home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Атти едва успел отдышаться от быстрого бега по коридорам дворца и двору, как транспортные ворота озарились голубым ярким светом. Синее марево превратилось в мембрану, из которой вышла гуманоидная фигура. Интересно, кто? Из-за слепящего света перехода глаза не могли разобрать пришедшего на Фиори, а техники, до сих пор возящиеся с настройкой реактора, императора оповестить не успели. Атти краем глаза заметил, как выстроился в парадном строю прихваченный с собой на всякий случай почётный караул, шагнул вперёд, готовясь приветствовать гостя. Не успел ещё произнести ни слова, как вдруг мимо вихрем буквально пролетела Ооли, с визгом повисла на шее у гостя:

– Папочка!!!

Внутри дель Парды всё оборвалось – тесть… Что-то сейчас будет.

А тот кинул на него суровый взгляд, затем стиснул дочь:

– Девочка моя, какое счастье, что ты жива!

– Папочка! – Супруга всхлипнула от избытка эмоций.

Атти напрягся ещё больше, но саури вдруг отстранил дочь, шагнул к фиорийцу, смерил его острым взглядом снизу доверху, совсем по-человечески хмыкнул, но ничего не сказал, только вновь прижал к себе дочь, заглянул ей в глаза. В это время свечение ворот начало нарастать вновь, и дель Парда не выдержал:

– Прошу прощения, высокий, но нужно отойти в сторону. Сейчас будет ещё один гость.

Правая бровь саури поползла кверху, левая рука легла на широкий тканый пояс довольно скромного одеяния.

– Откуда?

– Из империи Русь, высокий. Один человек.

– Точно один?

Ооли вмешалась как нельзя вовремя:

– Да, папа. Все характеристики указывают на одиночку.

– Хм. Тогда – ладно.

Саури послушно отступил на пару шагов в сторону, по-прежнему не отпуская дочь, и уставился на уже пылающие переходом транспортные ворота. Миг – и из слепящей глаза мембраны шагнул на этот раз уже настоящий человек. Широкие плечи, гордая осанка. Атти икнул от неожиданности. Неужели это…

Гость окинул взглядом шеренгу почётного караула из «спецов», сразу почему-то браво подтянувшихся, дёрнул в знакомом по хроникам и новостям жесте подбородком и решительно направился к замершему в изумлении фиорийцу. Приблизившись, благо до всех троих было всего около десятка шагов, спокойным басом произнёс:

– Имею честь видеть Атти дель Парда? Властителя местных земель?

Фиориец наконец справился с изумлением, но голос всё же подвёл, поэтому прозвучал немного хрипло:

– Вы угадали, ваше императорское величество…

– Император Руси? – послышался удивлённый голос на высокой речи позади Атти, и тот потерялся совсем – тесть… Мать богов… А саури продолжил фразу: – Ха, как я вовремя решил навестить дочь и внучек…

Император отреагировал мгновенно:

– Внучек?! – Его мышцы напряглись, но дель Парда вовремя сообразил:

– Прошу прощения, уважаемые гости и родственники, но Фиори – нейтральная планета! Поэтому вам ничто не угрожает. – После короткой паузы добавил: – Даю вам в этом своё слово правителя.

Оба гостя смерили друг друга острыми, словно лезвия кинжала, взглядами, но от словесных выпадов удержались. Атти видел, что напряжение между двумя государями нарастает, несмотря на все усилия, и не знал, что делать. Неожиданно вмешалась Ооли:

– Папа, может, кофе?

Тот ожидал чего угодно, но только не такого. Словно сбросив с себя нечто, саури будто очнулся от противостояния:

– Кофе?

Его дочь кивнула увенчанной копной пепельных волос красивой головкой:

– Да, кофе. А ещё у нас пекут великолепные плюшки, папочка. Ручаюсь, ты не пробовал ничего подобного.

– Плюшки? – озадаченно произнёс старый саури, взглянув мельком на своего противника.

Но дочь уже тянула отца за собой:

– Да, папочка, плюшки! И я позову к нам Аами. Она ещё не спит…

До уха Атти донеслось:

– А… Аруанн?

