home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


СЕКТОР, ЗАНИМАЕМЫЙ ДЕПАРТАМЕНТОМ ПО ИССЛЕДОВАНИЯМ

— Добрый день, — поздоровался я, войдя в кабинет начальника.

Присутствовали тут три человека, но я, в общем-то, именно их и рассчитывал здесь увидеть.

Были это доктор Грегор, собственно мы и находились сейчас в его кабинете, кроме того этот человек являлся нашим руководителем. Следующим был профессор Арош, без него, как я понимаю, не принимается ни одно значимое решение в нашем департаменте. Последним из присутствующих был Круф, мой непосредственный куратор.

— Добрый день, молодой человек, — за всех присутствующих ответил мне Арош.

Только очень уж подозрительно ласково звучал его голос, будто он меня в чем-то подозревал.

Посмотрев на них, я заметил, что и Грегор с Круфом как-то странно поглядывают на меня. Но пока никто из них ничего мне не говорил.

«Ну, и мне, собственно, оправдываться не в чем, нужно будет, сами спросят или скажут», — решил я и сразу перешёл к сути разговора, не переключаясь на отвлеченные темы.

Время поджимало, и от этого могли зависеть жизни моих друзей.

— Есть две новости, и, пожалуй, я начну с не очень приятной темы.

— Ну, ну. Молодой человек, мы вас внимательно слушаем, — не утерпел и несколько саркастично проговорил Арош.

— Да. Так вот. Вам ни о чем не говорят слова: «Млок — интеллектуальный индекс — двести восемь единиц, ментоактивность — C3. Элея — сто шестьдесят семь, C5. Эрса — сто восемьдесят девять, C0 (максимально зарегистрированный уровень ментоактивности). Нея — сто семьдесят два, C6 (расовая принадлежность не определена)».

— Да, это результаты наиболее перспективных кандидатов, найденных в вашем отряде, — удивленно проговорил доктор Грегор.

Арош посмотрел на Круфа, требуя комментариев:

— Эти данные не должны были выйти за пределы нашего управления. Откуда они у него? — Показалось, что в кабинете сейчас замерзнет воздух от ледяного взгляда сухонького профессора и его тихого голоса.

Круф тряхнул головой и ответил:

— Он не мог получить их от своих друзей. Им еще не установлены нейросети, а те, у кого они уже есть, не зарегистрированы в сети. Поэтому через нее он их получить не мог. Непосредственного контакта ни с кем из них у него не было, мои подопечные никуда не отлучались и были весь день под присмотром, а на уровне он не появлялся до сего момента, я уже запросил данные у искина службы безопасности нашего управления.

И посмотрел на Ароша.

— Утечки от них быть не могло, — уверенно закончил Круф.

Профессор немного помолчал.

— Но откуда-то же у него появились эти сведения? — И уже обращаясь ко мне: — Тогда, молодой человек, я хотел бы услышать продолжение вашего рассказа.

Я не стал кокетничать и приступил к докладу:

— У меня есть еще одиннадцать имен, — не стал перечислять я весь список, найденный у охотившихся на меня бандитов, однако добавил: — Минимальный интеллект среди них — это сто шестьдесят один, у одного из северян, и минимальная ментоактивность, из тех, у кого она есть — D4.

Арош удивленно посмотрел на меня и задумчиво проговорил:

— Пятнадцать человек. Это те, кого мы отобрали на должности специалистов разного уровня в наше управление. Остальные должны были составить костяк формируемого штурмового отряда или перейти на дополнительные должности в управления, для которых мы поставляем кандидатов. Откуда у тебя этот список?

До всех присутствующих дошла серьёзность ситуации.

— Начну по порядку. Я тут подрядился на одну работу, ведь теперь я вынужден крутиться сам, как могу.

В этом месте Грегор фыркнул себе под нос.

Я не понял его реакции, но заострять внимание на ней не стал.

— И в том месте, где располагалась область ее выполнения, напоролся на банду, которая кого-то разыскивала. Особого желания у меня с ними встречаться не было, и поэтому я спрятался в одном из разрушенных зданий.

На этом месте профессор одобрил мои действия кивком.

— Все правильно, — сказал он. — Нечего понапрасну нарываться на неприятности.

А вот Круф был несколько другого мнения, судя по выражению его лица, но никак комментировать мои слова не стал.

— И я так подумал, — согласился я со словами профессора и продолжил: — Но охотники рассуждали несколько иначе и поэтому как раз устроили засаду рядом с моим укрытием. Мне же пришлось затаиться. Между тем бандиты затеяли разговор о своих будущих планах, и он мне был замечательно слышен. Главарь шайки, рассказал о неких новичках из последнего набора рекрутов, принятых в Департамент по Исследованиям станции Рекура 4. Добавил он еще и то, что им не установлена нейросеть, и брать их нужно пока не провели ее инсталляцию. На законный вопрос, где они? Бандиты получили ответ, что искомые объекты пока живут тут в лагере. И самое главное, операция по установке нейросетей для них назначена на завтра. А сегодня вечером намечается большая гулянка, после которой изъять объекты будет вполне возможно.

