home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Весь прежний мир Ююми трещал по швам и расползался в клочья. Сначала ей пришлось стать женой человека. Потом выяснилось, что брат её мужа, кстати спасшего её персону от смертного врага, убив Горха ур Сарими на поединке истины, тоже женится на её соплеменнице. И мало того что на вдове! Так презренная ещё умудрилась забеременеть от человека! И ладно бы это было всё, так нет! Ей пришлось присутствовать на церемонии заключения брака между отступницей и членом семьи того, кого она больше всего во Вселенной сейчас ненавидела! Конечно, было любопытно посмотреть на поведение человеков в их естественной, так сказать, среде обитания. На ритуалы, обычаи. И, надо сказать, это было даже красиво, поначалу. Полёт над столицей колонны роскошных глайдеров, украшенных лентами, цветами и надутыми летучим газом лёгкими разноцветными баллонами небольшого размера. Потом церемония регистрации отношений. Её проводил не глава клана, как принято у высоких и истинных, а специальный чиновник в большом роскошном дворце, под торжественную музыку.

Единственное, что её насторожило, – это добрый десяток так называемых подружек невесты в одинаковых, но роскошных до выделения слюны платьях. Ведь они были её соплеменницами, саури. Казалось бы, по законам кланов, присутствующие здесь дамы истинных, как блюстительницы чести, обязаны казнить отступницу на месте! Но нет! Вместо этого они, улыбаясь, помогали той провести нечестивый ритуал! А когда церемония во дворце закончилась, все дружно поехали в не менее роскошный ресторан, где молодые угощали гостей, пришедших на это святотатство!

К удивлению Ююми, на церемонии присутствовали не только люди, но и высокие и истинные! Члены прежнего клана невесты аль Захри, вместе со своим главой. Прибыли и представители аль Амини, из которых была родом новоиспечённая молодая жена. И никто не пытался ни покарать отступницу, ни оскорбить её, ни, тем более, как-то выказать неприязнь или что-то подобное. Наоборот, все искренне веселились, радовались, танцевали. Даже её… муж, бывший поначалу злее голодного шарка, и тот потихоньку оттаял и начал улыбаться, поднеся невестке роскошный подарок в виде дорогущего ожерелья из алых драгоценных камней. А потом, когда веселье начало набирать обороты, вообще куда-то пропал. Так что ей оставалось лишь есть, пить и смотреть, как отступница и её человек время от времени, когда гости начинали кричать непонятно почему слово «горько», хотя еда была приготовлена выше всяких похвал, поднимались и бесстыдно приникали друг к другу губами.

Внезапно девушка насторожилась – так и есть, обсуждали её, тем более что говорили на высоком…

– Эта юили сидит с таким видом, что у меня пропадёт настроение…

– Угу. Такое ощущение, что её человек не может удовлетворить свою половину!

Ююми вспыхнула, готовая учинить разборку тут же, но усилием воли сдержалась.

– Это Жнец-то? Ха-ха!

Жнец?! Тот самый Жнец, одно имя которого внушало ужас всем саури на Юхаке сорок шесть?!

– Ха-ха-ха! Когда Пилыцица увидела брата нашего нанимателя, у неё глаза вылезли на лоб!

Пилыцица? Ещё одно известное легендарное имя среди пехотинцев. Великая и непобедимая Иари аль Дакро, капитан 306-го полка, прошедшая невредимой самые страшные схватки с людьми и, по слухам, сумевшая выстоять в единоборстве против того самого жуткого Жнеца! Она-то каким боком здесь?!

– Всё равно я завидую этой соплячке. Подцепить такого мужчину! Знай я раньше, уж не упустила бы своего шанса!

– Шанс? Подруга, поверь, таких шансов у нас со следующей недели будет полно! Мы начинаем наконец работать!

– Действительно, забыла, Эили! Может, и нам удастся выйти за кого-нибудь.

– Айе, Ооли, я в этом ничуть не сомневаюсь! Ты же видела, как живут эти человечки? О таком можно только мечтать!

– О! Смотри! Жнец и Пилыцица! Вот это фокус! Они танцуют! Светлые боги! Это какая-то сказка!

– Где? Где?

Позади Ююми кто-то начал проталкиваться к балкону этажа, на котором устроили столы для угощения. Мимо, прошуршав драгоценным шёлком платья, проскользнули две гибкие фигурки подружек невесты, легко узнаваемых по венкам из живых цветов на пышных причёсках, и навалились на ограждение, вытянув шеи.

