home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Саури, так неожиданно оказавшаяся на грузовике, по-прежнему вжималась в переборку, словно желая продавить её и вывалиться наружу. Дмитрий вздохнул:

– Да не съем я тебя! – И отвернулся к большому стеклу кабины – грузовик, уже несколько минут висящий в воздухе, давно пора было сажать на землю. С лёгким дрожанием вышли шасси, машину качнуло на неровной почве. Касанием сенсора пилот выключил турбины. Потянулся, отчего саури, отражающаяся в стекле, вздрогнула и буквально зацарапала руками краску. Усмехнулся: – Эй, кончай, а то будешь перекрашивать.

Она стала совсем серой, что у клановцев означало бледность.

Николай поднялся с пилотского кресла, хрустнул суставами.

– Прибыли.

– К-куда? – плохо слушающимися губами выдавила девушка.

Да, молодая, сопливая ещё, девчонка. Но, кажется, уже прошла горнило войны… Уж больно взгляд у неё отчаянный, а значит, надо брать всё в свои руки. Шагнул было к ней, но опоздал, та мгновенно оказалась позади него, рванула ручку двери пилотского отсека и исчезла в коридоре. Всё произошло так быстро, что он даже не успел ничего предпринять. Он, капитан Специальных сил империи! Тот, кого специально обучили бороться с такими, как эта… Ушастая! Похоже, он слишком расслабился, выйдя на гражданку… Обругал себя последними словами. Случайно упавший взгляд в окно обнаружил саури – та, вспахивая целину, буквально летела по заснеженной долине. Идиотка! Здесь вокруг на сотни километров ни одной живой души, кроме зверей! Замёрзнет насмерть в своём бумажном комбинезончике или помрёт с голода! Сумасшедшая! Впрочем, его лицо окаменело, это её выбор. Он лично не собирался делать девчонке ничего плохого.

Отвернулся от исчезающего в разыгрывающейся всё сильнее метели силуэта, потянулся к дверце встроенного шкафа. Та распахнулась, и Дмитрий стал одеваться. На улице холодно, даже очень. Термометр показывает температуру за бортом грузовика минус сорок один градус по Цельсию. Невольно передёрнул широкими плечами, представив, каково приходится беглянке саури. Конечно, сейчас она на нервах, да ещё адреналин бушует в крови. Но надолго ли её хватит? Скоро силы кончатся, и тогда… Представил, что в один из дней может наткнуться на заледеневшую мумию. Неприятный выдастся денёк. Только это – её собственный выбор.

Влез в здоровенный тулуп, запихнул ноги прямо в ботинках в громадные, почти не гнущиеся в подъёме валенки, натянул на голову пушистый треух. Усмехнулся коротко – ещё посмеивался, когда озабоченные фиорийцы бегали по всем складам, разыскивая эту одежду. Думал, перестраховываются. Ан нет… Впрочем, это их мир. А кому, как не тем, кто живёт здесь, знать, что лучше носить в местных условиях?

Тщательно закрыл за собой двери рубки управления, спокойно двинулся по коридорам в трюм. Пора запускать комплекс. Ведь добыча на руднике стоит. И чем быстрее тот выдаст первые камни, тем лучше для Фиори и его друга. Ну и для него самого, разумеется… Вот и нужный контейнер. Бр-р-р! Как холодно. Поёжился. Мороз чувствовался, пощипывая кожу лица. А каково сейчас девчонке? Опять выругался, одновременно активируя небольшой блок возле ворот контейнера. Тот заурчал, засветился кучей индикаторов. Лязгнули замки, выдвинулись стойки стеллажей, на которых зашевелились, распаковываясь, киберы-сборщики. К его огромному удивлению, механизмы кланов оказались копиями типичных человеческих сервис-роботов.

– Пиратствуем, значит, господа ушастики? – усмехнулся он, отметив, как чужеродно звучит его голос в пустоте трюма, нарушаемой только свистом ветра за бортом.