— Вот засада, — забеспокоился Круф, — кто-то слил всю информацию этой банде о наших рекрутах. Что будем делать? — обратился он к старшему руководству и добавил: — Они знают даже о том, что сегодня у вас будет вечеринка и у этих пятнадцати еще не установлена нейросеть. Нужно оцепить уровень и проверить все пути проникновения на него. Стандартными они не пойдет, да и они под постоянным контролем.

И наш куратор посмотрел на Грегора и профессора, стоящих напротив него.

— Подожди, мне кажется, парнишка еще не закончил, — притормозил рвение своего протеже Арош.

— Да. Прости. Дим, мы слушаем тебя, продолжай, — и Круф обратил на меня свое внимание.

— Ну а дальше, я, как только выбрался с уровня, поспешил к вам. Вот, по сути, и все. Да, это список, о котором я говорил.

И я передал Круфу пластиковый листок.

Немного подумав, добавил:

— Не знаю, но бандиты напирали на тот факт, что моим друзьям еще не установлена нейросеть, поэтому мне кажется, с ее инсталляцией нужно поспешить. Этот список мог оказаться в руках не только у этой банды. И возможно не только они смогли узнать, что нейросети еще не установлены и сегодня вечером у нас вечеринка намечалась, а поэтому решить напасть на наше управление сегодня ночью.

Круф просмотрел записи на пластиковой пластинке и отдал ее профессору.

— Кто мог передать ее им? Это копия с оригинала, который я передавал вам еще днем, — сказал он Арошу.

— Проверьте список не вышедших сегодня на работу или ушедших на обед и не вернувшихся с него. Думаю, интересующий вас человек непременно сыщется, — предложил я.

Круф кивнул и, похоже, связался с кем-то по нейросети.

А затем сказал:

— На работу сегодня не вышло трое, уже проводится проверка их всех. С обеда не вернулся один стажер. Он взят к нам недавно. Сейчас пытаются его разыскать.

Профессор же вертел в руках небольшую карточку, не особенно ее рассматривая, видимо, то, что там было написано, он знал и так.

— А меня вот интересует другой вопрос, — обратился он ко мне, — откуда у тебя этот список? Ведь не просто же так эти добрые люди тебе его отдали. В рассказе об этом не было сказано ни слова.

И Арош посмотрел на меня долгим изучающим взглядом.

— Похоже, они случайно его выронили, а я его нашёл, — пожав плечами и сделав наиболее невинное из всех, какое смог слепить лицо, ответил я ему.

Не было у меня никакого желания правдиво отвечать на его вопросы. Не потому что я ему не доверяю. А потому что «Гладиолус» и паранойя.

Я и так рассказал им очень много, больно странные со мной вещи происходят, и это лучше хранить в тайне ото всех. Дольше проживу. Тем более секретность, как оказалось, в нашем департаменте не является сильной стороной.

— Ну, ну, — ответил профессор, — можешь ты нам еще чем-то помочь в этом вопросе? Может, ты нам хочешь сказать что-то еще? Ну, например. Этой банды нам стоит ожидать сегодня ночью? В какой половине они собрались к нам проникнуть? Может, они говорили, как хотят попасть к нам сюда? Ведь уровень под относительно жёстким контролем. Мы все равно достаточно быстро заметим проникновение, особенно сейчас, когда ты нас предупредил. Так на что они рассчитывают?

Подумав, я улыбнулся и ответил, — правда, думаю, рано или поздно мне это аукнется, но удержаться просто не смог.

— Есть у меня такое подозрение, что именно эти бандиты никого сегодня беспокоить не будут (ведь это правда, сегодня они вряд ли кого смогут побеспокоить). А вот по поводу других я этого сказать не могу. Что еще. На уровень они хотели проникнуть через гравитационный служебный лифт, у них были даже коды доступа к нему, а если они оказались у одних, то могут быть и у других. Рекомендую сменить их на всех подъёмниках и лифтах, которые есть на этом уровне, так — на всякий случай.

— Хорошо, их не так много. Сделаем, — согласился с моим предложением куратор группы и опять на пару секунд выпал из разговора.

А потом сообщил:

— Подъёмники и лифты перекодированы, теперь доступ к ним есть только у тут присутствующих за исключением Дима.

А еще через мгновение добавил:

— Все трое сотрудников нашего департамента, не вышедших на работу, найдены, один в больнице, о его травме было сообщено утром руководителю его отдела, двое отпросились по делам к себе домой на одну из колоний и отсутствуют на станции уже пять дней. А вот с последним стажером не все ясно. Его досье уже найдено. Друзей и знакомых у него не было. Себя считал выше других и был уверен, что его недооценивают. Хотя на самом деле был недалекого ума и совершенно не мог работать самостоятельно и тем более в команде, всю ответственность и решения пытался перекладывать на других. Параметры ниже средних. Как он вообще к нам попал? — удивленно спросил Круф у профессора.

А потом сам же и ответил на свой вопрос:

— Нашел. Он попал к нам по протекции из администрации станции. Кто его сюда задвинул?

И Круф, видимо, опять просмотрел личное дело этого сотрудника.

