home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

Николай нервно расхаживал возле двери спальни, ожидая, когда вызванные им врачи скорой помощи выйдут и скажут, что случилось с Яяри. После своего возвращения с Фиори он, без преувеличения, был самым счастливым человеком в империи. Казалось, встреча с этой тихой саури перевернула страницы его жизни на светлую сторону. Удачное и, главное, неожиданное решение проблемы и воплощение его мечты в жизнь. Колоссальной величины контракт с аль Захри, уже завтра начинающий приносить прибыль его семье, подготовка к следующему торговому проекту, но в области общественного питания, а теперь на территории кланов…

И вдруг его малышка, его чудо заболела. Её непрерывно рвало, диагност не сообщал ничего конкретного. Она не могла есть, слабость не давала девушке нормально передвигаться. Рогов-младший был обеспокоен не на шутку состоянием своей… женщины. Пусть и тайной, которую он скрывал от всех, ожидая подходящего момента. Ведь даже прибывшие из кланов работницы пока находились в своём общежитии, не выходя за ограду и тщательно скрываясь, пока обучаясь всему, что положено знать продавцу, заодно привыкая к новой форменной одежде и обучая и совершенствуя русский язык и обычаи Руси. Многое, что для русских считалось естественным, для девушек и женщин истинных и высоких являлось настоящим откровением богов. Так что проблем с ними, естественно, хватало. Но куда меньше, чем с эмигрантками любого из человеческих миров. Тем более что нанятые саури старались на совесть. Всё было бы отлично, если бы не эта беда с Яяри…

Прислушался, но из-за дверей доносились лишь приглушённые голоса. Да что же там происходит?!

Наконец створки разошлись в стороны, и на пороге появилась медсестра. Молча отодвинула его с дороги, при этом взглянув расширенными от удивления глазами, словно стараясь запомнить, сбежала к глайдеру и спустя пару минут вернулась с большим чемоданчиком.

– Что с ней?

Медичка не успела ответить, как двери снова распахнулись. На этот раз в них стояла сама врач – средних лет женщина со значком ветерана на груди.

– Этот? – задала вопрос медсестре.

Та кивнула.

Врач отрывисто произнесла:

– Два кубика успокоительного плюс стабилизатор. А с ним я сама побеседую! – Без церемоний ухватила Николая за руку и подтащила к окну, за которым расшумелись птицы. – Это подло!

От неожиданности фразы Рогов-младший растерялся:

– Что?!

Вместо пояснений врач мгновенным движением приложила к его пальцу небольшую коробочку, которая вдруг уколола его палец. Отдёрнув руку, Николай разозлился:

– Да что происходит, в конце-то концов?!

Женщина в белой одежде вместо ответа взглянула на индикатор прибора и опять напустилась на мужчину:

– И вам не стыдно?! Притащили девушку невесть откуда! Сделали ей ребёнка! И не женитесь?! Она не может спать из-за неопределённости своего положения, да ещё беременность! Вы хоть знаете, что для саури внебрачный ребёнок равносилен смертному приговору?! Любой соплеменник, встреченный ею, просто обязан убить падшую, молодой человек! Вот так-то! Если вы не собирались совершать ничего подобного, то зачем было затаскивать бедняжку в постель?! Это подло и низко с вашей стороны, господин Рогов! Я постараюсь, чтобы к вам применили все меры воздействия как власти, так и общественность!

– Погодите… – Николай потряс головой, пытаясь собрать в кучу мысли, появившиеся от того, что он услышал. – Вы хотите сказать, что Яяри беременна?!

– Об этом я и втолковываю вам! Что за тупость, молодой человек! Вы живёте с женщиной, имеете с ней известные отношения, поэтому беременность – закономерный результат! Ведь бедняжка даже не подозревает, что есть средства для предохранения!

– Бр-р-р-р… – Николай опять потряс головой и выставил перед собой руки, словно защищаясь. – Яяри беременна?

– Да, Тьма вас побери!

– От меня?!

– А что вы хотели?! И прибор только что подтвердил ваше отцовство! Два месяца! Целых два месяца! Вы знаете, что через четыре месяца вы станете отцом?!

– Четыре? Почему четыре?!

– Ну, может, чуть больше. Мы не знаем. До этого случая саури не беременели от людей, если честно. Но в обычном состоянии, то есть браке разумных одного вида, беременность женщины кланов длится шесть месяцев. Так что готовьтесь! Отцовства вам не избежать! И ответственности за это!