– Действительно! Дай коммуникатор! Такое заслуживает увековечивания в анналах истории! – Одна из них, что повыше, подняла небольшой квадратный предмет, в котором Ююми узнала человеческое устройство связи, могущее служить и для голосъёмок. – Когда я выложу это голо в Сети, то кланы взорвутся! – едва не приплясывая, счастливо объявила снимавшая, любуясь на картинку.

Если Жнец – её муж… Ююми рванулась к ограде, бесцеремонно растолкав обеих саури, и замерла на месте. Те зашипели от злости, но, увидев её лицо, мгновенно затихли. Саури тут же выхватила в толпе танцующих внизу гостей своего супруга вместе с высокой истинной в точно таком же платье подружки невесты в объятиях, ничуть не напоминающих классическое положение пары в благородном хайаре. Стиснувшие мягкое покрытие перил пальцы побелели, и она процедила сквозь зубы, не обращаясь ни к кому:

– Да как он… она… посмели?!

– А нечего спать, подруга! От твоей кислой рожи уже тошно! К тому же капитан куда больше подходит Жнецу, чем какая-то соплячка, просидевшая всю войну в тылу.

Саури мгновенно развернулась, будто её облили кипятком:

– Что?! Ты, тварь, не зарывайся! Если я повешу свои награды на китель, то он порвётся от их тяжести!

Та, что была покрупнее, упёрла руки в бока, чуть наклонила голову набок:

– Ты их заработала, раздвигая в штабах ноги перед всеми желающими?

Такого оскорбления Ююми снести не могла. Ей, прошедшей Юхаку-46, Индар-4, просидевшей год в окопах на Юзоне, какая-то крыса смеет говорить подобное?! Руки рванули юбку длинного платья, давая свободу длинным ногам, затем сами поднялись перед телом, сжимаясь в классическую «пасть шаачи». Один удар – и всё! Зашипела. Но к её удивлению, её противница усмехнулась, отводя руку назад, а вторую вскидывая в классической стойке «аар-доо». Но тут с испугом смотрящая то на одну, то на вторую саури до этого молчащая девушка посмела вмешаться, демонстрируя ум:

– Остановитесь, вы, обе! Хотите подраться? Пожалуйста! Но не здесь! Иначе оскорбление нашему работодателю и его жене будет несмываемым! Идите в уборную! Там вам места хватит!

Противница Ююми опустила руки:

– Согласна. Не хочу портить вечер молодожёнам! Да и ты вроде как их родня. Так зачем прилюдно портить отношения в новом роде?

Ярость, только что застилавшая глаза девушки, не ушла, но притихла, клокоча внутри. Всё правильно. Тем более что вторая саури и не отказывается от поединка. Почему бы не последовать совету и не уйти с глаз долой? Подальше. Где никто не вмешается в итог схватки? Согласно кивнула, опуская руки.

– Пошли.

Быстро протолкались через опускающихся и поднимающихся по лестнице неуклюжих, по сравнению с ними, людей. Нырнули за подиум. Ююми осмотрелась – да, подойдёт: много места, есть достаточно пространства для манёвра. Пройдя вперёд, по пути проверяя кабинки, дошла до середины отделанного мрамором и искусственным золотом помещения, развернулась. Снова рванула платье, отдирая длинную полосу от подола, разделила её на две половины, обматывая ладони. «Пасти шаачи» ткань не мешает, а кожу от ссадин убережёт. Позади неё хлопнула дверь кабинки, но она не стала отвлекаться. Мимо пробежала испуганная человечка. Её противница снова приняла боевую позу. «Аар-доо» против «хайе о ууми». Тяжёлая пехота против космодесанта. Извечный спор двух родов войск, обернувшийся боем среди людей. Тьма! Позади двух фигур внезапно появились ещё три подружки, занимая места за спиной противницы Ююми. Плевать! Она не испугается.

– Анд! – внезапно выкрикнула команду одна из новеньких, смещаясь к двери уборной.

Тотчас её противница бросилась вперёд, выбрасывая руку из-за спины. Айе – это глупо! Ююми мгновенно ушла в сторону, впиваясь левой рукой в проскочившую по инерции саури. Есть! Пальцы пробили мышцы спины, угодив между ними, и тут тело сотряс удар ладонью плашмя, заставив болезненно охнуть. «А она не проста», – выпуская кожу соперницы и отскакивая назад, подумала бывшая старший лейтенант пехоты. Но рассусоливать и копошиться времени не было. Её враг уже развернулся, морщась от боли – длинные пальцы, вмяв кожу, резким нажатием на мышцу практически парализовали ту, и теперь движения торсом были почти невозможны. Зато у неё оставались ноги! И удар носком в солнечное сплетение отшвырнул эту выскочку, жену Жнеца, к стене. Аари уже собралась праздновать победу, но, к её удивлению, та, отлетев на пару аргов, распрямилась и презрительно бросила:

– Будь ты настоящим бойцом, то знала бы, что это место мы тренируем одним из первых!

