home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


СТАНЦИЯ РЕКУРА № 4. ТЕРРИТОРИЯ СТАНЦИИ. НИЖНИЙ ТРЕТИЙ УРОВЕНЬ

Изучение первой базы «Производство», хоть и не дало слишком многого, но я научился более эффективно использовать различные производственные комплексы, понял принципы и особенности их оптимальных режимов работы. Я, конечно, все еще не мог самостоятельно настроить производственный комплекс так, чтобы он работал наилучшим образом и выработка ресурсов из загружаемого сырья приближалась к ста процентам. Но теперь я мог подстраивать реакции и алгоритмы работы комплекса в каждом отдельном случае, и хоть на несколько процентов, но увеличивая объём ресурса на выходе. Кроме всего прочего мне стали понятны общие принципы унификации полезных ископаемых, их составов и получения блоков концентратов стандартных смесей металлов.

И вот тут я как раз и столкнулся с проблемой последовательного изучения баз знаний.

Для изучения второго уровня базы «Производство» требовалось изучить сразу несколько дисциплин. Первым шло «Материаловедение», второй уровень. Далее «Кибернетика», первый уровень. И последнее — «Промышленность», третий уровень.

Получалось, что для эффективного управления моим производственным комплексом необходимо было изучить несколько больше баз, чем было озвучено ранее. Но и это мы победим, только где взять эти базы?

В связи с новым пониманием сути обучения большую важность приобрел завтрашний разговор с Тросом. Ведь именно на их приобретение он и намекал.

И до меня только сейчас дошло, почему базы в сети так разнились в цене.

А происходило это потому, что одни позиции продавались дорогущими пакетами, состоящими из совершенно различных баз знаний, а другие были просто объявления, где выставлялись только отдельные узкоспециализированные базы. Они охватывали лишь часть изучения какой-то определенной темы, и именно поэтому эти вторые объявления совершенно не пользовались спросом.

Суть состояла в том, что в пакете содержался необходимый минимальный набор баз для изучения полностью той или иной дисциплины до определенного уровня.

Например, казалось бы, простой пакет «Навигация-4», который мне необходимо изучить для использования всех функций навигационного персонального искина, который пока у меня работает на полном автомате. Но приобретение этого пакета не означало, что я покупал все базы знаний дисциплины «Навигация» с первого по четвертый уровень, как я думал вначале.

Данный уровень базы «Навигация» был популярен потому, что одновременно он являлся минимально допустимым уровнем для получения лицензии пилота на средние и тяжелые корабли. Изучение дисциплины «Навигация» данного уровня давало возможность самостоятельно работать с более сложным навигационным оборудованием, используемым на средних и тяжелых кораблях. Задавать координаты с повышенным коэффициентом точности, присущим данному типу кораблей, совершать прыжки через гиперпространство, используя как ворота, так и прыжковые двигатели, а также многое другое.

Так что в итоге, посмотрев содержимое пакета, я понял, на самом деле это оказался целый набор баз.

Первыми шли «Навигация» и «Математика», первый уровень. Далее шли «Кибернетика», «Навигационное оборудование», тоже оба первого уровня. «Теория использования прыжковых врат», первый и второй уровень. Потом опять «Навигация», но уже второго уровня. «Теория гиперпространственного прыжка», первый уровень. Затем «Прыжковые двигатели» и «Навигационные искины» первого и второго уровня. И опять «Навигация», но третий уровень. «Кибернетика», второй уровень. «Навигационные искины», третий уровень. «Теория нелинейного пространства», первый и второй уровень. «Аномалии», первый уровень. И только потом шла «Навигация», четвертый уровень.

Вот именно весь этот пакет и стоил не сходившуюся в несколько раз с официальными прайсами на базы знаний сумму, за него просили, начиная от трехсот пятидесяти, до пятисот тысяч кредитов.

Тогда как сам набор баз, если их покупать по отдельности, стоил порядка ста шестидесяти тысяч, а сама по себе база «Навигация» с первого по четвертый уровни стоила около девяноста тысяч кредитов, и это если исходить из максимальных найденных мною цен на необходимые базы.

А ведь их можно было найти гораздо дешевле.

Так что разница очень впечатляла.

Но все покупали именно пакеты баз. Никто не хотел заморачиваться самостоятельным поиском и составлением собственного пакета для изучения дисциплины целиком.

Теперь-то я понял, почему обучение в учебных заведениях гораздо более предпочтительно. Там предоставляются готовые пакеты для изучения той или иной дисциплины, а не отдельные базы знаний. И продают их студентам хоть и не по себестоимости баз, но процентов на двадцать дешевле, чем рыночные цены.

И кроме того, теперь до меня дошёл смысл рекламы, выдаваемой учебными заведениями, о наиболее эффективных алгоритмах изучения баз знаний. Как оказалось, они не относились к способу обучения. Они оптимизировали последовательность изучения того или иного материала или преподаваемой дисциплины.

«Надо бы посмотреть, какие из учебных заведений есть на станции, и что они предлагают. Надо попробовать туда поступить. На платное-то меня возьмут, несмотря на весь мой определенный профессором и его помощниками даунизм. Платил бы деньги».

Поэтому следующим поручением для Киры было разыскать информацию по всем учебным заведениям станции и составить таблицу соотношения цена — эффективность обучения.

А также, как обычно, внести все эти данные в нашу базу, и поставить на контроль ее системой мониторинга и оповещений — вдруг заметим что-то необычное. Хотя ничего особенного от этого шага я не ждал.

Теперь я всегда старался любое объявление, задание или заявку, к которым у меня появлялся хоть какой-то интерес и допуск, заносить к себе в базу, обрабатывать их своей программой, постоянно контролировать их текущее состояние и подключать к системе оповещений.

В дополнение, пока я лазил по сети, у меня возникла еще одна идея.

Я могу формировать свои собственные пакеты баз знаний и распространять их через доски объявлений. То, что они пользуются спросом, было заметно. Доски объявлений так и пестрили заявками на приобретение того или иного пакета для изучения нужного уровня той или иной дисциплины. Выгода от их продажи тоже была достаточно ощутимой и существенной.

Дело осталось за малым. Необходимо было где-то достать различные последовательности по изучению баз знаний для тех или иных дисциплин. Кроме того, выбрать из этих алгоритмов наименее затратные в плане приобретения баз знаний, ну и по возможности как-то оптимизировать время обучения и облегчить понимание материала, так как многие дисциплины требовали для следующего уровня одни и те же базы.

