home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Император с лёгкой улыбкой полюбовался на лежащую под прозрачным колпаком медицинской капсулы молодую женщину. Доса Аруанн с каждым днём выглядела всё лучше и красивее, чем во время их первой встречи на Фиори. Казалось, за пятьдесят прожитых лет он испытал многое: и горечь поражений, и обман союзников, предательство друзей и неожиданную помощь от заклятых, казалось бы, врагов, дамокловым мечом висел разрастающийся кризис… Но вот, благодаря невероятному стечению обстоятельств, произошло чудо, и теперь можно вздохнуть с облегчением. Первый шаг к установлению мира с кланами сделан. Спасибо незнакомому, незаметному майору. Первый, самый трудный, самый тяжёлый. Но и самый важный. Мир! Вот что сейчас не хватало империи. Зашевелившиеся было «заклятые друзья» из Западной демократии, отсидевшиеся за спиной Руси, которая приняла на себя самый сильный удар и потом несла всю тяжесть войны, прикусили языки и вновь втянули головы. Халифатцы получили по шаловливым ручкам при попытке аннексии Восточного сектора, когда неожиданно для них из пространства вывалился Двенадцатый имперский тяжёлый флот в полном составе, вроде бы ведущий тяжёлые бои на линии Окто – Хаш – Ерре, разнёсший в щепки три Великие армады, заставив устроить очередной дворцовый переворот, и сейчас исламистам не до внешней экспансии. Партократия не упустила подвернувшейся возможности откусить кусочек от жирного пирога, раскинувшегося на десять световых лет халифата. Заодно отсрочив на несколько лет очередной кризис перенаселённости. Словом, всё складывается довольно удачно. И – кланы. Откровенно говоря, он, император, не ожидал, что вождь вождей согласится на просьбу Кузнецова о нейтралитете. По-видимому, за стеной побед и славословных реляций саури тоже приходилось нелегко. Да и Русь научились воевать с ними. Терпевшая вначале одно поражение за другим империя смогла вначале остановить, а затем и вернуть все потерянные территории. Почему он и согласился на нынешнюю линию границ. Чужого нам не надо, но и своей земли мы не отдадим ни пяди. Мы же не демократы.

Только вот за тяжким, отбирающим все силы трудом на благо империи, когда забываешь обо всём, как-то пролетели годы, и на себя совершенно не удалось выкроить времени. Конечно, среди придворных дам полно красавиц. Холёные, утончённые, воспитанные… стервы. Естественно, ни одна не откажется стать его подругой или, тем паче, женой. Но настоящую, истинную любовь он, как мужчина, как глава семьи, от них вряд ли добьётся: возможность получить титул императрицы для них гораздо важнее всего остального. Или он не знает свой двор?

Император вновь взглянул на тонкие, нежные черты, окутанные регенерационным туманом, затем решительно тряхнул головой – нет. Он не отпустит Аруанн. Решение, принятое, когда он впервые увидел её изображение, а потом встретился на том памятном кофепитии, когда было подписано судьбоносное для всех решение о предварительном перемирии, оказалось самым верным. Никакой силы. Только чувства. Надеюсь, ему удастся завоевать сердце женщины…

– Высочайший! И это – я?! – Аруанн поражённо рассматривала отражающуюся в зеркале стройную юную девушку не старше восемнадцати лет.

Она только что вышла из регенерационной ванны земной клиники, куда её поместили по просьбе сына, и… В общем, это чудо стоило всего – и денег, и времени, и нервов, потраченных ею.

Женщина ещё раз ошеломлённо вздохнула – с ума сойти! И кто теперь поверит, что она именно та самая доса Аруанн дель Парда с планеты Фиори, мать императора Атти Первого? Ох… Поправила распущенные волосы, машинально подхватила излишне открытый, на её взгляд, больничный халатик у горла. Вышла из палаты, направляясь в небольшой садик, устроенный на этаже клиники. Ей нравилось проводить там время, свободное от процедур. Почти месяц регенерационной ванны, где её организм очищался и восстанавливался. Затем специальные процедуры по приведению организма в окончательный вид.

