home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

– Прости, что выдернул тебя так внезапно… – Атти, откровенно нервничая, прошёлся вдоль стола. – Но я просто не знаю, к кому мне ещё обратиться. – Замер у своего кресла.

Сидящий в кресле человек в местном наряде, но слишком крупный для фиорийца, кивнул.

– А для чего ещё нужны друзья? Рассказывай, император, что за проблемы?

Дель Парда набрал в грудь побольше воздуха:

– Тушур и Рёко готовятся к войне с Фиори.

Серг дель Стел, граф империи, грустно усмехнулся:

– Это для меня не новость. Выдержим. Не впервой.

– Не впервой, – кивнул Атти, – за одним исключением.

– И каким же?

– Мы не сможем выставить армию такой же численности, как та, что принимала участие в гражданской.

Стел вздрогнул от неожиданности:

– Почему?

– Слишком велики мужские потери, Сергей. Мне пришлось демобилизовать почти всех, без кого можно обойтись. Кроме спецов, естественно. Иначе поля просто некому было бы засевать. Мужчин в Фиори осталось меньше половины от былого! Понимаешь?! – Он едва не сорвался на крик, но усилием воли сдержался.

Его старый соратник и друг граф Серг дель Стел, или Стрельцов, нахмурился:

– Всё так плохо? А я и не подозревал…

Атти махнул рукой:

– Естественно! Это же государственная тайна! Сам понимаешь.

– Понимаю.

Бывший пилот-истребитель, так же как и дель Парда, был родом из империи. Только, в отличие от императора, присутствовал здесь в своём собственном теле, а не в качестве беты.

– А если попросить помощи у твоего тестя?

Дель Парда замотал головой:

– Слишком велик будет шок. Сам знаешь, как на Фиори относятся к саури.

Граф кивнул…

– Да и что толку? Ну, пришлёт вождь вождей два-три полка. Даже дивизии. Что они здесь сделают без своего вооружения? Арбитры им даже мечи не позволят пронести! А у врагов, по моим прикидкам, будут готовы к вторжению почти двадцать миллионов солдат.

– Двадцать миллионов?!

Атти горько усмехнулся:

– Сам знаешь, даже у нас халифаты и партократы плодятся, словно кролики. Ымп погонит порядка двенадцати миллионов, да Хаджа выставит восемь. Причём у обоих ко мне личные счёты. Так что…

Серг спросил:

– И что думаешь делать?

Атти наконец немного успокоился и уселся в своё кресло, уже оттуда, глядя тяжёлым взглядом на собеседника, произнёс:

– Выход у нас один: уничтожить все войска вторжения до последнего человека. Чтобы в будущем их матери пугали именем фиорийца своих детей. А потом, когда противник выдохнется, раздавить гадин в своём логове! Грохнуть Ымпа с наследниками, повесить Хаджу. Этого хватит, чтобы нас надолго оставили в покое, если не навсегда. Потому что, я считаю, убедившись, что Фиори им недоступен, и Тушур, и Рёко привычно сцепятся между собой. Ну а мы будем подливать масло в огонь.

– Это вариант, – ответил Стрельцов. Потом вдруг улыбнулся: – Ну и иезуит ты, ваше величество…

– Что поделать, с волками жить…

– По-волчьи выть! – закончили поговорку оба хором.

Рассмеялись, но тут же стали вновь серьёзными.

– Так что можно придумать, Серёжа? Какую «вундервафлю»?

Тот на миг задумался, потом заговорил:

– Пожалуй, можно воспользоваться опытом предков, как обычно. Но не нашим, а одного древнего народа.

– Ты имеешь в виду…

Серг кивнул.

– Именно. Блицкриг базировался на двух китах – танках и авиации. Мой двигатель спокойно станет на танки, но самолёт ему не потянуть. Зато можно изготовить небольшую турбину, которая станет двигать… – выдержал многозначительную паузу, – дирижабль.

– Дирижабль? Танки?!

– Кроме того, моя дорогая половина намекнула, что можно обойти запрет арбитров на технологии.

Брови Атти поползли вверх.

– Обойти запрет?

– Да. Тебя, естественно, не удивляет, что она знала о теме предстоящего разговора?

– Ничуть. Я тут навёл кое-какие справки втихую насчёт способностей твоей жены, Серый, и скажу, что мы не знаем и десятой доли того, на что она способна. Потому и скрываю от всех её присутствие здесь.