Теперь Кира должна была сделать запросы ко всем найденным в сети учебным заведениям, стараясь вытянуть у них эти ценные алгоритмы, поискать в сети все бесплатные аналоги. При этом возможно удастся выяснить по крайней мере списки необходимых для изучения той или иной дисциплины баз, просматривая выставленные к продаже пакеты и их содержимое. А необходимую последовательность можно будет составить, анализируя их, правда в этом случае существует достаточно большая погрешность. Но зато этот материал лежит в открытом доступе.

И это новым пунктом опять легло на хрупкие электронные плечики Киры.

Прервав на время обдумывание своего нового проекта, я осмотрелся. К этому времени погрузчик уже добрался до третьего уровня.

Тот был достаточно чистым, только обветшалым, безлюдным и тихим.

Найдя небольшую улочку между двумя какими-то старыми зданиями, я загнал туда погрузчик и поставил его в небольшую нишу, которую нашёл на окраине уровня.

Люди, с которыми у меня тут была назначена встреча, пока не прибыли, и я решил заглянуть в находящееся радом со мной здание.

Пролом в стене этого огромного помещения искать долго не пришлось, и потому я залез внутрь.

Ничего интересного там не оказалось, абсолютно пустое и дряхлое здание. Только несколько достаточно больших коробок, прикрытых какой-то ветошью и стоящих недалеко от входа в этот зал. Именно к ним я и направился.

«Ну и куда я опять вляпался?» — подумалось мне, когда в одном из раскрытых ящиков моим газам предстали ровными рядами сложенные бластеры.

Непонятно, как они тут оказались, но толстый слой пыли вокруг коробок и отсутствие каких-либо следов говорили о том, что по крайней мере некоторое время тут никто не появлялся.

«Интересно, как давно?» — подумал я, а потом спросил у Кира.

— Не подскажешь, что это за модель?

Искин очень скоро нашёл даже больше информации, чем я просил.

— Бластер боевой, модель «Удар-45М». На текущий момент не выпускается. Последняя доступная модификация создана более тридцати лет назад. В связи с огромной боевой мощностью и эффективностью, он запрещён для пользования гражданскими лицами. Есть дополнительная информация, с вероятностью, превышающей семьдесят процентов относящаяся к данной находке.

— Да, какая информация?

— Со складов устаревшего оборудования двенадцать лет назад было похищено несколько ящиков ручного стрелкового оружия.

— Известно, с какого склада?

— Да.

— Есть возможность проверить, было или есть ли на хранении там подобное оружие сейчас и в тот период?

Искин задумался на некоторое время, а потом ответил:

— Запись о хранении десяти ящиков бластеров подобной модели найдена в реестре складского учета за тот год. Однако и в последующие года количество сданного на хранение оборудования не изменялось.

«Или они не оттуда, — подумал я про ящики, — или, что более вероятно, кто-то подменил их содержимое».

— Так, Кира, как давно пустует этот уровень?

— Пятнадцать лет.

«Понятно, ящики могли принести сюда, еще когда тут были более-менее целые здания, и можно было каким-либо способом ограничить доступ других людей. Но почему они все еще тут? Непонятно».

Единственное, в чем я почему-то был твердо уверен, так этом в том, что эти ящики в ближайшее время уж точно искать никто не станет.

Додумать мне не дали, со мной связался строитель.

Я закрыл ящик, накрыл его стянутым ранее краем какой-то тряпки и направился к выходу.

Уходя, еще раз оглядел все помещение, решив что уровень неплохо бы проверить. И сделать это до того, как его расчистят строители.

Найти замершую посреди пустой площадки троицу людей не составило для меня особого труда.

Во-первых, Рен точно объяснил, где они находятся, и как к ним пройти. Во-вторых, я и сам каким-то внутренним чутьем ощущал верное направление.

И поэтому мы встретились уже через пару минут.

— Добрый день, Рен. Рад вас видеть, — обратился я к мужчине в желтом строительном комбинезоне. Мне почему-то казалось, что мой собеседник — это он.

— И мы рады вас увидеть, Дим, даже не представляете как, — и мне протянул руку совсем не тот человек, к которому я обращался. Это был некто в сером своеобразном комбинезоне, странно смотревшемся на полноватом субъекте, и по моим ощущениям это был не тот строитель, с кем я говорил по сети. Да и его голос был мне совершенно незнаком.

— Позвольте представиться, — продолжил начавший со мной разговор мужчина, — я Нерп, главный архитектор в нашей фирме и по совместительству старший партнер Рена, и ее основной владелец. Хоть по сути всеми делами в ней и заведует мой друг Рен, с ним вы уже знакомы, пусть и только виртуально.

И Нерп кивнул в сторону как раз того мужчины который, мне показался строителем при нашей встрече. Я протянул руку и поздоровался с ним. Он то, как раз больше всего и походил на обычного строителя, такой простой и обстоятельный мужчина средних лет, крепкого телосложения и с серьезным лицом.

А затем Нерп продолжил:

— Это наш дизайнер Станис.

Мне кивнул молодой парнишка. Я бы сказал, что он на пару лет постарше меня. Одет он был в странный цветастый и немного аляповый, на мой взгляд, костюм.

Но для меня мода всегда была темным лесом, и возможно, этот щеголеватый молодой человек как раз и был в самом тренде, а я, как только из лесу вышел.

Но ведь на самом деле так и было.

Между тем Нерп продолжал:

— Но все-таки главным в нашей конторе являюсь я. И это по моей настоятельной просьбе Рен связался с вами. Сам я, кажется, видел ваше объявление в сети, и почему-то оно застряло в моей памяти. И когда над нашей фирмой нависла угроза, вспомнил о вас. А дальше уже Рен под моим давлением разыскал и вышел на вашу контору. И поэтому сейчас от результатов вашей деятельности зависит очень многое. Я честно и сразу хочу сказать, что мы понимаем, насколько это, должно быть, было сложное дело, и будем не в обиде, если вы не смогли полностью соблюсти все необходимые условия. Но, однако я очень хочу верить в то, что все это было не зря и вы сможете нам помочь.

И он с ожиданием посмотрел на меня.

— Спасибо за доверие, — сказал я, — о результатах вы узнаете через несколько минут. Вернее, даже сейчас. Площади под застройку хозяин сектора вам выделил. Жилой массив будет занимать две его трети. Как мы и договаривались с вашим партнером. Но через меня хозяин хотел обсудить с вами еще один вопрос.

