home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Когда за Димом закрылась дверь, начальник Департамента по исследованиям обратился к своему старому другу:

— Ну что скажешь, адмирал, как он тебе?

— Знаешь, у меня такое чувство, что этот дикарь нас где-то надул, но где я, не могу понять, — и Арош, поднявшись из кресла, в котором сидел, подошёл к окну.

Из дверей здания, где располагались все основные службы их управления, выходил Дим.

«Странный он. Никому не верит. Правду никогда и никому не говорит полностью. Вытянуть из него можно только то, что выгодно ему самому. Но о своих заботится. Первым делом дождался решения проблемы ночного нападения. Да и по этому нападению ничего не понятно. Вернее, понятно, что что-то произошло, но вот только что? Откуда у него этот список, информация? Как-то не верю я в то, что список мог кто-то обронить или потерять, или что ему уж слишком много кто-то рассказал. История шита белыми нитками, но другую он не стал предлагать».

Между тем бывший капитан и нынешний глава Департамента по исследованиям прокомментировал его фразу:

— Не поверишь, но в этот раз я с тобой полностью согласен. Этот парнишка нас однозначно где-то надул. Но вот где, мне кажется, мы никогда не узнаем, если он во всех своих делах так скрупулезен.

— Согласен, — подтвердил слова своего друга бывший адмирал.

Грегор лишь покачал головой и продолжил:

— Да и его информация о возможном нападении на департамент и неизвестно откуда выплывший список, все это очень подозрительно и не слишком понятно.

В этот момент неожиданно он замер на пару мгновений, а затем удивленным взглядом посмотрев на профессора, проговорил:

— А дело-то набирает обороты.

— Что произошло? — поинтересовался Арош, обратив внимание на странное поведение своего друга.

— Нас вызывают в службу безопасности станции. Говорят, по поводу нашего погибшего сегодня утром сотрудника.

— Это стажера? — постарался сразу внести ясность профессор.

— Да, — лаконично ответил Грегор.

И они, быстро собравшись, направились в службу безопасности станции. Просто так туда никого не вызывали. Только если происходило что-то из ряда вон выходящее.

Добрались они за двадцать минут. У Грегора на служебной стоянке был припаркован небольшой кар. Этому маленькому гражданскому транспорту (кроме различного технического и служебного) единственному было разрешено перемещаться по территории станции.

В здании СБ царили необычные для этого времени суток оживление и столпотворение.

— Что произошло? — остановил какого-то молодого лейтенанта Грегор.

Но тот, видимо, хотел отмахнуться от них и идти дальше своей дорогой. Однако бывший капитан встал у него на пути и грозно прорычал:

— Ты как смеешь игнорировать приказы вышестоящего офицера? А ну быстро оправиться и доложить по всей форме о случившемся!

Похоже, грозный тон и начальственные манеры Грегора подействовали на парнишку, и он ответил:

— Захватили банду Раса. Даже удалось взять его главного бойца Кула. И вроде как обошлось без больших жертв, хотя наши все наслышаны об этом модификанте, он как-то четыре патруля вырезал и скрылся с места преступления. Говорят, сейчас капитан Трескони разбирается с захватившим их патрулем и старается выяснить хоть какие-то детали.

— Ясно. Где они сейчас? — продолжая играть большого босса, закончил Грегор.

— В комнате допросов.

Грегор удивленно приподнял бровь.

— А почему в комнате допросов?

— Не знаю, сэр, но патруль сразу же заперли там, как только он появился на базе.

— Странно все это, ну да ладно, это ваши заморочки. Где находится эта комната? — спросил капитан.

— Третья дверь с правой стороны в конце коридора, — и лейтенант указал нужное направление.

— Можете быть свободны, лейтенант.

— Есть, сэр, — ответил тот, и, чеканя шаг, направился дальше по коридору.

— А я смотрю, ты не потерял хватки, — прокомментировал действия своего бывшего подчиненного адмирал.

— Стараюсь, — ответил тот.

— Ну и куда нам теперь? — раздался вопрос Ароша, он-то не знал, кто их сюда пригласил для конфиденциального разговора.

— Этот Трескони, о котором сказал лейтенант, нам и нужен, — сказал Грегор, и направился к указанной лейтенантом двери.

Вблизи было прекрасно слышно, как кто-то исходит на удобрения, отчитывая свои подчиненных.

Были слышны фразы: «Болваны», «Искать надо было лучше», «Почему сразу не пригласили экспертов?»