– Не шумите, доктор! Клянусь всем богами, я не знал!

Врач попыталась заглянуть ему в глаза, чтобы прочитать его мысли, и, похоже, это ей удалось, потому что Николай ответил ей твёрдым взглядом, и медленно произнесла:

– Не врёте… Значит, она промолчала? Немудрено. По законам кланов жизнь с мужчиной вне брака приравнивается к проституции…

– Проституции?! – Рогов-младший был потрясён до глубины души. Даже повторил: – Проституции? Какой кошмар… Их бы к демократам отправить…

Невольно врач улыбнулась, представив реакцию саури на гомосексуалистов, зоофилов и прочих извращенцев, так заботливо культивируемых Американской демократией. Но тут же вновь стала суровой:

– Я даю вам три дня, молодой человек. Всё равно девушку надо ставить на учёт в нашей клинике! А вам необходимо сдать все назначенные анализы! И тоже срочно! А вашей саури сейчас необходимо успокоиться. Катя даст девушке все необходимые лекарства. Остальное закажете или купите в аптеке.

– Что с ней сейчас?

Врач совершенно по-матерински вздохнула:

– Нервы, молодой человек, нервы. Неопределённость состояния плюс нелегальное – ведь так? – пребывание на территории Руси плюс беременность и, что естественно в данном состоянии, токсикоз. Одно к одному, да ещё испуг, что о её ребёнке узнают посторонние, и – закономерный итог. Как ещё она руки на себя не наложила! Слышала я о подобном… Теперь-то понимаю почему… – Отвернулась в сторону, явно вспомнив неприятный случай из своей военной практики. Вздохнула, уже оттаяв. Но вдруг резко развернулась к двери, из которой выходила сестра. – Всё, Катя?

Та кивнула, но тут же заторопилась:

– Она не хочет снотворного. Вначале ей нужно поговорить с ним, – указала подбородком на стоящего столбом Николая.

Врач секунду раздумывала. Потом кивнула:

– Это правильно. Молодец, девочка. Умница. Прекрасно понимает, что лекарства лекарствами, но вначале надо решить все проблемы куда важнее. Может, и не нужно будет принимать ничего лишнего. Особенно сейчас… – Повернулась к по-прежнему неподвижному Рогову, чуть подтолкнула: – Иди уж, папаша. Разбирайся. Но если что, запомни: я тебя достану из-под земли.

– Не надо никого доставать.

Уже входя в комнату, стука удаляющихся каблучков он не слышал, весь провалившись в заплаканные глаза Яяри, с тревогой смотрящие на него. В одно мгновение оказался возле лежащей на кровати девушки, сел рядом, взяв её руку.

– Тебе лучше?

Она всхлипнула, отвернулась…

– Яяри уль Сахрия аль Амини, согласна ли ты стать моей женой перед лицом богов Руси?

– Айе… – еле слышно воскликнула девушка, всхлипнув. Потом смахнула с глаз слёзы и тихим, но твёрдым голосом произнесла: – Если ты из-за ребёнка…

– Нет! – со всей горячностью воскликнул Николай. – Я никогда не думал, что у нас с тобой может быть ребёнок! Даже не надеялся! Но раз боги так милостливы к нам, что сотворили подобное чудо, то оставить тебя, лишить малыша отца будет преступлением! Яяри, я очень прошу тебя, соглашайся!

На этот раз саури промолчала, но кивнула. Лишь потом еле слышно промолвила:

– Да… Я стану твоей женой, Николай Рогов, человек… – И пискнула, когда обрадованный мужчина сгрёб её в объятия и не выпускал долго-долго.

Потом он вздохнул:

– Надо брата вытаскивать на свадьбу… А у тебя есть кто-нибудь, Яяри?

– Нет… С родным кланом все связи давно утеряны. А старый от меня отказался.

Николай улыбнулся:

– Ну, подружек я тебе найду. Гарантирую.

– Подружек?