— Да, Рен сказал, что-то насчет постройки коттеджа. Но мне почему-то кажется, что он ошибается, — предположил архитектор.

— По большей части да, — согласился я с Нерпом.

И отойдя на пару метров от этой компании, я продолжил:

— Весь этот уровень, — я обвел рукой вокруг себя, — принадлежит ему. И сейчас эти площади простаивают. Когда вам понадобилось место под строительство коттеджного поселка для военных, моего заказчика очень заинтересовал этот вопрос. Мы с ним переговорили на эту тему, и он предложил вашими силами полностью благоустроить весь этот уровень. Что вы на это скажете?

— Простите, молодой человек, что вы понимаете под словом «благоустроить»? — спросил строитель.

— А меня как директора больше волнует вопрос, сколько он готов за это заплатить, — буркнул архитектор.

— Вот именно эти вопросы он и просил меня с вами обсудить, — постарался я не дать обещания прямого ответа.

— Так что хочет твой работодатель? — спросил Нерп.

— Хозяин хочет, чтобы вы здесь кроме жилой зоны выстроили еще и зону отдыха. Создав всю инфраструктуру обслуживания для этого коттеджного посёлка. От нескольких баров, увеселительных заведений и магазинов до пары каких-нибудь офисных зданий.

Архитектор с удивлением посмотрел на меня, но потом все-таки сказал:

— Вы нам подкинули интересную идею. С учетом того, что у всего уровня есть один хозяин, нет необходимости составлять кучу договоров. Есть прекрасная возможность вести весь проект полностью и только нашими силами. Но тогда возникает другой вопрос. А столько этот человек готов вложить в это дело?

— Понимаете, он мне озвучил определенную сумму свободных средств, которые есть у него в наличии, но я не хочу вам ее говорить сейчас.

Строители удивились еще больше.

— Нет, вы немного не поняли. Я поэтому и собрал вас здесь, чтобы уже на месте вы определились, каких вложений потребует эта задумка. Мои люди ее оценят, и мы сможем продолжить дальнейшее обсуждение. Возможно, уже сегодня, а нет — так придется перенести этот разговор на будущее.

Нерп задумался, а потом сказал:

— Мы не готовы сейчас дать вам точный ответ. Но вы должны понимать, что необходимо облагораживать весь уровень, и для этого, соответственно, приводить его в более-менее пристойный и презентабельный вид, и все это делается для того, чтобы люди жили здесь не только по принуждению из-за сложившихся обстоятельств, но и по собственной воле. А уж о зоне отдыха вообще говорить нечего, если смотреть в будущее и готовить ее на перспективу использования не только местными, а и остальными жителями станции, то ее придется не только благоустраивать и вылизывать до блеска, но и позаботиться о ее полной безопасности. Что, кстати, неплохо бы сделать и для остальных жителей. И тогда народ потянется сюда. Но все это обойдется в очень немаленькую сумму, никак не меньшую сорока — сорока пяти миллионов кредитов.

От услышанной цифры я впал в ступор.

Как-то я не задумывался над тем, во сколько вообще встанет все строительство? Я я со своими безумными проектами лезу, куда ни попадя, а стоило бы на миг остановиться и подумать. Но для решения нужна дополнительная информация.

Я физически ощущал, что двигаюсь примерно в нужном направлении, но для окончательного понимания проблемы мне надо точно выяснить все ее нюансы и границы.

Нужно было срочно добыть информацию. Разум, мысли, сознание завертелись в моей голове с неизмеримой скоростью, генерируя огромнейшее количество идей, гипотез и просто вариантов дальнейшего развития событий.

Для большей четкости мыслей я подключил режим обучения, и хоровод неясных образов в моей голове стал приобретать костяк вполне реализуемой идеи.

Но для того чтобы он окончательно окреп, не хватало данных.

И поэтому я приступил к расспросам. Мне повезло, что люди не запирались в себе, а делились своими знаниями достаточно открыто.

И начал я с того, что постарался завершить дело военных, чтобы уже с нового листа продолжить свой проект.

— Это несколько больше того, что мне выделили под этот проект. Но перспектива, о которой вы рассказали, меня впечатлила и вдохновила. Давайте договоримся так. Вы приступаете к своему первому заказу, но строите коттеджный поселок с расчетом на то, что этот уровень рано или поздно превратится в фешенебельный спальный район. То есть уже сейчас рассчитываете его расположение и размер. Параллельно готовите план, схему и архитектурную модель по застройке всего уровня и приведения его в благообразный вид. Планируете местную инфраструктуру, кабельные и прочие коммуникации. После этого составляете полную смету на проведение работ по нашему проекту. В дополнение строите экономическую модель работы всего этого хозяйства. В ней обязательными пунктами должны фигурировать расходы на содержание этого уровня и доходы от находящихся тут объектов и предоставления возможных услуг. А дальше со всем этим я пойду искать деньги, и мы уже посмотрим, что к чему. Согласны?

Архитектор, даже не задумавшись ни на секунду, сказал:

— Конечно. Этот проект, во-первых, очень прибыльный, во-вторых, таких больших заказов у нас было всего несколько: военный и еще один — по организации сети фермерских хозяйств на одной из колоний. Как ты понимаешь, основная сумма уходит на строительные работы, материалы и аренду площадей. Ну и кроме того, мы ведь ничем не рискуем. Все перечисленное нам и так придется выполнить в рамках своего текущего заказа, так что можно сказать, мы делаем двойную работу за одни и те же деньги, или наоборот, мы делаем одну работу за двойную оплату.

И резюмируя все сказанное, добавил:

— Мы согласны. Все документы будут готовы завтра после обеда.

— Хорошо. Тогда сейчас завершаем вашу часть сделки, а затем создаём предварительный договор на новый проект, и можно приступать к выполнению работ.

Все оформление документов не заняло и нескольких минут. Я получил дополнительные семьдесят тысяч, незакрытый договор на передачу в собственность недвижимости и небольшой бонус в виде пары билетов, на какой-то концерт завтра вечером, который проходил тут на станции. Давала его жутко известная певица, волею судьбы оказавшаяся в этом секторе пространства и застрявшая тут. Теперь она раз в неделю давала небольшие концерты, попасть на которые, по словам дизайнера Станиса, было нереально.

Гости сразу же стали собираться к себе, но у меня к ним еще было много вопросов, и потому я решил с ними пообщаться более продуктивно и откровенно, тем более они почему-то и не скрывали от меня ничего.

— Простите, хотел спросить, а во сколько обходится строительство коттеджа для военных?