Пройдя по коридору и оказавшись в зелёном уголке, устроилась на мягчайшем диване. Шаги? Обычно она всегда проводила здесь время в одиночестве. В госпитале императора очень редко бывал кто-то посторонний. Рука скользнула к браслету, чтобы поднять тревогу, но кисть мягко удержали. Не больно. Просто предупредительно. Женщина испуганно вскинула глаза и уткнулась в стоящего перед ней мужчину, в котором узнала императора. Зачем он здесь? Торопливо поднялась.

– Ваше величество?

Мужчина явно смутился, выпустил её руку:

– Простите, госпожа… Аруанн… – Он словно пропел её имя. – Не ожидал вас увидеть после лечения такой…

– Какой – такой?

– Молодой и красивой.

Женщина даже слегка порозовела от удовольствия. Первый комплимент в её адрес, услышанный после лечения. Что врачи, что обслуживающий персонал были молчаливы до такой степени, что кроме редких обязательных фраз медицинского характера она и не слышала.

– Да?

Сергей кивнул с очень и очень серьёзным видом, и Аруанн немного расслабилась.

– Спасибо за комплимент, ваше величество. – Вежливый кивок.

Женщина весело улыбнулась, и император Руси приоткрыл рот от изумления. Спохватился и выдавил из себя:

– Простите, госпожа… дель Парда… Никак не могу прийти в себя от удивления… Изменения, произошедшие с вами, просто ошеломительны!

Она вновь улыбнулась, и у Сергея защемило сердце.

– Вы что-то хотели, ваше величество? Надеюсь, мой сын держит своё слово?

– Разумеется, госпожа Аруанн. Но я здесь не по этой причине.

Женщина, хотя сейчас она выглядела почти девчонкой, насторожилась:

– Что-то плохое на Фиори? Или вы опять воюете?

– Что вы, госпожа! Всё идёт настолько хорошо, что я уже начинаю бояться. Настолько отвык от проблем. – И протянул ей небольшой узкий конверт: – Вот.

Женщина с недоумением повертела плотную бумагу в руках, не понимая, почему нельзя произнести слова вслух, вместо того чтобы излагать их пером. Она не только лечилась в клинике. Одновременно, по просьбе Атти, ей загружали в мозг данные по экономике и другим наукам Руси. Аруанн собиралась быть не просто императрицей-матерью Фиори, но и помогать своему сыну в управлении страной.

– Что это, ваше величество?

– Приглашение. От меня лично.

– Приглашение?

Мужчина кивнул:

– На ужин. Простите за формальности… – Он даже смутился, не зная, как себя вести. Раньше такого не случалось.

– Ой… – Аруанн уже испуганно посмотрела на бумагу. – Но я… я совершенно не умею себя вести, как здесь принято. И одежда… У меня нет ничего достойного, чтобы показаться императору такой сильной и могучей державы… – Решительно вернула конверт человеку: – Простите, ваше величество, но… нет. Я не могу принять вашего приглашения, как бы мне этого ни хотелось.

Мужчина нахмурился:

– Но почему?

– Я прошу принять мои глубочайшие извинения, ваше величество, но… Считаю себя недостойной такой милости.

– Недостойной? Вы?!

Теперь женщина слабо кивнула в ответ:

– Я всего лишь выходец с провинциальной планеты. К тому же не являющейся вассалом империи. Полуграмотная вдова. И играть роль развлечения для высокородных вельмож на ужине императора у меня нет ни желания, ни причины, по которым я согласилась бы пойти на такое унижение. И вообще, поскольку лечение, как я понимаю, закончилось, прошу отпустить меня. Я хочу домой.

– Домой… Это куда?

– На Фиори, разумеется. К сыну, дочери, внукам.

Бровь мужчины слегка дёрнулась.

– Как пожелаете, госпожа… Но раз вы боитесь моих вельмож, что совершенно понятно, тогда… – Решение пришло мгновенно: – Почему бы нам просто не посетить какой-нибудь ресторан в столице? Обычный ужин на двоих, только вы и я. Хотя бы из благодарности за лечение?

