home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Дмитрий проснулся сразу, от ярких, слепящих лучей солнца, бьющих через панорамное стекло кабины грузовика. Получается, он так и заснул в кресле? Теперь понятно, почему чувствует себя так скованно. Поднялся, ощущая боль в мышцах от неудобной позы, сделал несколько движений, разгоняя застывшую в жилах кровь. Потом бросил взгляд на планшет, показывающий прогресс запуска комплекса, удовлетворённо кивнул и двинулся на кухню, благо нужно было сделать всего пару шагов. Там справил утренние дела, поскольку удобства были совмещённые, умылся, потрогал подбородок. Щетины не было, депиляционным кремом он пользовался всего три дня назад. Приготовил себе лёгкий завтрак из копчёного мяса, сыра и кофе и приступил к трапезе, одолеваемый беспокойством за сбежавшую от него саури. Он-то в тепле, сытый, чистенький, в полной безопасности. А ушастая? Жива ли вообще? Кое-как дожевав очередной кусок, не выдержал. Совесть отбила аппетит начисто. Помедлив, вернулся обратно в кабину, включил рацию.

– «Тигровый-четыре» вызывает базу. «Тигровый-четыре» вызывает базу, – дважды повторил он в микрофон передатчика.

Дворец откликнулся сразу:

– База на связи, «Тигровый». Проблемы, Дима?

Рогов облегчённо вздохнул – это Атти. Хоть и непривычно было звать друга этим именем после стольких лет. Но раз тот хочет, почему бы и нет? Тем более что реальный Максим и фиорийский отличались друг от друга, и довольно сильно.

Дель Парда снова обеспокоенно спросил:

– Что-то не так с комплексом?

– Да нет, с ним как раз всё нормально, – поспешил успокоить фиорийца человек. Потом объяснил причину вызова: – Ты не поверишь, Атти, но… На грузовике обнаружился заяц.

– Заяц? Как эта животина там очутилась?! – удивлённо спросил друг.

Увидев, что тот не понял смысла фразы, Рогов пояснил:

– Да не животное! Безбилетный пассажир! К тому же – саури.

– Саури?! – вмешалась в разговор Ооли.

Дмитрий машинально кивнул, потом спохватился:

– Да, саури. Молодая девчонка лет двадцати трёх – двадцати пяти. Одета в комбинезон механика средней паршивости.

– Это как? – удивилась жена товарища.

Улыбнулся – не все человеческие приколы знакомы императрице…

– Вытертый почти до белизны, но цвет различить можно, заплатки. Голос… м-м-м… приятный. Красивая… – И, чуть понизив голос: – Впрочем, как все ваши соплеменницы, доса… – Фиорийское словечко выскочило само собой. Легко и непринуждённо.

– А где она теперь?

– Не знаю. Увидев меня, вылетела, словно её кипятком ошпарили, и рванула в горы.

– Вылетела?!

– Ну, выскочила на улицу, убежала в скалы.

– Тьма! Дима! Её надо найти! Обязательно!

Дмитрий вздохнул:

– Я всё понимаю, доса. Но не уверен, что найду её живой. Вчера был лютый холод и метель, все следы занесло…

– У тебя должен быть теплоискатель! Дима, найди девочку! Хоть живой, хоть мёртвой, но найди! Это очень важно!

Рогов опять вздохнул – для жены Атти соплеменница важна. Это и понятно…

– Из какого она клана, не знаешь?

– Откуда? – удивился мужчина. – Комбинезон обезличенный, ни бирки с именем, ничего. Спросить, кто такая, не успел. Ясно, что механик. Потому что все руки в смазке, да и комбинезон тоже. Ещё… – Прикрыл на миг глаза, вспоминая малейшие детали, обрадовался: – У неё, похоже, в кармане был УИ, универсальный инструмент. Так что слабая надежда, что девочка жива, есть.