Нерп обернулся, так как уже направился к выходу из уровня, где, как я заметил ранее, их ждал небольшой автомобиль, похожий на маленький и крепкий броневик.

«Машина для перевозки ценностей. Модель „Хран-700“. Производство — республика Галанте. Используется охранными предприятиями и сдается в наем частным лицам», — пояснила мне Кира.

Не доверяли мне гости, понял я.

Тем временем архитектор, что-то прикинув в уме, ответил:

— Не дорого, мы все изготавливаем по относительно стандартной технологии, из заготовок и уже подготовленного материала. Нам сделан оптовый заказ на постройку тридцати коттеджей. В этом случае каждый домик обойдется им в три миллиона девятьсот сорок три тысячи восемьсот кредитов.

«Ничего себе „не дорого“, — поразился я. — Хотя кто знает, сколько тут стоит вилла на восемь трехкомнатных квартир плюс кухни и прочее. Но по идее и у нас на земле такой домик вышел бы в копеечку».

Я быстренько поикал в сети похожие объявления. Про коттеджи, к сожалению, с ходу не нашёл, но зато нашёл, что квартира стоит никак не меньше восьмисот тысяч кредитов. Это коттедж из восьми квартир тянет как минимум на шесть с половиной миллионов. Они же их строят по четыре. Действительно недорого. Правда, это если учесть, что все стройматериалы оплатит штаб армии и флота станции.

Нерп же продолжал рассказывать:

— Сама же работа нашей фирмы обойдется им в тридцать миллионов, это то, что помогло нам выиграть тендер. Другие фирмы за свои услуги просили минимум в полтора раза больше. Все это не учитывая бонусов, которые даются при строительстве. Каждый двадцатый коттедж бесплатно. Однако они об этом не знают, и нам это только на руку.

И тут он понял, что сильно много сболтнул лишнего.

«И чего это, интересно, он так разоткровенничался? — удивился я и подумал: — А вот про бонус ты, Нерп, обмолвился зря, я-то это постараюсь использовать, лично мне один такой домик бы очень пригодился. Хотя почему один?»

Нужно договариваться кое на что полезное, дожимать, так сказать, этих строителей по всем фронтам, коль они попали ко мне в руки.

— Хм. Понятно. Получается, один домик вы можете построить бесплатно?

Нерп немного занервничал и заюлил, стараясь сгладить свою оплошность и прикрыться владельцем этого сектора станции.

— Верно. Если хозяин этого уровня даст на то свое добро.

Ему явно не хотелось возвращать деньги за тридцатый коттедж, но я на этом и не настаивал, у меня появилась другая идейка.

— С этим, я думаю, не будет проблем, — «успокоил» я его. — А что будет, если коттеджей тут будет больше, чем заказывало армейское руководство? — заинтересованно задал я следующий вопрос.

— Да ничего, — не очень понимая, к чему я клоню, но опасаясь подвоха, ответил глава строительной фирмы. — В этом нет ничего страшного. В договоре нигде не оговаривается, что тут должны жить только военные. Просто их район мы выделим, например, другим цветом домов и все.

У меня в голове начала формироваться определенная последовательность мыслей.

Три коттеджа уже есть, еще один смогу выбить, за него все уже оплачено, а если дотянуть до сорока, то бонусов будет два. Итого пять уже готовых и за пять придется оплатить.

И есть у меня мыслишка, кому это можно предложить. Не может их это не заинтересовать. Все на тех же условиях, что и военных.

Только нужно узнать чуть побольше для правильного анализа информации.

— А по сколько человек может жить в каждом домике? — заинтересованность в этом деле не покидала меня, а только все больше укрепляла свои позиции.

Так и не поняв, что я от них хочу, строители хоть и несколько насторожено, но все же довольно быстро отвечали на мои вопросы:

— Коттеджи рассчитаны на восемь квартир. Каждая квартира состоит из четырех спальных или личных комнат, зала, кухни и двух санузлов. В доме есть общая большая прихожая на первом этаже и небольшой общий зал на втором. В каждой квартире могут жить как семья из четырех или пяти человек, так и отдельные люди. Военные же собираются селить по четыре курсанта или по два офицера в каждую квартиру. Нам сделан заказ на тридцать домиков. При этом они назвали нам цифру предполагаемых жильцов, коттеджей, по нашим подсчетам, заказано несколько больше. Похоже, жить будут тут не только военные офицеры и курсанты. Однако это не наше дело, а военных.

«Правильно, не наше. Наше совершенно другое», — подумал я и спросил:

— Спасибо. И еще один вопрос. Будет ли возможность поставить еще пару-тройку домиков?

— Не знаю, — и архитектор повернулся к Рену и дизайнеру: — Что скажете?

— Общая площадь выделенного под застройку пространства увеличилась на одну треть от первоначального плана, так что домов одиннадцать-двенадцать мы можем спокойно разместить без особых неудобств и уплотнения.

Значит, место у нас есть. Осталось согласовать кое-что.

— Господа, у меня к вам предложение. За аренду уже выплачено военными, и договор подписан. Нужная площадь под их заказ уже есть. Но есть и остаток в виде превышения участка, арендованного у владельца уровня. И о нем в договоре ничего не сказано. Но он тоже наш. Ведь за него уже все выплачено. А значит, его можно использовать отдельным пунктом. Думаю, на постройку дополнительных коттеджей на данной площадке у владельца я смогу выбить разрешение. От дополнительной прибыли в виде ежемесячных выплат за установленные домики он, вероятно, не откажется. Ему ведь все равно, сколько тут будет их стоять — тридцать или сорок. Верно?

Нерп с подозрением покивал головой.

Дизайнеру, по-моему, вообще все было фиолетово. А Рен просто согласился с моими выводами, констатировав:

— Естественно.

— Тогда давайте сделаем так. Три дома вы мне должны по нашему контракту. Один принадлежит военным. Но тридцать домов у них уже есть, и я думаю, никто не будет против, если он уйдет ко мне, ведь никому из нас не нужны, как я понимаю, скандалы, конфликты и последующий возврат как минимум пяти миллионов, полученных для финансирования строительства. Мы понимаем друг друга?

И я прямо посмотрел в глаза архитектору.

Не знаю, что он там в них увидел, но его ответ меня порадовал:

— Да.

— Тогда дальше. Я нахожу клиентов еще на пять домиков, шестой вы опять ставите в качестве бонуса.

— Но так нельзя, — возмутился Нерп.