Ответов из-за двери слышно не было.

Не дожидаясь очередной волны гнева и шквала вопросов, Грегор бесцеремонно открыл дверь и шагнул внутрь помещения.

Следом за ним туда-же вошёл и Арош.

— Добрый день, — поздоровался он с находящимися там людьми.

В комнате присутствовало четверо человек.

Два были явно обычные служаки: молодой с нашивками лейтенанта и постарше — с шевроном старшего сержанта.

А вот отчитывал их невысокий круглолицый толстячок в форме капитана СБ с поросячьими бегающими глазами на заплывшем лице.

«Трескони — это он», — понял капитан Грегор.

Капитан, видимо, так орал, что к моменту появления Грегора и профессора, весь покрылся потом, и превратился в какой-то красный фрукт.

В углу же сидел спокойный, уравновешенный человек в форме простого разнорабочего, но и Арош, и его друг прекрасно знали, кто это.

Но самое главное, было ясно видно и тем более слышно, что награждением отличавшихся, захвативших опасную банду, тут и не пахнет.

Поэтому, даже не обратив внимания на возмущенно уставившегося в их сторону капитана, Арош произнес:

— Давно не виделись, Плат.

— И еще дольше бы не виделись, — не очень вежливо ответил ему глава службы безопасности станции Рекура 4.

«Ну, недолюбливали они друг друга еще с той давней войны, хотя, по идее, делали всегда одно и то же дело».

И уже обращаясь ко всем присутствующим, Плат начал раздавать распоряжения:

— Вы двое, — показал на патрульных, — свободны. Рапорты о происшествии сдадите на подпись секретарю. Выполнено вами все было в соответствии с инструкциями и уставом. Свободны.

Два патрульных синхронно поднялись со стульев, на которых до этого сидели. И вышли из комнаты в коридор.

— Теперь ты, — и он пальцем ткнул в красного от злости капитана, видимо взбешённого тем, что ему не дали вдоволь наораться, кто их, этих особистов, поймет. — Заткни хлебало и хотя бы прочти донесения, которые поступили от специалистов экспертного отдела, прежде чем что-то предъявлять моим людям. А теперь пошёл вон отсюда, и пока не вызубришь каждую закорючку этого дела, можешь на глаза мне не появляться.

И чуть ли не пинком выставил за дверь толстого эсбэшника.

И только потом он повернулся к вошедшему профессору и Грегору.

— Простите за этот спектакль, — произнёс он, — но мне необходимо было посмотреть на эту толстую жабу в деле. А то в последнее время слишком многое он себе стал позволять.

И выйдя из-за стола, сказал:

— Пойдёмте, пройдем в мой кабинет, там нам будет несколько удобнее.

А затем открыл дверь помещения и, даже не оборачиваясь, будто был уверен в том, что они пойдут вслед за ним, направился к своему кабинету, который находился двумя этажами выше.

Войдя внутрь, они расселись по удобным креслам из какого-то природного материала.

После чего Плат заговорил:

— Я подозреваю, что вы догадываетесь о причинах своего появления здесь. Правда, не знаю, что вы мне будете говорить, но причины вам, несомненно, известны.

«О чем это он?» — подумал Арош.

Не дождавшись никакой реакции от людей, сидевших напротив него, начальник СБ продолжил:

— Так вот. Я точно знаю, что вам уже известно о смерти одного вашего сотрудника. К нам в управление поступал запрос от вас на идентификацию неопознанных тел.

— Было такое, — не стал отпираться Грегор, тем более в этом он не видел никакого криминала, — этот человек ушёл на обед и с него не вернулся. Вот мы и забеспокоились.

— Да все это понятно. Но вам известно, что этот человек делал и где, со вчерашнего дня по текущее время?

— Нет, мы не имеем не малейшего понятия, — даже не запнувшись, ответил Грегор, ведь это была чистая правда.

— Странно, я думал, вы начнете выкручиваться, но детектор говорит, что вы не лжете.

«Так тут у них еще и детектор лжи стоит. Небось, и на изменение ментального поля реагирует. Надо быть очень осторожными в своих выражениях и словах», — подумал профессор и передал эту мысль через нейросеть Грегору.

Правда, тот уже догадался об этом и прислал ему лишь подтверждение и согласие с его планом пока помолчать и послушать, что им хотят сказать.