Тёмные боги! Значит, она из «панцирей»! Получается… Тресь! Хлоп!.. Сочные удары, шлепки, броски и стоны боли раздавались ещё пару минут. Это только в кино драки длятся долго. Настоящий поединок проходит максимум за минуту. Во всяком случае, у настоящих бойцов. На более долгий бой не хватит ни сил, ни дыхания. Поэтому всё быстро заканчивается…

Ююми мутным взглядом кое-как сфокусировалась на прислонившейся к дверце кабинки фигуре с растрёпанными волосами пепельного цвета, в разодранном на клочки платье. Челюсть ужасно болела, во рту ощущался привкус крови. Похоже, один зуб шатается. От её роскошного платья тоже мало что осталось. В ушах шумело. Только сейчас почувствовала спиной холодный камень стены. Её противница тоже зашевелилась. Дотронулась до ноги, охнула. Ююми попыталась улыбнуться и скривилась – больно…

– Ничья. – Одна из подружек шагнула вперёд, становясь между ними. Обратилась к Ююми: – Ты – «панцирь»?

– Старший лейтенант тяжёлой пехоты. Шестнадцатая мобильная бригада. Четвёртый полк, командир первой ударной роты. Пять лет службы. Юхака-сорок шесть, Индар-четыре, год на Юзоне. Ююми ас…

– Рогова. Мы знаем. Жена Жнеца, – усмехнулась говорившая. За её спиной прочие девушки приводили в порядок её соперницу. – Лучше расскажи, как ты умудрилась выскочить замуж за него? Только не рассказывай сказки. Мы этого не любим.

– Какие сказки… – Ююми вновь скривилась – боль от пропущенных ударов начинала нарастать по всему телу.

Охнула, с трудом начала отрываться от стены. Говорившая с ней юили поспешила на помощь. Кое-как выпрямилась. Тут же ей в руки ткнулась бутылка.

– Глотни. Будет легче.

– Да, с радостью! – Поднесла горлышко к губам – вкус спирта обжёг рассечённые губы и нежную внутренность рта.

Скривилась, но не выплюнула. Проглотила, потом, повернувшись, включила воду в раковине и сделала несколько глотков. И всё это – не дыша. Вернула бутылку.

– Ну ты и сильна, подруга! – восхитилась вопрошающая. – Точно, из наших. Но, может, всё же расскажешь? Нам всем интересно.

– Всем?! – Только сейчас девушка обратила внимание, что почти вся уборная забита соплеменницами. Откуда их здесь столько?! Снова протянула руку за бутылкой. Второй раз глотать спирт было куда легче. Снова запила, потом заговорила: – Мы вместе работали. На Фиори. Вот и…

…Спустя полчаса она, в обнимку с недавней противницей в поединке, сидя на полу в уголке, заплетающимся языком плакалась о своей несчастной судьбе:

– Понимаешь, человек меня фактически спас! Потому что ур Сарими грозился отдать меня солдатам… Снял с него голову так, как ты, кха, рвёшь туалетную бумагу! Я и моргнуть не успела, а башка уже лежала на полу. С проти-и-и-ивным таким стуком. Ик. Ты же знаешь, если он выиграл поединок, то я – его собственность. Ик. Он может делать со мной всё, что угодно. Ведь я – его раба. И то, что меня сделали его женой. Ик. Заслуга моей подруги. Ик.

– Да ладно тебе рыдать! – Последовал мощный глоток из почти опустевшей бутылки. – Пилыцица, когда его увидела, чуть трусики не намочила! Мы её еле в себя привели! Так что гордись, подруга. Тебе в мужья достался истинный воин… – Снова глоток. – Э… А чё мы тут сидим-то?

– Действительно. А ч-чё?

– А пошли попрыгаем?

– Порыгаем? Легко. Ещё бутылочку, и всё будет так, как ты захочешь, подруга.

– Айе! Ты чё? Я говорю – попрыгаем! Потанцуем! В конце концов, он твой муж, а я хоть и глубоко уважаю Иари – всё-таки она командовала мной столько лет, – но не дело отдавать собственного мужика кому-то чужому!

– Верно говоришь, подруга! Пошли! Это – мой мужчина!!!