— Почему? — пожал плечами я. — Оформляете все строительство одним заказом, и у вас в итоге сорок коттеджей, два из которых вы оформляете бонусом. И никто не придерется и никогда не догадается, что тут происходило на самом деле. На дополнительные десять домиков контракт я вам раздобуду, только учтите, что оплата там будет только за пять. Да и вам дополнительная выгода и деньги. Все будет оформлено в том же соотношении, что и в договоре с военными. Миллион за постройку каждого коттеджа и сумма, которую вы называли за каждый из домиков. Итого вы дополнительно в плюсе на пять миллионов. При этом особых хлопот дополнительные работы вам не принесут, так как часть из них вы и так уже подрядились выполнить. Вроде все сходится, или я где-то ошибся в расчетах?

Оба строителя задумались, даже дизайнер перестал водить своим блуждающим взглядом из стороны в сторону и остановился на месте, прислушавшись к их переговорам.

Через несколько минут Нерп сказал:

— Мы согласны. Но за тобой договор на постройку еще десяти домов.

— Естественно, — согласился я, а потом добавил: — Еще мне нужна модель коттеджа, чтобы я мог предъявить ее потенциальному заказчику.

— Без проблем, — ответил Нерп и сказал Станису: — Скинь ему полную спецификацию и проектную модель домов.

Мне на нейросеть прилетел презентационный ролик и более подробная спецификация на строящиеся дома.

— Прекрасно. Пакет данных получил. Я все сделаю, так что рассчитывайте и на эти коттеджи, — и, прокрутив в голове все вопросы которые хотел обсудить с этими людьми, закончил: — Тогда по жилому сектору у меня все, а по зоне отдыха более подробно поговорим после предоставления вами экономической модели, плана и сметы на строительство.

— Хорошо, мы поняли тебя, — ответил мне Нерп и, немного подумав, добавил: — Почему-то я в тебе совершенно не сомневаюсь. Ты сделал практически невозможное. И поэтому я тебе благодарен и хочу тебя предупредить. Во-первых, будь настороже и приглядывай за своей спиной, ты перешел дорогу нашим конкурентам и вытянул нас из той ямы, куда они пытались нас спихнуть. Я, конечно, этого точно не знаю, но все может быть. И второе, мне не известно, проявишь ты к этому интерес или нет, но предложи своему заказчику подумать о льготном договоре для своих служащих-арендаторах в зоне отдыха.

Это было что-то новенькое, и поэтому меня заинтересовало.

— За предупреждение спасибо. Буду внимателен. А вот по второму пункту можно поподробнее?

Нерп пожал плечами и пояснил:

— Пусть договорится с владельцем будущей зоны отдыха о скидках для своих людей.

Сначала я не очень понял, для чего это нужно, но потом улыбнулся, и до меня дошёл весь его хитрый замысел.

— Спасибо, это уж точно постараюсь ему рассказать, — поблагодарил я.

И было за что.

«Ведь это типичная привязка. Зачем идти куда-то далеко, если здесь все такое же, если не лучше, да еще и за меньшую цену», — подумал я о реалиях жизни и человеческой психологии.

И снова улыбнулся. И уже привычной для меня за последние пару дней цепочкой образов и мыслей сплел новую структуру очередной своей идеи.

«Смотри-ка, еще один вариант обогащения нарисовался. Только его нужно немного обмозговать, прежде чем идти с ним к кому-либо».

— Ну и мы вроде все закончили, — ответил мне Нерп, — и нам надо идти. Дела. Дела. Надо все успеть и все сделать.

Такие же ощущения последнее время были и у меня. Все успеть и все сделать. Цейтнот.

Поэтому я прекрасно понимал Нерпа, однако говорить ему ничего не стал.

Он уже не смотрел на меня как на ушлого прощелыгу, а только как на такого же, как и он, мелкого делягу, который крутится, как может.

Поэтому, не ощущая никакого дискомфорта и неприятия, я искренне протянул руку, чтобы попрощаться с ними. И они вполне спокойно и дружелюбно ответили на мой жест. Все, кроме Станиса, тот только недоуменно посмотрел на нас.

— Молодой еще, не знаком с традициями пограничья, недавно тут, — почему-то оправдываясь, сказал Рен.

Мне же это ничего не сказало, кроме того, что прощаться и здороваться как у нас на Земле — это какой-то странный обычай на пограничье, который знаком многим, но далеко не всем.

И я только тут заметил их достаточно большое сходство. Первоначально меня сбил с толку нелепый вид дизайнера, но теперь зная куда смотреть, я понял, что это, скорее всего, отец и сын.

Но все подходит к концу и эти переговоры нужно заканчивать.

Поэтому сегодня пора с господами строителями мило прощаться и расставаться, а дальше уже приступать к решению других своих дел и проблем.

— Ну и я по делам. Приятного дня, господа, — и попрощавшись с ними, резко развернулся и поспешил к своему погрузчику. Было еще очень много того, что я не успел сделать, и чем хотел бы заняться сегодня, но планы имели очень странное свойство меняться. Благодаря всему этому у меня появилась новая задача, и, по крайней мере, для ее решения, у меня родилась пара идей, где можно взять недостающие деньги для этого проекта. Вернее даже, их было три, но точнее определиться я бы смог только связавшись и поговорив с нужными мне людьми и прочими гуманоидами, с кем я уже успел познакомиться.

Покинув теперь уже свой уровень и поздравив себя как минимум с уже завершённой прекрасной сделкой и дополнительными тремястами сорока тысячами в кармане. И безумной для меня перспективой получать как минимум еще по полтора миллиона каждый месяц, начиная примерно через три — четыре недели: за аренду жилья, выплачиваемую военными. Жаль только, что это меньшая часть суммы, другая, в два миллиона кредитов — будет полностью уходить на обслуживание уровня, коттеджей, поддержание порядка и охраны, обслуживающий персонал и привлечение охранных дроидов станции и военных, выплаты различным инстанциям и прочее, чего я пока не знаю. Можно было бы, конечно, повысить стоимость аренды жилья, но это не мой вариант. Во-первых, жадность — это порок. Во-вторых, мне не очень хотелось портить отношения с вояками. Ведь сумма аренда за каждую квартиру была жестко оговорена в договоре. Связано это было с тем, что все строительство шло за счет самих военных, и их экономисты посчитали, что это более выгодный вариант контракта. С чем я полностью был согласен. По моим данным, аренда квартиры в таком коттедже в среднем обходилась минимум в тридцать тысяч кредитов, и то если жилой уровень располагался рядом с техническими или даже на них (я как раз и жил на таком), или был очень удален от центра станции (как мы сейчас). Максимальные цены не знали границ. К примеру, я нашёл объявление, где просто за аренду квартиры в не очень благоустроенном коттедже на самой границе жилого сектора, но находящемся на пятом жилом уровне от центральной горизонтали станции, запросили двести тысяч кредитов. И что странно, люди этим предложением постоянно интересовались. И цены не то что на покупку, но и на аренду постепенно росли, в зависимости от того уровня, где находилась недвижимость.