— Хм, хоть и написано, что администрация станции, а на самом деле Гекон Рак, из кадровой службы флота. Странно все это. Ну да ладно. Разберемся. По нашему стажёру. Сослуживцы говорят, что он вместо обеда ушёл на какую-то деловую встречу. Они подумали, что Жир — это как раз тот, о ком идет речь — ищет другую работу. Его давно не устраивали как работа у нас, так и те условия, которые мы ему предоставили. Хотя по отзывам, этот сотрудник был ленивым, нерасторопным и не слишком умным человеком. Он даже не пытался как-то самостоятельно поднять свой статус за счет роста профессионального уровня. При этом он все время хотел жить в VIP-зоне. И это неоднократно им озвучивалось. Однако никаких усилий для этого он прилагать не хотел. В общем, судя по всему, это как раз наш клиент, и его необходимо разыскать. Но этого стажера пока найти не удалось. Ни дома, ни в ближайших окрестностях его не было.

— Думаю, среди живых вы его уже и не разыщите, — выслушав куратора, я предложил немного сменить им направление поиска: — Так что запросите сводки службы безопасности станции о неопознанных трупах. Возможно, среди них он всплывет.

Посмотрев на меня, как на какое-то чудовище, Круф все таки связался с СБ станции.

А я что, я ничего, просто реалист, да и о судьбе информатора мне известно немного больше, чем я говорил.

Через пару минут он сообщил.

— Нашелся. В морге. Убит. Действовал профессионал или кто-то с очень большим опытом. Нейросеть выжжена полностью разрядом из шокера через затылочный интерфейс. От него мы больше ничего узнать не сможем.

И снова обратив свой взгляд ко мне, он спросил:

— Как ты думаешь, а те, с кем он вел беседу до нас, смогут нам что-то поведать?

— Не знаю, — честно признался я. Мне ведь правда, неизвестны все возможности этой цивилизации. Вдруг они смогут разговорить даже овощ.

— Понятно. Значит, надежда только на усиление охраны. И повышенный контроль уровня. Кроме того, необходимо постараться сегодня установить все нейросети, — как бы раздумывая про себя, проговорил Круф, — а допросить можно будет попытаться тех, кто придет к нам в эту ночь. Только нужно, чтобы они остались живы и пришли.

Забыв на мгновение обо мне, стоящем радом, Круф развернулся в сторону профессора и повторил свои выводы, а потом спросил.

— Задание по усилению охраны я уже выдал, изменения вступят в силу через десять минут. — А потом, обратившись к Грегору и Арошу, сказал. — Мы сможем сегодня организовать инсталляцию нейросетей для них?

Начальник департамента как-то даже не прореагировал на заданный ему вопрос, а продолжал стоять каменным изваянием.

— Думаю если вызвать весь медперсонал, с этим можно управиться часа за четыре. Не так их и много. Правда сети для всех будут не слишком стандартные, но никаких ухищрений делать не придется, для всего есть инструкции и документы, да и подобные операции проводились не раз. Сейчас дам распоряжение.

И Арош немного отойдя в сторону, стал отдавать необходимые приказы.

— Все готово. Через двадцать минут начнут. Отправляй своих в медкомплекс. Сам отправляйся с ними, когда найдешь Стера, он распределить их по медицинским комплексам, — сказал профессор Круфу и тот вышел из помещения, приводить в действие план по спасению моих друзей.

Мы же остались тут.

Странно, но Грегор в принципе не принимал участия в этом разговоре, а только сидел и внимательно слушал то, о чем мы говорили. И, похоже, делал какие-то выводы на основании этого.

Посмотрев на закрывшуюся дверь, я решил, что одно большое и самое важное дело сделал.

Спас своих друзей.

Теперь же можно было приступить к делам менее важным, но при этом имеющим некоторую положительную доходность.

Но не успел, меня немного опередил профессор:

— Я так понимаю, что с этим делом мы закончили? Или тебе есть еще что сказать?

— Ну, у меня есть пара вопросов, но я их хотел обсудить с Круфом. Видимо, придется сделать несколько позже или вообще в другой раз.

— Хорошо. Но как мне помниться ты говорил, что у тебя к нам два дела. Может сейчас имеет смысл поговорить о втором, пока Круф занимается организационными вопросами?

— Конечно, — согласился с профессором я и переключился на второе дело, ради которого и оказался здесь, — мне бы хотелось перейти к несколько другому вопросу. Он не так критичен, как предыдущий, но тоже может оказать огромное влияние на наше будущее.

— Давай, сынок, мы тебя внимательно слушаем, — похоже, Арош сейчас проявлял больший интерес к моей информации, чем в начале разговора.

— Сначала у меня к вам несколько вопросов, если вы не против, — обратился я к руководителям.

Получив разрешение в форме кивка Грегора, я продолжил.

— Не подскажете, сколько, в среднем, обходится вам аренда жилья для своих сотрудников? Если, конечно, не брать в расчет специалистов, которые, возможно, арендуют себе жилье самостоятельно. Или это закрытая информация?

Тут мне впервые за все время разговора ответил Грегор. Похоже, вся финансовая ответственность лежала именно на нем.