А Плат между тем задумался, Арош же решил немного разузнать подробности, поэтому стал задавать уже свои наводящие вопросы:

— Так что все-таки произошло? — спросил он главу Департамента по безопасности станции.

— Небольшое такое происшествие. Но обо всем по порядку. Сначала мы тоже подумали, что ничего особенного не произошло. Ты ведь знаешь, что вчера был найден труп вашего сотрудника?

И дождавшись ответного кивка от Грегора и Ароша, продолжил:

— Это был некто стажер Жир Ок. На его труп не обратили бы внимания. Но слишком уж чисто все было сделано. Убит он выстрелом из бластера в голову. Нейросеть выжжена шокером, чтобы наверняка ничего не узнали. Зачем убивать какого-то стажера, занимающего не очень высокое положение, хоть и в вашем департаменте? Мне не понятно. Ан нет. Кому-то это понадобилось. Начали копать глубже, и выяснилось, что человек, ранее экономивший каждую монету, за вечер растратил тридцать тысяч кредитов. Это стало уже гораздо интереснее. Начали проверять все его контакты за последние несколько дней. И буквально сразу наткнулись на любопытное имя. В последний вечер перед своей смертью этот стажер несколько раз связывался с одним криминальным элементом, не гнушающимся со своей командой самой грязной работы на своего босса. Причем этот уголовник входит в одну из самых крупных и авторитетных криминальных группировок на станции. Где, как известно, самоуправство наказуемо еще быстрее и жестче, чем в любом другом месте. И это что получается? Какой-то никому не известный парень названивает весь вечер какому-то криминальному авторитету и потом кутит в барах на огромную сумму. Не странно? — спросил Плат, явно обращаясь к слушавшим его Грегору и Арошу.

И немного помолчав, не услышав никакой ответной реакции от присутствующих, сам же и ответил себе:

— Странно, и очень. А поэтому мы стали проверять дальше. И выяснилось следующее: что вчера в обед встречались эти двое. Ваш стажер и наша интересная личность, зовущая себя просто Рас.

— Как обнаружили? — заинтересовался профессор.

— Одна из камер засекла их выходящими из небольшого кафе на пятнадцатом уровне.

— Понятно. Что дальше? — согласно кивнул Арош.

А Грегор рассудил, что даже самые профессиональные киллеры иногда делают дилетантские ляпы на пустом месте, например, их засекает какая-либо камера безопасности или еще какой-либо датчик движения, или даже простой случайный свидетель. Всего предусмотреть невозможно. Поэтому риски стараются свести к минимуму. Выбирают наиболее безлюдные или неожиданные места. Просчитывают маршрут подхода и отхода. Стараются даже не появляться в месте проведения операции, чтобы не примелькаться. Многое, и ни один профессионал не станет импровизировать. В этом случае он сразу переходит в разряд любителей. Именно эту ситуацию они и наблюдали сейчас.

Бандит заигрался в киллера и засветился.

Плат между тем продолжил излагать свое видение ситуации:

— А дальше ничего. Ну, встретились и встретились. Правда, на следующий день этот криминальный элемент где-то затаился, а ваш стажер был найден мертвым. И опять же все ничего. Укладывается в общую схему. Ну, задолжал парень и не смог вернуть долг, вот его примерно и наказали, чтобы другим неповадно было.

На этом он остановился, явно ожидая какой-то реакции, но друзья все еще не догадывались, чего же от них хотят.

— И на этом, казалось бы, история должна закончиться. Но не тут-то было. Вы, наверное, видели ту взбудораженную толпу сонных мух, что встретила вас при входе в здание. Верно?

— Да, — медленно, видимо о чем-то догадываясь, проговорил профессор.

— Вижу, вы немного в курсе наших новостей, — заметил его реакцию на слова эсбэшник.

— Банда Раса, про которую говорят внизу, это те, о ком сейчас говорил ты? — спросил Арош.

— Да.

— Но тогда ваши оперативно отработали, или мы чего-то не понимаем? — решил вмешаться в разговор Грегор.

— Видимо, не все слухи еще расползлись, — сказал Плат, — главная новость в том, что мы не захватывали никакую банду.

Эта новость удивила обоих.

— Как так? А слухи в зале? — переспросил Грегор, — это может выйти вам боком, особенно если дойдет до руководства станции.

— Успокойся, Грег, если бы эта новость имела какую-то ценность, с нами бы этой информацией не поделились. Так что произошло на самом деле? — сразу перешёл к сути вопроса бывший адмирал.