– За это тебе спасибо. – Серг чуть наклонил голову, выпрямился: – Прикажи принести из моего личного автобуса портфель с бумагами. А пока можешь угостить меня кофе.

Дель Парда, вызвав слугу нажатием кнопки, отдал распоряжение. Когда тот исчез за дверью, Серг поинтересовался:

– Вольтов столб?

Атти кивнул:

– Начинаем самостоятельно осваивать электричество. А что в портфеле?

Серг ухмыльнулся:

– Услышав о том, что ворота телепортации запущены, моя половина принялась меня трясти насчёт нашей техники. В смысле – старинной, исторической. И так это ненавязчиво, между делом. Вот в этом портфеле то, что Яяри дель Стел предлагает поставить на конвейер заводов, принадлежащих нашему семейству…

– Ясно. Она всегда была большой умницей! – добродушно кивнул Атти. Затем вновь поинтересовался: – А что насчёт «обойти запрет на технологии»?

– Понимаешь, тут, правда, есть свои нюансы… Ты в курсе, что в империи существуют техноархеологи?

– Впервые слышу… – озадаченно признался дель Парда.

Серг улыбнулся:

– Эти повёрнутые, иначе их не назовёшь, занимаются тем, что воссоздают старинную технику: средства транспорта, связи, оружие… И самое интересное, что их поделки проходят по категории миров «В-четыре».

– Наш уровень?!

– Угу, – довольно кивнул Серг.

– Поставки, разумеется, большими, чтобы вооружить всю армию Фиори, быть не могут. Но главное, они допустимы. Их поделки мы купим как образцы. Вместе с технологиями изготовления и картами производства. Как и образцами материалов, пошедших в дело. Понял?

– А дальше дело за Дожем в Лари и за тобой в Ниро…

– Особенно учитывая, что железная дорога между столицей, Лари и Ниро войдёт в строй в ближайшие недели.

Оба ухмыльнулись…

В дверь кабинета постучали. Вошедший младший лейтенант отдал честь императору и, получив разрешение, передал опечатанный чемоданчик-дипломат графу. Отпустив офицера, Атти нетерпеливо произнёс:

– Давай, показывай, что там Яяри из тебя выудила.

– Ты не поверишь, но достаточно много…

Дмитрий был зол. И это ещё мягко сказано! А всё из-за этой ушастой стервы, которую ему пришлось везти на рудник. Ладно бы она действительно там понадобилась! Так нет, из-за профилактики! Положено по регламенту эксплуатации, вот и…

Грузовик плавно пошёл вверх. Чуть подрабатывая поворотными соплами, лёг на курс. Саури молча сидела там, где ей было сказано, на пилотской лежанке. Рогов включил автопилот и поднялся с кресла. Саури… – как её, Ююми, кажется? – подалась назад, напрягшись, словно струна. Впрочем, ушастая и так была на взводе. Обычно, как слышал мужчина, её сопровождали солдаты охраны. Во всяком случае, Дмитрий сам был однажды свидетелем, как в грузовик грузилась не только она с вещами, но и шестеро солдат с нашивками специальных частей Неукротимого. А тут почему-то одна. Атти или Ооли? Наверное, всё-таки Ооли. Мудрит что-то хитрая половина товарища, ой мудрит… Одна эта её фраза, мол, раз он ей жизнь спас, то пальцем не тронет, чего стоит. Толстый намёк на тонкие обстоятельства. И эта – сидит, словно сыч, нахохлившись, со своим инструментальным чемоданом и логгером, только зыркает на него громадными глазищами. Едва не шипит, как разъярённая кошка…

Прошёл за занавеску, с горя налил себе, перепутав, кофе вместо чая, выругался. Не выливать же напиток. Уселся на стул, глядя на ткань, меланхолично делая глоток за глотком и лениво кидая в рот купленные на рынке столицы сладости.

Занавеска колыхнулась, и на пороге нарисовалась саури. Молча взглянула на него, вошла без разрешения. Словно хозяйка, потянулась к кулеру. Какого…

– Спрашивать надо! – Эх, всё-таки сорвался. Что-то сейчас…

Девушка удивлённо взглянула на него, хлопнула своими невозможной длины ресницами. За ними полыхнуло так, что и обжечь можно! Но ровным голосом всё же спросила:

– Могу я выпить кофе?

– Можешь.