Киберы оживали: вот защёлкал манипуляторами первый, засветились обзорные камеры второго, третьего… Убедившись, что всё идёт как положено, Дмитрий двинулся к погрузочной аппарели. Запустил механизм открывания. Едва пандус начал опускаться, торопливо прикрыл лицо рукой. Снег секанул по уже теряющей от мороза чувствительность коже с такой силой, что на глазах от боли выступили слёзы. У, Тьма! С удивлением ощутил, что ему даже жаль эту сумасшедшую. Пусть они и враги, в прошлом… но всё равно такой смерти он ей не желает… Надо будет пойти потом поискать бедолагу. Если не найдёт живой, то хотя бы похоронит…

От раздумий о беглянке-самоубийце его отвлекло движение. Резко развернулся и облегчённо вздохнул – киберы. Первые механизмы уже возились у самого большого контейнера. Эх, жаль, что к монтажу дома, в котором ему придётся здесь жить, приступят в последнюю очередь! Но так и планировалось. Сначала – рудник. Потом всё остальное. Тем более что он мог спокойно пожить пока в рубке. Там всё было приспособлено для такого вот временного проживания. И кстати, пора убираться отсюда. Роботы сами сделают всё, что необходимо. Он будет только мешаться.

Снова взглянул на синеющий в сгущающейся темноте прямоугольник выхода, двинулся к лестнице, ведущей в рубку. Уже ставя ногу на ступеньку, вздохнул: жалко девчонку… Войдя в рубку, торопливо скинул с себя уже начинающий промерзать тулуп, выдернул ноги из валенок, поспешил на кухню, чтобы налить себе горячего чая. Подхватив кружку, вернулся в рубку, подошёл к закреплённому у пульта управления планшету, отцепил, уселся в пилотское кресло. Включил, дождался, пока тот загрузится. Это был контрольный пост управления комплексом. Разумеется, временный. С его помощью можно было контролировать процесс сборки и запуска. Когда же горнодобывающая фабрика будет полностью смонтирована и запущена в работу, то все процессы станут контролироваться из специального помещения в доме, который построят роботы.

Одного взгляда на пульт достаточно, чтобы стало ясно – всё идёт штатно. Роботы действуют без замечаний, даже с некоторым опережением графика. Так что через сутки можно будет сообщать во дворец, что добыча огненных сапфиров начата. Вот же дура ушастая! Чего испугалась? Не тронул бы он её…

…Мороз и ветер мгновенно пробрали девушку до костей. Главное – не останавливаться! Пока она движется, в ней будет теплиться жизнь! Изо всех сил Ююми устремилась прочь от застывшей неподвижно в центре небольшой долины громады грузовой машины. Хвала всем богам, что она успела хоть что-то перехватить у этого чудовища! Снег был глубоким, но хорошо спрессованным постоянными ветрами, дующими здесь, на высоте, поэтому ноги не проваливались глубже чем по щиколотку. К тому же начиналась метель, она поможет скрыться от человека! Быстрей! Ещё быстрей! Саури вложила все свои силы в отчаянный рывок и, забежав за край скалы, чтобы скрыться с глаз чудовища, сбавила темп, впрочем не останавливаясь. Лёгкие свистели, им не хватало кислорода из-за высоты. И мороз брал своё. Ветер продувал ткань комбинезона насквозь, и с каждой секундой становилось всё холоднее. Тем не менее девушка брела всё дальше, из последних сил передвигая ноги и обхватив себя руками, чтобы сохранить остатки тепла.

Вскоре, к собственному ужасу, поняла, что так долго не протянет. Может, вернуться? К человеку?! На мгновение саури даже стало плохо от пришедшей в голову мысли. Это будет означать, что она сдалась! И значит, человек сможет делать с ней всё, что пожелает! Изнасиловать, пытать, заставлять ублажать все свои извращённые прихоти… Вернуться – значит признать себя рабыней людей! Ни за что! Лучше умереть! Тем более что говорят, будто бы смерть от холода самая безболезненная…

Она двигалась, словно зомби, уже ничего не воспринимая вокруг. Только одно билось в мозгу – шаг. Ещё шаг. И ещё… Внезапно поняла, что куда-то летит, и со слабым криком рухнула в разверзшуюся под ногами яму. Не успев осознать, что вот она, смерть, как сильный удар заставил лязгнуть зубы, и сразу стало теплее. Почему?! Быстро темнеющий верх ямы всё же дал возможность рассмотреть, где она находится. Перед глазами оказалось длинное, грубой работы помещение. Дерево стен, почти не обработанное, с лохмотьями коры. Примитивно сколоченные из неструганых неровных досок двухъярусные лежаки, куб сложенного из диких камней очага… Что это за место?! Здесь раньше кто-то жил?! Аборигены? По виду – да… Впрочем, измученный холодом мозг уже отказывался нормально работать…

Обнаруженная кучка расщепленных кусков дерева возле очага придала силы. Последними усилиями воли передвигая негнущиеся, ничего не чувствующие ноги, с трудом побрела к ним. Давно застывшая зола подтвердила все предположения. Это жилище тех, кто жил в заброшенной долине до неё. Куда делись обитатели дома, её не волнует. Главное, что есть хоть какое-то убежище от ветра. Если ей удастся развести в этом очаге огонь, то появится шанс на жизнь… В армии её научили кое-чему.