– Понимаю… – откликнулась Ооли. Потом вновь произнесла, уже не приказным, а просящим тоном: – Димочка, я тебя умоляю, пожалуйста, найди бедняжку…

Тут рация снова заговорила голосом Атти:

– Дмитрий, там, где ты сейчас находишься, раньше была каторга. Штрафники, осуждённые за военные преступления… Сейчас, само собой, всех перевели в долины, на другие места. Но кое-какие строения остались – бараки заключённых, дома охраны. Они совсем рядом. Судя по показаниям со спутника, от тебя с километр, за скалой. И кстати, отмечен слабый тепловой след, как от костра или открытого огня. Судя по всему, девочка там. И ещё жива. Поймай её и проследи, чтобы не сбежала на этот раз, договорились?

Рогов отчего-то разозлился:

– И что мне с ней делать?! Гнать ради одного, гхм, разумного, грузовик в долины?!

Послышался смешок Ооли. Явственный, словно она была рядом.

– Не обязательно. Просто проследи, чтобы девочка осталась жива. И всё. Можешь её запереть, можешь на цепь посадить – я, как принцесса истинных, разрешаю и возьму на себя всю ответственность за это.

– Ладно, – пробурчал Рогов. – Поймаю вам её. Только потом не злитесь.

– Главное – живой. Договорились?

– Договорились. Кстати, о птичках: через шесть часов начинаю пробный запуск.

На том конце линии помолчали, потом удовлетворённо произнесли:

– Отлично. Только сообщи результаты, не забудь.

– Какие? Охоты или запуска?

– И того и другого. Удачи.

Щёлкнуло. Атти отключился. Дмитрий вздохнул, девчонку, пусть она и бывший враг, надо спасать. Иначе для чего всё это затеяно на Фиори? Бросил взгляд на термометр – снаружи воздух чуть прогрелся, до минус двадцати. Конечно, тоже не слишком хорошо, но всё-таки в два раза теплее, чем вчера. Да и ветер утих… Рогов вытащил из шкафа лыжи, самые обыкновенные, спортивные, русского производства, поставил к стенке. Обувь менять не надо – крепления стандартные военные, универсальные. Прошёл на кухню, достал термос, приготовил крепчайший, до черноты, чай с мёдом. Нарезал и упаковал в контейнер бутербродов с маслом и салом. Аккуратно положил в рюкзак аптечку. Затем вышел в рубку, снял с полки спальный армейский мешок с автономным источником питания, пристегнул к рюкзаку. Открыл кодовый замок встроенного оружейного сейфа. Оттуда на свет появилось настоящее имперское охотничье ружьё восьмого калибра и патронташ.

Последний штрих… Подошёл к планшету. Киберы уже закончили монтаж, занимаясь теперь отладкой внутренностей и наладкой электроники. Удовлетворённо кивнул, набирая новую команду. Пусть Атти ругается, но держать девчонку в рубке вместе с собой он не собирается. Зря, что ли, в трюме лежит аварийный контейнер с типовым домом арктического класса с Нарьян-Мара-11, очень холодной планеты Руси? Выбрал место для установки, задал координаты на местности. Вон там, чуть поодаль от низкой скалы, закроющей будущий дом до половины его высоты, идеальное место. Так что, когда он вернётся с охоты на ушастика, дом уже будет полностью готов к проживанию. Такие строения разворачиваются за пятнадцать минут и имеют собственный реактор, все удобства и даже бассейн внутри. Тот, кто всю жизнь живёт в условиях вечной мерзлоты, знает толк в комфорте… А ещё – в скорости, когда требуется тёплое место как главнейшее условие выживания.

…Снег шуршал под лыжами, и идти по целине было одно удовольствие. Дмитрий забрался на небольшой заструг и осмотрелся – кажется, вот оно, убежище саури. Длинный покатый сугроб, выдающий что-то, находящееся под ним. Ещё – большая, с обледеневшими краями вытянутая яма тёмного цвета. Вот и разгадка теплового пятна! Это выход трубы печки, или что там прячется под снегом? Либо армейская казарма, либо барак заключённых. Точно! Вон ещё один такой же бугор, а там торчат почерневшие от погоды бревенчатые стены. Крыша обвалена, скорее всего, от тяжести нападавшего на неё снега.

