным словом «кираи».

— Нет, он не наш, — сказала Нея, выглядывающая из-за моей спины.

«Любопытная все-таки она девочка, вон не испугалась и за мною побежала. Да и братец ее крутится тут же», — заметил я, глядя на них.

— Почему ты так решила? — уточнил я у нее.

— Так это же сразу видно. Хоть некоторые кираи могут обращаться в больших гранов (аналог летучих мышей). Но мы после смерти всегда принимаем нашу человеческую ипостась. Так было и с мамой, когда она умерла, и с папой, и с дядей, когда их убили во время того нападения. Так бывает всегда.

— Смерть преобразует тело в его основную форму, — сказал Рык, — а значит, это и есть основная жизненная форма этого существа.

— Понятно, спасибо.

На этом мне пришлось задуматься, встретить здесь таких странных существ я, если честно, не ожидал совершенно.

— Что будем делать, командир? — спросил у меня один из наемников.

«Так, с детьми один вопрос отпал, ближайших родственников у них, похоже, нет, придется их взять с собою».

Осмотревшись кругом, я понял, что наемники Темного братства не могли увидеть преобразование пришельца, так как их вынесли в коридор. И его трупа они тоже не видели. Те, что были в коридоре, находились без сознания.

Поэтому я спросил у детей.

— Дом, где вас держали далеко?

— Нет. Несколько минут, — ответил мальчишка, видимо, почувствовав важность момента и поняв, что сейчас игра в молчанку неуместна.

— Там кто-то остался?

— Нет.

— Хорошо. Тогда сделаем так, ты проводишь парней в этот дом и покажешь подвал. А вы перетаскивайте туда темных и заприте их в подвале. Выберутся — повезло. Не выберутся — туда им и дорога.

— Сделаем, — сказал тот же воин, что спросил о наших дальнейших действиях. Спокойно так взял парня за плечо, и они вместе вышли из коридора.

Выйдя за ними следом, я увидел, как тот выбрал нескольких воинов, и они погнали связанных и пришедших в себя бандитов в сторону ближайших домов. Тех, что еще не пришли в себя, несколько воинов понесли на руках.

«Так, с этими разобрались. А вот что делать с трупом пришельца? Оставить в здании центра тело нельзя, после тестирования его обязательно найдут, — задумался я. — Но и вынести его на улицу и просто бросить мы не можем, тоже найдут, но несколько позже».

Посмотрев на него в очередной раз, меня посетила запоздалая мысль.

«А что если в нем есть какие-то маячки, которые если и не говорят о его состоянии, в противном случае нас бы уже давно повязали, то местоположение указывают точно?»

Поняв, что это вполне здравая мысль, решил: «Значит, будем исходить из того, что он есть, тогда его нужно уничтожить вместе с телом. Пусть и за пределами здания. Но это спишут на тех, с кем он должен был встречаться, по крайней мере на первое время. Нас это вполне устроит».

Но встал вполне очевидный вопрос.

«Как же его уничтожить, так чтобы не осталось следов?»

Как-то в моей жизни никогда не приходилось заметать подобных следов. Весь тот опыт, что у меня был, сводился к просмотру различных шпионско-криминальных фильмов и прочтению книг. Но ничего реально применимого из того, что я там мог почерпнуть, в голову мне не приходило.

В этот момент как раз мимо меня проходил один из оставшихся со мной воинов, неся в руках доставшиеся нам от Темных трофеи. За плечом у него болталось несколько стволов их бластеров.

«Вот оно решение», — как вспышка мелькнула мысль в моей голове.

Я вспомнил одну из возможностей бластера, о которой ко мне пришло знание в тот первый раз, когда мне в руки его дали подержать Млок и Рекар.

Местные не знали, но у бластера было несколько скрытых функций, одной из которых являлось использование его в качестве мины-взрывчатки, правда в гражданском варианте, которым владели все местные, она была отключена, но что для меня сейчас являлось важным — она все равно присутствовала. Оставалось ее только активировать. Насколько я помнил, там должен присутствовать таймер, которым мне и придется воспользоваться.