— Нет, особой тайны мы из этого не делаем, это является одним из стимулов для привлечения к нам новых специалистов среднего уровня. Примерно сорок-пятьдесят тысяч кредитов в месяц. В зависимости от должности, занимаемой этим человеком в нашем отделе.

— Немало, — прикинул я размеры ежемесячных выплат. — И эта нагрузка, в плане оплаты жилья на все время контракта, как я понимаю, ложится на наше управление? — это уточнение было важно для меня.

— Все верно, — подтвердил он.

— Простите, я как-то даже не поинтересовался, а какова вообще продолжительность стандартного контракта при работе у нас в управлении? А то меня уже сейчас причислили к вольнонаемным сотрудникам и, похоже, мой контракт — пустая формальность, так как там не оговорено ни моих функций и прав, ни ваших обязанностей передо мной. Тем более что я даже не могу пройти аттестацию на получение гражданства. А это ведь является обязательным пунктом для работы у вас, — и, немного помолчав, спросил: — Я прав?

— Все верно, — согласился с моей догадкой Грегор. — С тобой никакого контракта официально заключено не было. Эта формальность соблюдена лишь затем, чтобы мы смогли по этой статье провести оплату твоего жилья, небольшой назначенный тебе оклад, выходное пособие и направить тебя в Департамент контроля станции для получения работы.

— Спасибо, я так и думал. Но должен же быть и какой-то стандартный?

— Здесь все несколько сложнее. Сама наша работа иногда подразумевает под собой очень, очень длительное выполнение определенного рода действий. Например, исследования аномалий или червоточин в пространстве. Мы часто занимаемся длительными государственными заказами, имеем доступы к различной секретной информации, хранимой десятилетиями. Даже простое обучение у нас длиться три, а то и четыре года по некоторым специальностям. Поэтому стандартно принятый договор, который используется в других подразделениях, нам не подходит. Пять и даже десять лет это слишком короткие сроки. Стандартом для исследовательского департамента является двадцать два года.

— А почему двадцать два? — удивился я.

— Не знаю, если честно. Так повелось с момента основания Министерства исследований Содружества. Почему-то именно этот срок посчитали оптимальным, когда человек становится опытным и квалифицированным специалистом по одному из наших направлений в работе и самостоятельно наиболее объективно может оценить свой дальнейший путь. Чаще всего люди остаются на бессрочный контракт или продлевают этот на повторный срок.

— Понятно, — немного не в тему пробормотал я, но все равно мне эта цифра показалась несколько завышенной, однако когда я вспомнил о несколько большем сроке жизни людей в Содружестве, где средний возраст достигал двухсот — двухсот пятидесяти лет, то этот срок на общем фоне не выглядел слишком уж огромным.

Но главное, он превысил тот минимум, что мне требовался, поэтому можно было продолжать наш разговор и дальше.

— А к чему тебе это все? — наконец спросил у меня начальник нашего департамента.

Не став особы скрывать никаких деталей, тем более основное уже было мною выяснено, я продолжил свой рассказ:

— У меня есть одно предложение. Оно напрямую касается некоторых финансовых затрат нашего управления. Но потерпите еще немного. Я хотел бы задать еще несколько важных для понимания сути вопросов.

— Давай. Коли затронул эту тему, то продолжай рассказывать, мне даже стало интересно, — подбодрил меня Грегор.

Теперь именно он вел со мной активный диалог, тогда как профессор устранился, пристроившись в одно из кресел в углу комнаты.

— А где вы собираетесь разместить моих друзей и как? — спросил я.

— На первое время тут в учебном центре, но потом им подберут соответствующее жилье и разместят в соответствии с их интеллектуально-ментальным уровнем, распределением возможностей и занимаемыми должностями в нашей организации.

— Простите это немного не понятно. Можно ли пояснить, попросил я, так как это была достаточно важная информация для моего предложения, которое должно основывается на экономической выгоде для департамента.

— Точно я пока сказать не могу, — ответил мне Грегор.

— Мне сойдет и примерное распределение, — подсказал я.

— Ну, если ты не просишь точных чисел, — усмехнулся наш начальник, явно сбитый с толку моей настойчивостью, — то вас сорок семь. Ты уже живешь в небольшой квартирке. Но тебе повезло, она досталась тебе в наследство от Круфа. Двоих детей, прибывших вместе с вами, взяли под свою опеку Этор и Эрса, они будут по договоренности жить вместе с ними. А так в среднем, на каждого отдельного человека, если не будет каких-то дополнительных договоренностей, у нас рассчитана аренда двухкомнатной небольшой квартирки четырьмя уровнями ниже, как раз на следующем за тем, где сейчас живешь ты. В гости к ним сможешь без проблем ходить, — пошутил Грегор.

Улыбнувшись его небольшой шутке, я прикинул услышанную сумму в уме, что-то у меня в ней не сходилось, слишком дорого и накладно.

— И в среднем вы так же планируете отдавать за них по сорок — пятьдесят тысяч? — удивился я, прикинув примерные затраты на аренду жилья в месяц только для нашей группы.