Дмитрий подъехал к тому месту, где, судя по всему, пряталась беглянка. А вот и вход! Чуть покосившаяся, грубо сколоченная из массивных плах дверь на деревянных петлях. Точно, она тут. Отстегнул лыжи, спустился на заваленное крыльцо. Позвал на её языке:

– Эй, саури! Ты здесь? Не пугайся, я иду!

Тишина в ответ. Только тут сообразил, что дым из той ямы не идёт. Рванул дверь, та послушно подалась. Напрягая мышцы, отвалил ею сугроб, скрывший вход наполовину, оказался в небольшом, метра два длиной, коридорчике-предбаннике, в котором находилась промёрзшая до синевы поленница. Глаз автоматически заметил, что из неё брали дрова. Удовлетворённо хмыкнул – значит, точно здесь.

Чтобы открыть вторую дверь, собственно и ведущую внутрь помещения, пришлось поднатужиться. Но и она подалась, сдвигая довольно увесистый чурбак. Как только девчонка его припёрла сюда? Солнце пробило отразившимися от снега лучами длинный, метров в пятьдесят коридор, словно кинжалом. Вдоль прохода стояли двухярусные нары в два ряда. Стало быть, барак каторжников. Печка, давно остывшая, стояла у входа. А саури… Безжизненное, скорчившееся тело лежало на голых досках ближайших к печи нар. По-прежнему в одном своём бумажном комбинезончике… Твою ж… Даже растерялся поначалу, но тут же начал действовать.

Дыхание ещё есть, едва заметный, если бы не солнце, пар еле-еле редкими струйками вырывался из губ. На ресницах длиной в фалангу его пальца – толстый слой инея. Но раз дышит, значит, ещё живая! Рывком выдернул из креплений спальник, рванул застёжку, подхватил негнущееся тело и запихал внутрь. Выкрутил регулятор температуры на максимум, запахнул клапан, включил нагрев. Рискованно, но саури более выносливы, чем люди. Так что выдержит! Потащил спальник наружу, уж больно воздух в бараке был… Нет, вроде и чистый, но какой-то тяжёлый. Выволок мешок с саури из ямы, образовавшейся у входа, поблагодарил всех богов, что ветер каким-то чудом окончательно стих. На солнце стали видны белые пятна обмороженной кожи. Это очень плохо! Жаль девчонку, теперь будет ходить со шрамами на лице. А может, и обойдётся…

Между тем спальный мешок начал нагреваться. Только вот девчонка всё ещё без сознания. Зацепил за петлю карабин троса, встал на лыжи. Раз – два. Раз – два! Километр до грузовика одолел меньше чем за шесть минут. Только свист синтетической ткани спальника по снегу. И – безмолвное тело внутри его. Хвала богам, дом уже высился на указанном месте. Ещё тёпленький, видно, как дрожит воздух, быстро остывая. Впрочем, им уже можно пользоваться. Мебель и всё остальное – потом. Полежит в контейнере, ничего с барахлом не станет. Ему сейчас крыша важнее всего!

Дверь послушно поддалась. Пискнули датчики, сняв его параметры и забивая их в управляющий логгер дома как хозяина. Так уж заведено, что первый вошедший в дом по умолчанию признаётся владельцем, если на заводе не запрограммирован на конкретную личность.

– Приветствую, хозяин! – подтвердил себя логгер-управитель. – Что прикажете?

– Немедленно приступить к наполнению бассейна и подогреву воды. Сервис-роботов отправить к грузовому глайдеру за обстановкой. Контейнеры сорок шесть и сорок семь-бис.