Объёмный взрыв должен обеспечиваться чем-то похожим на кумулятивный заряд, который уничтожит все в радиусе пары метров. Меня это как раз и устраивало, от тела пришельца не останется и следов. Да и ограниченный радиус действия нам на руку.

Теперь важно оттащить тело подальше от центра, установить заряд и вернуться сюда.

Так, на словах все просто, а как активировать это взрывное устройство, если оно отключено?

«Так там ведь имеется панель управления, правда на непонятном для меня языке. Но может после того как я обучился языку пришельцев, смогу разобраться и с меню интерфейса?» — задумался я, как говорится — не проверишь, не узнаешь.

Поэтому я остановил проходившего мимо меня воина и взял у него один из бластеров бандитов из Темного братства.

Быстро нашёл и открыл консоль управления, чем вызвал удивление у находящихся рядом со мной воинов, на что один из них сказал:

— А мы и не знали, что в огнестреле есть эта странная пластинка.

На что я ответил ему:

— Вы многого не знаете про оружие пришельцев. Это не просто пластинка. Огнестрел с нее управляется и может стать другим оружием.

— Как это? — спросил тот же воин.

Вот и попробуй объяснить этим простым людям теорию объёмного взрыва и что это такое. Хотя я и сам об этот догадываюсь очень смутно. Поэтому я просто сказал:

— Так. Хочу сделать из него большой огненный шар, чтобы уничтожить тело пришельца.

— Колдовство, — просто уточнил тот.

— Насколько знаю, нет, — ответил ему я.

И наконец, смог активировать меню управления бластером. Первоначально открыв консоль, я увидел, что она отключена или заблокирована. Поэтому мне пришлось подумать, как заставить ее работать.

На экране загорелась вполне читабельная надпись.

«Настройки легкого гражданского бластера модель 7 номенклатурный номер 345679ХО-ТТК-56».

«О, как и думал, читать их каракули я научился», — обрадовался я увиденному и с головой погрузился в изучение меню.

Немного поковырявшись в меню, я понял, что этот бластер раньше, скорее всего, был на вооружении в каких-то регулярных войсках, но когда его ресурс был выработан, или подошёл какой-то срок его эксплуатации, он был просто-напросто списан. И чтобы это барахло не пылилось на складе, какой-то умник догадался провести его конверсию и переделать в гражданский бластер. По сути, исходя из описания, которое присутствовало в одном из пунктов интерфейса, вразрез с его измененным названием, видимо, чтобы эта идентичность не бросалось сразу же в глаза, это был обычный облегченный штурмовой бластер, с ограничениями его функциональности, внесенными лишь программным путем. И выходило, что это вполне себе боевое оружие, только устаревшее на несколько поколений, но все еще представляющее существенную угрозу.

Это подтверждали различные найденные мною пункты о повышении мощности заряда, о переходе на экономичный режим использования оставшегося объёма энергии питающего элемента, автоматический прицел и многое другое, что было в принципе отключено. И наконец, вот оно.

«Специальные функции: режим использования — отключено».

Переключив режим на «активировано», я вошёл в подменю этого раздела. И первое, что бросилось мне в глаза, это функция «Перевод бластера в портативное взрывное устройство 3-го класса».

Что такое «3-й класс портативных взрывных устройств», я не знал, но никаких других подходящих по смыслу названий подменю в разделе не было.

Поэтому я занялся изучением этого параграфа.

Оно, как и предполагалось, было в статусе «отключено». Но торопиться и активировать его я не стал, решив сначала изучить его возможности.

Их оказалось не так и много.

Всего три пункта.

«Мощность и объём пространственного взрыва».

«Таймер активации взрывного устройства».

И последний пункт, который после его прочтения заинтересовал меня больше всего.

«Активация дистанционного режима подрыва».

Найдя этот пункт, я понял, что для нас он был бы идеальным выходом.

Решив все таким образом, я повернулся и, выбрав двух находящихся в коридоре наемников, сказал:

— Берите тело и за мной.