Дмитрий встал, вернулся в рубку. Уселся в пилотское кресло. Взгляд на приборы – проблем нет. Автопилот ведёт машину по не раз пройденному маршруту без замечаний. Запросил сверху сводку погоды. Клановцы на Листе откликнулись сразу: по курсу небольшой ветер, видимость – десять баллов. Изменений не наблюдается. Поблагодарил, получив ответное пожалуйста, да ещё на русском, что окончательно испортило настроение, уткнулся в стекло кабины.

Ровное гудение турбин убаюкивало. Бесконечное мелькание вершин за окном уже приелось. Всё-таки столько уже мотался в столицу, привозил добычу. За первый месяц накопал почти двести килограммов камней. А за этот ещё больше. И как показывает глубинное сканирование, ещё даже не дошёл до основных залежей. Там, внизу, огромное поле, которого хватит на сотни, если не больше, лет разработки. По предварительной оценке – несколько тысяч тонн огненных сапфиров. Да ещё рядом есть не до конца выработанная штольня, в которой раньше работали каторжники. Там тоже много чего осталось…

Переменил позу. Встрепенулся, услышав шаги входящей саури, резко крутнулся, упёршись взглядом в пылающие ненавистью глаза, впрочем тут же опустившиеся к полу, чтобы скрыть испытываемые эмоции. Значит, не успокоилась, девочка? Ну-ну…

Не обращаясь к ней конкретно, произнёс:

– Лучше горькая правда, чем сладкая ложь.

В отражении увидел, как она дёрнулась и замерла. И ладно. Им ещё три часа лететь…

Снова поднялся, прошёл на кухню, помыл чашку и поставил её на полку. Вернулся в кабину, занял своё место пилота. Всё в порядке? Да. Короткий взгляд на отражение – улеглась, подтянув под себя ноги. В такой позе удобно соскакивать по тревоге… Всё-таки она вояка… Пошевелилась, поняв, что он рассматривает её. Сердито фыркнула, перевернулась к нему спиной. У, зараза…

«Тигровый» встречал сиянием прожекторов. Рудник потихоньку приводился в нормальный вид. Добыча позволяла высвободить часть мощностей на его обустройство, поскольку шла с опережением. Как только турбины сбавили обороты, саури встрепенулась и слезла с лежанки. Прилипла к стеклу, разглядывая то, что находится внизу. Посадочную площадку заливали ослепительным светом установленные на решётчатых мачтах мощные светильники. Затянутый колючей проволокой периметр контролировался датчиками. Хорошо был виден длинный транспортёр, по которому в ближайшую пропасть сбрасывалась пустая порода. Он и сейчас работал, впрочем, как и всё остальное время. Работы шли непрерывно, круглые сутки. Ведь киберам и машинам сон не нужен. Только профилактика.

Грузовик плавно замер на специальной площадке. Двигатели затихли. Выскочил кибер, торопливо подключая энергокабель для собственных нужд аппарата в разъём. Дмитрий поднялся:

– Прибыли.

Он открыл шкаф, вытащил тулуп, валенки. Саури криво усмехнулась, надела свою щегольскую, вышитую бисером короткую шубку, такие же лёгкие валеночки, натянула на уши белую меховую шапочку-таблетку. Надо отдать ей должное – выглядела Ююми сейчас очень даже… Особенно когда вспоминаешь это совершенное тело…

Мужчина дёрнул головой, открыл дверь. Не заботясь, идёт она или нет, двинулся к выходу. Аппарель уже открылась, и погрузчики вытаскивали из трюма привезённые им вещи: расходники для машин, кое-какие запасные части, в частности ножи для проходческих комбайнов, уж больно быстро они выходили из строя, стачиваясь от трения о породу под основание. Бочки со смазкой, гидравлическая жидкость, специальный абсорбирующий раствор. Да мало ли чего понадобится на руднике, где всего один человек, а до ближайшего жилья не одна тысяча километров. А уж до техцентра – добрая сотня парсеков…

Снег вкусно поскрипывал под подошвами валенок. Как назло, температура поднялась. Примерно до двадцати со знаком минус. Обычно здесь, наверху, держалась под тридцать – тридцать пять, пару раз опустившись до шестидесяти двух градусов ниже нуля. Температурный рекорд, Тьма его побери. Впрочем, на работу комплекса это не влияло. Тот исправно выдавал на-гора огненные сапфиры.

Рогов открыл дверь, шагнул в предбанник. Висящий над дверью тепловой экран включился, обдавая раскалённым после того, что творилось на улице, воздухом. Впрочем, тело быстро адаптировалось, и, пока скидывал валенки, воздух стал ощущаться просто тёплым. Повесил на вешалку тулуп. Удивлённо взглянул на замершую у двери саури:

– Ты чего? Раздевайся и проходи. Технологический переход внутри дома.