– Она уже легла, папочка, но я тебе её обязательно покажу…

Оба саури исчезли во дворце, и люди остались на площадке с охраной и почётным караулом. Император Руси внезапно, как вождь вождей пару минут, хмыкнул:

– Гхм… Однако интересно тут у вас. Я имею в виду, на Фиори, майор…

Атти развёл руками:

– Увы, ваше императорское величество, заверяю вас, что сам ни сном ни духом… Без извещения, без каких-либо предупреждений, сам вождь вождей… к нам на Фиори… И следом вы! Собственной персоной! И тоже… один… Я даже начинаю сомневаться, вы это или не вы?

Император коротко усмехнулся:

– Как раз сейчас я – это я. Меня подменят на сутки. Так что времени мало, а решить надо многое… Правда, я рассчитывал договориться немного о других вещах, только вот твой… гхм… тесть…

Короткая заминка не ускользнула от тренированного уха фиорийца, и он отреагировал мгновенно:

– А что – тесть? Здесь он просто родственник. Отец моей жены… Так что не думаю, что возникнут проблемы. Как я уже говорил, мы с Ооли решили, что Фиори будет нейтральным миром.

– И саури, и люди могут встречаться здесь без риска вцепиться друг другу в горло? – иронично процитировал император Руси слова самого Атти.

Тот кивнул:

– Именно так, ваше императорское величество. И никак иначе.

Император с любопытством осмотрелся по сторонам. Раньше он не мог этого сделать из-за всполохов энергетического поля. Отметил чистоту огромного двора, чёткие силуэты часовых на зубчатых стенах, выправку двух шеренг бойцов в одинаковых мундирах, смерил взглядом стены дворца из белоснежного мрамора. Даже глубоко потянул чеканным носом воздух. И заметил:

– Красиво тут у тебя. И цветами пахнет…

Атти улыбнулся, чувствуя, как напряжение исчезает.

– Это моя Ооли. Она любит всякую экзотику. Сады и клумбы – её идея.

Сергей Неистовый вздохнул:

– Значит, жена? И как я понимаю, любишь её?

– Больше жизни, ваше величество, – тихо ответил ему собеседник.

Император кивнул:

– Понимаю. Сам когда-то… – и махнул рукой в опять же знакомом жесте, потом твёрдо проговорил: – Показывай, майор, свои владения. Где мы переговорить накоротке можем?

Атти напрягся:

– Раз уж тесть здесь, ваше величество, то никаких переговоров о монопольной поставке огненных сапфиров я без него вести не буду! Как вам известно, камни будут поставляться поровну. И это обсуждению не подлежит!

Император нахмурился:

– Не волнуйся. Речь пойдёт не об этом. Обещаю. Раз ты так решил, то я буду уважать решение хозяина этого места. У меня другие вопросы имеются…

Фиориец чуть расслабился:

– Если так, ваше величество, прошу. – Атти сделал приглашающий жест в сторону дворца. – Есть у меня местечко. И не одно…

Император шёл рядом с рослым фиорийцем и с огромным, хотя и тщательно скрываемым любопытством осматривался. Дворец ему нравился. Большой, красивый и, кстати, довольно необычный внешне. Чувствовалось, что к его проектированию приложили руки и сам Кузнецов, и его супруга. Элементы архитектуры и земной, и относящейся к саури причудливо переплетались между собой, на редкость органично дополняя друг друга. Привычные в кланах ниши, заполненные цветами, и человеческие резные деревянные скамейки. Висячие кашпо саури и стеклянные светильники людей… Ничего подобного Сергей никогда не встречал, хотя основной дизайн, вне всяких сомнений, принадлежал аборигенам. Все работы были выполнены очень тщательно. Император словно чувствовал всю любовь строителей к своему детищу, их гордость свершённым…

Навстречу им попадалось на удивление мало людей. Всё ж таки Средневековье, хотя и «В-4». Ни роботов, ни обслуживающих киберов, столь привычных на Руси с её вечным недостатком населения, здесь не было по определению. Следовательно, всё должно делаться вручную, людьми. Но тогда где они?

Словно читая мысли гостя, бывший майор негромко произнёс:

– Слуги сейчас уже отдыхают, ваше величество. Так что прошу простить за отсутствие положенного этикета…

Сергей усмехнулся в ответ:

– Я тут, сам понимаешь, инкогнито. Так что оставим все ритуалы в стороне. Лучше решим вопросы по-быстрому. Державу надолго не оставишь…

Атти кивнул:

– Да мы, собственно, уже пришли…

Он толкнул большую, но лёгкую светлую филёнчатую дверь с витражами, и они оказались в просторном, ярко освещённом всё теми же стеклянными светильниками помещении, где находился большой письменный стол с кучей пергаментов и бумаг и несколько удобных даже с виду кожаных кресел.