— А это я хотел спросить у вас. Но теперь вижу, что вы еще меньше посвящены в эту историю, чем я.

— Так что там? — спросил Грегор.

Плат посмотрел сначала на одного из них, потом на другого, и затем, подойдя к двери, запер ее на электронный ключ, потом из сейфа в стене вытащил портативную глушилку и, включив ее, подошёл к сидящим в креслах его старым боевым товарищам и одновременно главным конкурентам.

Поэтому их странных взаимоотношений понять не мог никто. Они готовы были перегрызть друг другу глотки или натравить на своего конкурента аудит из Центра, и в этом случае было не понятно, что является худшей карой и подлянкой. Но когда было необходимо, то любой из тройки присутствующих здесь людей, был готов оказать всю посильную помощь, на которую был способен.

Братья по оружию. Это помнил каждый из них. Когда отряд из тридцати человек больше полутора месяцев был заперт на одном из астероидов в разведывательном бункере и ежечасно отбывал непрекращающиеся волны архов.

Из того отряда выжило всего шесть человек. Трое из них сейчас находилось в этой комнате. Двое жили тут на станции, гигант тролль и его друг эльф. Последний же член их небольшого отряда, тот благодаря кому они и не остались на том астероиде грудой обугленной плоти, после войны пропал в неизвестном направлении.

Поэтому в таких серьезных вопросах, которые касались безопасности если не всего сектора, то хотя бы одной их станций, или даже их личной защиты, у них не было тайн от друг друга.

Почти не было.

— Теперь даже не знаю, — сказал Плат. — Мы не захватили Раса и его банду. Мы их нашли. Вернее, то, что от них осталось.

Еще раз посмотрев на двух старых солдат, он усмехнулся и продолжил:

— Такое я видел только во время войны с работорговцами. Это больше похоже на акцию устрашения. Выглядело это так, будто этим делом занимались наши, вернее твои, Арош, или их диверсанты-разведчики. Ну, или как совершенно нереальный вариант, так наказывают за нападение на своих тролли и аграфы.

И Плат, немного повозившись в стенном сейфе, вытащил из него чип с данными и вставил его в считыватель, встроенный в поверхность его рабочего стола.

Над ним загорелись кадры, видимо, снятые на месте нахождения тел бандитов. Глава службы безопасности между тем комментировал показанные ролики и останавливал воспроизведение в самых интересных местах, прибавив к ним выкладки из полученных недавно отчетов.

— Все члены банды живы и здоровы, — рассказывал он. — Даже никто особо не пострадал. Физически. Но интеллектуально и ментально они превращены в живые трупы. Это обычные растения. Затерта память, уничтожены все имплантанты и нейросети, — новый стоп-кадр, указывающий немного выгоревший затылочный интерфейсный выход нейросети. — Мы из них ничего вытянуть не смогли и не сможем, сплошная мешанина каких-то непонятных детских воспоминаний. Но главное, никаких следов борьбы или того, что их вообще кто-то туда перенес. Будто их тела просто появились в том месте, где мы их нашли.

И новый кадр, где посередине технического сектора достаточно компактной кучей лежит несколько тел.

— Впечатляет, — сказал Арош.

— И меня тоже, — согласился с ним Плат, — но понять, что там произошло, я должен.

— Троллей проверили? — первым делом спросил Грегор. — Тро не пробовали привлечь?

Этот вопрос был по его профилю, одно время он очень плотно работал с их общиной, и только недавно у них закончился основной контракт, а решения о том, соглашаться ли на предложение о продолжении работы в их управлении, они не приняли. Хотя Грегор всегда был рад заманить к себе этих универсальных специалистов, которые совмещали в себе обычные гражданские специальности и большой армейский опыт, с ураганной мощью выходцев из диких миров.

«Кстати, таких же варваров, которые были набраны и на этой планете», — почему-то зацепился за эту мысль начальник исследовательского управления.

Правда, все его рассуждения касались только старшего поколения, с молодежью ему работать не приходилось. Но как Грегор слышал, их воспитанию уделялось очень много времени, и готовили своих детей тролли как будущих бойцов для различных силовых структур.