Женщина на мгновение напряглась, потом тихо произнесла:

– Только я бы хотела купить себе одежду…

– Как пожелаете, госпожа. Я немедленно пришлю вам каталоги. Гостья империи не должна нуждаться ни в чём. – Сергей коротко поклонился, взглянул на большой наручный коммуникатор, дёрнул щекой. Спохватившись, что испугает женщину, извинился: – Простите, госпожа, меня вызывают по делам. До вечера?

Женщина молча кивнула, пребывая в растерянности… Сергей вновь поклонился и быстро прошёл к лифту.

…Глайдер без опознавательных знаков медленно поднялся в воздух и набрал скорость.

Перегородка, отделяющая водителя от пассажиров, опустилась, и в салон заглянул начальник службы безопасности империи Русь.

– Ваше величество?

– Ты, Миша? Отлично. Проконсультируй-ка меня, где в столице можно прилично поужинать с дамой?

– В городе?!

Император усмехнулся:

– Разумеется. Ужин при свечах на двоих в спальне как-то не очень подходит досе Аруанн. – И внезапно пожаловался: – Ты понимаешь, все эти принятые среди нашего круга уловки для неё – самая настоящая грязь. Если я попытаюсь сделать что-то подобное, то испорчу отношения навсегда. А мне этого не хочется.

– Ваше величество? – озадаченно произнёс человек в неприметном костюме и на мгновение задумался. Потом кивнул: – Действительно, она не избалована, не испорчена, не привыкла к нашим интригам, чистое дитя дикого мира. Хотя и в достаточно солидном возрасте…

– Возрасте?! – Сергей неожиданно оживился: – Ха, Миша! Если бы я не видел изменения, проходящие с ней каждый день, я бы не поверил собственным глазам! Сейчас она выглядит на восемнадцать! И самое интересное – врачи гарантируют стабильность процедуры! Понял?

– Ничего себе… – присвистнул в изумлении контрразведчик. – Получается, что она – человек?!

– На все сто процентов, Миша! Полностью совместимый с нами!

Контрразведчик опять задумался. Спустя минуту задумчиво произнёс:

– Тогда и её сын – человек… Как же он мог завести ребёнка от саури?

– Загадка, Миша. Большая загадка. Подозреваю, что мы чего-то не знаем о клановцах. Чего-то очень важного…

Тут у разведчика пискнул коммуникатор. Едва слышно. Но тот отреагировал сразу, извинившись взглядом и окутавшись дымкой аудиополя. Выслушал, затем убрал глушащую все звуки завесу и задумчиво взглянул на императора.

– Вы правы, ваше величество. Мы точно не знаем отгадки. Но вот только что мне сообщили, что небезызвестный вам Рогов, который притащил с собой в метрополию одну из саури после посещения Фиори… Кстати, до подписания официального договора…

Император кивнул, что в курсе дела.

– …только что вызвал к себе домой скорую.

Сергей мгновенно насторожился:

– Пусть немедленно сообщат результаты обследования.

Контрразведчик кивнул, исчезая за стеклом. А человек в салоне задумался, не в силах стереть стоящее перед глазами тонкое лицо женщины, впрочем, какой там женщины – совсем юной девчонки. Но, как только защитное стекло вновь пошло вниз, сразу очнулся. Вновь появился Михаил:

– Пришла информация?

– Так точно, ваше величество. Результат… – он сглотнул, – умопомрачительный. Рогов живёт с некоей Яяри уль Сахрия аль Амини, вдовой, изгнанной из клана аль Захри.

– Я знаю.

Эсбэшник кивнул и продолжил:

– Уже два месяца, как вам известно, ваше величество.

– Ну… – Сергей начинал злиться, и «молчи-молчи» понял это. Поспешил произнести:

– Она беременна. Как раз два месяца. Начался токсикоз, поэтому Рогов всполошился и вызвал медиков.

– Тьма… Получается…

Оба переглянулись, потом практически синхронно произнесли:

– Но как?!

Михаил пожал плечами:

– В принципе все медики и специалисты утверждают, что общие дети между нами и клановцами должны быть. И почему они не рождаются, им непонятно. Процесс, так сказать, всегда происходил штатно, что с одной, что с другой стороны. Но результат всегда был нулевым.

