home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Атти проснулся рано. Почему-то ему не спалось. Какое-то смутное желание словно грызло его изнутри. Захотелось отбросить прочь все заботы, тревоги, дела. В конце концов, может он хоть раз за эти годы почувствовать себя обычным человеком? Бросил взгляд на уютно посапывавшую рядом Ооли, улыбнулся. Жена привычно свернулась клубочком, ушки чуть прижаты к головке и кокетливо выглядывают из-под густых волос пепельного цвета. Ещё раз присмотрелся. Нет, не показалось: её кожа стала чуть розовее. Теперь не серого, как раньше, а просто бледного цвета. «Хм… Рождение ребёнка от меня так повлияло на её организм? Какая она всё-таки красивая…»

Внезапно супруга потянулась во сне, сонно поискала ладошкой мужа. Наткнувшись на его грудь, довольно заурчала во сне. Привычки у неё точно кошачьи – мелькнуло в голове мужчины. Яркий лучик солнца прокрался через щель в плотных гардинах, упал на край подушки, и Атти вспомнил: сегодня же мама должна вернуться домой! Едва не хлопнул себя с досадой по лбу, как же можно такое забыть?! Присланные голографии из больницы показывали, что с досой Аруанн произошло настоящее чудо! Сейчас она выглядела едва ли не младше его самого.

Атти бросил взгляд на мерно сменяющие друг друга цифры настенных часов: до того, как мама переступит порог их дома, ещё столько времени, а ждать уже просто нет сил! Может, устроить сюрприз? А что? Действительно, почему и нет? К тому же он столько времени не был в империи… Почему бы и не прогуляться пару часиков по столице? Не показать жене и детям человеческий город? Один из самых красивых в секторах, принадлежащих людям?

Ласково коснулся губами бархатной щеки разрумянившейся во сне жены. Та нехотя открыла огромные глаза, ещё с поволокой, до конца не проснувшиеся. Наконец они прояснились. Хлопнули пушистые ресницы в палец длиной.

– Что-то случилось?

Супруг довольно улыбнулся:

– С добрым утром, милая.

– И тебя тоже, муж мой.

Короткая пауза. Потом последовал вопрос:

– Что ты задумал на этот раз?

Её личико стало строгим, но супруг понимал, что это игра. В конце концов, они уже столько вместе…

– Экскурсию.

– Экс… – Сообразила, что это слово произнесено не на фиорийском, а на русском языке. – Ты заговорил на речи империи? Значит ли это…

Атти кивнул:

– Сегодня маму обещали отпустить из лечебницы. – Хитро прищурился: – Почему бы не встретить её у дверей госпиталя и не вернуться на Фиори всем вместе?

Молчание. Потом не верящий услышанному слегка дрожащий голосок в ответ:

– Ты… ты это серьёзно?!

Мужчина улыбнулся, ласково привлёк к себе жену:

– Почему бы и нет? – Чмокнул в бархатную щёчку. – Будешь первой из правящего клана, побывавшей в человеческой метрополии! Гордись!..

Спустя два часа они стояли все вместе возле транспортных ворот, ожидая открытия портала. На Атти был надет парадный мундир русской империи белого цвета с наградами и положенными к ношению мечом и табельным бластером. Ооли… О, жена превзошла себя, надев привычное в кланах эчче – облегающее талию двубортное длинное платье, распахнутое спереди, высокие из мягкой кожи сапоги с прорезями в виде различных фигурок и нижнее полуплатье, оставляющее открытыми стройные длинные ноги. Его любимая супруга могла позволить себе и не такое одеяние. Стесняться своей фигуры ей приходилось. Роды совсем не сказались на ней.

В противоположность им обоим на Аами, старшей дочери, было надето типичное фиорийское лёгкое платьице до колен, какие носили богатые дворянки, украшенное тонкой золотой нитью. Ну а малышка Ари, поскольку ходить ещё не умела, восседала в гравитационной коляске, первой вещи, которую фиорийский император заказал на Руси.

Мелькнули цифры табло, протяжно ударил сигнальный гонг, между перекладин транспортных ворот заструились светящиеся клочки энергии, сливаясь в общую мембрану, и спустя миг вспыхнул проход. Атти едва заметно напрягся, подхватил под руку жену, второй рукой – ладошку старшей дочери, выдохнул:

– Пошли. – И первым шагнул в проход, поскольку разнервничался не на шутку, несмотря на напускную браваду.

Рядом с семьёй плавно скользнула плывущая в воздухе коляска с приникшей к стенке младшей дочерью.