– Присаживайтесь, ваше величество. Думаю, мой кабинет вас устроит для беседы?

Император кивнул. Осмотрелся, отметив огромные витражные окна, которые, подойдя, закрыл бархатными шторами хозяин замка, поскольку на улице сгущались торопливые, заметно отличающиеся от привычных человеку сумерки. Решительным шагом Неистовый подошёл к столу, уселся в первое попавшееся кресло, вытащил из висящей на боку небольшой плоской сумки несколько бумаг и протянул их усаживающемуся на хозяйское место Атти:

– Вот.

– Что это, ваше величество?

– Твои бумаги, майор. Приказ об увольнении из армии, гражданская карточка, проект договора о поставках… Кстати, как ты и хотел – пятьдесят на пятьдесят. Ну и ещё пара бумаг. Чистых. На всякий случай. Мало ли что в жизни бывает?

Атти кивнул. Затем на всякий случай поинтересовался:

– Это всё, ваше величество?

– Почти, но на данный момент да. Остальное будем обсуждать при твоём тесте, раз ты так упираешься.

Фиориец кивнул:

– Благодарю за доверие, ваше величество. Я ведь прекрасно понимаю, что, захоти вы или кланы, то моё мнение даже не брали бы в расчёт. Устроили б на Фиори вечную мясорубку, выгребая всё, до чего можно дотянуться…

Ответ был неожиданно жёстким:

– Именно так, майор Кузнецов. – Заметив, как поморщился при произнесении его фамилии фиориец, Сергей моментально отреагировал: – Что?

Тот сделал незнакомый русскому жест:

– Да как-то отвык, ваше величество. Столько лет был Атти дель Парда, что сейчас прежняя фамилия уши режет. Вы уж, пожалуйста, называйте меня фиорийским именем, хорошо?

Император пожал плечами:

– Раз тебе так удобно, Атти… Лучше расскажи, как ты тут устроился? Вижу, дворец. Страна. Трудно было?

Его собеседник как-то сгорбился на миг, потом глухо ответил:

– Трудно – это мало сказать, ваше…

– Просто Сергей Николаевич. Ты же теперь тоже венценосец, пусть и меньшего масштаба. Да и… – махнул он рукой.

Атти кивнул.

– Бывало, что уже и помирать собирался. Думал, всё, настал мой час. Год назад с трудом отбились от интервентов. Есть тут пара государств… До сих пор лапки липкие тянут, палки в колёса вставляют. Мы пока их чуть приструнили, но чую, что надолго им ума не хватит. Год, максимум два, и опять полезут. Мы, конечно, на попе ровно не сидим, барахтаемся. С технологиями здесь туго, сами понимаете, но кое-чего добиться смогли – огнестрельное оружие, паровые машины, броненосный флот. Разумеется, местных масштабов…

– И всё это ты?!

Фиориец улыбнулся – удивление императора было искренним.

– Почему же только я? Один человек мало что сделает. Мне повезло, на моём пути попались верные соратники и товарищи. А ещё – любящая жена и, конечно, матушка. Если бы не они, давно бы руки опустил. Но с их поддержкой мне все невзгоды по плечу.

– Матушка? Но ты же…

Император Руси осёкся – всё правильно, ему же доложили, что тело майора раньше принадлежало аборигену… Но тот понял его правильно:

– Мама. Свою-то я, как вы знаете, и не помню уже… А доса Аруанн…

Двери кабинета внезапно раскрылись, и через порог шагнула средних лет очень красивая женщина, удивлённо взглянула на гостя, потом перевела взгляд на сидящего за столом дель Парду:

– Атти, почему ты тут сидишь? Ооли зовёт вас обоих в столовую пить кофе. Плюшки уже готовы, нечего гостя голодом морить. Кстати, ты нас не познакомишь?

Хозяин замка бросил взгляд на гостя, но заметил предостерегающее движение век.

– Прости, мама. Это мой старый товарищ из империи, Сергей…

– Неистовый, доса Аруанн.

– О! Очень приятно! – улыбнулась женщина, отчего император Руси на миг зачарованно замер, и устремилась к столу, буквально вытаскивая человека из кресла: – Тогда пойдёмте поскорей. Друзья моего сына – мои друзья.