Закостеневшими, неслушающимися пальцами еле достала из кармана универсальный ключ, который всегда носила с собой, как механик. Попыталась отвернуть набалдашник. Тщетно. Пальцы окончательно отказались подчиняться ей. Глаза видели. Мозг отдавал команды. Но мышцы отказывались повиноваться. Ююми застонала сквозь зубы, и тут её обожгло мыслью. Поднесла инструмент к губам, впилась в колпачок зубами. До хруста эмали. Напрягая силы, провернула, зажав рукоятку запястьями. Дальше было легче, прижав ладонью, ничего уже не ощущающей, словно деревянной, свинтила блестящее навершие инструмента, обнажая два электрода. Подготовка почти завершена. Положила его на край очага, торопясь, кое-как уложила уже наколотые кем-то поленья в топку, даже смогла подпихнуть куски коры под них. Снова взялась за инструмент, из последних сил заставила пальцы сдвинуть кнопку… Между электродов вспыхнула дуга. Постанывая, девушка поднесла её к коре. Мгновение, другое…

Первый, ещё несмелый огонёк пробежал по сухому лоскуту. Затем второй. Третий… Послышался слабый треск, когда робкое пламя лизнуло дерево и вдруг жадно охватило его, выбросив длинный язык. Завитушки дыма сизо-белого цвета потянулись из очага к яме, уже практически незаметной из-за мгновенно упавшей темноты, так быстро наступающей в горах. Послышался треск. Пламя медленно, но уверенно разгоралось в очаге. Ююми зачарованно глядела на пляшушие перед ней язычки пламени.

Спохватилась – ведь батарея универсального инструмента не вечная! Энергию нужно экономить! Тьма! Как же больно! Всё ещё негнушимися руками умудрилась выключить энергию. К счастью, огонь уже разгорелся, жадно пожирая дрова. Девушка ощутила волны тепла, начинающие распространяться от топки. Дым, завиваясь кольцами, поднимался к низкому потолку. Что-то зашипело. Она подняла глаза – непонятно. В этот миг из топки вырвалось облачко пара. Затем шипение стало непрерывным, пар и дым почти полностью заполнил длинный коридор, конец которого терялся во тьме, потом там, в очаге, словно пробило пробку. Большой ком снега буквально рухнул на ярко пылающие поленья, практически погасив их. С отчаянным криком девушка принялась выгребать быстро тающий снег из топки, не обращая внимания на боль. Затем, оглянувшись, подскочила к ближайшей лежанке, ударом ноги выломала сухую доску. Торопясь, сколько можно, прислонила её к грубой стене, разломила на несколько частей. К счастью, обломки не только легко ломались, но и щепились вдоль. Забросила их в топку, стала раздувать почти погасшее пламя, надувая щёки, пока не закружилась голова и руки не подогнулись в локтях. Перед глазами всё поплыло, подступила дурнота, но пламя уже вновь гудело в топке, согревая саури. Улыбнулась уже ожившими губами. Затем застыла, согреваясь. Впрочем, ненадолго. Очаг поглощал дрова с прожорливостью голодного солдата. Как Ююми ни хотелось ещё отдохнуть, но она прекрасно понимала, что если не будет огня, то умрёт.

Заставила себя подняться, пройти к месту, куда упала. Только тут сообразила, что это коридор. А значит, должна быть дверь! К счастью, её фонарик был в кармане. Она умудрилась не потерять его во время бегства от человека. Лучик белого света помог рассмотреть внутренность… барака… Дверь действительно была, подпёртая чурбаком. А также аккуратно сложенные поленья в проёме между ней и второй дверью. И – много! Саури улыбнулась – кажется, она выживет. Несмотря ни на что…

Николай подал девушке руку, та залилась краской, отчего кожа стала чуть темней. Мужчина невольно залюбовался красавицей – до чего же она хороша!

– Н-николай… Мне надо…

– Прости! Я сейчас!