Сам осмотрелся кругом, припоминая, не осталось ли тут чего-то ранее принадлежащего лично пришельцу. Заметил только какой-то темный жетон, который слетел с его одежды, когда она была при нем.

«Кстати, хороший кандидат на датчик», — подумал я, смотря на этот небольшой плоский кругляш без каких-либо опознавательных знаков.

Осторожно подобрал его какими-то валявшимися у входа палочками, стараясь не касаться руками.

— Все оставайтесь здесь и ждите возвращения нашего и остальных, а мы пока займемся этим пришельцем.

И только дождавшись ответной реакции оставшихся тут воинов и девочки на мои слова, я вышел вслед за наемниками из коридора.

— Куда его? — спросил у меня наемник.

Ответ у меня в голове возник сам собой.

Подходя к центру вербовки, я недалеко от входа в него видел какой-то небольшой овраг. Отсюда до него, по моим прикидкам, было не больше пятидесяти метров.

— Бегом за мной, — скомандовал я, и мы побежали в нужном направлении.

На месте мы оказались уже через пару минут. Я не ошибся. Овражек был на месте, он мне не показался.

— Кидайте тело вниз и быстро отходите обратно к тайному ходу. Ждите моего возвращения в нем. Остальных предупредите, чтобы тоже не волновались. Скоро подойду.

— Выполним, командир. — И оба наемника припустили назад.

Я же приступил к реализации своего плана.

Спустился вслед за телом в овраг. Покомпактнее уложил его. Под одно из крыльев поместил выпавший у пришельца кругляш.

И только потом занялся бластером.

Снова активировав меню и найдя нужный раздел, я задумался, что же мне делать.

В открывшемся меню привлекала меня именно возможность дистанционного подрыва, как более управляемого и безопасного.

Интересно было только каким образом он осуществляется. Решив, что хуже от этого не будет, для начала я попробовал активировать именно этот последний способ, понадеявшись на многократную защиту от дурака в случае чего.

Выбрав пункт «Активация дистанционного режима подрыва», я нажал «выполнить».

Сначала ничего не происходило, но через пару мгновений из рукояти бластера выпал небольшой кубик с единственной кнопкой, а на экране интерфейса между тем высветилось.

«Пульт дистанционного управления взрывателем создан и зарегистрирован. Включить режим активации взрывателя с пульта дистанционного управления?»

На что я, естественно, согласился.

После чего на бластере и пульте в едином такте заморгала красная небольшая точка, только на пульте она была в центре единственной кнопки, а на бластере на боковой стороне, как раз рядом с индикатором заряда батареи.

Аккуратно поместив оружие под тело пришельца, я выбрался из оврага и побежал к тайному ходу. Времени до того как включатся системы слежения центра у нас оставалось не так и много. По моим прикидкам где-то минут семь еще.

Добежав до тайника, я увидел, что отряд собрался уже полностью, только один северянин стоял у входа и явно ожидал моего возвращения.

— Все внутрь, — скомандовал я, заметив среди воинов детей и то, что Нея с братом уже не так испуганно косятся по сторонам.

Сам же встал с краю от входа с внутренней стороны туннеля, одну руку положил на рычаг закрытия дверей, а вторую выставил за двери и нажал кнопку активации взрывателя, одновременно с этим закрывая дверь в туннель.

Дверь медленно закрылась, но я так ничего и не услышал.

«Не сработало?» — завертелась у меня в голове паническая мысль, но тут со стороны улицы раздался явно слышимый даже тут внутри помещения хлопок.

«Да нет, все как и задумывалось», — понял я и быстро направился к выходу из туннеля в зал, правда при этом удивился, что эхо взрыва донеслось и сюда.

«Неужели взрыв был таким сильным. Хорошо, что местность вокруг оврага относительно безлюдная и пустынная, один лишь лес, да стена здания. Надеюсь, в зале люди ничего не заметили, — подумал и запоздало укорил себя: — надо было заглянуть в меню управления мощностью заряда, может быть, смог бы там что-то накопать, но что сделано, то сделано».