– Подружек невесты. Понимаешь, у нас на свадьбах каждой невесте положено иметь подружек, которые… – И пустился в пространное объяснение русских свадебных, и не только, обычаев, чувствуя, как девушка в его объятиях расслабляется и зачарованно слушает его рассказ…

Праздник. Первый за время её пребывания на Фиори. Уже три месяца она живёт на этой планете, и можно наконец признаться самой себе, что только сейчас, в диком мире, ощутила, что счастлива. Почему? У неё отличная работа, которая ей нравится. Есть прекрасная подруга-соплеменница, сама местная правительница, дочь вождя вождей кланов. Огромная зарплата, свои покои во дворце, большие и удобные. Любовь и почёт со стороны простых фиорийцев и уважение со стороны тех, кто работает на обслуживаемых ею рудных комплексах. Пусть среди них есть и люди. Она уже привыкла к их виду, больше он не кажется ей уродливым и гротескным.

Сегодня у фиорийцев особый день, который они отмечают. Ровно два года назад они провозгласили себя империей. В этот день её нанимателя, Атти дель Парда, признали владыкой страны, и закончилась гражданская война…

Ююми улыбнулась проскользнувшей мимо Льян, с которой тоже сдружилась, и потянулась к бокалу на подносе, подаваемом слугами. Этот человеческий обычай ей нравится – подавать гостям вино и прохладительные напитки во время танцев. Музыка у Неукротимого тоже великолепна. Оркестр играет слаженно. Ююми и не подозревала, что у людей есть такие красивые мелодии. Сделала глоток сока плода, из которого фиорийцы изготавливают великолепнейшее вино, и отступила к стене, чтобы не мешать танцующим.

Внезапно перед ней выросла уже почти забытая кошмарная фигура из прошлого:

– Какая встреча! Ююми! Неужели асха будет исполнена?

Она вздрогнула. Девушка ещё не успела отреагировать на голос, как её грубо схватили за руки, заломили их за спину, бокал, выпавший из рук, покатился по натёртому воском паркету. Но всё же саури успела увидеть надменное лицо Горха, искривившееся в злобной довольной усмешке. Внутри словно что-то оборвалось, а её уже потащили… И вдруг почувствовала свободу, а оба держащих её солдата, словно мячики, разлетелись в стороны. Ур Сарими схватился за пояс, но ему в лоб уже смотрели бластеры личной охраны императора, а в грудь упёрлись клинки.

– В чём дело?! – Голос Горха от злобы взвизгнул фальцетом.

Но неведомо откуда появившийся человек с рудника «Тигровый-4» левой рукой задвинул за свою спину перепуганную до серости саури и громадной глыбой навис над клановцем:

– Ты, ублюдок, как только посмел оскорбить её?!

– Что?! – Ур Сарими явно растерялся, но сдаваться не собирался: – Я требую выдать мне презренную, посмевшую нанести смертное оскорбление!

Мужчина повернулся к Ююми:

– Ты?

– Это ложь! – выкрикнула девушка и топнула ногой: – Он лжёт! Лжёт! Лжёт!

Горх зловеще ухмыльнулся и протянул:

– Я лгу? Требую поединка! По закону кланов, я, Горх ур Сарими, вождь клана, требую доказательства своей правоты в поединке истины! – И с победным видом оглянулся, презрительно меряя взглядом людей.

Мало, очень мало кто из человеческой расы мог сравниться с воином саури в бою на мечах. И надежды на спасение у Ююми не было с самого начала…

Мгновение тишины, женщины и девушки с сочувствием смотрели на саури. Впрочем, кое-кто и со злобой. Те, кто завидовал её красоте.

– Айе, кто решится заступиться за преступницу?! – раздался ритуальный клич.

Ююми без всякой надежды опустила голову. Конец… Сказка кончилась…

Что?! Человек, уже раз спасший её от глупой смерти, вновь шагнул вперёд, и Горх усмехнулся:

– Я – Горх ур Сарими, вождь клана ас Сарими. Кто ты, человек, решивший заступиться за изгнанную?

– Я – Дмитрий Рогов. Подданный Руси, диспетчер особого рудника императора Фиори Атти Неукротимого. И я докажу, что ты лжец и порочишь доброе имя этой девушки.

Саури мгновенно вспыхнул:

– Я заставлю тебя подавиться этими словами, хомо!

Он выхватил узкий длинный прямой клинок, блеснувший в свете солнца тусклым серебром монокристалла. Против ожидания человек спокойно взглянул на его оружие, потом наклонился к застывшему возле себя пажу и что-то ему шепнул. Его глаза заледенели и воткнулись в саури с такой силой, что тому на миг стало не по себе.

– Сейчас принесут моё оружие.