— Нет, это средняя цена за стандартные двух- или трехкомнатные квартиры. Мы же планируем арендовать для твоих друзей малогабаритные квартиры, так сказать, экономичный вариант, они несколько меньше по размеру, чем стандартные. Это примерно обойдется нам в тридцать пять тысяч кредитов за каждого человека. Ну да, и это все равно немного дороговато. Однако мы заботимся о своих сотрудниках и на таком уровне, — даже с некоторой гордостью произнес руководитель Департамента по исследованиям станции Рекура 4, — и скорее всего, договоримся с арендаторами именно на эту сумму для каждого нового сотрудника.

— Понятно, — сказал я, при этом прикидывая в уме.

Они готовы тратить деньги даже большие чем я рассчитывал или мог предполагать.

Получается, что в месяц, если даже просто убрать меня и детей, то они готовы выкладывать кругленькую сумму в миллион пятьсот сорок тысяч кредитов.

Выгода вырисовывается не такая существенная, как у военных, у нас начальные условия были изначально разные, но даже в этом случае они сэкономят примерно тридцать миллионов кредитов плюс получат жилье, по качеству не уступающее престижным районам проживания высокооплачиваемых специалистов. Не знаю, как для других, но мне кажется это достаточно существенным поводом, чтобы хотя бы задуматься над моим предложением.

Армейцам я, конечно, его бы не сделал, но это были те люди, которые помогли мне и отнеслись ко мне достаточно хорошо.

Поэтому я готов был пойти, если это понадобится, на небольшие уступки и предложить Грегору еще более низкую арендную плату, но начинать все равно планировал с тех же условий, что и для военных.

Хотя было у меня желание чуть завысить цены на строительство коттеджей, но понизить арендную плату до минимума, примерно в одиннадцать-двенадцать тысяч. В этом случае департамент сэкономит порядка шестидесяти восьми миллионов кредитов, но зато я первоначально получу большую сумму.

Конечный выигрыш для нашего департамента во втором варианте получался в два раза больше, ну и для меня он предпочтительнее, так как я сразу мог получить необходимую мне сумму на дальнейшее развитие своего проекта.

Ведь мне еще нужны деньги и на развитие инфраструктуры зоны отдыха на моем уровне.

Пусть это и будет приносить мне меньше прибыли в дальнейшем, но зато уже сейчас я закрою этот вопрос.

Теперь, правда, необходимо убедить руководство в том, что моя идея для них подходит.

Но начать, для большего понимания ситуации, лучше бы с предыстории.

И поэтому я перешёл к своему небольшому вступлению.

— Как я упоминал ранее, у меня получилось подрядиться на одну работу, на третьем нижнем уровне, — до этого номер секции, где происходила львиная доля действий, мною как-то упомянут, не был, и поэтому эта информация вызвала некоторое недоумение у моего формального начальника.

— Как это тебя туда занесло? — удивился руководитель департамента.

— Так работа, сэр, — ответил я и продолжил: — Не знаю, в курсе вы или нет, но там планируется строительство коттеджного поселка для рекрутов, набранных военными в последнем наборе. И поэтому уровень необходимо очистить от различного хлама. А я ведь все-таки мусорщик.

— Понятно, продолжай, — согласился со мною Грегор.

— Коттеджи по заказу военных будут строить очень качественные и надежные. Как мне рассказал один из сотрудников компании, они будут соответствовать жилью, расположенному на седьмом уровне и даже немного лучше.

— Ну, ничего себе, и кого вояки туда собрались селить, — поразился наш начальник, но потом подозрительно на меня посмотрел и спросил: — С какой это стати тебе стали выбалтывать эту информацию? Ведь скорее всего, у них у всех взята подписка о неразглашении.

Немного слукавив в своем ответе, я сказал:

— Все просто. Для этого мне пришлось сказать им, что являюсь представителем нашего департамента. Ведь формально, это так и есть. Посмотрите в мой договор, я работаю на вас. И поэтому мне уделили внимание.

— Только формально, — буркнул Грегор, явно не очень довольный моей самодеятельностью, — но сейчас не до таких мелочей. Что тебе еще удалось узнать?

Встал в стойку охотничьего пса почуявшего добычу Грегор.

— Достаточно. Как только я услышал о рекрутах, то вспомнил и о своих друзьях. Ведь им тоже придется где-то жить.

— И что? — спросил меня уже Арош, который перестал притворяться предметом интерьера и подсел к нам поближе.

— Мне удалось поговорить с их главным архитектором, прорабом и дизайнером, а также с главой этой строительной фирмы. Я предложил им построить еще несколько домов на тех же условиях, что и для военных.

— И они согласились? — удивился Грегор.

— Да, у меня был один способ их убедить. Но я сам должен найти заказчика.

— Можно поподробнее посмотреть проект, — заинтересовался наш начальник.

— Да, я подумал о том, что вам это будет интересно, и поэтому запросил у них презентационный ролик.

И переслал Арошу и Грегору полученную при встрече со строителями презентацию.

— Неплохо, — несколько удивившись полученным документам, сказал Грегор, — но тут нет никаких цифр или копии договора.