Решив, что все проделано верно, я подошёл к противоположной от выхода на улицу стене туннеля, нашёл выдвинутую плиту, но прежде чем нажать ее, сказал:

— Сейчас выходим в зал. Все трофеи равномерно распределить между людьми. Нас не должно выделять в толпе их наличие. Парня и девочку одеть в доспехи Темных. Так хоть издали не будут вызывать подозрение. Вопросы есть?

Никто ничего не сказал, только стали раздавать оружие и упаковывать захваченные доспехи. Тюки с товарами, которые принесли Темные, мы нацепили, как они были.

В итоге мне достались достаточно объёмный рюкзак и бластер главаря.

Рык с удовольствием облачился в доспехи одного из бандитов, Нее же досталась экипировка их мага, которую она надевала с явной неохотой.

— Потерпи, девочка, — успокоил я ее, — нам только к пришельцам попасть, — а там мы что-нибудь решим с вашей одеждой. Может, у наших девушек найдется что-то подходящее. Моя спутница, Элея, чуть покрупнее тебя. Так что в ее одежде ты точно не утонешь.

— Спасибо, — поблагодарила меня Нея, — я потерплю. Но как же в ней неудобно ходить.

— А по мне так все нормально, — возразил ей довольный брат, — мне бы такой костюм, — закончил он, поглаживая рукой свою куртку.

— Рад, что тебе понравилось, но нужно поторапливаться, — и уже обращаясь ко всем: — Готовы?

Получив их подтверждение выполнения моего приказа, нажимаю на плитку на стене, и мгновенно открывается дверь в зал.

Осмотревшись из-за угла, понимаю, что внешне ничего за пределами двери не изменилось, только основная масса людей сместилась ближе к трибуне, с которой что-то вещал молодой парень в костюме.

— Пошли, — сказал я и вышел в зал.

Как только я показался в зале, ко мне из неприметной ниши вышел оставленный в наблюдении наемник.

— Все в норме, никто сюда не приходил.

— Хорошо. Двигаемся к месту встречи с отрядом.

И мы направились в сторону группы пришельцев, с примеченной мню девушкой, похожей на Элею.

Добрались мы туда довольно быстро, и что меня больше всего радует, обошлись без неожиданностей и незапланированных приключений.

Первым заметила наше приближение Эрса. Это стало понятно по тому, как она метнулась к своему дяде и показала рукой в нашу сторону. И это почему-то совершенно меня не удивило.

Но вот то, что при нашем приближении встретили нас не радушной и счастливой улыбкой, а направленными в нашу сторону дулами огнестрелов и шарометов, говорило о том, насколько здесь рады нашему возвращению.

— Ну и как это понимать? — спросил я, смотря на стоящих рядом Этора и Триго. — Вроде еще несколько минут назад мы расстались друзьями.

Триго замялся, но более волевой и прямолинейный северянин ответил мне в лоб:

— Эрса почувствовала среди вас кираев.

И на этом оборвал свою фразу, будто сказанного было достаточно, чтобы понять подоплеку их действий.

Но не для меня.

— И? — что-то мне это напоминает.

— При встрече нужно уничтожать всех меняющих форму, — пояснил мне Крас.

— Неудивительно, что Нея ждала, когда ее начнут убивать после своего признания, — пробормотал я и обратился уже ко всему отряду: — Среди нас двое детей, вот этот парень Рык, — и указал рукой на облаченного в броню мальца, который даже грудь выпятил, под направленными на него стволами, — и Нея, — после чего вытянул из-за своей спины как-то незаметно прошмыгнувшую туда испуганную девчушку, — мы их отбили у Темных. Они сразу признались в том, кто они, и были готовы умереть в следующее же мгновение после своих слов. Но правды скрывать не стали. Поэтому они живы и останутся жить дальше. Надеюсь, мы понимаем друг друга?