Плат же ответил:

— Первым делом это сделали. К нашей общей радости, у всех есть задокументированное алиби. Не хотелось бы мне с ними сходиться, они, если захотят, раздавят все мое управление и особо напрягаться не будут. Так что все с этой стороны закончилось к обоюдному согласию. Поэтому следующий мой вариант — это вы, вернее твои люди, Арош, только у тебя есть такие специалисты, которые могут укатать модификанта, напичканного имплантантами до самых бровей. Но и здесь вышел облом.

И Плат развел руками.

— Верно, это не мы, — серьезно сказал Арош. — Я не давал такого распоряжения. И Грегор тоже.

— Да понял я уже, — с грустью вздохнул эсбэшник, — видел вашу реакцию, да и детектор не обманешь. Так что подозрения с вас снимаются. И это очень плохо. Так как остаётся всего один вариант. Но как же не хочется разрабатывать эту последнюю версию!

И руководитель Службы безопасности станции сел в свое кресло и посмотрел на двух тоже рассевшихся за его столом людей.

— Остаются аграфы. У них была какая-то непонятная оживленность сегодня утром.

Серьезность понимали все. Если об этом узнают где-то в верхах, то от станции и камешка найти будет невозможно, особенно если предположить, что аграфы были в своем праве. Не знаю уж, каком именно.

В противном случае нас, конечно, показательно «похвалят», возможно, небольшой поркой, а потом в качестве «награды» предложат ритуальный пистоль.

Поэтому нужно замять это дело и постараться разобраться в нем самим, до того как о нем станет известно за пределами станции.

— Будет скандал и большие разборки, — сказал Плат.

— Будут, но ничего не поделаешь, — ответил ему профессор.

— А если это был одиночка? — вдруг спросил Грегор.

Плат немного подумал, а потом сказал.

— Мы уже рассматривали эту версию, но отказались от нее. Слишком маловероятно. Среди бандитов были очень сильный модификант, и два бойца со спец. подготовкой. Ну и в дополнение пара прокачанных человек. Их использовали как тренажеры и сборщиков первого и самого опасного урона. А второго шанса банда, скорее всего никому не давала.

— Ну, вот и нарвались, — согласился с ним профессор, — а про группу ты, вероятно прав, минимум трое, это чтобы так чисто сработать.

Плат ему согласно кивнул.

— Нам бы хоть одного свидетеля. Но где его взять? В таком деле случайных свидетелей не бывает. Да и кто тут даст просто так согласие на сканирование своего мозга? Это фронтир. Тут мало кого можно припугнуть высылкой на окраинные миры, мы и так уже здесь. Но хотя-бы поговорить. Ведь для меня важно узнать, чтобы это не были работорговцы. Иначе тут такое начнется.

Как только эсбэшник произнес свою последнюю фразу, Арош как-то неловко дернулся и уставился в стену.

— Ты что-то знаешь? — сразу заметил изменение его состояния Плат.

— Ты сказал, случайный свидетель. Мне кажется, я знаю такого.

— Подробнее, — ухватился за соломинку безопасник.

— Да тут особо и рассказывать нечего. Ты же знаешь, что мы в этот раз набрали гораздо больше, чем обычно, людей в свое управление? — спросил Грегор.

Им нужно было узнать мнение этого человека, и они уже обсудили с Арошем вариант выдачи ему части информации — через нейросеть. Так как и им самим необходимо было докопаться до правды и выйти на другие возможные точки утечки секретной информации о составе нового набора в их департаменте.

— Конечно, знаю. Обскакали каким-то образом всех и утянули к себе практически самые интересные кадры из текущего набора, даже армейцы ничего просечь не смогли, и только глазами хлопали вам вслед, — ответил ему Плат. — Сам же потом на всех ваших новобранцев документы составлял. Так что вы мне еще и должны остались. Не забудьте должок вернуть по случаю.

Профессор хмыкнул и произнес:

— Не забудем. Тем более и случай подвернулся.

— Ну и я про что, — сказал прерванный во время рассказа Грегор. — Мне можно продолжать? — Поинтересовался он у своих сослуживцев.

— Конечно, конечно, прости, — успокоил его Арош, он знал, что Грегор очень не любил, когда его перебивали во время рассказа, тем более того, что ему самому был немало интересен.

— Так вот. Когда ты заговорил о случайном свидетеле, части достаточно непонятной мозаики сложились в единую и вполне объяснимую картину, которая произошла у нас буквально меньше часа назад. Есть у нас в Управлении один не очень обычный паренек. Вернее, даже так, очень необычный.

— Думаешь, это он мог завалить всю банду? — удивился Плат.