Они кое-как, опираясь друг на друга, поднялись с пола и двинулись к выходу…

…Дмитрий был шокирован, когда, распихав танцующие пары, перед ним возникла его, гм, жена. Но в каком виде! Растрёпанные волосы, торчащие в разные стороны из причёски, неровно оборванное платье, всё в дырах, почти полностью обнажающее длинные ноги в разодранных в хлам колготках. В обнимку с ещё одной саури, в клочьях платья которой угадывался наряд подружки невесты.

– Э, капитан! – рявкнула Ююми, и на него пахнуло густым спиртовым запахом. Она подняла руку и показала на него пальцем: – Это мой мужчина! Отдай!

Иари, с которой Дмитрий танцевал уже который раз за вечер, с удивлением уставилась на пошатывающуюся парочку соплеменниц. Его жена икнула, потом уставилась на них мутным взглядом, не желающим фокусироваться.

– Ну ты чё? Капитан? Сказано тебе – это мой! – Ююми дёрнула перед собой рукой в каком-то жесте. – Мой! Законный! Муж! И нечего к нему липнуть! Я его жена! И я ему рожу! Чем я хуже? – мотнула пьяным жестом в сторону балкона, с которого как раз послышалось очередное «горько».

Партнёрша Рогова бросила на него извиняющийся взгляд:

– Прости, но она права. Жаль. – И гибким движением ускользнула в толпу танцующих.

– Вот! Так бы раньше! – обрадовалась поддерживающая Ююми вторая саури, тоже обдав Дмитрия могучим выхлопом.

Ох, Тьма… Толчком отправила жену в объятия мужа. Саури врезалась головой в его торс. Вздрогнула, шатаясь. Попыталась выпрямиться – безуспешно. Уцепилась за его костюм и, перебирая руками, как по перекладинам штурмовой лестницы, всё-таки умудрилась принять вертикальное положение.

– Ты – мой муж. Что бы там ни говорили. И я никому не позволю тебя увести! – чуть повысила голос.

Рогов начал злиться. Пьяные вдрызг саури и так привлекли ненужное внимание. Надо, пожалуй, убираться. Не стоит портить брату свадьбу скандалом. А к этому всё идёт. Да и… Жена хороша. Быстро наливающийся синяк под глазом. Длинные царапины на левой щеке. Мелькающее в прорехах тело и бельё. Дмитрий молча стянул с себя пиджак, накинул ей на плечи. Впрочем, это почему-то обрадовало саури:

– Вот! Видишь! Он меня тоже любит!

Мужчина ухватил жену за руку, потащил пока ещё передвигающуюся на собственных ногах, но бессильно болтающуюся следом Ююми к выходу. Хвала богам, попался кто-то из подружек невесты, на ходу бросил ей:

– Передай брату – мы в гостиницу.

Та, глядя восхищёнными глазами на обоих, выдохнула:

– Обязательно!

Уф! Облегчённо выдохнул, когда оказался с ней на улице. Махнул рукой, подзывая одно из дежуривших у ресторана такси. Когда машина подкатила, кое-как запихнул жену внутрь. Прыгнул сам.

– Гостиница «Старый город». – Ткнул карточкой в считыватель.

Глайдер начал набирать высоту сразу. А Ююми – громко возмущаться по поводу того, что она хотела потанцевать с собственным мужем, а он, гад и сволочь, её не уважает, и вместо того, чтобы слиться с ней в благородном хайаре, тискает какую-то там… Договорить пьяная вдрызг саури не смогла по чисто прозаическим причинам: она вырубилась. К радости и удовлетворению своего супруга. Поэтому дальнейший путь прошёл без эксцессов, если не считать поражённые глаза обслуживающего персонала гостиницы, когда Дмитрий прошёл через холл, держа её на руках. Правда, свирепый взгляд мужчины напугал всех бросившихся к нему на помощь служителей. Подъём в лифте прошёл также нормально, и, войдя в номер, он занёс почти невесомое, при его силе, тело в спальню и, уложив его на кровать, задумался, как ему поступить дальше. Раздеть и положить нормально? Утром будет скандал. Хотя он уже раз сподобился увидеть нынешнюю жену в костюме Евы, когда приволок почти распрощавшуюся с жизнью в вымороженном бараке саури к себе в дом. Ещё там, на Фиори. Хвала богам, что ушастая так и не задалась вопросом, кто надевал на неё рубашку, если кроме них двоих на руднике никого не было. Но сейчас-то она сообразит…

Плюнул, просто накрыл покрывалом и вышел. На свадьбе он и наелся, и напился. Гостиницу заказал заранее, чтобы, согласно традициям, оставить молодожёнов в брачную ночь одних. Пусть всего лишь официально первую брачную. Ясное дело, что ребёнок появился не воздушно-капельным путём. Но всё равно. Только вот как-то не ожидал, что и ему номер достанется тоже… для молодожёнов. С одной огромной кроватью. Колька, кажется, неправильно всё понял насчёт них. Ну и Тьма с ней! В гостиной есть удобный диванчик. Ему сойдёт. На фронте вообще на голой земле спать приходилось.