Первые пять уровней — это самые богатые люди и прочие представители разумных на станции, посольства, представительства торговых и военно-промышленных корпораций и компаний, а также высшее руководство станции и ближайших колоний. Как я понял, многие успешные и богатые колонизаторы предпочитают жить в комфортных условиях станции, а управлять своим хозяйством уже отсюда. Это касалось всех. Станция была местным культурно-торговым и промышленным центром, и потому сюда тянулись со всех подконтрольных уголков пространства. Жили здесь по принципу «любой каприз за ваши деньги». Было абсолютно все, от торговых павильонов и бутиков, каких-то непонятных университетов, до высокотехнологичных медицинских и лечебных заведений. Оказывается, богатеи тоже болеют. Были там свои доки, где швартовались в основном прогулочные яхты и небольшие личные кораблики. Очень большим спросом пользовались услуги телохранителей или девушек и мальчиков по вызову, и чаще всего эти услуги предоставляли одни и те же конторы.

Особенно меня удивили какие-то люди с четырьмя руками, в объявлении они значились как креаты, которых рекомендовали как лучших телохранителей и наемных убийц. И гарантировали пожизненную верность и преданность. Стоимость услуг одного такого воина был баснословной и варьировалась от восьми до семидесяти миллионов кредитов. Такой телохранитель сразу подписывал контракт на всю оставшуюся жизнь, выплаченные деньги частью уходили в агентство и большей частью доставались работнику, при этом в договоре указывался тот необходимый минимум, который должны были ему обеспечивать все будущее время. Отдельным пунктом стоял параграф о смерти работодателя. Если его хозяин погибал раньше, или что интересно, умирал по естественным причинам, например от старости, то воин уходил вслед за ним.

«Реальные самураи, — подумал я, читая объявление, — только какие-то более жесткие у них обычаи».

Кстати, среди них были и девушки, и вполне симпатичные, если не считать того, что они напоминали многорукую Шиву.

Когда я уже собирался закрыть объявление, мне на глаза попалась странная приписка: «Уцененное предложение».

Ничего не поняв, и подумав, что это может быть объявление о продаже какого-нибудь бывшего в употреблении или вышедшего из строя оборудования и оружия, я открыл его просто из любопытства и увидел очередное объявление о найме телохранителя, но не слишком обычное. Вернее, оно было совершенно отличным по своей сути.

Начиналось оно так: «Телохранитель не прошёл аттестацию. Звание — падаван». На этом месте я выпал в осадок. «Я попал в „Звездные войны“, и тут есть еще и джедаи?»

Немного поудивлявшись странному совпадению названий, но потом вспомнив про рукопожатие, эльфов и троллей, решил, что и сюда могли приложить свои шаловливые ручки мои веселые земляки.

А поэтому продолжил читать сноску в объявлении дальше.

«Его учитель погиб при исполнении своего долга, и падаван остался без наставника. По законам этой расы, его может обучать только один креат. Не завершив обучения, креат не может получить сертификат „Телохранитель“ и пройти аттестацию по этой специализации.

В связи с этим, это не профессионал!!! У него нет сертификата!!! (это место было выделено большими буквами)».

Ну, а дальше уже шли стандартные характеристики, как и для любого телохранителя выше в списке:

«Кандидат — Энака Скай.

Пол — Женский».

Так это еще и девушка, в объявлении, как во всех прочих, не было никакой ее фотографии, а по имени было не понятно.

«Природные физико-интеллектуальные и ментальные параметры (без учета установленных имплантантов и нейросети):

Физика — 22;

Психическое сост. — 25;

Интеллект — 141 (Память — 88);

Ментоактивность — D3 (врожденная способность — ментозащита)».

«Умная, по сравнению с моими тридцатью двумя», — заставила меня улыбнуться цифра ее интеллектуального индекса.

«Установленные биоимплантанты и нейросеть:

Нейросеть „Телохран-10МК“.

Пакет имплантантов „Телохранитель-универсал“, Интеллект +30 %, память +20 %, реакция +70 %, сила +35 %, выносливость +40 %.

Базы знаний: базовый пакет „Телохранитель“ 5 ур., углубленные пакеты „Телохранитель-спец“ 5 ур., „Телохранитель-универсал“ 5 ур., „Киллер“ 4 ур., „Антикиллер“ 4 ур., „Хакер“ 4 ур., и что меня поразило больше всего „Боевая медицина“ 5 ур.».

Прочитав весь этот список, я удивился, почему никто не хочет пригласить такого хорошего специалиста к себе на работу, пусть даже у него нет какого-то там сертификата.

Цена контракта была всего восемьсот тысяч, это было смешно даже по сравнению с самым дешёвым договором в восемь миллионов у другого кандидата. И при этом Энака даже по установленной нейросети и списку изученных пакетов превосходила большую половину из выставленных для найма на доске кандидатов.

«Ничего не понимаю, — думал я, — ведь она на голову выше половины из них. Неужели такое значение имеет некий сертификат?»

Просмотрев информацию в сети, понял.

Имеет, и огромное. Без получения сертификатов определенного уровня, автоматически урезался уровень допуска к большинству видов техники и оборудования. Мало было подойти по интеллектуальному индексу или по уровню подготовки. Необходимо было получить еще и сертификат, подтверждающий право на управление той или иной техникой и оборудованием, или на выполнение тех или иных действий и функций.

Каждый гражданин Содружества ежедневно, с момента установки нейросети, получал огромное количество подтверждений в виде сертификатов на выполнение того или иного рода действий. Накапливая свою личную базу. Часто для этого хватало простого протокола выполнения определенного рода операций, которые засчитывались как аттестационные.

По сути это и был тот подтверждённый багаж знаний или, если хотите, опыт, которым сознательно мог похвастаться каждый, некий набор виртуальных меток, сохраненных в нейросети, говорящий любому подключенному к тебе устройству твою сертифицированную степень доступа к нему.

Но как это могло сказаться на телохранителе, я, если честно, понять не мог. Однако на заметку взял, что сертификат необходим.