— Я же сказал о свидетеле, а не о боевике-спецназовце из шестого управления. Ты дослушай до конца.

Похоже, и до Ароша стал доходить смысл рассказа Грегора, так как он одобрительно кивнул:

— Может быть, — и немного подумав, усмехнулся и добавил: — Очень может быть.

— Да о чем вы? — поторопил их с рассказом Плат.

— Расскажи ему, — предложил Грегору профессор.

— Да я это и пытаюсь сделать, только меня все время перебивают, — раздраженно ответил тот.

— Ладно, обещаю, больше не будем, — пообещал Арош.

— Ну, так вот, — продолжил свой рассказ Грегор, с подозрением поглядывая уже на открывшего рот профессора, но резко захлопнувшего его под грозным взглядом Плата.

Довольный увиденным действом, он уже спокойнее и менее нервно проговорил.

— Есть у нас один парень. Немного необычный.

— Так в чем суть-то? — не выдержал Плат уже «десятого» повторения о необычности их парня.

— Да в чем, в чем. Даун он. Недоразвитый. По тестам у него всего тридцать две единицы интеллектуального индекса показало, не больше чем у пяти или шестилетнего ребенка. Мы бы были рады его скинуть еще при приеме, но так получилось, что договор на наем всей их группы был принят от его имени. Так что и его мы были обязаны оставить. Ну, это не сильно нас и огорчило, мы установили ему ту единственную нейросеть, что ему подошла, и отправили на работу в Департамент по контролю станции. Тем более от нас там нужен был кандидат. Иначе пришлось бы отправлять кого-то более ценного. Как мы узнали, там с недавнего времени появилась одна незанятая вакантная точка, где бы он смог работать. Оператором погрузчика. Вот и устроили его мусорщиком. Но не знаю, как там и что дальше было. Однако сегодня мы случайно узнаем, что он каким-то образом небольшую фирму зарегистрировал и организовал. Да не просто так, а вдобавок еще и выставил на продажу неплохой программный модуль для взаимодействия нейросети и различных досок объявлений. Кстати, посмотри его. Может пригодиться.

И Грегор переслал ссылку на объявление безопаснику и продолжил:

— Похоже парень наш, кроме того что немного недоразвит, оказался везучим до невменяемости. И это выразилось не только в работе, фирме или модуле, но и в том, что произошло потом. И, похоже, это напрямую касается твоего дела. Через куратора своей группы он попросил встретиться с нами, и когда пришёл на встречу, огорошил нас такой интересной новостью.

Для пущего эффекта Грегор хотел выдержать театральную паузу, но поняв, что благодарной публики тут не сыскать, практически без заминки стал рассказывать дальше.

— Он сообщил нам об утечке информации из нашего департамента. Так, невзначай, выдал нам список людей и их интеллектуально-ментальных параметров, полученных при тестировании последней группы. И это был не просто список каких-то там выхваченных наобум кандидатов. Нет. Это был список людей, получивших пятнадцать лучших результатов. Но кроме всего прочего он сообщил нам о планирующемся нападении группы бандитов на наш департамент сегодня ночью. Правда, при этом он был почему-то уверен, что нападения не будет. На вопрос, откуда эти сведения? Он сказал, что был случайным свидетелем разговора и там-же раздобыл этот список, который потом передал и нам. Видите ли, он его нашёл, и тоже случайно. Заметь. Везде фигурирует это слово «случай». Ну, а дальше мы уже самостоятельно приняли меры к тому, чтобы предотвратить любое другое проникновение на наш уровень в ближайшее время. И выяснили, через кого произошла утечка этих ценных данных о личном составе нового набора кандидатов. Именно поэтому был дан запрос на опознание трупа. Это наш стажер. Похоже, он и является нашей дырой в безопасности, правда уже мертвой. И как только мы это выяснили, приходит звонок из твоей службы безопасности, с просьбой явиться в ваше управление. И что вопрос касается смерти нашего стажера Жир Ока. А дальше, с каждым новым фактом картинка приобретала все более четкие очертания, и теперь становятся понятны некоторые упущенные моменты в истории нашего парнишки.

— И что это? — спросил Плат.