— Но они же кираи, не люди, — возразил мне Этор. — Они и так-то много сильнее любого простого человека, но если кто-то пройдет преобразование и обернется в свою вторую ипостась, то он поубивает всех вокруг себя. Они же живое воплощение смерти. Идеальное орудие для убийства. И ты хочешь оставить их с нами. Ведь они неуправляемы и кровожадны.

— Это неправда, — возмутился Рык, — мы никого не убиваем без особой на то необходимости, только при самозащите. Нас учили этому с пеленок. Вон Нея вообще крови не переносит. Да мы не можем пока управлять сменой своей ипостаси, но контроль достигается тренировками и самодисциплиной. И поэтому до своего совершеннолетия мы и носим сдерживающие браслеты. Они не дают нам оборачиваться, пока мы полностью не возьмем под контроль свое второе «я» и сам процесс оборота. После этого браслеты слетают.

И парень покрутил перед собой руку с задранным рукавом, на которой была заметна какая-то бронзовая полоска.

— Вот видишь, — сказал я северянину, видя зерно сомнения в его глазах, — тем более у тебя есть шанс воспитать из них настоящих людей. По крайней мере из одного. И подумай, какой ценный боец появится в нашем отряде, если ты сможешь правильно подготовить этого парнишку. Такой, какого нет ни в одном другом отряде. Это уникальный шанс.

Видимо, я попал в самую точку. Так как Этор уже совершенно по-новому посмотрел на Рыка и только сказал.

— Значит, говоришь, «тренировки и самоконтроль». Это мы тебе с легкостью сможем устроить, ведь я не ошибаюсь, Крас, — и посмотрел в сторону старого ведуна.

Тот плотоядно посмотрел в сторону парня и утвердительно кивнул.

— Ну, вот и хорошо, — подтвердил северянин свои слова, — и то и другое мы тебе обеспечим, — после чего переключился на Нею, — ну а тобой займутся наши девушки. Эрса, принимай воспитанницу. Ее дальнейшее развитие полностью на тебе. Да и девушку из отряда охотников принимайте в свой круг. Думаю, общение с вами ей будет полезно.

Меня поразило, с какой скоростью перешел этот человек из состояния ненависти, желания уничтожить и стереть с лица земли до вполне адекватного отношения к этим двум детям.

Посмотрев на то, каким он хозяйским взглядом посматривает на Рыка, я как-то перестал переживать за дальнейшую судьбу детей, поняв, что отдал их в надежные руки.

«Не зря он будет у нас главным. Вон уже и часть организационных вопросов на себя взял, — про себя подумал я, — правда, он этого пока еще не понял, но скоро до него все дойдет, ну или я скажу ему об этом».

И улыбнулся, довольный своими мыслями. В этот момент Этор как раз очень уж подозрительно посмотрел на меня.

На что я постарался сделать невинное лицо и попытался всем своим видом изобразить сущую невинность и непонимание.

Пытаясь сделать невинное лица, я обратил внимание на спокойно стоящих Эрсу и других ведьм, вспомнил о том, что недалеко есть одна из их «сестер», как они себя называли, и поэтому спросил у них.

— Эрса, девочки, вы ничего необычного не почувствовали, приближаясь сюда?

— Нет, ничего? — удивленно ответила Эрса, другие ведьмы тоже отрицательно покачали головой.

— Странно, — пробормотал я, но не стал ничего объяснять стоящим рядом девушкам, с явным вопросом во взгляде смотрящих в мою сторону.

— Странно, — сказал еще раз я. — Разберусь с этим потом. — И замолчал, задумавшись над тем, почему ведьмы не чувствуют другую ведьму, да еще и так близко.

«Видимо, она умеет скрываться, и это не просто так», — решил я.

А потом переключился на окружающее нас собрание, устроенное для всех присутствующих пришельцами.

— Вы не следите за тем, о чем говорят пришельцы? — спросил я о только что брошенной с трибуны фразе про то, что нужны старатели в какой-то шахтёрский цех.

— Только урывками, — ответил мне Триго, — но ближе к центру отправились Млок, Рекар и его друг. Они обещали все дослушать до конца, а потом в подробностях передать нам.