Столица русской империи встретила туристов с Фиори обычной деловой суетой. Таможню и паспортный контроль проходить не требовалось, поэтому семью поприветствовали инженеры, обслуживающие приёмную установку, и все пятеро спокойно прошествовали к выходу. Ооли и Аами с любопытством осматривались по сторонам. Один лишь Атти был спокоен. Сколько он уже перевидал этих ворот…

Перейдя через портал, он сразу освоился и теперь намеревался показать любопытствующим близким, как живут люди на Руси. На стоянке комплекса обнаружилось несколько автоматических такси, и, выбрав большой семейный миниваг, муж и отец в единственном числе загрузил в просторный салон коляску, усадил жену и старшую дочь на мягкие сиденья, устроился сам и ввёл адрес. С некоторой робостью вставил в считыватель свою старую кредитную карточку, не очень рассчитывая на то, что она сработает. Но, к его величайшему удивлению, аппарат мягко звякнул, принимая к оплате предъявленный документ, и спустя мгновение машина плавно поднялась в воздух. Ооли прилипла к окну, впрочем, Аами от мамы-тёти не отставала, расплющив носик о поляризованное стекло. Внизу проплывали огромные поля и рощи, магистрали, множество небольших домиков среди пасторальных пейзажей, тянулась нитка монорельса, проложенного к станции ТПС. Но вскоре эта картинка сменилась громадным, раскинувшимся, сколько видел глаз, городом, полным зелени, но застроенным на удивление невысокими домами, кроме одного, находящегося на окраине, квартала, синеющего вдали.

Жена отвлеклась от созерцания, взглянув на супруга:

– Это что?

– Империя.

Ооли поджала губки, обижаясь на непонятливого супруга:

– Я понимаю, что это империя. Но как называется город?

Муж улыбнулся и повторил:

– Империя. Он так и называется. Столица Руси Великой.

Жена смущённо покраснела:

– Извини. Я не поняла. – Чуть помолчала, потом спросила: – Куда сейчас?

Атти на мгновение задумался:

– Хочешь что-нибудь съесть?

Та на мгновение задумалась, потом несмело произнесла:

– Может, кофе? Любопытно, как его у вас готовят? Ты, кстати, обещал мне натуральный! Из зёрен!

– У людей, ты хотела сказать? И – да. Действительно, обещал.

С Ооли словно спала какая-то тяжесть, она облегчённо улыбнулась:

– Ну, да, у людей. Мы же фиорийцы…

Ответная улыбка мужа была ей ответом. Он наклонился к управляющему модулю, отдал негромкую команду. Спустя мгновение машина начала закладывать плавный вираж. Муж объяснил:

– Я помню один большой торговый комплекс. В нём всегда варили отличный кофе. Надеюсь, так и осталось.

Озабоченно взглянул на окошко кредитки, прикидывая наличность, потом махнул рукой – в конце концов, совсем крыша поехала. Можно спокойно сдать в любом ломбарде, даже в самом центре, пару-тройку камней, из тех, что лежат у него во внутреннем кармане. Какие проблемы?

– Самсонов! Какого дьявола ты стоишь столбом?! Нечем заняться? – распекал старший смены парковщиков при торговом центре неподвижно застывшего работника, который был обязан ставить машины клиентов на стоянку.

Но тот стоял столбом, совершенно не обращая внимания на начальника. Наконец тот сообразил, что дело не чисто, – спокойный, тихий парнишка, студент, подрабатывающий к стипендии, и вдруг наплевал на всё и бросил работу? Нет, точно что-то произошло!

Он тряхнул парня за плечо и рявкнул:

– Самсонов!!! Да что случилось?

Паренёк перевёл беспомощные глаза на шефа и, словно очнулся, облегчённо вздохнул:

– Начальник?! Хвала богам! Я уж думал, что умер…

Мужчина в униформе покрутил пальцем у виска:

– Ты чего? Заболел?

– Да нет, шеф! Просто, понимаешь, стою я здесь, жду. Подкатывает такси. Такое здоровое, семейное. Руссо-Балт-четыре сотни. А из него…

Парнишка снова замолчал, пока его начальник снова не встряхнул студента:

– Да что там такое? Призрак, что ли? Или живой мертвец вылез?

Работник снова очнулся:

– Хуже, шеф! Куда хуже!!! Вылезает оттуда обычный наш офицер. Нашивки спеца, и на груди целая галактика: ордена, медали, значки! На боку меч офицерский, как положено. Бластер в кобуре с табличкой наградной. Словом, всё как обычно. Вынимает коляску из салона. В ней ребёнок. Потом руку своей спутнице подал, чтобы помочь из салона выйти…

Парень снова замолчал.