— Он стал свидетелем подготовки банды к нападению на наш уровень, и поэтому так подробно и много о нем знает, он даже упомянул тот путь, которым они собирались к нам проникнуть. А дальше, видимо, уже на банду напали «неизвестные», а наш парень в это время был где-то поблизости и все видел. Поэтому то он и уверен, что именно эти бандиты к нам в гости сегодня заявиться не смогут, но про других он этого сказать не мог. И там-же, где произошла стычка, нашёл список тех, кого бандиты хотели похитить, уже после того как банду вырубили и перенесли в другое место. Похоже, его случайно выронил главарь банды. Ну, а дальше он прямым ходом направился к нам, видимо, поэтому и задержался, что пришлось прятаться и пережидать, пока все закончиться.

— Так ты считаешь, что он, возможно, видел тех, кто практически уничтожил банду Раса? — взволнованно спросил Плат.

— Возможно, — согласился начальник Департамента по исследованиям.

— Тогда его нужно притащить к нам, на сканирование памяти? — быстро начал что-то набирать на переносном планшете безопасник.

— Не спеши, — притормозил его профессор. — Во-первых, я против таких методов.

Плат в этом месте поморщился, но ничего не сказал.

— И во-вторых, — продолжил Арош, — с ним это бесполезно. На него не действует магия. Это его вторая особенность. Он полностью ментально нейтрален. У него нулевой результат. Вот его последние результаты после установки нейросети.

И безопаснику улетела медицинская карта на кандидата Ника.

— Н-да, не густо. Захочешь наказать или припугнуть и придумать нечего. Его и так уже природа «одарила» выше крыши, — с нотками сожаления просмотрев досье на этого «великого интеллектуала» и «непревзойденного мага», проговорил Плат. — И что с ним теперь делать?

— Мы можем его просто спросить. Несмотря ни на что, он вполне адекватный молодой человек. И если что-то знает, расскажет, если, конечно, захочет. Ну, и правильные вопросы следует подобрать, — предложил профессор.

— Если нет патронов, будем стрелять камнями, — как говаривал один наш знакомый. Поговорите с ним. Больше то вариантов нет. Узнайте у него, это были работорговцы или нет? Остальное меня не интересует, — согласился с Арошем безопасник.

— Хорошо, сделаем.

Они посидели еще пару мгновений молча, каждый со своей стороны обдумывал только что выплывшие факты, да и саму ситуацию в целом, а потом Грегор сказал:

— Ну, мы пойдем. Дела зовут.

— Конечно, — и Плат махнул им рукой на прощание.

Они уже подходили к двери, когда безопасник поднялся и попросил:

— Грегор, Арош. Сделайте мне одолжение.

— Какое? — насторожился профессор.

— Возьмите вину за эту банду на себя. Прямых улик нет, вам никто и ничего не сможет предъявить. Все будет курсировать только на уровне слухов. А мне нужно, чтобы кое-какая информация оказалась у определенных людей. А то сильно они зарвались в последнее время. Больно многое себе стали позволять. Нужно их припугнуть как следует.

— Очень нужно? — уточнил Грегор.

— Я потерял уже четыре патруля в том районе станции. Надо сделать так, чтобы страх поселился там, а эти трупы так удачно упали в то самое место, будто кто-то его специально выбирал. Поэтому этот шанс нельзя упустить. По крайней мере, на несколько месяцев страх заставит их залечь на дно.

— Хорошо, но если кто-то наедет на моих людей или и того хуже, пострадает, ты понимаешь, что они умоются кровью, и нас ничего не остановит? — серьезно предупредил его уже далеко не профессор заштатной станции, а адмирал вершивший судьбы сотни тысяч людей.

— Понимаю, — как обещание произнес Плант.

— Тогда сделай так, чтобы они от страха забыли путь на нашу станцию, — улыбнувшись, сказал Арош.

— Это мы можем, — пообещал ему безопасник.

И обменявшись взглядами, они больше не прощаясь, разошлись в разные стороны.

Безопасник планировать небольшую информационную бомбу, а бывший адмирал и его капитан, разбираться в том хитросплетении нитей, что подкинула им судьба, в виде сорока семи их новых сотрудников, многие из которых требовали к себе особого внимания.

Но, похоже, главную неприятность, они добровольно отпустили в свободное плаванье, полностью развязав ей руки и предоставив возможность самостоятельного принятия решений и выполнения тех или иных действий.

И где эта неприятность по имени Дим обретается сейчас, они были не в курсе.


СЕКТОР, ЗАНИМАЕМЫЙ ДЕПАРТАМЕНТОМ ПО ИССЛЕДОВАНИЯМ | Перешагнуть пропасть. Книги 1-6 | * * *