Неистовый опустил голову и схватился за виски:

– Тьма! Тьма! Тьма! Ты понимаешь, чем это нам грозит, Миша?! Учитывая наш вечный женский дефицит?! Атти, ну, Кузнецов, обмолвился, что у саури тоже перекос! Только в другую сторону! И наши доблестные подданные, я тебе гарантирую, узнав, что общие дети не вымысел, а реальность, выметут кланы подчистую!

– Ваше величество… – ошеломлённо выдохнул контрразведчик.

Но Сергей уже взял себя в руки и задумчиво протянул:

– Впрочем… Я видел родную дочь дель Парды. Симпатичная девчушка. И знаешь, что мне пришло первым на ум, когда я увидел малышку?

– Ваше величество?

– Когда она вырастет, то разобьёт немало сердец, поверь.

Тишина в салоне продержалась недолго. Император снова спросил:

– Так что, Миша, какой ресторан ты мне порекомендуешь для ужина с досой Ауранн?

Тот ответил сразу:

– «Золотой олень», ваше величество. Приятное место. Да и прикрыть вас, в случае чего, не так сложно.

Император кивнул:

– Тогда оставляю дело на тебя. Закажи мне столик на… девятнадцать часов. И пару номеров на всякий случай.

– Всё будет сделано, ваше величество.

Контрразведчик уже приходил в себя. Привычная работа помогла преодолеть шок от осознания узнанного. Поднял стекло, отдал необходимые распоряжения и снова замер, косясь на безмолвного водителя.

…Аруанн закрыла за собой двери комнаты и облегчённо вздохнула – наконец она одна и может всё обдумать… Правильно ли она поступила, согласившись на приглашение императора Руси? Неизвестно. Провинциальная дворянка, ставшая ею всего лишь за красоту… Необразованная, не знающая этикета… Впрочем, она постарается не опозорить сына и себя. В конце концов, её мальчик – владыка Фиори. А она – его мать…

Пискнул зуммер двери, и на пороге появилась медсестра:

– Госпожа?

– Да?

– Вам принесли каталоги. Столик в ресторане будет готов в девятнадцать часов…

Женщина испуганно бросила взгляд на стоящие на полке часы. С облегчением вздохнула – у неё четыре часа. Успеет…

Время до назначенного ужина пролетело незаметно – столько нужно было всего сделать! Высушив свои длинные светлые волосы под ионным феном, быстро надела новое бельё, застегнула молнию платья, подошла к зеркалу, величиной с её рост, взглянула в отражение и ахнула: Высочайший, неужели это она? Идеальная, по местным меркам, фигура, облитая коротким облегающим платьем, длинные точёные ноги, в сверкающих, согласно человеческой моде, лосинах, плетёные туфли на высоком каблуке… Подойдя к вмонтированному в стену сейфу, фиорийка вытащила оттуда небольшую сумочку, открыла и решительно вытащила оттуда подаренный ей сыном драгоценный гарнитур из платины и огненных сапфиров. Несколько движений, снова взгляд в зеркало… Опять потрясённый вздох… Как бы она хотела, чтобы кто-нибудь с Фиори увидел её в этом наряде и при этом осуждающе не тыкал пальцем…

Вновь появилась медсестра:

– Госпожа, транспорт подан. Прошу за мной…

…В первое мгновение она растерялась, поскольку зал был полон, но к ней сразу устремился одетый в форменный мундир отеля юноша:

– Госпожа Аруанн дель Парда?

Женщина кивнула.

– Прошу вас следовать за мной… – Юноша склонился в поклоне, впрочем отдав всего лишь дань вежливости.

Они прошли через весь зал, поднялись на галерею, украшенную местными деревьями, и, подведя к столу, за которым никого ещё не было, молодой человек произнёс:

– Присаживайтесь.

Аруанн несмело устроилась и подняла на помощника метрдотеля вопросительный взгляд:

– Вы сказали, это мой столик. А где же…

– Простите, госпожа. Вот и его величество.

Вначале в поле зрения возникла крепкая фигура, потом – безукоризненный вечерний костюм, а после фиорийка ахнула:

– Высочайший?!

Перед ней возник совсем другой мужчина, чем тот, которого она уже привыкла видеть.

– Добрый вечер, госпожа. Простите, опоздал.