Подхватил свою одежду, выскочил из спальни в зал и начал торопливо приводить себя в порядок. Затем поспешил в санузел, умылся и выскочил как раз перед замершей у входа Яяри. Она, опустив голову, проскользнула мимо него, зашумела вода в раковине. Рогов, поймав себя на том, что прислушивается к происходящему, покраснел и торопливо отошёл к столу, присел, ожидая саури. Та оказалась быстрой. Он не успел соскучиться, как гибкая фигурка выскользнула из умывальной и замерла, не зная, как себя вести. От смущения и стыда Яяри стояла на месте, теребя ткань фаири тонкими изящными пальчиками. Мужчина решительно поднялся со стула, приблизился к ней, в этот момент в двери покоев постучали и давешний слуга позвал из-за двери:

– Сьере Рогов, вы готовы?

Николай набрал больше воздуха в грудь:

– Да, мы идём.

Створки начали расходиться, и Николай торопливо водрузил узкую ладошку девушки себе на локоть. Она попыталась убрать руку, но он прижал и не позволил ей это сделать, шепнув:

– Так положено. И не будет лишних вопросов.

Саури смущённо кивнула, не обращая внимания на удивлённое лицо слуги в проёме дверей. Ещё бы! Гостя императора укладывали спать одного, а утром он уже с необыкновенной красавицей, соплеменницей императрицы… Николай окликнул фиорийца, приводя того в чувство:

– Веди, если пришёл.

– Простите, сьере Рогов. – Слуга торопливо склонился в поклоне, затем поспешил вперёд, показывая путь.

Завтракали царственные супруги в саду, благо стояло лето. Пусть не середина, а только начало, но всё-таки лето. Уже цвели клумбы, вились огромные фиорийские бабочки, весело перекликались птицы. Необычную пару провели по посыпанной мелким розовым гравием дорожке к беседке, в которой был накрыт стол.

Едва человек и саури появились на пороге увитого ползучими растениями лёгкого открытого строения, как брови Ооли, успевшей определить, кто является спутницей Рогова-младшего, искривились в презрительной гримаске. Впрочем, при виде Николая её лицо вновь приняло обычное выражение. Зато Атти даже растерялся на миг – мелкий, как говорится, учудил! Да ещё как! Но самое главное, где он её выкопал?! Надо будет поинтересоваться у старины Ольта. И заодно узнать, как это саури шастают по дворцу, словно по собственному двору? И никто их не остановит, не поинтересуется, что они тут делают…

– Доброе утро, Коля! И вы, юили…

Яяри вздрогнула от неожиданности – к вдовам не обращаются словно к благородным дамам. Слово «юили» им слышать в свой адрес не положено. Да и принцесса удивлённо покосилась на мужа, возмущённая столь явным нарушением светского этикета кланов, на что тот ответил жене сердитым взглядом, показав глазами на Рогова-младшего. Поняв, Ооли улыбнулась обоим:

– Присаживайтесь, пожалуйста. – И обратилась к слугам, застывшим за пределами беседки, благо резные стены не скрывали звуков: – Подавайте.

Через порог тут же шагнул первый слуга, поспешивший разложить приборы для всех присутствующих.

Николай с улыбкой наблюдал за своей неожиданной подругой, чувствующей себя явно неловко в таком обществе. Но всё-таки тоненькая даже для саури девушка ела, а не сидела просто так, не зная куда деть глаза.

Ооли, будучи любопытной, как все женщины, всё-таки решилась:

– Как вас зовут, юили?

Девушка чуть вздрогнула, потом ответила тихим голосом:

– Яяри, юили… Яяри уль Сахрия аль Амини, вдова… – И совсем упавшим голосом добавила: – Изгнанная из клана…

Николай не выдержал, вмешавшись в разговор:

– Меня меньше всего волнует общественный статус Яяри среди высоких и истинных, Ооли, и куда больше она сама. А Яяри для меня – такое же чудо, как вы для… – Хотел по привычке сказать «для Макса», но вовремя вспомнил, что тот попросил называть его местным именем, и торопливо закончил фразу: – Атти. Вашего венценосного супруга, – и кивнул тому, на что фиорийский владыка ответил тем же жестом.

Ротик Ооли округлился от удивления, но она так и не успокоилась:

– Даже так?

– Именно, пресветлая. – Рогов-младший начинал потихоньку закипать, изо всех сил сдерживаясь, чтобы эмоции не отразились на лице.

– Надеюсь, Яяри окажется вам полезной в делах вашей фирмы, а не только…

Фраза осталась незаконченной, потому что дель Парда неожиданно для всех стукнул по столу ладонью:

– Ооли, ты переходишь границы, оскорбляя моих гостей…

Но жена фиорийца не успела ответить, как разгорающуюся ссору потушил тихий голос Яяри:

– Думаю, смогу, юили. Два года назад я окончила Чемье…

Мгновенно оба застыли на месте, что сам Атти, что его супруга, глядя на девушку с таким изумлением, что Николай забыл об обиде. Ооли, словно не веря услышанному, даже переспросила:

– Чемье?!