Ждать пришлось недолго. Буквально через пять минут паж вернулся и подал на вытянутых руках нечто, завёрнутое в ткань. Человек принял оружие, став на одно колено, коснувшись мечом лба, затем поднялся, сдёрнул чехол. Взору собравшихся предстали узкие, чуть изогнутые чёрные ножны, украшенные серебряными бляшками. На темляке большой ромб. Не уловимое взглядом движение – и точно такой же монокристалл, как в руках саури, вспыхнул в лучах светильников.

– Приступим?

Пространство вокруг дуэлянтов мгновенно очистилось, и по краю импровизированной арены выстроились гвардейцы. В круг вошла Ооли:

– Поединок истины! До первой крови или до смерти?

– До смерти! – Голос ур Сарими был подобен шипению змеи, что выдавало крайнюю степень бешенства.

Рогов кивнул, соглашаясь со своим противником и будучи на удивление спокойным, что потрясённая происходящим Ююми тем не менее отметила.

– Да будет так.

Императрица вышла из круга, встала за спинами охраны. Ююми замерла за широкой фигурой неожиданного заступника, мертвенно-бледная. Неужели этот… не понимает, что у него нет ни малейшего шанса против ур Сарими?! И почему он вообще вступился за неё? Девушка была совершенно растеряна.

Прозвучала команда к поединку:

– Анд!

Оба воина устремились навстречу друг другу. Саури замерла от изумления – её… защитник… Он исчез! Размазался в воздухе! Горх едва успел сделать пару шагов, как перед ним вновь возникла фигура человека. Короткий, практически неуловимый взмах – и… голова Горха на теле качнулась, и кто-то в толпе пронзительно завизжал – с тупым неописуемым звуком она упала на паркет. Из шеи ударила тонкая струйка крови. Ещё одна. Ещё. Сердце пока работало, не осознав отсутствия мозга. Но вот тело замерло и бессильно обмякло грудой мёртвого мяса. Конец поединка.

– Это… это как?! – взвизгнул чей-то голос на высокой речи.

– Такое невозможно! Этого просто не может быть! Хомо против саури всегда проигрывает! Это нечестно!

– Честно, – ехидно улыбнулась Ооли. – Дмитрий в своё время был офицером Специальных сил империи Русь. И, как мы убедились, не растерял свои навыки и в гражданской жизни…

Последовавшую гробовую тишину нарушил Атти:

– Уберите здесь. – И сделал презрительный жест, указав на тело и лужу крови. Затем повернулся к Рогову: – Вина?

Мужчина кивнул, спокойно вложил свой меч в ножны, отдал оружие пажу, обернулся к замершей столбом саури:

– Не желаешь присоединиться?

Ююми, словно во сне, медленно кивнула:

– Как пожелает мой… – Роковое слово ей выговорить не удалось, как она ни пыталась.

На негнущихся ногах приблизилась, медленно протянула руку за бокалом. Пальцы затряслись с такой силой, что Рогов – она наконец вспомнила его имя – удивлённо посмотрел на неё. Это помогло ей собраться, всё-таки взять бокал и, стуча по краю зубами, сделать ритуальный глоток. Отступила назад, склонилась в поклоне, протягивая ему бокал на вытянутых руках… Всё. Это конец… Его рука забрала бокал, и саури похолодела – значит… ритуал завершён?! И она стала… Какой позор!!! Какой стыд!!! Лучше бы она тогда умерла! Замёрзла в том убогом строении!..

– Дима, допей вино.

Ооли?! Что она делает?! Нет!!! Ююми начала выпрямляться и… Человек поставил уже пустой бокал на услужливо подставленный слугой поднос. Саури рухнула на колени, сгибая спину в унизительной позе. Воцарилась изумлённая тишина. Взвизгнула в последний раз скрипка. Молчание стало невыносимым. Рогов удивлённо смотрел на согнувшуюся перед ним саури, уткнувшуюся головой в паркет и вытянувшую сложенные вместе руки к нему. Что это с ней?

– Поздравляю, Дима. Ты только что женился на Ююми по законам кланов, – ехидно сообщила в воцарившейся тишине Ооли.

– Ч-чего?! – Его рёв был подобен грому или рычанию разъярённого хищника.

– Не здесь! – Голос Атти заставил Дмитрия замолчать.