Кивнула. Значит, поняла. Он же не дурак бегать по морозу. Тем более что в возможности комплекса такое входило. Вот роботы и проложили тоннель из штольни до дома. Заодно и экономия энергии – на одну дырку наружу меньше…

Облегчённо вздохнул, оказавшись внутри. Поставил валенки на стойку, сунул ноги в тапочки. Фиорийские. Купил на рынке в Сале. Ткнул пальцем в дверь, ведущую в тоннель.

– Вход на рудник там.

Она замялась.

– Чего? – не понимая причин, буркнул под нос.

– Мне переодеться надо. Не в такой же одежде лезть…

И верно. Брючки, обтягивающие стройные ножки невероятной длины. Лёгкий свитерок… Измажется, а после такого – только на выброс…

– Твоя комната свободна. Можешь там. – Ткнул пальцем в импровизированную тюремную камеру, в которой та послушно отсидела неделю.

Саури почему-то вспыхнула гневом, но молча подхватила свой чемоданчик и умчалась, куда сказано. Он же направился в кабинет. Надо занести в бухгалтерию сданные камни и отметить квитанции. Учёт, увы, вещь просто необходимая, хотя и нудная…

Когда на стол упала тень, дёрнулся, по привычке хватаясь за бок. Серые глаза чуть потемнели при этом движении.

– Ты чего?

– Двери, – глухо буркнула.

Спохватился. Действительно… Коснулся кнопки сенсора на столе – пульте управления. Дождался, пока вспыхнет оранжевый огонёк.

– Готово. Иди.

Она развернулась, собираясь выйти из кабинета, но услышала:

– Ты там надолго?

– Не знаю. Часа два. Минимум, если будет всё нормально.

– Опаньки… Тогда придётся тебе побыть здесь до утра. Везти на ночь глядя я тебя не стану. Да и инструкции по технике безопасности запрещают полёты над горами по ночам.

Думал, она возмутится. Какое! Просто кивнула и переспросила:

– Там же?

– Разумеется. Но можешь выходить.

В прошлый-то раз она всю неделю, пока не набрались первые камни, так и просидела, не высовывая нос, как и велела ей Ооли, особенно после той встречи в бане…

Хлопнула дверь. Убралась. Вот и славно. Что тут у нас делается?..

Внезапно пискнул зуммер. Что это? Дверь в технологический тоннель? Действительно… Бросил взгляд на часы и удивился до глубины души – прошло уже четыре часа! Ничего себе! Засиделся, однако. Последний взгляд на приборы – всё в идеале. Значит, девочка действительно знает толк в работе…

Вышел в зал – саури неподвижно сидела на своём чемоданчике, выставив перед собой измазанные в смазке руки. Подняла на него взгляд. Он спокойно выдержал.

– Всё?

– Закончила, – устало выдавила из себя.

Проклиная себя за неуместную к ней доброту, напомнил:

– В конце коридора дверь, если забыла. Можешь помыться. Полотенце и одежду, как обычно, возьмёшь в шкафу.

Сам направился на кухню. Уж ужин саури себе честно заработала…

Вышла из бани она минут через сорок – он уже начал беспокоиться, не случилось ли с ней чего? – чуть пошатывающейся походкой, с подёрнутыми поволокой глазами. Похоже, она его даже не видела. Дмитрий подхватил её за локоть, направил на кухню. Довёл до стола, усадил на стул. Она буквально упала на него. Слепо зашарила вокруг руками. Рогов предупредительно сунул в них большую кружку с горячим чёрным кофе. Ююми ощутила фарфор, уцепилась, подняла ко рту. Сделала первый глоток, второй. Глаза прояснились, заблестели. Дождавшись, пока она до конца выпьет напиток, поставил перед ней тарелку вермишели с мясом. Положил вилку, едва успев отдёрнуть руку, так как та кошачьим плавным движением схватилась за прибор и буквально накинулась на еду.