– Да что с тобой, в конце концов? Ну, военный, с семьёй. Что тут такого?!

На него взглянули расширенные до невозможных пределов глаза.

– Ага. С семьёй. С женой и дочерью. Ещё вторая, совсем маленькая, грудничок в коляске. Только вот супруга у него… – Парнишка сделал короткую паузу и страшным голосом произнёс: – Саури…

– Ч-чего?! – Начальник словно споткнулся на ровном месте. – Ты чего городишь?! Совсем крыша поехала?!

– Нет, шеф! Клянусь всеми богами, саури с ним была. И ребёнок у них! Вроде и саурёнок, а не такой! Светленький, совсем как мы! Только ушки остренькие! Поверь, шеф! Он мне ещё монету дал за то, что я ему помог коляску вытащить! Вот!

Парень протянул начальнику сжатый кулак и раскрыл ладонь – мужчина охнул:

– Мать!

На ладони парковщика лежала небольшая круглая золотая монета с совершенно незнакомым шрифтом рубленых очертаний с затейливым гербом.

– К-куда они пошли?! – торопливо выпалил начальник, и студент, уже немного придя в себя, указал рукой на вход:

– Туда! Майор ещё о кафетерии спрашивал…

Но договаривал он уже в пустоту – его шеф испарился со стоянки с несвойственной ему резвостью.

– Тебе доставляет удовольствие так эпатировать людей? – Ооли смущённо улыбнулась, сделав глоток ароматного мокко. Потом со всей своей непосредственностью зажмурила глаза от наслаждения и выпалила совсем как ребёнок: – Как вкусно! Почему у нас на Фиори такого нет?

Атти улыбнулся:

– Будет. И очень скоро. Обещаю.

Жена потянулась к мужу и чмокнула его в щёчку:

– Спасибо, милый! Ты всегда держишь своё слово. – После короткой паузы добавила, но уже вполголоса: – Хорошо, что ты Аами научил русской речи. Она уже нашла общий язык со сверстниками.

Супруг покосился в сторону детской площадки, откуда доносился детский смех. Впрочем, мягкий голосок приёмной дочери любящее отцовское ухо легко различало среди остальных. Целая куча детишек на площадке резвилась от души: качели, карусели, различные педальные и электрические автомобильчики и животные… Детям было чем заняться, пока их родители отдыхали в центре. Вспомнил, как подвёл девочку к карусели и встретился глазами с изумлёнными взглядами других родителей и детей. Вначале воцарилась гробовая тишина, даже музыка оборвалась на мгновение. Потом какой-то карапуз решился подойти к ним и дёрнул Аами за рукав, заглядывая ей в лицо снизу вверх:

– Ты – саури?

Дочка смущённо кивнула. Мальчишка насупился:

– А почему ты с ним? – и указал на Атти.

Девочка пояснила:

– Он мой папа! – И произнесла эти слова с такой гордостью, что мальчуган сразу поверил.

Взглянул на Атти:

– Ваша дочка такая красивая!..

Мужчина ответил с не меньшей гордостью, чем только что девочка назвала его своим отцом:

– Я знаю. – Присел на корточки, протянул руку мальчишке: – Меня зовут Атти. Атти дель Парда. Мы с Фиори.

Парнишка ответил на рукопожатие серьёзно, словно взрослый:

– Костя. Константин Измайлов. А вы военный? Служите империи? А ваша жена правда настоящая саури?

Мужчина показал рукой за спину, где за столиком, зажмурив глаза от наслаждения, сидела Ооли, весело покачивая ножкой. Мальчик выглянул из-за его плеча и ахнул:

– Действительно… Самая настоящая! Никогда не видел живых… – Сообразил, что ляпнул что-то не то, торопливо поправился: – Только на головидео.

Аами расцвела улыбкой, потом застенчиво произнесла:

– Наверное, скоро ещё приедут… – И опустила головку, застенчиво крутя носком по покрытию.

Парнишка оказался молодцом, ухватил её за руку и потянул за собой:

– Пойдём на качели. У вас есть такие?