Ююми по-прежнему стояла в позе подчинения и не видела, что происходило. Вдруг вздрогнула, когда рука человека коснулась локтя и поставила её на ноги. Слёзы застилали глаза. Её куда-то повели, и она молча, покорно двинулась на подгибающихся ногах. Хвала богам, идти пришлось недалеко. Буквально пару шагов по раздавшейся в стороны толпе. Рука, которая её вела, была слишком знакома, тем более что ей ничего не оставалось, как подчиняться. Рогов прошёл по мгновенно образовавшемуся проходу в толпе, остановился перед Атти, свирепо пожирая друга взглядом. Тот едва заметно, но спокойно кивнул, затем повёл их за собой. И лишь когда все оказались в небольшой комнате, промолвил:

– Увы, Дима. Ты действительно стал мужем этой девушки… – И вдруг заорал на жену: – Но ты-то!!! Какого Нижайшего ты заставила допить Димку Первый бокал?!

Ооли тут же доказала, что умеет кричать ничуть не тише мужа:

– Да потому что среди свиты ур Сарими был Хранитель Закона! А ты знаешь, что это такое! Малейшее нарушение ритуала – и всё! Ему припишут убийство вождя клана, а её… – ткнула пальцем в застывшую Ююми, – возведут на эшафот!

От её крика у второй саури в комнате даже зазвенело в ушах, а Рогов невольно зажмурился.

Пауза. Затем Атти тяжело вздохнул:

– Значит, вам ещё придётся побыть какое-то время мужем и женой. Иначе поднимется шум. Так что мы дадим вам отпуск. Поедете в империю. На месяц. И желательно, поскорей. Лучше прямо сейчас.

– А рудник?! – опешил Дмитрий от неожиданности.

Надо же, во время смертельной опасности был спокоен, словно камень. А сейчас растерялся оттого, что стал женатым человеком. Впрочем, Ююми трясло от пережитого, как в тридцатиградусный мороз, и всё, что говорилось, просто скользило мимо её рассудка, не воспринимаясь.

– Найдётся кому присмотреть. Эй, там, проводите молодых в покои мужа! – Атти кивнул новоиспечённой семье: – Посидите пока там. Подождите бумаги и деньги. Потом вас отвезут к воротам. А там – удачи и спокойного отдыха.

Слуги быстро проводили их по коридору в покои Дмитрия. А того пугал пустой, отсутствующий взгляд девушки, идущей рядом с ним. Рискнул положить ей руку на плечо, прижать к себе. Та послушно подалась. Похоже, она совершенно не понимала, что происходит. Мужчина удивился – странно, ведь она боевой офицер, и, естественно, у неё немало отнятых жизней. Может, всё дело в том, что так вот увидеть вблизи кровь для неё оказалось шоком? Да нет. Тут что-то другое. Совершенно. Не может человек, не раз ходивший в рукопашную, впасть в ступор при виде отсечённой головы. Тогда в чём дело? Мужчина никак не мог понять причины такого состояния саури. Остекленевшие, полностью неподвижные глаза, бледные щёки, безжизненное выражение тонкого личика…

Открылись двери, и они оказались в его дворцовых апартаментах. Дмитрий сразу усадил девушку в кресло, но она так и оставалась неподвижной.

Вот же… Да что с ней такое?!

Не зная, что с ней делать, осмотрелся, и тут его осенило. Быстро бросился к шкафчику у стены, извлёк из него бутылку настоящей земной настойки крепостью в семьдесят градусов, налил стакан и, сунув его в руки Ююми, скомандовал:

– Пей!

Та машинально сделала глоток. Сначала из её глаз ручьём полились слёзы. Потом она дико раскашлялась, прижимая к груди руки. А напоследок просто отключилась, рухнув на спинку кресла, на котором сидела. Стакан вывалился из её рук, и резко пахнущая жидкость быстро впиталась в ковёр. Впрочем, Рогова это не обеспокоило. Слуги приберутся. Опять выругался про себя, поднял жену и, толкнув дверь, внёс её в соседнюю комнату. Уложил на постель, прикрыл одеялом. Ушастые любят тепло.

Торопливо вышел в холл, проследовал в свою комнату, кое-как стянул одежду, набросил на себя халат и отправился в душ. Тугие, горячие струи принесли успокоение. Давно уже он не брался за оружие и не сходился в смертельном поединке с саури. Интересно, будет ли скандал? Вряд ли. Атти не позволит. Если уж Хранитель Закона не возмутился, то… Этот… Горх… просто не знал, с кем связывается. А искусство ускорения не так уж и распространено среди людей. И уж тем более мало кто им владеет. Вот и получилось. Не очень красиво. Зато надёжно.