— Мне его и не передавали, — ответил я, — за распространение этой информацией у них могли отозвать контракт, тогда как другие данные можно узнать и опосредованно.

В отличие от Грегора, профессору было, что сказать.

— Но я так понимаю, какие-то цифры у тебя все же есть? — обратился ко мне он.

— Да, — подтвердил я его предположение. — Мною было сказано, что я не смогу пойти к заказчику с пустыми руками, и мне нужна экономическая составляющая проекта, чтобы я мог обосновать ее финансовую выгоду.

— Понятно. И?

— Они мне дали ознакомиться с условиями договора, который заключили с ними военные. Придумал его кто-то из их финансового управления. И задумано все достаточно неплохо.

На этом месте я сделал небольшую паузу, чтобы оценить реакцию собеседников на этот факт.

Грегор мне кивнул, а Арош же просто сидел в кресле и ждал продолжения моего доклада.

— Есть несколько условий. Первое, оплата аренды площадей станции под жилые помещения осуществляется своеобразно, часть денег должна быть внесена наличными, для нас это всего двести тридцать четыре тысячи кредитов.

— Это очень мало, в чем подвох? — усомнился Грегор в моих словах и с подозрением посмотрел на меня, видимо ожидая какой-то гадости.

Но в том-то и дело, что ее не было.

Но это понимать должен не только я.

— Хозяину площадей станции отходят все постройки на ее территории, а вы их арендуете на двадцать лет, с последующим выкупом квартиры или коттеджа в свою собственность жильцами, если они того пожелают.

— И в чем тут выгода? — усомнился профессор.

— В цене. Строительство домов с этой конторой обойдется гораздо дешевле, чем с любой другой, как минимум в два раза. Оптовый госзаказ, так сказать. Они даже не сопротивлялись особо, когда я предложил им подумать о дополнительном строительстве. Работы у них особо не прибавится, а денег они возьмут в соответствии с общим договором. А у нас появиться возможность присоседиться к ним под это дело.

— Со строительством домов все относительно понятно, но ты все равно пока не озвучил сумму. Про цены давай подробнее, — сказал доктор Грегор.

— За работы по строительству каждого коттеджа они просят по миллиону кредитов, сам дом строит шесть миллионов, аренда земли — двести тридцать четыре тысячи. Это то, что мы должны будем передать строительной компании. Ну а дальше пошло самое вкусное. В каждом доме, как вы видели по плану, расположено по восемь четырехкомнатных квартир, которые могут быть переделаны, по второму варианту плана строительства, в две полноценные двухкомнатные из одной четырёхкомнатной. Но суть это изменит лишь не наемного. Стоимость аренды четырехкомнатной квартиры составляет всего двенадцать тысяч кредитов. При перестройке ее в двухкомнатную, аренда будет составлять семь тысяч кредитов. Вот теперь, пожалуй, все.

И я замолчал, давая им обдумать мои слова. Хотя уже в уме давно прикинул, а с помощью Киры и точно высчитал все плюсы минусы и финансовые выхлопы.

Как только я просмотрел наскоро составленный план строительства, который начал вести с начала заключения договора с застройщиками, и сформированный бюджет, то вспомнил о том, что забыл упомянуть о количестве домов, которое мы можем построить.

А поэтому сразу сказал:

— Да, забыл, они согласны взяться по этим ценам за строительство не менее чем десяти домов.

Профессор посидел немного, а потом обратился ко мне:

— Ты ведь не зря в начале нашего разговора выяснял подробности о будущем размещении своих товарищей, так?

— Да, так и есть. Мне нужно было понять, насколько будет выгоден для вас этот проект.

— И что у тебя получилось? — заинтересовался Грегор.

— Не такой уж это и большой секрет, — ответил я, — по моим расчетам ежемесячно на аренду жилья для моих друзей, а это сорок четыре человека, вы будете тратить примерно по миллиону пятьсот сорок тысяч. Платить за их жилье вы обязуетесь все время контракта, а это двадцать два года, что перекрывает срок аренды, зафиксированный в договоре. Даже если брать только это время, то сумма за все время натекает достаточно солидная, порядка трехсот семидесяти миллионов кредитов за весь срок. В нашем же случае строительство десяти домов, вместе с выплатой финансового взноса за аренду площадей и стоимость самих работ застройщика, составляет порядка пятидесяти миллионов кредитов. Плюс сюда добавляется аренда для сорока четырёх человек по двенадцать тысяч кредитов за каждую квартиру на двадцать лет. Получим сумму, равную двумстам восьмидесяти восьми миллионам кредитов. Итого разница за эти двадцать лет между простой арендой и постройкой коттеджей и фиксированной арендной платой будет составлять порядка шестидесяти девяти миллионов кредитов. Но это еще не все плюсы.

— Да? И что же мы упустили? — спросил у меня Арош.

