home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Девушка — работница Ионле.


Не керкер превосходен, и Эпчин, наверно, позавидовала бы блестящим пуговицам в ее косах. Тненеут держится очень независимо и властно распоряжается в яранге. Единственный, кто позволяет себе ворчать на нее (кроме главы семьи, конечно), — это мать ее, Аатчак. Эта старуха, роскошно — по здешним понятиям— одетая в белый керкер, постоянно ворчит в делает выговоры всем. Особенно достается двум работницам, молодым девушкам с неправильными, грубыми, но забавными личиками. Когда старухи нет близко, они смеются а шалят. Ворот потрепанного керкера широко раскрыт, холодный ветер свободно скользит по худенькому телу, но им весело ехать по весеннему снегу, согретому солнцем.

У них есть еще братья, кажется два, которые остались пасти стадо Ионле.

По ночам еще холодно, 30° мороза, иногда даже 36°. но днем солнце начинает пригревать. Бодрое движение каравана и теплое солнце приводит всех в хорошее настроение. Ионле каждый вечер приходит к нам пообедать— слегка закусить перед своей основательной едой; у нас нередко ведь бывают куропатки или зайцы, которых в меню его яранги нет.

Ионле очень веселым и оживленный собеседник. Он любит рассказать анекдот — насколько я могу понять при моем скудном чукотском словаре, — изобразить, как разговаривает русский или эвенк, благодушно посидеть у печки после обеда. Внешне наши отношения очень хороши, но, несомненно, Ионле ожидает всяких бед, которые должны посыпаться на него за такой мастерски произведенный саботаж. Об этом говорит труп его заколотой собаки, которую я увидел на первом стойбище после перекочевки к астропункту. Она была принесена в жертву злым духам, которых надо было умилостивить.

Кроме Ионле, к нашим обедам или утреннему кофе приходит другой полноправный мужчина — Лейвутегын («ходящий до конца»). Он нам нравится своей положительностью, спокойствием, большой физической силой, легкостью, с которой он работает.

Так движемся мы по белым равнинам, оставляя за собой широкую полосу снега, распаханного нартами и оленями. Быстро проходят знакомые места, опять встречаются знакомые чукчи, они заезжают к Йонле узнать последние новости об интересных событиях, в которых он был главным действующим лицом. И несмотря на то, что целые сутки мы стоим из-за пурги у горы Нейтлин, все же днем 8 апреля мы входим в Чаунское селение. А через полчаса раздается веселый треск мотора — и с севера подъезжают двое аэросаней с нашими механиками.


Председатель Чаунского райисполкома Тыкай (фото А. Денисова). | По горам и тундрам Чукотки. Экспедиция 1934-1935 гг. | В верховьях Пучевеем у Теркенто