Аруанн неожиданно для себя смутилась и покраснела:

– Ваше величество, я всё прекрасно понимаю… – Подняла на него опущенный было взгляд и едва удержалась от восклицания испуга – её сотрапезник смотрел на неё слегка растерянными и восхищёнными глазами. Не на драгоценности. Именно на неё.

Наконец, то ли придя немного в себя, то ли просто поняв, что совершает бестактность, отвернулся:

– Извините… Просто я никак не ожидал… что сегодня вы окажетесь столь… ошеломляющи… – Спохватился, глядя на женщину по-прежнему восхищёнными глазами: – Будем делать заказ?

Аруанн зарделась от удовольствия и от услышанного комплимента. Потом решилась взять инициативу в свои руки:

– Не могли бы вы помочь с этим, ваше величество? Я не знаю местной кухни…

– С удовольствием, госпожа Аруанн. – Мужчина, севший напротив неё, словно покатал на языке её имя, пробуя его на вкус: – Ваше имя красиво звучит… И очень необычно… – Затем сделал знак рукой. Тут же возле их столика возник вытянувшийся в струнку официант: – Нам, пожалуйста, подайте…

Список блюд оказался неожиданно длинным, и фиорийка даже забеспокоилась – сможет ли она столько съесть, но промолчала. Едва прислуга отеля удалилась, мужчина наклонился к ней:

– Вам что-то не понравилось, Аруанн?

Внутри женщины словно прокатился тёплый шарик – человек спрашивал её так участливо и искренне… Нашла в себе силы ответить:

– Вы столько всего заказали…

Мужчина беззаботно махнул рукой:

– Не волнуйтесь. Не так и много. Просто некоторые блюда у нас обозначаются целой кучей словесного мусора…

Улыбнулся, и у женщины вдруг что-то ёкнуло – улыбка её случайного спутника была такой… доброй… И даже несмотря на допущенную им вольность, некоторую интимность, когда он обратился к ней без обязательной «госпожи» или «досы»…

Ой!.. Женщина покраснела, словно юная девушка на первом свидании. А мужчина зачарованно приоткрыл рот, глядя на неё… И спохватился:

– Извините…

Но и Аруанн уже немного пришла в себя.

Как нельзя вовремя подоспел официант, перегрузил блюда с подноса на столик, поклонился земным кивком и ушёл. Сергей обвёл глазами стол:

– Прошу вас, госпожа…

Аруанн осмотрелась – всё было так маняще и пахло так вкусно… Но не повредит ли ей земная пища? Ту, что она пробовала из контейнеров с корабля сына, можно было есть без всяких последствий. А в лечебнице её кормили специально составленной медиками пищей. Рискнуть? Несмело потянулась к блюду, нацепила на вилку крохотный кусочек какого-то овоща, очень осторожно откусила… Как вкусно! Её партнёр за столом отметил про себя эту осторожность, чему-то улыбнулся, и женщина насторожилась:

– Вам смешно?!

– Что вы, госпожа… Боитесь, что будут последствия?

– Вы же знаете, что я – фиорийка.

Он кивнул:

– Естественно.

Аруанн вновь покраснела, а мужчина опять застыл. Потом вдруг резко крутанул шеей, совсем как Атти, и… Женщина не поверила своим глазам, на его щеках появился лёгкий румянец, и у неё вновь стало тепло на сердце…

– Как жаль, что я уезжаю…

Мужчина вдруг неожиданно внимательно взглянул на неё:

– Кстати… С вашей младшей внучкой… Это непонятная для нас загадка.

– Для нас? Для кого – нас?

Человек неопределённо покрутил в воздухе рукой:

– Для нас – людей. Общий ребёнок между саури и человеком… Простите – саури и фиорийцем… Что интересно – вы знаете, госпожа, что у нас с вами также возможны общие дети?

– Вы говорите непристойные вещи!

Аруанн даже бросила вилку на стол, собираясь уйти, но её собеседник вдруг прижал её ладонь к столу своей рукой:

– Не злитесь, госпожа. Я никоим образом не хотел обидеть вас. Может, неудачно выразился…

Фиорийка начала немного остывать.

– Что вы хотите сказать этим?!