— Понятно. Хорошо, но мне бы тоже неплохо это послушать, так что пойду я погуляю, познакомлюсь с местными достопримечательностями.

И двинулся в направлении трибуны.

Уже собираясь проскользнуть между выстроившимися воинами, я вспомнил о принесенных трофеях. Остановился, снял закинутые за плечи тюк с доспехами и бластер.

Подошёл к Этору и протянул вещи ему.

— Это вам, как и обещал. Все захваченные с момента нашей встречи оружие и доспехи переходят к вам.

Северянин принял оружие и как ни в чем не бывало продолжил заниматься своими делами, а вот Эрса и Триго поморщились, явно не одобряя его такой подход к делу и нашим будущим взаимоотношениям.

Но я не возражал, так как и прочих принесенных Темными трофеев было предостаточно, тем более не факт, что оружие и доспехи стоят больше тех биологических образцов, которые привезли сюда бандиты.

Поэтому я сразу отозвал в сторону и тихонько передал старшему охотнику.

— Триго, наши тюки, это вон те четыре штуки, — и я показал на рюкзаки, надетые на северян и наемников, ходивших со мной. — Заберите их, а содержимое оценим потом. Сейчас нет на это времени.

Разобравшись с делами, я хотел неторопливо пройтись среди людей и послушать, о чем они говорят, но по дороге заметил и нашу протеже, похожую на ведьму, которая что-то сказала мужчине, при этом махнув в нашем направлении.

Пока я их рассматривал, этот человек спустился вниз.

И я скорее направился к сцене, так как заметил, что к ней же стал продвигаться и он, тот, что, на мой взгляд, был главным в группе пришельцев, заинтересовавших меня.

«Это наш шанс. Необходимо узнать, кто они и что за люди нужны им», — двигаясь следом за ним, я обдумывал те аргументы, которые смогу привести, чтобы заинтересовать его.

К трибуне я добрался как раз тогда, когда на ней еще выступал некий молодой человек, который агитировал вступать в ряды вооружённых сил.

Его речь мне была не очень интересна, но я обратил внимание, как на его выступление реагировали местные. И создавалось такое впечатление, что он завораживает своими словами, мягким и каким-то проникающим в душу тембром, берет за тайные желания и подспудные мечты своей манерой говорить всех слушающих его людей.

«Что-то мне это напоминает», — подумал я, смотря на реакцию окружающих на льющуюся речь этого необычного вербовщика.

А потом до меня дошло.

«Так он оказывает на слушающих его людей такое же воздействие, как и Млок, только этот парень менее убедителен. И если кто-то когда-то смог устоять перед болтовней нашего молодого охотника, то и этот вербовщик ему не страшен. А таких, как я понимаю, в зале не очень много».

И постарался найти глазами наших парней, которые должны были отираться где-то около сцены, а сам подумал:«Не удивлюсь, если вояки при таком-то говоруне наберут нужных им людей без особых проблем».

Огляделся еще раз и вдруг как будто услышал голос Млока, шедший откуда-то со стороны, хотя на самом деле за тем гвалтом, что стоял кругом и за витавшим по залу голосом со сцены, слышать ничего не должен был.

— Да не обращайте вы на него внимания. Все не так хорошо, как он говорит, вы что, этого не понимаете, — убеждал кого-то молодой охотник.

«Смотри-ка, хоть кто-то не повелся на его речь», — почему-то порадовался я за своего знакомого.

«Интересно, кого он там убеждает? Наши, по-моему, должны быть устойчивы к этому бреду», — решил я.

После чего двинулся в направлении голоса Млока.

Как я и предполагал, охотник что-то втолковывал трем молодым людям, стоящим рядом с ним, тогда как Рекар и его друг спокойно стояли рядом и не выражали своего особого восторга от слов молодого человека с трибуны.

— Ты что, он же сказал, что там будет полное обеспечение, им нужны люди разного уровня подготовки, и тем более они готовы взять к себе различных талантливых людей. Не важно, кем ты бал раньше, важно, какие у тебя способности. Они определят, кем ты будешь у них. И про деньги он сказал, что оплата у них одна из самых высоких.