Фиориец даже растерялся от той изящной непосредственности, с которой его матушка потащила владыку одного из самых больших и сильных государств за собой, но… с удивлением отметил, что тому действия женщины явно пришлись по душе.

Император склонил голову в лёгком поклоне и слегка отодвинул руку от тела, предлагая ей свой локоть. К удовольствию сына, Аруанн поняла это сразу – её Атти не раз делал это, и немедля воспользовалась вежливым приглашением, просунув свою ладошку под обтянутый сукном локоть человека, предварительно сделав изящный книксен и поблагодарив за вежливость.

Её сыну ничего не оставалось, как последовать за неожиданной и невероятной парочкой следом.

…Семейная гостиная была полна. К своему удивлению, за столом Атти увидел, кроме вождя вождей, свою старшую дочь Аами, весело общающуюся с дедушкой, своего министра финансов Хье Ушура, начальника службы безопасности Ольта вместе со своей заместительницей Льян, а также обоих командующих вооружёнными силами Фиори. Кроме них присутствовал и Сергей Стрельцов, ещё один землянин, но, к великому облегчению фиорийца, без своей жены, аури. Судя по всему, здесь мысли обоих по поводу её присутствия на планете сходились – светить наличие на планете асийчи, пусть даже и в прошлом, перед людьми и кланами никто из посвящённых в тайну не собирался.

Матушка Атти подвела Неистового к столу, усадила на удобный стул, устроилась с ним рядом. Дель Парда с удивлением увидел неожиданно довольную улыбку императора, буквально на миг скользнувшую по его лицу. Интересно, почему? От стола? Или оттого, что он на Фиори? Ладно. Ещё успеем разобраться. Сейчас самое главное, чтобы он и тесть, ха, не сцепились.

Матушка, дождавшись, пока сын займёт своё место рядом с супругой, отчего по лицу старого саури пробежала мимолётная тень, радушно разлила кипяток по чашкам и пожаловалась императору Руси:

– К сожалению, у нас только растворимый кофе. Сын говорил мне, что у вас варят из настоящих зёрен растения. Надеюсь, теперь мне удастся их попробовать…

– Разумеется, госпожа Аруанн… – ответствовал Неистовый.

Разговор за столом шёл на русском, благо понимали его все, хотя и в разной степени. Атти позаботился, чтобы язык его родины знали все близкие, потому что иначе зачастую невозможно было выразить свои мысли – в фиорийском наречии просто не существовало нужных терминов.

Между тем вождь вождей ласково погладил старшую внучку по головке и обратился к дочери:

– Ооли, пожалуй, Аами пора спать.

Та согласно кивнула, но девочка вдруг закапризничала:

– Мамочка, я же только встретилась с дедушкой! Хочу побыть с ним ещё!

От неожиданности все растерялись, но Атти справился с ситуацией:

– Доча, не переживай. Обещаю, что вы скоро встретитесь опять. Ты же хочешь навестить дедушку у него дома?

– Да? – Взгляд девочки перескочил с отца на вождя вождей.

Тот согласно кивнул, подтверждая:

– Разумеется, милая. Обязательно приезжай! И чем скорее, тем лучше. Обещаю тебе кучу подарков.

– Спасибо, дедушка! Ты самый лучший!

Аами выскочила из-за стола, повисла на его шее, чмокнув в щёку. Затем спохватилась, слезла с деда и, скромно потупив глаза, попрощалась:

– Спокойной ночи всем.

– Спокойной ночи, – послышались голоса от стола.

Когда Аами вышла в сопровождении Льян, пожилой саури сразу стал серьёзным:

– Вы уже решили, как облапошите кланы, люди?

Атти открыл было рот, собираясь возразить, но его опередил император:

– Могу вас заверить, высокий, что господин дель Парда сразу поставил мне условие – без вас не вести никаких переговоров о поставках огненных сапфиров.

Удивление на мгновение прорезалось на лице пожилого саури, а глаза упёрлись в Атти.

– И почему? – медленно произнёс он в полной тишине.

Фиориец собрался с духом:

– Я не собираюсь никого обманывать, высокий. И хочу вести дела честно и с кланами, и с империей. Все, кто здесь собрался, будут свидетелями нашего общего договора и им порукой.