Девочка взглянула на сверкающий разноцветными огоньками аттракцион и со вздохом ответила:

– Таких красивых нет. У нас, на Фиори, попроще…

Через мгновение они уже исчезли в тут же образовавшейся толпе ровесников… Провожаемый изумлёнными взглядами немногих присутствующих здесь взрослых Атти вернулся за столик, заказал ещё два мокко и печенье и стал ждать, время от времени бросая взгляды за окно. Гостиница за огромным панорамным стеклом была ему незнакома. «Золотой олень»? Ооли также незаметно осматривалась, благо пушистые длинные ресницы отлично скрывали движения светлых зрачков. Младшенькая же Ари посапывала в гравиколяске ещё с такси…

Весть о том, что в торговом центре находится настоящая саури, в мгновение ока облетела всё здание. Многие не верили, ведь, несмотря на заключённый договор, внешне всё осталось по-старому. Ни люди, ни жители кланов не собирались ехать друг к другу. Так с какого перепугу по имперской столице вдруг разгуливают самые настоящие саури? Но возвращавшиеся проверить новость очевидцы в один голос утверждали, что да, в кафетерии сидит семья с детьми, из человека и саури. Пьют кофе, одна девочка катается с людьми на карусели, а вторая спит. Им не верили, но те, кто удостоился видеть эту картину, вторили, что это можно посмотреть собственными глазами на третьем этаже. И толпа у входа в заведение росла ежесекундно.

И правда: высокий крепкий офицер Специальных сил империи Русь, благородная, невероятной красоты саури чистейших кровей в привычном среди кланов наряде высоких и истинных, одна крошечная девочка, сладко спящая в самой обычной гравитационной коляске, и вторая, десяти – двенадцати лет, весело играющая со сверстниками и сверстницами на детской площадке. Правда, платье у второй девчушки непривычное. И не человеческое, и не клановое, как сразу определили знатоки. Но самым главным было вообще не их присутствие, нет! Убойным было наличие обручальных колец на их руках и поведение обоих. Они вели себя естественно и непринуждённо, не выказывая ни презрения, ни злости ни к окружающим, ни друг к другу… К тому же самые внимательные уже заметили, что спящая малышка не очень-то и похожа на истинных саури…

– Пропустите! Да пропустите же! – кто-то с трудом проталкивался сквозь громадную толпу у входа, затем, оказавшись наконец внутри заведения, решительно направился к сидящей за столиком необычной паре.

Ооли, сидящая к входу спиной, обратила внимание на то, что её муж вдруг побледнел, затем начал медленно подниматься. Она напряглась, ожидая неприятности и досадуя, что так чудесно и необычно начавшийся день будет испорчен, но тут позади её послышался узнаваемый голос мамы Аруанн:

– Высочайший, дети, как же вы вовремя!

Молодая женщина оглянулась и не поверила своим глазам – это действительно была матушка Атти. Но выглядела она… Земной наряд из блузки и обтягивающих стройные длинные ноги лосин, ожерелье из яффаров на шее, растрёпанная причёска натуральной шатенки и шальные глаза. Невероятным образом помолодевшая Аруанн просто светилась от счастья. Ооли никогда не видела её такой. Сразу было ясно, что с женщиной произошло что-то необычайное. Но что? Впрочем, всё стало понятно, как только она увидела стоящего вместе с матерью мужа мужчину с такими же точно шальными глазами. Он… был смущён. Ооли уже очень хорошо изучила человеческие эмоции, чтобы понять чувства спутника мамы Аруанн, и чувствовал себя тот явно неловко. Но Атти… Что с ним?! Впрочем, всё потом. Она так соскучилась по маме за время её лечения!

Ооли радостно взвизгнула, вскочила со стула, обняла матушку. Та ответила таким же радушным объятием. Только Сергей стоял столбом, и было понятно, что он не знает, как поступить. Впрочем, протянул руку:

– Здравствуй, Максим.

И почему лицо спутника мамы кажется ей таким знакомым? Атти замер по стойке «смирно», щёлкнул каблуками форменных сапог и чуть поклонился:

– Ваше величество…

Величество?! Ооли от неожиданности чуть не плюхнулась прямо на пол. Во время встречи отца, а потом подписания договора о нейтралитете Фиори она так волновалась, что совершенно не запомнила лица императора людей, и вдруг – он? Да ещё с мамой Аруанн?!

Между тем тот произнёс:

– Хватит, Атти…

Ага! Сообразил!

– Пригласишь к столу?

– Разумеется, ваше…

– Кончай. Мы тут неофициально. И… по-семейному.

Сергей подошёл к столику, осторожно заглянул в коляску со спящей малышкой, улыбнулся, потом выдвинул свободный стул, обернулся к своей спутнице:

– Ари?

Аруанн устроилась за столиком. Император последовал её примеру. Дождавшись, пока все усядутся, владыка людей вновь неожиданно залился густой краской смущения и негромко произнёс:

– Понимаешь, Макс, прости, Атти… Словом, мы с твоей мамой… решили пожениться.