– Да, юили. Курс профессора уль Зарра. Если не верите, можете навести справки…

От избытка чувств Ооли замахала руками. И на этот раз её голос был полон настоящего радушия:

– Простите, ради всех богов, светлых и тёмных, юили! Просто, увидев вас вместе с Николаем, я подумала совсем о другом. Но раз вы выпускница Чемье, то все вопросы снимаются. – И обратилась к Николаю: – Вы счастливчик, Коля! Заполучить к себе выпускницу университета Чемье может позволить себе не всякий клан! – И опять перевела глаза на Яяри: – Я не понимаю вашего главу, юили, если он решил избавиться от той, кто закончил столь престижное учебное заведение…

Девушка потупила глаза…

Наконец с завтраком было покончено, и все двинулись провожать гостей. Ворота уже были готовы к отправке, сияние переходной мембраны слепило глаза. Николай подвёл свою спутницу к воротам и почувствовал, что та дрожит мелкой дрожью. Его охватила нежность к испуганной саури рядом с ним, и, наклонившись, он шепнул:

– Не бойся. Я тебя не оставлю.

Девушка благодарно вскинула голову, но он уже шагал в слепящий свет, увлекая её за собой. Следующий шаг они сделали уже в империи, столичной планете Руси, в приёмной кабине. Рогов-младший выругал себя последними словами – покажи он сейчас Яяри, скандала не избежать, если не сказать больше… Впрочем… Помедлив мгновение, решительно потянул с шеи девушки длинный шарф. Та непонимающе вскинула огромные глаза, отчего его сердце зашлось, и он успокаивающе кивнул:

– Не волнуйся. Это ненадолго…

Николай повязал ей шарф так, как носят в халифате. Ткань скрыла острые ушки, и можно было надеяться, что они проскочат до такси, не привлекая внимания.

Боги словно хранили их, и паре действительно удалось без проблем пройти через переполненный пассажирами зал, благо фаири саури было очень похоже на те платья, что носили девушки в арабских государствах. А учитывая, что Руси из-за того самого генетического перекоса приходилось добывать слабый пол где только возможно, в том числе и на рабских рынках халифата, девушка в длинном платье с закутанным лицом, держащаяся за типично русского мужчину, никого не удивила. Рогов со спутницей сели в автоматическое такси-глайдер, Николай назвал адрес, и в тот же миг аппарат устремился ввысь. Как только машина устроилась в потоке транспортного коридора, мужчина наконец с облегчением вздохнул. Получилось! Получилось! Получилось! А главное – перспективы! Как только мирный договор будет подписан… Николай улыбнулся – аль Сахрия тоже с нетерпением ждут этого дня! Потому что экспорт и импорт товаров в оба мира принесёт колоссальные прибыли всем, участвующим в проекте… С нежностью он взглянул на доверчиво прильнувшую к его боку тонкую фигурку. Но самое главное – она. Вдова, от которой отказался её клан…

Фиори

Пропели трубы. Император Руси медленно взял в руки отделанную драгоценным деревом ручку и, чуть наклонившись к столу, вывел свою подпись под договором. Сделал шаг в сторону. На непроницаемом лице мужчины средних лет нельзя было прочесть никаких эмоций. Холодная маска человека, привыкшего с раннего детства нести ответственность за миллиарды подданных и самое большое государство человеческого сектора галактики. Засветились тысячи голокамер, транслируя происходящее во все миры, засуетились секретари, подсекретари и надсекретари, срочно копируя в тысячи экземпляров документа его подпись.

Узкая рука серого цвета перехватила ручку, которой делали подпись, чуть подержала её в пальцах, затем оставила твёрдый росчерк непривычными людям письменами на бумаге. Снова короткая пауза, а затем удивительно плавное движение, и второй, точно такой же автограф появился на втором экземпляре договора о нейтралитете планеты Фиори. Высокий саури, с виду намного старше императора Руси, также сделал шаг в сторону и застыл на месте. Снова сияние камер, шевеление тысяч придворных, затем человек сделал лёгкий поклон в сторону вождя кланов. Тот ответил точно таким же движением. В зале пронёсся едва слышный ропот, и вновь воцарилась тишина. После этого ритуала оба владыки разошлись в разные стороны.


Глава 8 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 10



Loading...