– Принято, – послушно откликнулась умная машина.

Что-то пискнуло. Киберы? Да. Восьминогие паучки-универсалы выбирались из ниш стен, исполняя указания кристаллического управленца. Зашумела вода. Звук был отлично слышен в пустом доме. Дмитрий вытащил девушку из спального мешка. Перегревать её тоже опасно. После такого переохлаждения. Резко бросил:

– Приготовить в первую очередь изолированное помещение со всеми удобствами. На окнах установить решётки без возможности открытия изнутри помещения.

– Принято.

Чем хороши логгеры, что ничему не удивляются. А девчонка так и лежит, словно труп. Дмитрий даже засомневался, точно ли жива? Не показалось ли ему? Нащупал аптечку в так и не снятом со спины рюкзаке, приложил к руке, ледяной, словно сосулька. Ткнул в сенсор запуска. Аппарат пискнул, активируясь, потом сердито загудел, выпуская из себя кучи иголок, воткнувшихся в саури. Ё! Значит, точно загибалась, когда он нашёл её! Наверху что-то бухнуло. Потом послышалась очередь ударов чем-то металлическим. С шумом промелькнули сервис-киберы, волокущие что-то на своих спинах. Затем раздалось гудение, передвигание чего-то увесистого.

Логгер опять проснулся:

– Хозяин, запрошенное вами помещение подготовлено. Маркированная в данную комнату мебель установлена. Можете пользоваться.

Чуть не поблагодарил, спохватился – машина же.

Подхватил саури на руки, потащил наверх. Один из паучков показывал, куда нести. Двери комнаты в углу предупредительно распахнулись, и он внёс свою ношу внутрь. Первым делом сунулся к кровати. Опустил девчонку на покрывало, затем потрогал ткань застеленного белья – тёплое. Помедлил, собираясь с духом, затем рывком разодрал застёжку её комбеза. По глазам ударило ослепительным светом голой кожи. Белья на ней – о, ужас! – не было. Стиснул челюсти покрепче. Выдернул из-под обнажённого тела и покрывало, и одеяло, оставив его на простыне. Затем аккуратно, чтобы не сдёрнуть ненароком аптечку, накрыл. Лечение, похоже, действовало. Дыхание стало глубже, пятна обморожений стали сходить. Только тогда осмотрелся в помещении.

Что же, нормально. Две комнаты. Одна поменьше, где стоит кровать, вторая чуть больше. Нечто вроде гостиной будет. Мебели хватит. Есть и стулья, и стол, и шкаф. Всё шло в комплекте к дому, так что – стандарт. Эксклюзив он потом купит… Единственное, что не соответствует, – массивная металлическая глухая решётка с той стороны окна. Удовлетворённо кивнул своим мыслям. То, что требуется! У него как-то нет желания проснуться оттого, что ему в сердце вогнали нож или перерезали горло. Так что пусть пока посидит взаперти. Это безопасней, чем позволить ей разгуливать по дому.

Снова писк. Семеня манипуляторами, из-под одеяла выбралась аптечка. Все индикаторы зелёные, значит, курс экстренной помощи завершён, угрозы жизни пациента нет.

– Уф! – облегчённо выдохнул Рогов, смахнул выступивший на лбу нервный пот. Затем негромко произнёс: – Эй, совесть, как? Успокоилась? То-то же…

Развернулся, двинулся к выходу. Сейчас даст команду сервис-роботам, пусть приготовят нормальный горячий обед. Потом пошлёт одного отнести саури её порцию. И надо связаться с Атти и Ооли, сообщить, что беглянка найдена и находится вне опасности. Под крепким замком. К тому же стоит намекнуть, что желательно её забрать отсюда поскорей. Как-то спокойнее будет…

Николай помог Яяри выйти из глайдера. Это привычное ему действие вновь вызвало тёмный румянец на щеках девушки. Забрал из узкой кисти её невозможную котомку, поразившись невероятно малому весу, та безропотно отдала, не сопротивляясь, только на глазах выступили слёзы. Тихо произнесла:

– Там нет ничего ценного… Просто… память… о доме…

«Мать богов! Она подумала, что я хочу отобрать её вещи?!» Мужчина откровенно растерялся от удивления. Сглотнул, поясняя:

– Ты не так поняла. У нас на Руси не принято женщине носить что-либо самой, если у неё есть мужчина.