– А? Ва? А?..

Оба, и фиориец, и саури, не могли произнести ни слова. Аруанн опустила глаза, тоже залилась краской смущения, потом кивнула:

– Да…

Рука императора легла на её нервно дрожащую ладонь, ободряюще сжала. И тут послышался радостный крик Аами:

– Бабушка!..

Словно маленький вихрь пронёсся по залу. Девочка с разбега прыгнула к ней на колени, обняла и обидчиво заговорила:

– Почему так долго? Я так по тебе соскучилась!

Аруанн ласково прижала к себе внучку, погладила её по головке, ласково почесала за длинными ушками, потом чмокнула в щёчку:

– Ну, вот же, милая, я тут. С тобой…

– А с дедушкой познакомиться не хочешь?

Девочка застенчиво взглянула на Сергея, потом смущённо кивнула:

– Да. Я вас помню, дяденька. Вы были у нас на Фиори. А почему вдруг теперь стали моим дедушкой?

Император людей улыбнулся искренней улыбкой:

– Я как бы им стану только сегодня, милая. Но я тебя уже люблю. Не меньше, чем твоя бабушка.

Девочка осторожно слезла с коленей Аруанн, сделал пару шагов, подходя ближе к будущему родственнику. Тот вдруг подхватил её за талию, усадил к себе на коленки.

– Можешь звать меня дедушкой Сергеем. Или Серёжей. Как тебе удобно.

– Ой… А я – Аами.

– Я знаю, милая. Какая же ты у нас красавица!

Молодая пара переглянулась – похоже, тут уже всё решено, и их никто не спрашивает. Но куда тут возражать? Видно же, что оба…

И тут Ооли всполошилась:

– Надо папе сообщить! В кланы!

Мужчины переглянулись, и Сергей решительно припечатал, показывая, что он действительно истинный император:

– Правильно! Мы ведь, получается, будем теперь родственниками! А родню обижать нехорошо. – Сделал какой-то знак, и к столику подскочил абсолютно незаметный человек в обычной одежде: – Миша, дай мне дальнюю связь…

Спустя минуту, ещё не успели принести кофе, заказанный кем-то из охраны, как на столике появился маленький чемоданчик. Император Руси откинул крышку и немного замешкался, прикидывая, как будет строить разговор. Внезапно мимо него скользнула ручка Ооли. Никто не успел опомниться, как молодая женщина набрала навеки впечатанный в память номер вызова и внутренние коды планеты. Через мгновение послышался сигнал установки связи, вспыхнула сфера, и в ней появилось недовольное лицо пожилого саури. Увидев, кто посмел так бесцеремонно его вызвать, вождь вождей улыбнулся:

– Приветствую тебя, дочь моя!

– Папочка…

Саури сделала сложный жест, затем подняла опущенную головку. Пошевелила пальчиками, сплетая их в разные знаки. Вождь внимательно всмотрелся в них, потом ворчливо ответил:

– Конечно, один! Кто ещё может быть рядом со мной во вторую полуночную стражу?[2]

Только тогда Ооли расцвела улыбкой:

– Папа, тут такое дело…

Пожилой саури начал злиться:

– Что?! Наконец поссорилась со своим человеком?!

– Нет, папуля! Что ты! Это было только один раз, когда мы с ним ещё знакомились! И всё! Честно-честно! Тут другое… Понимаешь, у Ари и Аами появился ещё один дедушка. Точнее, скоро появится. Очень скоро… – Скромно опустила глаза.

Вождь внимательно осмотрелся в сфере, но к его чести, надо сказать, сообразил сразу:

– Твоя человеческая мать Аруанн решила выйти замуж?

Дочь кивнула.

Старый саури вздохнул:

– Надеюсь, её избранник не уронит чести кланов? И я рассчитываю, он достаточно знатного рода, пусть и среди людей?

Сергей рывком развернул камеру снимающей головки к себе и Аруанн:

– Думаю, да, достаточно знатного, вождь вождей.

Пауза. Неожиданно до всех присутствующих донёсся звук искреннего смеха, а потом весёлый возглас:

– Вот это да! Я всегда подозревал, что вы, люди, сумасшедшие! Но даже в самых страшных кошмарах мне не могло представиться, что я, вождь кланов истинных и высоких, стану родственником императора русских!..

Спустя мгновение послышался смешок со стороны Ооли, потом рассмеялась Аами, подхватила Аруанн, а ещё через секунду к ним присоединился раскатистый смех обоих мужчин.


Глава 13 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 15



Loading...