– Понимаете, госпожа… Общие дети между человеком и саури невозможны. Это подтверждённый неоднократно факт. Во всяком случае, мне лично не известно ни одного случая, когда рождался общий ребёнок в результате известных отношений, хотя гены обоих рас полностью совместимы… Но вот налицо результат – ваша внучка. Ведь ваша сноха, насколько мы знаем, саури?

Аруанн медленно кивнула.

– А ваш сын – человек. Вне всяких сомнений.

– Я знаю, что у него разум русича. Но тело – моего сына!

Человек напротив неё откинулся на спинку стула:

– Я не подвергаю сомнению этот факт, госпожа. За одним только, но очень большим но – вы же проходили омоложение в моём личном госпитале?

– И что?

– Если бы у нас были различия в организмах, то никакое лечение, никакие препараты не дали бы столь… – Он вновь покрутил рукой в воздухе: – Столь разительного результата. Вы… стали такой… неотразимой…

Женщина растерялась:

– Я всего лишь простая провинциальная баронесса… Правда, теперь уже мать императора захолустной планетки, которую любая из ваших держав может превратить в пыль одним мановением руки…

Мужчина тонко улыбнулся:

– Вот тут вы ошибаетесь, госпожа. И очень сильно…

Фиорийке стало любопытно.

– Почему?

– По множеству причин.

– И каких же?

Её собеседник вновь улыбнулся:

– Ваш сын, император, – человек. Значит, за ним стоит вся мощь Руси. Ваша сноха…

– Дочь.

– Простите – дочь. Одновременно она и дочь вождя вождей кланов саури. За ней – мощь всех истинных кланов. Как думаете, что будет, если обе эти силы сойдутся?

– Война… – испуганно прошептала женщина.

Сергей отрицательно покачал головой:

– Не война. Тотальное уничтожение всего живого. Мы, конечно, воевали раньше. Но не было столь заманчивого приза, как сейчас. Копи огненных сапфиров. Самых драгоценных камней вселенной. И из-за них обе расы будут стоять насмерть. До последнего корабля. До последнего солдата.

– Они столь ценны?

Человек снова качнул головой:

– Более чем ценны. Основа нашей, человеческой, экономики и экономики кланов зиждется на них. Все месторождения этих камней наперечёт и известны всем и каждому в обеих державах. И открытие новых залежей кристаллов, тем более неслыханных до сих пор размеров и чистоты, вызвало просто шок среди всех нас. Думаете, почему саури пошли на столь беспрецедентное соглашение – признать Фиори нейтральной планетой?

– Из-за камней?

– Да, Аруанн. Именно из-за них.

– Верю… – тихо ответила фиорийка, опуская глаза. И вдруг смахнула неожиданную слезу.

Неистовый встревоженно спросил:

– Вы плачете?! Я вас чем-то обидел?

Теперь уже она отрицательно покачала головой:

– Нет. Что вы… Просто… просто… Мне обидно, что ко мне здесь так хорошо относятся только из-за богатства, которым обладает мой мир…

Человек некоторое время помолчал. Потом, по-видимому, пришёл к какому-то решению:

– Госпожа… вы умеете танцевать?

Аруанн несмело ответила:

– Только вальс… Атти научил меня…

– Вы позволите вас пригласить?

Женщина зарделась, потом слабо кивнула.

– Тогда позвольте попросить у вас танец, госпожа?..

– Из-за моего богатства?

Человек на мгновение прикусил губу:

– Вы говорите глупости, госпожа. Вам прекрасно известно, что я богат не меньше, а может, даже больше, чем вы. Так что мы в этом смысле – ровня. И я не вижу смысла приглашать вас на танец в надежде завладеть вашими рудниками.

– Тогда – почему?

На лице мужчины появилась задумчивая слабая улыбка.

– Хотел бы я тоже знать почему… Может, потому что вы мне нравитесь?

– Я?! Но я старая, не человек, и вообще – у меня взрослые дети и внучка! Может, я выгляжу молодо, но мне уже скоро сорок!

– Всего?

Она словно споткнулась на ровном месте:

– Что значит – всего?