Саури усмехнулся:

– Моя дочь уже представила их. Внушительный состав, кстати – военные, финансисты, безопасники…

Император сразу отреагировал на слова клановца, пробежав по окружающим глазами и определяя, кто есть кто. Его взгляд, впрочем, задержался на Стрельцове, и он показал на него подбородком. Атти вынужден был объяснить:

– К сожалению, мой главный инженер никак не мог успеть прибыть сюда. Но, по счастью, граф дель Стел является самым сильным нашим техником, так что, думаю, замена равноценна. Да и не уверен, что продукция наших мануфактур заинтересует обе присутствующих стороны.

– Думаю, да, – подтвердил Сергей и вздохнул: – Приступим к делу?

Саури согласно кивнул, подхватывая, так сказать, коллегу и упёршись суровым, если не сказать злым взглядом в глаза зятя.

– Итак, что может предложить Фиори нам? – Сделав краткую паузу, добавил: – Обоим?

Атти усмехнулся про себя – значит, он всё просчитал правильно…

– Естественно, добычу наших рудников, огненные сапфиры, или истинные яффары.

– Это мы знаем, – прервал его император, отличающийся всё-таки нетерпеливым характером. – Вопрос стоит лишь один: сколько составит половина каждого из нас и что потребуется взамен?

Теперь фиориец был каменно спокоен:

– Добыча имеющихся в моём распоряжении рудников на настоящий момент составляет сто семьдесят килограммов, или триста сорок сарха ежемесячно…

Изумлённые лица обоих государей была ему наградой.

– При использовании современных средств добычи, я имею в виду, используемых на Руси и в кланах, я считаю, что можно добиться её увеличения до ста восьмидесяти – двухсот килограммов камней каждый месяц.

– Это минимум сто семьдесят сарха каждый месяц?! При том что четырнадцать с половиной добывает единственный рудник на Хайеле?! Бездна меня побери, зять, но ты просто убиваешь меня! Получив такое количество камней, Русь, с её техническими возможностями, сдерживаемыми лишь недостаточным количеством энергии, просто размажет кланы!!!

Атти замер: действительно, этого момента он как-то не учитывал. Впрочем, тогда, десять лет назад, когда он только попал на Фиори, технический уровень обеих воюющих сторон был примерно одинаков…

– А нужно ли нам воевать, вождь вождей? – Негромкий спокойный голос Неистового прорезал воцарившуюся тишину, словно клинок.

Саури словно ошпаренный дёрнулся и упёрся глазами в человека рядом с Аруанн, спокойно попивающей свой кофе, словно вокруг ничего не происходило.

– Ты предлагаешь прекратить войну, император Руси?

– А разве кланам не надоело воевать? – Сергей слегка улыбнулся. Ровно настолько, чтобы не оскорбить вождя вождей. – Страдает экономика, мы слабеем, теряя лучших из лучших представителей своего населения. Демографический перекос рано или поздно скажется, ведь так? Ресурсы и силы бесплодно расходуются в сражениях. Мы лишаемся планет и систем, а наши враги злорадно улыбаются, готовясь наложить свои загребущие лапы на наши владения.

Саури молчал, обдумывая услышанное, потом согласно кивнул:

– Истинные слова, враг мой. Значит, и империя устала от войны, а не только мы?

Атти словно пробило током. До этого момента он как-то не задумывался о накопившейся в обоих обществах энтропии. Хех, и где же дальновидность и просчитывание ситуации, которыми он недавно хвастался своей милой Ооли? Упустил столько переменных… А может, и нет…

– Худой мир лучше доброй ссоры. Так говорят на Руси. – Фиориец с удивлением услышал свой голос. – Может, вам действительно стоит прекратить эту войну? Насколько мне известно, на империю испокон веков точат зубы окружающие её государства. Да и кланы уже столетия ведут войну с неким врагом.

Две пары глаз скрестились на Атти, едва не вспыхнув в воздухе. Сергей Стрельцов, молча и незаметно сидя со своей чашкой, раздвинул губы в полуулыбке. Кому, как не ему, мужу аури, знать об этом? Впрочем, император отреагировал правильно. Получив подтверждение неясным домыслам разведки о существовании второго фронта у кланов, он решил дожать противника.

– Если так, и кланы имеют ещё одного противника, кроме нас, то мир между нашими державами тем более выгоден обеим сторонам. Зачем пускать бесценные камни на войну, когда их можно использовать на пользу всем разумным?

– И опять ты говоришь истину, враг мой, – проскрипел старый саури и усмехнулся: – Я готов приказать нашим воинам прекратить на время военные действия против империи Русь при условии, что ты, император людей, поддержишь моё решение таким же.