«Забавная она, когда такая». Действительно, саури выглядела даже потешно. Громадный махровый халат – его, кстати, размера, – обёрнутый вокруг стройного тела и подвязанный поясом. Закатанные рукава. А из-за того, что халат был девчонке очень велик, обнажённые руки выглядели этакими прутиками. Замотанные в махровое полотенце длинные волосы, этакий тюрбан. Не удержался, отошёл в сторону, сделал коммуникатором голографию. Она даже не заметила, поглощённая едой. Ну, дальше сама справится. Вышел из кухни, поднялся на этаж и, войдя к себе, разделся и лёг спать. Поесть он успел до того, как девчонка вышла из бани…

Утром по закоренелой армейской привычке поднялся ни свет ни заря. Принял прохладный душ, проверил показатели комплекса. Тот работал идеально. Двинулся на кухню. Посуда после саури была помыта и стояла там, где положено. Стол протёрт. Значит, прибралась за собой. Плюс ей в копилку, машинально отметил. Принялся за приготовление завтрака. Нарезал ветчины, сделал горку бутербродов. Часть с собой. Ему опять лететь в Саль, отвозить эту… ушастую чудилку… Пожарил яичницу-глазунью. Большую. На двоих. Саури вроде любят яйца? Да и нечего её разносолами баловать… О! Легка на помине. Стоит на пороге кухни.

– Садись. Сейчас поедим и назад, в Саль.

Кивнула, прошествовала к столу. Чинно уселась, сложив руки на своих невероятно длинных ногах, плотно обтянутых тканью брюк. Вежливо дождалась, пока он положит ей еду в тарелку, но не приступила к еде, пока он не уселся и не начал есть сам. Закончили оба практически одновременно. Он начал разливать напитки – себе чай, ей кофе, но она устремилась к посудомоечной машине. Быстро загрузила грязную посуду, мягко оттолкнув его в сторону, когда он попытался её остановить. Совсем ошалела, дурища? Потом сообразил, что у саури так принято. Вот она на рефлексах и… Зато чашки он ей не дал. Сполоснул сам, развернувшись к ней спиной. Едва не уткнулась ему в спину. Точнее, уткнулась, но отскочила и потянулась из-за спины. А он не отдавал. Так и прыгала сзади, пока он не выдержал и не рассмеялся. Она тоже. Потом сообразила, отошла, всё ещё смеясь. Хотя тут же спрятала улыбку за нарочитой хмуростью.

– У тебя всё?

Кивнула.

– Летим?

Опять кивок. Ну и ладно. Цаца нашлась.

Пошли одеваться. Он – в свой тулуп. Она – в модную шубку. На улице похолодало. До минус сорока. Так что, пока добежали до грузовика, щёки чуть прихватило. Влетели, толкая друг дружку, внутрь коридора, даже замерли на мгновение, таким горячим показался обычный воздух, нагретый до комнатной температуры. Быстро поскидывали верхнюю одежду. Она полезла опять на лежанку, он – за штурвал. Взлетели. Больше ни слова до Саля не произносили. Что он, что она.

Приземлился, открыл двери. Саури подхватила свои вещички и вылетела с корабля словно ошпаренная. Ни спасибо, ни до свидания, как говорится. Задерживаться и выходить из машины Рогов не стал. Вчера только выгрузился и загрузился. Хотя было желание снова пройтись по рынку. Но… Долг зовёт, труба играет. Надо обратно. Потянул на себя штурвал, одновременно добавляя тягу. Усмехнулся, заметив, как с головы ушастой слетела шапочка-таблетка, как взвились длинные волосы, окутывая её пепельным покровом. Та, явно рассвирепев, потрясала кулачками. Ну-ну…

Грузовик плавно пошёл вверх. Теперь опять месяц отшельничества. «Так скоро начну от людей шарахаться. Надо что-то придумать. Одному уже край…»

Николай Рогов нервно расхаживал возле дверей арендованного им зала ТПС. Сейчас прибудут завербованные кланом аль Захри продавщицы. Вчера глава клана созвонился с ним, подтвердил все подписанные ранее договорённости и сообщил, что вербовка завершена, желающих поработать среди людей, как ни удивительно, гораздо больше, чем он, глава клана, мог себе представить. Так что первые пятьсот девушек и молодых женщин уже готовы отправиться к нанимателю. И если он не отказывается от договорённостей, то уже завтра они могут быть отправлены в империю. На мгновение Рогов-младший растерялся, услышав такое. Ведь, если честно, у него не было больших надежд на то, что кто-то согласится работать на бывших врагов. Ну, может, наберётся человек, тьфу, саури, двадцать. Из самых прожжённых, которым деваться некуда и на которых пробы негде ставить, как говорится. Но такое? Так что получается, Ооли права – экономическая ситуация в кланах очень плохая…

Пискнул коммуникатор. Окутавшись подавляющей звуки прозрачной аудиосферой, мужчина выслушал звонок. Это из транспортной фирмы. Прибыл транспорт для новых работников. Не везти же их монорельсом? И не солидно, и рискованно. Не приведи боги, кто-нибудь потеряется по пути! Так что десять больших глайдеров прибыли к центральному столичному вокзалу ТПС и готовы принять пассажиров. Николай подтвердил заявку. На том конце отключились. Не успел закончить разговор, как позвонила Светлана. Секретарша. Тоже подтвердила аренду жилого комплекса для саури. Всё в порядке. Отлично!