Дмитрий скинул с ног туфли, улёгся на мягкую ткань обивки. Красота. Закинул руки за голову, улыбаясь про себя. Всё-таки мир – штука хорошая. Особенно… Вспомнил изумлённое лицо Иари аль Дакро, когда её, старшую подружку невесты, представили брату жениха. Он тоже помнил эту саури. Тогда, шесть лет назад, её имя гремело по всему фронту. Её прозвали Пилыцицей, потому что орудовала тогда ещё старший лейтенант цепным мечом, в отличие от обычных для саури монокристаллических клинков. Жуткая вещь. С одного раза распахивала любую защиту. Только тяжёлая даже для него, человека. Как выяснилось, дамочка нагнала страху на пехотинцев. При одном её появлении вспыхивала паника, потому что фронт держали ополченцы. Кадровые части тогда понадобились на Юхаке-46. А он оказался на планете случайно, возвращаясь из очередного рейда. Требовался небольшой ремонт их кораблю, вот его группа и зависла на несколько дней. Сутки отсыпались в блиндаже. Его разбудили ругань и проклятия. Командир ополчения, бывший полковник сил правопорядка этого мира, крыл в бога и душу какую-то Пилыцицу. Окончательно проснувшись, Рогов поинтересовался у выделенного ему вестового о заинтересовавшем его прозвище. А услышав кучу невообразимых баек, рассмеялся и отбыл туда, где эту знаменитость видели в последний раз.

Ждать долго не пришлось. То ли саури были с бодуна, то ли просто поспорили. Но дамочка вылезла на бруствер и стала размахивать своей пилой, предлагая любому из людей честный поединок. Честный? Значит, честный. Он тоже выпрыгнул наверх… Встретились на середине нейтральной полосы. А потом… Ему просто стало её жалко. Поэтому ограничился тем, что разнёс на составные её убийственный агрегат да по кусочку срезал с неё доспехи, оставив в одном хаке-комбинезоне. Мелькнула было мысль взять в плен, но, представив, что сделают с настоящим воином ополченцы, которым та попортила немало крови и сожгла ещё больше нервов, она отпала. Правда, полковник орал часа два. Но что толку? Отпустил её Рогов. Его право. Есть законы писаные и неписаные. Право распоряжаться её жизнью было у него, как у победителя. А увидев полные слёз обиды громадные глазища, когда та стояла на коленях, униженно протягивая ему скрещённые руки в знак признания своего поражения, просто поднял её на ноги, благо саури была чудо как хороша, поцеловал в губы, развернул поражённую вояку к себе спиной и шлёпнул по тугой попке, придавая ускорение в сторону своих. Сам спокойно вернулся обратно…

Да уж… Расплылся в улыбке. Он поначалу не поверил своим глазам, увидев свою знакомую здесь, да ещё в таком качестве… Поднял руку, повертел перед глазами. За окном полно света от освещения, рекламы, соседних домов, так что, несмотря на то что время далеко за полночь, кисть было хорошо видно. Пошевелил пальцами, вспоминая ощущения, когда ладонь лежала на гибкой талии. Он ведь даже растерялся, когда, пригласив Иари на хайар, оказался не в позе вальса, а в немного недвусмысленном положении. Та сразу ринулась на штурм, сама положив его руки себе на талию и прижавшись всеми выпуклостями так плотно, как только могла… Эх! Вот если бы вместо этой… ушастой… была госпожа капитан… Пожалуй, у них могло получиться что-нибудь…

Дёрнулся – из спальни донёсся непонятный звук. Приподнял голову – нет, затихло. Спящая Ююми заворочалась, застонала, потом успокоилась. Вот же… бестолочь! И никуда не денешься. Жена! Ооли постаралась! Чтоб её… Теперь минимум полгода придётся побыть в статусе женатого человека. И вытерпеть пребывание саури рядом с собой. Как говорится, стиснуть зубы и ждать, когда нужный срок закончится, и они разбегутся в разные стороны. Главное – не наломать дров. Не затащить бестолковку в постель. И не дать ей самой залезть к нему. Пожалуй, даже хорошо, что она нажралась до поросячьего визга. По крайней мере, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. Иначе бы не стала права качать по его поводу. Хотя… Девчонку ведь могли и подначить. Вообще клановцы по натуре жуткие собственники… С этой мыслью он заснул.


Глава 16 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 18



Loading...