Выключил воду, тщательно вытерся пушистым полотенцем. Сразу стало легче, словно капли унесли тревогу и печали. Вышел в комнату, налил себе вина, уселся в кресло перед пылающим камином. Неспешно делая по глотку, задумался. Полный… полярный лис, короче. Женился. Дело, конечно, нужное и полезное, чего уж там говорить. Другое – как теперь они будут жить? С этой саури. Что он, что она – друг друга терпеть не могут. Но придётся как-то уживаться. Всё-таки семья, куда ни кинь. Теперь надо известить своих. Представляю, какой будет скандал! Наследник семьи Роговых женился на саури! Сенсация! Дурная только. И истину будут знать лишь они двое. Атти и Ооли никому ничего не расскажут. Никогда. Что же теперь делать? Как сложится всё дальше? Неизвестно.

С сожалением взглянул на опустевший стакан. Налить ещё? Нет. Хватит. Лучше немного поспать. Зевнув, поставил сосуд на стол, прошёл к громадной кровати под балдахином, откинул занавеску и плюхнулся в тёплую уютную постель. Как же хорошо!.. Незаметно для себя уснул, тем более никто его не тревожил…

К сожалению, транспортные ворота были заняты приёмкой огромной партии груза из кланов, и переключать их ради двух человек никто не стал. Слишком чревато. Так что дель Парда решил дождаться окончания приёмки, а потом отправить чету Роговых. Во дворце же им ничего не грозит, да и можно пока оформить документы для новоиспечённой госпожи Роговой…

Ююми очнулась ночью, вскочила с постели, схватилась за грудь – боги, неужели это действительно случилось, и Горх мёртв?! Только сейчас саури полностью осознала, что произошло. Она вышла замуж. За человека. Стала отверженной среди своих. Если раньше была хоть какая-то надежда, что её простят и помилуют, то теперь – всё. Конец. Полный и окончательный. Подобное не искупить ничем. Никогда. Задохнулась, рванула ворот роскошного платья, подаренного императрицей.

Опомнившись, выругала себя – одежда чем виновата? Кое-как стянула прилипшую от духоты ткань, оставшись в одном белье. Подошла к стене, нащупала выключатель, зажгла свет. Ей нужно зеркало! Пробежала в душ, уставилась в отражение. Опухшие глаза, всклокоченные мокрые от пота волосы. Потянула носиком – и воняет же от неё! Стыдоба! Пошарила в шкафчике, нашла уже знакомое ей и полюбившееся земное одеяние. Подойдёт! Долго стояла под бьющими из примитивного распрыскивателя струями, потом воспользовалась косметикой. Мягкое полотенце убрало все следы воды с тела и даже немного просушило волосы. Нашла расчёску, вышла в комнату, усевшись перед очагом, долго расчёсывала длинные локоны. Волосы были её гордостью. Хоть бы человек не заставил её обрезать их! А даже если и потребует, то она не подчинится!

Пошарив в одёжном шкафу, нашла ночное одеяние. Длинная, почти прозрачная рубашка. Очень простая, но так приятно прилегающая к телу.

Интересно, а где её супруг? Посмотреть? Нет, пожалуй, не стоит. Или… Понимая, что делает неимоверную глупость, набросила поверх рубашки халат, вышла в холл. Там его не было. Спит? Тронула дверь в его комнату, и та вдруг тихо открылась. А у него почти пусто. Куда как скромнее, чем в её покоях! Он – там? Уставилась на громадную кровать, прикрытую сверху и с боков полупрозрачной тканью. Осторожно ступая, приблизилась, отодвинула тончайший батист. Человек… Спокойно спит, раскинувшись на спине. Руки разбросаны в стороны… Видна могучая грудь и широкие плечи. Он… громадина… Очень большой! А внизу у него… Тоже? «Боги! О чём я только думаю! Бесстыжая! Шлюха!»

Подалась назад и замерла. Человек вдруг вздохнул и перевернулся на бок. Ююми стало плохо, ноги совершенно ослабли, и она опустилась прямо на ковёр. Сердце бешено колотилось – что ей делать?! Как убраться отсюда, чтобы муж не заметил? Кое-как поднялась и, не чувствуя под собой ног, доковыляла до своей кровати, рухнула на неё навзничь, провалившись в сон без сновидений…


Глава 14 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 16



Loading...