— Выгоды от такого мероприятия. В самом минимуме в вашем распоряжении будет восемьдесят четырехкомнатных квартир вместо сорока четырех двухкомнатных. Из этих восьмидесяти вы займете максимум сорок четыре моими знакомыми, но возможно, вы каким-либо образом захотите разделить квартиры, все или оставшиеся. Тем более остальные квартиры тоже можно кому-либо предложить, их стоимость аренды и постройки уже учтена в сумме проекта. В итоге вы сэкономите гораздо большую сумму нежели упомянутые мною шестьдесят девять миллионов. В дополнение, как мне сказал архитектор проекта, на уровне хозяин собирается устроить зону отдыха, провести полную модернизацию уровня. Максимально обезопасить его. В общем, создать своим квартиросъёмщикам наиболее комфортабельные условия проживания. Больше мне добавить нечего. Единственное. Все нужно решить уже сегодня. Кроме меня, эта информации могла теми же путями пороситься и куда-либо дальше. Например, военные сам захотят застроить всю жилую зону, или еще кто прознает и заключит с ними контракты на подобных условиях. Сумма должны отбиться в любом случае.

Арош задумчиво смотрел на меня.

— Это все ты просчитал самостоятельно? — наконец спросил он.

— Ну, да. Чего тут сложного-то. Сложил, вычел и получил нужный результат, — ответил я ему, пожимая плечами.

— Конечно, очень просто. Появился неожиданно на уровне, случайно узнал про строительство. Это еще понятно. Всяко случается. Но дальше больше. Ведь у тебя уже есть проработанный и точный план. Ты выяснил все что нужно. Подобрал убедительные аргументы. Даже математическое обоснование подвел под свой проект. И это за какие-то несколько часов. И все это с учётом того, что даже искин не смог придумать и просчитать такую задачу так быстро. Слишком много неизвестных. А тут какой-то «дикий», который, по уверениям нашей аппаратуры, не намного разумнее младенца. Что скажешь?

Я честно не знал, что сказать.

«Прокол, однако», — но делать нечего, буду гнуть свою линию до конца. Да и рассказывать ничего я, в общем-то, не собираюсь. И так я для них со странностями, а так на пару странностей будет еще больше.

Так что где там мое любимое выражения дебилизма и непонимания на лице.

— Ну, я же не искин, считаю с большими приближениями и допущениями, — с прямо таки ангельским лицом и еле сдерживаемым смехом ответил я, — а может ваша аппаратура ошиблась и я гений, а может мне повезло.

Похоже, моя игра так ясно была написана на моем лице, что профессор лишь махнул рукой и сказал.

— Да, фортуна любит дураков, — акцентировал на последнем моем предположении свою речь Арош, а затем уже гораздо серьезнее продолжил. — Но тем не менее ваши выводы, твои и искина, сходятся. И твои даже более точны, и последствий принятия такого решения ты описал гораздо больше.

— Ну, значит, я не слишком ошибся, — я все еще не понимал, к чему он клонит, кроме предположения о том, что он меня в чем-то подозревает.

Ну и правильно делает.

Ни перед кем особо я распинаться не собираюсь. А всего моего плана ему никогда не узнать. Он еще не относится к моему ближнему кругу.

Туда, по сути, пока, кроме нескольких человек, вообще никто не относится. Но и их я посвящать не буду. Это не недоверие. Это беспокойство за них. Не хочу их впутывать в свои дела.

Бонусами с ними делиться готов всегда.

А проблемы постараюсь разрешить сам.

Тем временем в игру включился наш руководитель:

— Ты все верно говорил. Это очень важная информация. Такое предложение упускать нельзя. Мы, если честно, давно задумывались о чем-то подобном и давно искали подходящие варианты. И тут подвернулся ты со своим предложением. Как всегда, в общем, из-под земли выскочил. Нас в управлении всего сто тридцать семь человек вместе с твоими друзьями, нами самими и, собственно, тобой. Поэтому если продумать все, как ты говоришь, то все наше управление сможет разместиться в этих коттеджах. Даже лишние могут остаться. Сейчас я накидаю планировку.

И что-то, видимо, стал готовить, используя нейросеть и по-видимому, связь с искином станции.

Так как в это же время в интерфейсе моей нейросети возникло дополнительное виртуальное окошко, где стал отображаться отчет о запеленгованном интенсивном обмене данными с источником удаленным от нас на расстояние, превышающее триста метров. При этом сообщалось, что входной интерфейс находится где-то в пределах трех метров, и поэтому возможен взлом и подключение к потоку пеленгации.

Раньше ничего подобного не было.

А сразу за формированием отчета возник запрос: «Произвести взлом интерфейса доступа к данным. Перехватить поток. Пассивный перехват и сканирование».

Последнее мне показалось интересным, и я из любопытства запустил этот пункт. Сначала ничего не происходило. Но, похоже, это так обычно и бывает.

А потом на краю сознания возник образ рабочего сферического радара, импульс, из центра которого распространялся, да края его эффективного отклика сферическим сигналом. В итоге получился такой пульсирующий шар.

Через пару секунд он уже начал раздражать меня, и я хотел его отключить, но как только мысль об этом пришла в мою голову, он превратился в еле видимый силуэт, который проявлялся только в те моменты, когда на него обращали внимание.

Практически сразу он стал заполнять свою базу соответствий различных кодов доступа, паролей, счетов и прочего что крутилось вокруг нас в сети и просто в воздухе. Видимо, это был некий снифер сидящий во мне и аккумулирующий любую пролетающую мимо меня информацию.