Неподдельное изумление на тонком личике заставило его вновь ощутить эту невозможную, никогда не испытанную им теплоту к несчастной вдове, которая, не веря своим длинным ушам, тихо переспросила:

– Нельзя ничего носить самой, если у неё… есть… мужчина?

Он кивнул:

– Разумеется. Это общепринято в империи.

Саури буквально прошелестела:

– А разве… вы… мой… мужчина?

Николай твёрдо ответил:

– Не знаю, как ты, но я им себя считаю. Если, конечно, с твоей стороны не будет возражений по этому поводу.

Девушка сглотнула возникший в горле комок, потом неуверенно кивнула:

– Не будет…

При этом кровь прилила к её щекам с такой силой, что человек на мгновение растерялся, но тут же взял себя в руки. Затем, неожиданно для себя, наклонился и подхватил саури на руки. Яяри испуганно пискнула и ухватилась за его шею. Только сейчас Рогов-младший понял, что за тепло возникло в его теле – нежность. Обыкновенная нежность к молодой женщине, не знавшей в своей жизни счастья. Вот что это такое. Сделал первый шаг, второй. Ему нравилось ощущать её на руках, чувствовать, как бешено колотится от волнения сердце саури…

Широкие стеклянные двери автоматически открылись, пропуская хозяина с драгоценной ношей на руках внутрь дома. Он прошёл на середину гостиной и только тут очень бережно опустил её на пушистый ковёр. Яяри с любопытством стала рассматривать внутреннее убранство загородного дома, принадлежащего семейству Роговых, непривычное для саури. До этого дня девушка никогда не видела ничего подобного, так сильно отличающегося от скромного убранства ульев-тиб, в которых обитали жители кланов. Строгие линии и углы убранства, непохожие на округлые линии, принятые в дизайне саури. Пушистые ковры, покрывающие блестящие ровные полы из пластика под дерево, а может, даже и из натурального дерева. Сияющие хромом и никелем незнакомые механизмы, призванные помогать хозяевам и развлекать их.

Сильные добрые руки привлекли её к мужчине, ласково опустившись на хрупкие плечи под грубой тканью фаири. В ухо шепнули:

– Идём, я покажу тебе нашу комнату.

– Нашу?

– Да. Нашу.

Николай опустил её котомку на пол, негромко свистнул. Откуда-то выскочило нечто непонятное, чуть поблёскивающее матовой окраской, на множестве тоненьких ножек. Испугавшись, девушка невольно отшатнулась, когда многоногое существо подхватило её узелок и утащило с собой, пробежав по широкой лестнице наверх.

– Что это? – дрожащим голосом спросила она, и человек объяснил:

– Сервис-кибер, Яяри. На Руси всегда не хватает людей, поэтому в доме прислуживают роботы. Такие, как этот.

– Робот? Это механизм?

– Да, милая…

Милая?! Он назвал её так?! Неужели… Сердце бешено забилось, грозя выскочить из груди. Может, она будет не просто постельной игрушкой?..

Поднялись на второй этаж по неожиданно удобной лестнице с широкими ступенями, прошли по галерее, опоясывающей первый этаж. Саури понимала, что это очень и очень богатый дом. В кланах крайне мало кто может позволить себе подобную роскошь. Кто же такой… Николай? Она впервые осмелилась его так назвать, несмотря на просьбу, хоть и про себя. Явно не беден… Достаток просто кричит из каждого угла этого дома…

Снова стеклянные двери, только не прозрачные, а матовые. Через них не рассмотреть внутренности комнаты. Они послушно разошлись в стороны при их приближении, и саури замерла на пороге – это личные покои… Его… Большая гостиная, где принимают гостей… Там, во второй комнате, виден огромный спальный помост, такой же роскошный, как и на Фиори… Опять незнакомая мебель, посуда, сияющая драгоценным блеском настоящего хрусталя… Мягкие высокие кресла людей…

– Нравится?