Человек снова улыбнулся:

– Так и мне – пятьдесят… Разница в нашем возрасте всего десять лет. Это несущественно. Поэтому позвольте мне пригласить вас на вальс, доса Аруанн?

– Вы знаете, как правильно обращаться к даме?! Почему же вы не делали этого раньше?

Улыбка на лице собеседника стала дразнящей.

– Знаете, госпожа… Мне вдруг захотелось, чтобы вы начали привыкать к русским обычаям.

– Это ни к чему. Завтра я возвращаюсь домой. На Фиори.

Её собеседник отрицательно качнул головой:

– Это вряд ли.

Аруанн вдруг разозлилась:

– Послушайте, ваше величество! Я не понимаю игры, которую вы ведёте! Какое право вы имеете задерживать меня?! Я не ваша подданная, ваше величество!

– Сергей.

– Что, простите?!

– Меня зовут Сергей. Относительно же, как вы сказали, игры, император Руси собирается вступить в брак, доса. Неужели вы пропустите столь уникальное и знаменательное событие?

– Вы… женитесь?

– Да. Вы не знали? Ну, разумеется. Об этом вообще мало кто знает. Кроме меня и теперь вас, госпожа…

Аруанн заволновалась:

– Мне нужно переговорить с сыном! Обязательно! Только он может решить, оставаться мне или нет! И я хочу…

– Всё что угодно. Но я предлагаю поговорить с членами вашей семьи вместе…

– Я и сама могу сказать Атти, что его император женится!

– Разумеется, можете. Но мне кажется, что это будет лучше сделать мне. Ваш сын меня знает лично. Поэтому поверит. И вообще, мы собирались танцевать…

Он поднялся из-за стола и протянул руку женщине. Аруанн несмело встала, приняв её, и пара прошла к скрытой какими-то экзотическими кустами танцевальной площадке. Когда его уверенная рука легла на тонкую талию, оба партнёра вздрогнули. Но зазвучала музыка, и человек и фиорийка закружились в бессмертном танце. Слова были не нужны, поэтому оба просто наслаждались танцем и близостью друг друга…

Наконец отзвучали последние аккорды, и мужчина нехотя отпустил свою партнёршу, предложил ей руку и отвёл обратно к столу…

– Простите, но я ещё очень плохо знаю имперские обычаи. Вы сказали, что женитесь… Но об этом пока знают только вы и я… Отчего вдруг такое доверие к совершенно незнакомому человеку? Вы хотите, чтобы я присутствовала на этом бракосочетании. И, как понимаю, отговорки с моей стороны не хотите признать никаким образом? Почему? Для чего на вашей свадьбе вдруг понадобилась провинциальная дворянка? Неужели из-за денег или из-за камней?

Человек с досадой вздохнул:

– Опять вы за своё? Придётся объяснить проще, доса. – Он набрал в грудь побольше воздуха, словно перед прыжком в воду: – Скажите, как можно жениться, если на свадьбе нет невесты?

– А при чём тут я?! – не поняла Аруанн.

И человек терпеливо пояснил:

– Ну а как ещё? Я и приглашаю вас в качестве будущей жены императора Руси Великой.

– Что?! Это какая-то дурная шутка?! Вы переходите все границы дозволенного! – Аруанн вскочила со стула, словно её ужалила пчела, и вдруг застыла, будто пригвождённая улыбающимися голубыми глазами.

– Никакая не шутка, госпожа. Собственно говоря, я задумался об этом уже довольно давно, ещё когда впервые увидел вашу голографию с Фиори. А сейчас ещё больше утвердился в принятом решении, доса Аруанн дель Парда… – Мужчина также поднялся со своего места и, выйдя из-за стола, взял её руки, заглянул в глаза: – Ты выйдешь за меня замуж, Аруанн?

– Ты…

Последовал кивок:

– Да. Я, Сергей Шестнадцатый, император Руси, прошу тебя стать моей женой, императрица-мать Фиори, Аруанн дель Парда…

– Но… Почему я? – уже решившись, тихо спросила фиорийка.

– Откуда я знаю почему… – так же тихо ответил человек. – Просто, увидев тебя сейчас, я понял, что никогда не прощу себе, если мы расстанемся.


Глава 12 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 14



Loading...