Отсчёт часов над воротами показал нули, и вспыхнуло ослепительное пламя перехода. Рогов напрягся, ожидая чего угодно, даже боеголовки через мембрану, но… Из света показалась нога. Длинная, стройная, угадывающаяся даже через ткань военного мундира кланов. Затем появилось остальное. Не понял… Напрягся, потому что за первым солдатом появился второй, третий, четвёртый… Боги!!! Что же он натворил!!! Собственными руками привёл в столицу империи диверсантов?! И сейчас… Похолодел, готовясь к самому страшному…

Стоп! Ни оружия, ничего такого. Мелькнула гражданская одежда. Ещё и ещё раз. Саури спокойно выходили одна за другой, строясь в походную колонну. Закидывали свои вещмешки и сумки за спину. С любопытством осматриваясь и поглядывая в его сторону.

– Господин Рогов! Господин Рогов! – К нему устремился саури в цветах клана аль Захри, Николай его узнал – он присутствовал на переговорах у дель Парды. Подбежав почти вплотную, тот замер, едва заметно поклонился. Рогов ответил тем же. – Господин Рогов, вот ваши будущие работники. Они все ознакомлены с условиями работы и дали своё согласие. Также все знают вашу речь и обычаи…

Только тут Николая осенило: кому, как не военным, знать привычки и язык противника? А раз война закончена, то почему не использовать пригодившиеся в гражданской жизни военные знания? Теперь ясно, почему почти на всех военная форма.

Он полез в карман, отдавая клановцу финансовый чип:

– Вот.

Тот расплылся в довольной улыбке, потом также выудил из кармана своего одеяния два кристалла:

– Это данные на нанятых работников. А это – заявка на поставку товаров от людей в кланы истинных и высоких, господин Рогов. Когда ждать ответ?

– Я прикажу своим служащим заняться этим немедленно. Думаю, до истечения трёх дней всё будет оговорено и начнутся поставки.

– Просто великолепно, господин Рогов! – не смог саури сдержать чувство удовлетворения от услышанного. – Просто великолепно! А теперь, простите, мне пора. Глава ждёт. – Он многозначительно кивнул и чуть ли не бегом устремился к мембране перехода. С разбега нырнул в неё, и та сразу погасла.

Николай вдруг понял, что саури стоят в строю и смотрят на него. Очень… Как-то непонятно. А, Тьма! Шагнул вперёд, выходя перед строем.

– Меня все понимают?

Передние кивнули. Отлично!

– Сейчас организованно выходим из зала. У выхода стоят десять глайдеров, арендованных фирмой. Рассаживаемся и едем туда, где вы будете жить. По дороге остановок не будет. Остальное – на месте прибытия. Вопросы есть?

– Время в пути? – деловито осведомилась одна, в мундире, отличающемся по материалу от остальных и чуть постарше большинства. Примерно лет тридцати. Заметив, что Николай вопросительно посмотрел на неё, приложила правую ладонь к сердцу, как принято в кланах, и представилась:

– Иари аль Дакро, капитан в отставке. Тяжёлая пехота, триста шестой полк. Старшая команды рабочих по согласованию с главой аль Захри.

Просто здорово! Саури и о командире позаботилась… Уже легче…

– Тридцать минут. Вы садитесь в первую машину вместе со мной. По дороге побеседуем.

– Есть! – Снова ладонь к сердцу.

Всё, надо шевелиться!

– Командуйте на выход, юили капитан.

Та кивнула, вышла из сразу сомкнувшегося за её спиной строя:

– На выход и посадку… шагом… марш! Молча!!! – резко оборвала чью-то попытку привычно затянуть строевую песню.

М-да… Распевать боевые гимны истинных и высоких пока… хм… рановато… Пожалуй… сначала пусть люди привыкнут…


Глава 11 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 13



Loading...