Старался переспорить Млока один из слушавших его парней.

«Правда он, скорее всего, не сказал, что получают ее далеко не все», — подумал я.

Это же пытался втолковать им и Млок. Но, похоже, это у него не очень хорошо получалось. Сейчас он говорил без той внутренней силы в голосе, как тогда при разговоре с представителями северян, и поэтому его речь производила гораздо меньше эффекта, чем слова вербовщика с трибуны.

Поэтому, подойдя к охотнику поближе, я тихонько тронул его за плечо и сказал:

— Оставь, их просто так не переубедишь. Пришельцы не так глупы и пользуются не просто словами, а словами, что сами по себе могут убеждать, да и людей подбирают со специфическими талантами быть убедительными. Людей, которым хочется верить.

— Но как же они? — и он обвел стоящих рядом людей. — Ты же и сам говорил, что к военным лучше не поступать.

— Да и сейчас так говорю, но и привлекать к нам внимания я тоже не советовал, так что пусть все идет своим чередом. Для меня главное уберечь наш отряд, и поэтому я здесь.

— Хорошо, — нехотя согласился со мною Млок, — но это как-то неправильно.

— Согласен. Но всех идиотов и безголовых нам не спасти. Поэтому будем спасать себя и своих друзей. Хорошо, с этим, надеюсь, разобрались? — спросил я у него и, дождавшись ответного кивка, продолжил: — Что-то интересное уже сказали?

— Как ты и говорил. Им нужны люди. Разные и на разные работы. От простых рабочих до каких-то высококвалифицированных специалистов, — чуть ли не по слогам повторил сказанное с трибуны охотник, — но место работы, как мы и сами догадывались, человек сможет получить только после проверки. А вот ее прохождение разбито на два этапа. Первый это общее тестирование (опять незнакомое для Млока слово, произнесенное по слогам и с запинкой). На нем для каждого из испытуемых должны указать те из специальностей, которые наиболее подходят для степени развития способностей того или иного человека. Дальше уже идет второй этап тестирования, на котором необходимо более точно определиться с тем направлением работ, в котором испытуемый будет продвигаться. Там будет проводиться более строгий отбор и распределение уже конкретно под каждое направление работ, указанных на первом этапе. И на ту специальность из выбранного списка, куда человек лучше всего подходит, его и направят пришельцы. Примерно такая и будет система.

— Понятно. Вполне логично. Каждый должен работать на своем месте и с наилучшей отдачей. Но для нас это проблема. Нам-то необходимо попасть всем в одно место, — произнес я тихо и задумался.

«Как обмануть такую вполне продуманную систему тестирования? Единственный вариант, который я вижу, это сделать так, чтобы к тем людям, куда нам надо попасть, потребовались люди разного уровня подготовки».

Но для этого надо выслушать того человека, за которым я проследил, идя к трибуне.

Пока же говорили разные другие представители пришельцев, такие как строители, шахтеры, ремонтники и, конечно, военные. Были управленцы, снабженцы и торговцы, но они сослались на то, что наберут себе людей среди подопечных Исследовательского управления, и что кандидаты, которые получат направление к кому-то из них, могут сразу же проходить тестирование там.

Для меня же молнией, прострелившей мне голову, были слова о существовании некого учреждения или чего-то подобного с названием Исследовательское управление, и почему-то у меня было стойкое убеждение в том, что именно тот человек, за которым я следил, имеет к нему самое непосредственное отношение.

И вот я заметил его, идущего занять место, с которого проводили свои выступления все остальные.

Поэтому я превратился в одно большое ухо, чтобы не пропустить ту небольшую мелочь, которая бы позволила нам сохранить свой отряд.

— Добрый день. Я доктор Грегор Стакс. Руководитель департамента Исследований станции Рекура-4.

«Вот оно, — понял я, — сюда и лежит наша дорога».