– Согласен. – Неистовый не колебался ни мгновения. – Нам до жути надоело проливать свою кровь в бесконечной мясорубке, когда за нашими спинами враги набираются сил. Мир необходим империи как воздух, как хлеб. Я не боюсь этого признать во всеуслышание. И в знак доброй воли согласен приказать армии и флоту соблюдать нейтралитет по сложившейся линии фронта. И даже готов отпустить имеющихся пленных.

– Я сделаю то же самое, император. – Старый саури склонил голову.

Но тут неожиданно вмешался Хье Ушур:

– Прошу прощения, благородные сьере, но мне кажется, этот вопрос вам лучше решить без нашего присутствия. Время позднее, поэтому давайте решим вопрос с поставками огненных сапфиров. А потом вы, уважаемые владетели, уже оставшись одни, сможете прояснить все ваши проблемы.

Оба государя кивнули, и их глаза скрестились на Атти, на миг растерявшемся от услышанного. Фиориец тряхнул головой, собираясь с мыслями, затем решительно сказал:

– Как я уже говорил, мы будем поставлять камни поровну в оба государства. И никак иначе. Поэтому прошу вас обоих прислать своих финансистов, чтобы оговорить цены на поставку.

– Что ты хочешь получить от нас взамен, зять? Ведь деньги, как я понимаю, тебе здесь не нужны?

– Ну почему? – вмешалась до этого сидящая тихо, словно мышка, Ооли. – Нужны. Нам нужно закупать многое, что требуется здесь, – кое-какую разрешённую технику, оборудование для наших фабрик и заводов, сырьё и продовольствие, особенно последнее. Скот, ткани, даже бытовые мелочи. – Она вдруг состроила огорчённое личико: – Папа, ты не представляешь, сколько мы мучились, пока не смогли наладить отопление во дворце. И таких мелочей полно…

– Нам нужны добывающие комплексы, и это в ваших же интересах, уважаемые правители. Плюс средства связи планетарного радиуса, ещё – выход в системы информации как кланов высоких и истинных, так и империи. Ну и… – Атти взглянул на Неистового: – Что касается моих личных просьб, ваше величество?

– Ты по поводу уважаемой госпожи Аруанн?

Атти кивнул.

– Никаких вопросов. Я готов даже лично проводить вашу матушку, господин дель Парда, и проконтролировать лечение. Слово императора.

Краем глаза фиориец заметил промелькнувшее любопытство на лице вождя вождей. Тот взглянул на сидящую напротив него дочь. Она в ответ зашевелила пальцами, объясняя отцу на языке жестов, о чём идёт речь. Прочитав сообщение, саури вскинул в удивлении брови, но тут же кивнул. Впрочем, едва заметно.

– Прошу прощения, что вмешиваюсь, ваше императорское величество, но не могли бы вы дать ход моему рапорту об отставке? – неожиданно для всех поднялся со своего места Стрельцов и протянул императору лист бумаги. Затем неожиданно застенчиво пояснил: – Понимаю, что не самый лучший момент, но вряд ли мне удастся попасть к вам в ближайшее время. – И перевёл взгляд на Атти: – Прости, но ты же знаешь…

Тот кивнул.

Сергей, недоумевая, взял протянутый лист, пробежал его глазами, и они округлились. Молча полез в карман, вытащил самописку, поставил размашистый росчерк. Вернул.

– Благодарю, ваше императорское величество.

Стрельцов сел обратно на своё место, всем своим видом выражая готовность продолжить переговоры.

– Значит, горнопроходческие комплексы? И сколько?

Снова вмешалась саури:

– На данный момент – три. Это для добычи камней. Потом, естественно, понадобятся ещё. На Фиори много ископаемых.

– Хм… Коллега, у меня есть предложение… – обратился император Руси к старому саури.

– И какое, коллега? – Вождь вождей с нескрываемым удовольствием произнёс последнее слово.

– Поставки – поровну. Половина моих, половина – ваших.

– Идёт. Всё по-честному.

Атти спохватился:

– Прошу прощения, ваши величества… Могу ли я вербовать людей в обоих мирах к себе на службу? Ведь обслуживать комплексы кому-то надо, а у меня готовых специалистов нет…

Владыки переглянулись:

– А почему бы и нет?


Глава 2 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 4



Loading...