И только об этом подумал, до меня дошло, что вообще-то даже на управление погрузчиком необходимо было получить «Сертификацию первого уровня для инженера по утилизации».

Но у меня его не было. А без него управлять погрузчиком, как я теперь понимаю, у меня бы получилось только в ручном режиме.

— Но я-то им управляю через нейросеть. И искином, кстати, тоже, — удивленно пробормотал я и задумался. Этот ребус требовал своего решения и побыстрее. Нужно понять, на что я способен без дополнительных девайсов.

«Или мне не нужны сертификаты, и я обхожу это ограничение, так же, как и минимальный порог на интеллектуальный индекс, или я чего-то очень сильно не понимаю».

Вспомнив, с чего все началось, я вернулся к изучения расположения жилых модулей, которое почерпнул из сети.

За первыми пятью уровнями для VIP-персон и управленцев рангом повыше расползались пять уровней специалистов. Востребованные и высококвалифицированные военные, врачи, инженеры, торговцы, менеджеры и прочие селились тут. Условия в этих секторах станции поддерживались очень неплохие. Особенно это касалось медицинских услуг и сферы обучения и подготовки специалистов. Они ничем не уступали по качеству VIP, а чаще даже превосходили их, так как здесь больше обращали внимания не на бренд, а именно на качество. Имя, конечно, что-то значило везде, но тут им невозможно было прикрыть свои недостатки, как часто делали в более дорогих клиниках. Поэтому все обычные люди стремились именно сюда, понимая, что пробиться выше достаточно проблематично и не факт, что получится лучше.

Исследовательский департамент как раз и располагался на десятом уровне. На этом и была основана одна из идей, которую хорошо бы предложить моему руководству и убедить их в ее целесообразности.

Ну, а дальше располагались две Мекки торгового люда. Отдельными уровнями вне градаций и правил шли обе торговые площади, верхняя и нижняя, которые занимали целых два сектора станции сразу за десятыми верхними и нижними уровнями. Торговые уровни являлись некими состоятельными государствами, где градация и цены были очень различны, и не всегда определимы с первого, а порой и со второго или третьего взглядов. Так, какой-то мелкий склад тут мог стоить дороже огромного коттеджа в самом центре первого или второго VIP-уровней. Все зависело от его расположения в секторе, предназначения, условий аренды, внутреннего подпространственного объёма, наличия космических доков или погрузочных площадок поблизости, больших торговых центров и многого другого.

Лично мне с приобретением того, пусть даже небольшого торгового павильончика, я считаю, очень повезло. Правда, я его еще не успел осмотреть, но место его расположения очень удобное, на пересечении практически всех основных магистралей части сектора. Кстати, и мой док находится относительно недалеко от него, всего на два уровня ниже, и там, по-моему, есть прямой подъёмник. Но его работоспособность еще нужно проверить. На карте он обозначен как неработающий. Однако, как я заметил, тут многое, оказывается, выглядит совсем не так, как есть на самом деле.

Да и с размерами павильона не все понятно, и из-за этого его тоже необходимо осмотреть на месте. Ведь у Тмора он внешне небольшой, а на самом деле внешность там уж очень обманчива, да и расположено купленное мной помещение недалеко от его магазина, буквально через ряд, я специально проверял это по карте.

Так вот, торговые площадки, верхняя и нижняя, были очень разными. Исторически так сложилось, что нижний уровень больше тяготел к технике, биотехнологиям и промышленности, а верхний — к предметам роскоши, культуры или антиквариата и ширпотреба. Я выяснил, что найденные в секторе артефакты Древних распространялись именно с верхней площадки, через очень дорогие сети магазинов артефакторики, а все, что можно было найти тут внизу, или контрафактный товар, или подделки. Но эта тема пока не входила в сферу моих интересов, хотя тут главным было слово «пока». Я уже понял, что тот куб, который, вероятно, меня сюда и закинул, являлся каким-то осколком цивилизации Древних. По возрасту по крайней мере, скафандр, найденный там, подходил под эту версию идеально.

А если вернуться к нашим текущим реалиям, то мне очень повезло, что павильончик достался на нижнем уровне. Так как я рассчитывал в будущем через него организовать площадку для сбыта модулей, раздобытых на свалке и складах утильсырья.

Но на этом станция не заканчивалась. Дальше уже шли все остальные промышленные, жилые и складские уровни. Располагались они вперемешку. И цены здесь падали в зависимости от их удаленности от центрального горизонта станции. Два последних уровня, вернее они были первый и второй, а также последний и предпоследний являлись чисто техническими помещениями. И доступ туда был ограничен еще почище, чем в центр управления станцией.

Кстати, что смешно, я, как и любая уборщица у нас на Земле, был вхож практически везде, и даже туда.

Моя нынешняя квартира располагалась на тринадцатом нижнем уровне. И относилась к обычному не слишком шикарному жилью. И обходилась, как я узнал из ценников и записей станции, моему руководству в шестнадцать тысяч кредитов в месяц. Вполне приличные деньги. На тот оклад, что полагался мне за работу обычным мусорщиком, я не смог бы снимать ее самостоятельно. Пришлось бы искать как минимум соседа. Что, кстати, практиковалось. И здесь не было ничего удивительного или предосудительного.

Однако руководство Департамента по исследованиям не стало жмотиться и определило меня в хоть и недорогой, но вполне приличный район. А главное, все расходы по оплате жилья взяло на себя.

И не думаю, что оно как-то иначе поступало с другими своими служащими. На этом я и хотел сыграть в нашем будущем разговоре.

А вообще все жилье (вернее, отдельные квартиры, по площади аналогичные тем, что запланированы для строительства коттеджей), которое располагалось на всех уровнях, что уходили дальше вниз или вверх от торговых площадок и простирались до крайних технических секторов, включая и тот уровень, что приобрел я, находилось практически в одном ценовом диапазоне. Он варьировался в пределах тридцати — сорока тысяч кредитов, и тут уж все зависело от удобств, которые могли быть предложены для проживания в выбранных квартирах и в том секторе, где располагался жилой район.

Ну и кроме отдельных квартир было что-то вроде совершенно бюджетных ночлежек, по-другому их не назовешь — маленькие комнатки в большом общежитии. Там жили совсем низкооплачиваемые служащие и работники. В принципе, среди них мог оказаться и я, но как говориться, повезло.