Она опустила голову, еле смогла произнести:

– Очень… Непривычно… Слишком много… роскоши…

Николай слышал о том, что в кланах предпочитают не выпячивать своё богатство, но он считал убранство конкретно этого дома, наоборот, скромным. А тут ему вдруг сообщают, что их дом роскошен?! Да как же эта девушка жила в своих кланах?! Её платье больше напоминает рубище, а не одежду. Даже шарф, обязательная деталь туалета вдовы, и тот представляет собой кусок простого полотна. Не шёлка, не хлопка, не льна, а вообще непонятную синтетику. Из-под платья видны крохотные ступни в стоптанных туфельках, почти развалившихся. Тьма! Да что там у них творится-то?! – разозлился Николай непонятно на кого.

Яяри явно почувствовала его эмоции, испуганно съёжилась, втягивая голову в плечи.

– Это не относится к тебе, милая… Я совсем по другому поводу.

– Не понимаю…

– И не надо. – Он снова привлёк её к себе, но она сжалась ещё больше. Да… так делать больше не стоит, пожалуй… Лучше… – Вот наша спальня, – показал рукой. – А теперь пойдём вниз. Пора кое-что сделать.

– Да… – прошелестела саури, опуская голову, отчего у него вдруг защемило сердце.

Только сейчас Рогов понял, что девушка напугана до предела. Чужая, враждебная нация. Планета, принадлежащая тем, с кем воюет, точнее, воевал её народ. Что ждёт вдову, изгнанную из своего клана, здесь?

Войдя в свой кабинет, Николай усадил саури в кресло, в котором она почти утонула. Тоненькую фигурку можно было увидеть только из-за цвета ткани фаири.

«Она как тростинка», – промелькнула мысль в голове.

Подошёл к рабочему столу, нашёл сайт компании, затем взял лежащий тут же сканер, попросил:

– Не могла бы ты встать на минутку?

Яяри торопливо вскочила, опять опустив голову. Она явно боялась встречаться с ним глазами. Почему? Чувствует себя неудобно? Или смущается? Рогов понадеялся, что это пройдёт…

Алый лучик пробежал по её фигурке, и мужчина кивнул:

– Всё. Можно садиться.

Она чуть нагнулась, снова осторожно устроилась на подушке кресла. Николай улыбнулся про себя, переключил сенсоры, и в воздухе повисла женская фигурка.

– Айе… – растерянно протянула узнавшая себя саури, серея, потому что появившаяся фигурка была полностью обнажённой.

На глаза девушки навернулись слёзы, и мужчина поспешил запустить программу, пока девушка не расплакалась.

Снова возглас изумления, когда фигурка начала одеваться. Нижнее бельё, ночные рубашки, комбинации, пеньюары. Потом пошли платья, повседневные, вечерние, праздничные, для выходов и для коктейлей. Обувь, заставившая выступить крошечные капельки пота на точёном носике, деловые костюмы… Яяри забыла обо всём на свете – она никогда не видела подобных нарядов… Николай улыбался – кажется, ему удалось немного отвлечь саури от тягостных мыслей. Ведь женщины во Вселенной, кем бы они ни были, всегда большие модницы. И разве ему, владельцу большой торговой компании, тяжело или не по средствам одеть эту хрупкую волшебницу?

Рогов подтвердил заказ, выключил логгер и весело взглянул на неподвижно замершую Яяри:

– Ну а теперь пойдём, я покажу тебе остальное в доме…


Глава 9 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 11



Loading...