— В связи с последними событиями, произошедшими на станции, — между тем продолжал доктор, — я, конечно, удивлен, что за все время про это не прозвучало ни одного слова, — на этом месте к нему подошёл один человек из военного ведомства и что-то прошептал ему на ухо. Грегор неодобрительно покачал головой, но все-таки продолжил: — В общем, в связи с последними событиями, о которых мне настоятельно посоветовали пока не распространяться.

На этом месте я оглядел зал и понял, что оговорка доктора мало кого заинтересовала, и на нее практически никто не обратил внимания.

«Неужели никому не интересно, что же там произошло?» — подумал я.

Между тем Грегор продолжал говорить.

— В наш департамент требуются специалисты очень широкого профиля. Требования для работы у нас одни из самых высоких, особенно по некоторым направлениям. Мы ищем очень своеобразных людей с необычными способностями. Но в этот раз шанс попасть к нам получат люди и со средним или чуть выше уровнем способностей. Так как с недавнего времени у нас в планах появилась идея создать, если, конечно, получится и наберется нужное количество кандидатов необходимого нам уровня, некое автономное подразделение. Создаваться оно будет для проведения спасательных операций или решения задач, требующих быстрого реагирования и широкого набора выполнения разноплановых работ и присутствия на них различных специалистов среднего уровня подготовки.

Что для меня стало главным в речи доктора — им требуется единый отряд. Отряд, который хотят направить на выполнение разнопрофильных работ. Но они его хотят скомпоновать.

«А если ему предложить уже готовый отряд на эту роль? — пришла мысль в мою голову — Избавить их от необходимости компоновать и спаивать различных людей в единую группу. А предложить уже более-менее сработанный коллектив со своим лидером и распределением обязанностей».

«Так это идея, — решил я, — но нужно перехватить этого доктора до того, как к нему с подобной идеей подойдет кто-то другой, и, если возможно, пропустить первый этап тестирования, а направиться сразу к ним, так шансы попасть в одно место для выполнения работ будут гораздо выше. Но нужна договоренность. По крайней мере, хотя бы о времени начала тестирования, ведь всех первых имеют право перехватить военные, даже если они будут направлены к другим, как я понимаю».

И стал дожидаться окончания его речи, хотя, по сути, большего он не сказал, не о специфике работы его управления или департамента (как правильно-то?), ни о каких-то особенностях, ни еще чего-то более конкретного про свой коллектив.

Но одно я понял точно, он, насколько мне показалось, имеет совершенно мало отношения непосредственно к науке, хотя и этим они занимаются, в основе же их исследовательской деятельности лежит нечто другое, о чем все пришельцы догадываются, но намека на что в его речи даже не прозвучало.

Правда, я вспомнил о неких аномалиях, которых много в этом секторе, и желания погибнуть в одной из которых не было у старшего встретившего нас на входе в центр пришельца.

Закончив свое выступление, Грегор сразу спустился с трибуны, захватил с собою управленцев, торгашей и прочих сославшихся на него людей и направился в обратном направлении, туда, где сейчас находились и что-то оживленно обсуждали его сотрудники.

Мне с моего места была отлично видна суета, разгоревшаяся среди его подчиненных.

«Надо к ним, — понял я, — назревает что-то интересное и не пропустить бы этого».

— Млок. Парни. Приступаем к работе. Вы следите за вояками. Как только они закончат набор рекрутов и исчезнут из зала, сразу возвращаетесь назад и предупреждаете меня. Я буду или с отрядом, или говорить с теми людьми, — и показал на представителей Исследовательского департамента, которые как раз сейчас смотрели в сторону нашего отряда, оставшегося позади толпы людей в зале.

— Понятно, — согласились ребята.

— Тогда я пошёл, — и направился вслед за доктором и компанией ушедших с ним пришельцев.

«Что там опять произошло?» — вертелась мысль у меня в голове. Но никакой настороженности она не вызывала, только любопытство и легкую уверенность, что именно нам-то это может быть на руку.


ШАГ ВТОРОЙ. ИССЛЕДОВАТЕЛЬ? | Перешагнуть пропасть. Книги 1-6 | * * *