Мой третий уровень располагался очень далеко от центра станции, где в основном и строилось элитное жилье. За проживание здесь и аренду квартир в наших домиках можно было запросить не больше тридцати, возможно тридцати пяти тысяч. Я уже успел просмотреть спецификацию и презентацию, переданные мне строителями, и сделал определенные выводы.

Все-таки хоть мой уровень и был самым низовым из возможных для проживания, но здесь планировалось все благоустроить по первому разряду, обеспечить вполне приличное и комфортное жилье, а также организовать безопасный и спокойный район. Это тоже оговаривалось условиями контракта. Так что люди, которые не могут себе позволить проживание в роскошных коттеджах VIP-уровней или домиках высокого и среднего звена станции, были нашими клиентами. Мы собирались построить жилье, которое бы не уступало седьмому или восьмому уровню, но расположить его в менее дорогом секторе станции. Зато такое расположение давало возможность обеспечить практически полное перекрытие уровня, чего нельзя было добиться для более высоко расположенных секторов станции. Здесь гарантированно можно было обеспечить прекрасные условия проживания, автономность и безопасность, а также достаточно жёсткий пропускной контроль, который бы выделил живущих здесь людей в отдельную касту, немного польстив их тщеславию.

Доступным для всех, если получится с реализаций моего второго плана по построению зоны отдыха, останется только вход именно в нее. Ведь я хочу, чтобы этот уровень приносил максимальный доход. И значительная часть площадей этого сектора простаивала без дела. А значит, придется постараться.

Из тех денег, что уже точно должны были достаточно скоро поступать ко мне на счет стабильным ежемесячным финансовым потоком, являлась аренда коттеджей, пока, правда, только военными. При этом мне придется следить за обслуживанием и поддержанием стабильного и при этом хорошего уровня жизни в этом секторе. А это, как оказалось, обходится в кругленькую сумму полновесных кредитов. Ежемесячно на это будет уходить порядка пятидесяти шести процентов всего дохода. А по текущим прикидкам, это два миллиона кредитов. Правда, и мне на хлебушек с икрой останется достаточно — примерно один миллион шестьсот тысяч кредитов. Так что я не в обиде.

Примерно поэтому, я думаю, тут и появилось несколько лишних домов от вооруженных сил станции. За аренду каждого мне будет уходить примерно по сто двадцать тысяч ежемесячно, но все, что останется сверх прибыли, сможет забрать себе какой-то ушлый вояка. И это будет сразу же чистый доход. Похоже, кто-то из командования и сделал заказ для этих целей на три лишних домика за счет государства. Даже если он запросит тысяч по двадцать пять, желающие найдутся, а уж за меньшие деньги тем более. Но если брать это за средний уровень аренды от этой небольшой аферы, то их доход в среднем может достигать двухсот сорока тысяч в месяц.

«Неплохо так провернул кто-то дельце. Решил подкопить деньжат на безбедную старость и сдать это жилье кому-то из своих», — понял я.

Почему свои? А чужие бы в коттеджах вояк сразу примелькались, и это породило бы ненужные вопросы. А вот военные не должны вызывать никаких подозрений.

Получалось, что в итоге всей этой многоходовой операции по строительству и аренде, военные экономили как минимум семьсот миллионов кредитов. Что, на мой взгляд, являлось вполне приличной суммой.

«Умный человек, видимо, придумал эту комбинацию аренды и строительства», — оценил я неплохой замысел, в реализации которого участвую.

Сумма прихода и затрат вырисовалась достаточно точная, так как в сети я нашёл практически один в один описывающий наше положение бизнес-план какого-то из юных гениев, который предлагал свои услуги по оптимизации и минимизации расходов на обслуживание жилых комплексов. Парень еще заинтересовал и тем, что вполне вменяемо растолковывал основы экономики и того, почему для многих невыгодно или затратно держать такие вот жилые комплексы и объекты.

Кстати, на текущий момент этот Крав Сеар работал в экономическом отделе Департамента по финансам флота станции, и что-то больно схожие черты были у реализованного плана и выложенного в сеть пару лет назад дипломного проекта.

Себе на память я сделал зарубочку, что неплохо бы его привлечь к работе у нас. Это ведь вполне готовый специалист на должность управляющего.

«Нужно будет навести о нем справки», — решил я и дал это задание Кире, пометив, как задание первого приоритета.

Его услуги могли понадобиться уже на этапе строительства жилого комплекса и зоны отдыха. Было бы на кого переложить функцию контроля и присмотра за уровнем, а также работами, проходящими на нем.

Сам я точно не потяну по знаниям это занятие, но главное, мне нравилось придумывать и делать, а вот смотреть, как это потом будет работать, мне было не очень интересно.

Рутина не привлекала меня.

Поняв это и создав еще несколько дополнительных пунктов в своем плане, я направился дальше.

Мой путь сейчас лежал к Круфу. Только сначала необходимо было дозвониться до него и договориться о встрече. И поэтому я связался с ним через нейросеть.

— Да, привет. Есть какие-то вопросы? Я сейчас занят, — сразу сказал он, как только между нами установился канал связи.

Без политесов и излишнего тумана я ответил:

— Есть очень серьезный разговор. Может принести неплохую выгоду всему Департаменту по исследованиям. Необходимо присутствие профессора Ароша и доктора Грегора. Это срочно. Информация горящая, и можем просто не успеть ею воспользоваться.

— Хорошо. Я созову их, но смотри, не подведи меня, — предупредил Круф.

— Постараюсь.

— Когда будешь у нас? Я смотрю, ты где-то далеко.

Проверив маршрут по карте и найдя оптимальный, я даже удивился. Он рисовал всего несколько минут.

Ничего не поняв, перепроверил еще раз, и оказалось, что тут неподалеку есть лифт, который ведет прямо на торговый уровень, и которым, судя по всему, вообще никто не пользуется. Но коды доступа на него в сети были. На всякий случай я скинул их к себе, а из общего доступа удалил. Получилось это у меня без особых проблем. Действовал как при работе компьютером. И все сработало.

— Буду у вас через двадцать-тридцать минут, — с небольшим запасом назвал я время встречи.

Не знаю, удивили мои слова куратора или нет, но он просто ответил:

— Мы будем готовы, иди сразу в кабинет директора департамента. Мы подождем тебя там, — видимо, уже связавшись с нужными людьми, передал мне Круф.

Отключившись на этот раз раньше него, я направился к месту рандеву.


ФРОНТИР. ГРАНИЦА ИМПЕРИИ АТАРАН И СВОБОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ | Перешагнуть пропасть. Книги 1-6 | * * *