Его базой я не стал засорять свою память, здесь я решил хранить более ценную информацию такую, как базы знаний, данные к счетам и прочее, а эту я перенес на искин.

«Место, — понял я, — надо увеличивать объём. Да и вообще по максимуму проапгрейдить искин».

Без него я теперь как без рук, и нужно чтобы он был максимально эффективен. А это означает не только модернизацию моего умного устройства, но и собственная учеба.

Как следствие, Кире улетело два очередных задания: модернизация искина и изучение дисциплин, необходимых в работе с ним.

Кроме всего прочего натравил на полученную базу нашу программу для группировки и анализа полученной информации. Чем база, формируемая снифером, не миниатюрная доска объявлений?

Пока я размышлял на свои темы, Грегор пришёл к какому-то решению и вновь обратил на меня свое внимание:

— Как связаться с застройщиками? — спросил он у меня.

— Извините, я вам доверяю, но это можно сделать только через меня. Это мой проект, и я его веду.

— Хм, — улыбнулся мне профессор, — но ведь мы уже в курсе всех аспектов предстоящего строительства. Почему бы нам просто не спуститься туда и не поговорить с ними самим?

— Пожалуйста. Я даже сильно возражать не буду, — ответил ему я.

— Я так понимаю, судя по твоей абсолютно спокойной реакции, и это ты предусмотрел? — удивившись, посмотрел на меня Арош, который, по-видимому, подумал, что загнал меня своими предыдущими словами в угол.

— Есть такое, — не стал отрицать очевидного я. — У меня в рукаве припрятан один туз. От которого зависит исход всей игры.

— Владелец уровня. Я прав? — догадался он. — Разращение на строительство дополнительных нескольких коттеджей еще не получено, и поэтому от его подписи зависит все.

— Вы опять правы, и его, кроме меня, никто не знает. Так что разрешение на строительство могу получить только я. Остальное можно было узнать и без меня. Но не это.

— И эта информация стоит определенно каких-то денег. Мы так понимаем, делаешь ты это не бесплатно? — спросил Грегор.

— Конечно. Я не альтруист, и в этом деле есть и моя заинтересованность. Я выполняю свои функции за пять процентов от всего объёма вашего заказа, — если бы сказал бесплатно, то вызвал бы очень большие подозрения. Тут тоже есть аналог пословицы про бесплатный сыр и мышеловку.

— Понятно. Другого я от тебя почему-то и не ожидал, — сказал мне профессор.

Его слова прозвучали не то что как-то осуждающе, но наоборот, в них мне послышалось одобрение моим действиям и согласие с ними.

«Похоже, я выступил именно так, как нужно было, — понял я, — контракту быть».

— Так как мы решим? — уточнил у меня директор департамента.

«Вот и пошли чистые формальности того, как осуществить процедуру передачи мне наличности и заключения договоров».

— Все просто. Мы заключаем договор о посредничестве. Вы переводите мне деньги на строительство, я иду к владельцу. И заключаю договор на разрешение строительства дополнительных жилых помещений. Потом направляюсь к застройщику с уже подписанными договорами на строительство коттеджей.

И я подробно расписал всю схему заключения договоров, которую мы недавно разработали с Кирой.

— Вы между тем подготавливаете мне типовой план разбивки домов на квартиры. Я так понимаю, у нас будет много двухкомнатных квартир? Они должны будут разработать внутреннюю отделку в соответствии с ним…

Закончил я свой небольшой монолог просьбой не затягивать с планом квартир, который мне нужно будет передать застройщику желательно через пару дней.

— Сделаю, — подтвердил Грегор.

А я пометил, что необходимо будет получить схему на планировку коттеджей для нашего департамента от Грегора.

По сути, на этом наш разговор закончился. Мы заключили и подписали все необходимые договора, бессовестно списанные с армейских оригиналов, которых якобы у меня не было.

«Ну, такой вот я нехороший», — подумал, улыбнувшись, я.

После этого я скинул им номер счета, который у меня отвечал за недвижимость, и они перевели мне на него семьдесят миллионов двести тридцать четыре тысячи кредитов.

Свой процент от этой суммы по договору я получал после подписания всех договоров. Получалось, что сразу, как только заключим окончательное соглашение с застройщиком.

На этом я встал и попрощался со своими работодателями. Нужно было спешить. У меня была пара вопросов к Круфу, и хотелось бы получить на них ответы.

Да и тянуть проект необходимо дальше. Благо теперь деньги на его реализацию у меня были. Правда, я не уверен, что их могло хватить на все полностью.

А чтобы это понять, мне нужен квалифицированный помощник, вернее даже несколько.

И где мне взять по крайней мере несколько я прекрасно знал.

Но сейчас другое. Как же много дел и мало времени и надо все успеть.

Первое, поговорить с Круфом.


ФРОНТИР. ГРАНИЦА ИМПЕРИИ АТАРАН И СВОБОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ. СТАНЦИЯ РЕКУРА № 4 | Перешагнуть пропасть. Книги 1-6 | * * *