home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21

– Ты! Да как ты только смогла! Он же женат!

– И что? – Соперница чуть подалась вперёд, уперев руки в бока, зло выпятила на миг нижнюю губу, затем издевательски произнесла: – Зачем ему холодная рыбина в постели, которая его ненавидит? Уж лучше жить с настоящей женщиной, которая всегда счастлива видеть своего мужчину и готова ублажить его в любой момент! – Сладко причмокнула губами, словно вспоминала…

В глазах девушки потемнело, но внезапно в дверь грохнули, и в комнату ввалился ещё один человек. Задыхаясь, потому что спешил изо всех сил, выпалил:

– Командир!!! Немедленно в узел связи! Код – Алый два нуля!

– Что?!

Мгновенно несчастная вроде бы жена была забыта, оба, и Иари, и Дмитрий, развернулись к гонцу, словно ошпаренные:

– Алый два нуля?! Но…

– Грузовики прибывают через два часа, командир! Объявлена немедленная эвакуация! Приказано грузить всё и вылетать в Ниро за техникой!

– А авиация? – зло выпалил Рогов.

– Уже вылетают на своих машинах! Идут своим ходом, – почему-то улыбнулся посланец, потом добавил: – Аари-Смерть накрутила своим птенцам хвосты и проклинает тот день и час, когда к ней попали такие бестолочи!

Остальные, естественно кроме не понимающей, что происходит, Ююми, моментально сосредоточились.

– Идём немедля! – обратился Дмитрий к своей заместительнице, и Ююми, не успев ничего понять, осталась в одиночестве…

Без сил опустилась на кровать, не обращая внимания на то, что открытая дверь выстужает домик. Что произошло? Почему за окном истошно взвыла сирена и непонятно откуда выскакивают люди и саури и куда-то спешат? А как же муж? Что делать с подарками, с едой? Куда ей деваться?

Вновь хлопнула дверь, и в комнату заскочил совершенно незнакомый ей высокий. Бросил презрительный взгляд в её сторону, швырнул ей на колени скомканный комбинезон, снова исчез. Молниеносно, как все остальные, виденные ей до этого. Ююми дёрнулась, но за окном продолжалась суматоха в наступающей темноте, вдруг разорванной слепящими лучами неведомо откуда появившихся прожекторов.

Пожалуй, этот саури прав, надо переодеться. Потому что в таком платье и на шпильках не побегаешь. А судя по всему, это место будет покинуто… Только вот с обувью… Хлопнула себя по лбу – у неё же есть сапожки! Лежат в сумке! Мягкие, удобные. Специально приобрела, чтобы летать на вызовы… Рванула застёжку, потом вскочила, сбросила с ног свои туфли, босиком пролетела к двери, прикрыла её. Хвала светлым богам, что печка ещё греет! Но пол всё равно ледяной. Вывернула сумку прямо на пол. Пакеты, коробки, всякая женская мелочь. Вот они! Поставила рядом с собой, потащила платье. Как назло, оно запуталось, сбилось в ком. Зло прикусила губу, рванула, не жалея. Послышался треск, но ткань поддалась. Собралась отшвырнуть его в сторону и… Упёрлась в удивлённые глаза мужа, непонятным образом появившегося в домике.

Всё тело обдало горячей волной, стало до невозможности стыдно, что стоит перед ним совершенно обнажённой. Едва не закричала, но сдержалась. Спокойно нагнулась, подобрала один из пакетов с логотипом известной фирмы. Расхаживать совсем без нижнего белья по округе она не собиралась, что бы там ни советовала Ооли. Дёрнула застёжку, извлекла упакованные трусики и лифчик. Всё-таки человеческая одежда удобнее клановых подвязок… Надела. Затем, встряхнув, расправила комбез военного образца, влезла в него. Застегнулась. Нормально. Точно по размеру. Нагнулась за щегольскими сапожками, но замерла, услышав голос супруга:

– Лучше эти.

Выпрямилась, не отводя от него глаз, спокойно выдерживая непонятный взгляд человека, протянула руку за стандартными армейскими ботинками, которые тот держал в руке. Забрав, сунула в них ноги. Те чуть слышно вздрогнули, закрываясь. Коротко прошипели, утягиваясь по ноге. Он сунул ей в руки что-то ещё. Куртка? Да. Стандартная армейская куртка человеческого образца. С подогревом и вшитой защитой. Тоже военная. Натянула на себя.

– Мы убираемся отсюда. Приказано немедленно отбыть в Ниро и получить технику. Оттуда я отправлю тебя в Саль, ко двору.

– Я не вернусь в столицу без своего мужа, – твёрдо произнесла Ююми.

– Какой я тебе муж?! – Его холодность и невозмутимость слетела, словно шкурка с плода теара на огне. – Только на словах, да по этим вашим обычаям!

Кричать нельзя. Ни в коем случае. Лучше быть мягкой, но настойчивой. И он рано или поздно поддастся.

– Законы едины для всех разумных. Ты женат на мне по законам кланов. И империя признала наш брак. Мои человеческие документы имеют твою фамилию. Я – твоя законная жена, что бы ни делала твоя… – опять удержалась от оскорбления соперницы. Этим делу не поможешь. Твёрдо закончила: – Я не вернусь в Саль без тебя. Надо – буду служить вместе с тобой. Не получится – стану следовать по твоим следам. Но ни за что не оставлю тебя.

Кулаки мужчины сжались, он что-то глухо произнёс себе под нос. Ююми не разобрала слова, но и так было понятно, что это далеко не комплимент. Качнулся с пятки на носок:

– Тьма с тобой! Мне сейчас некогда устраивать семейные разборки! Собирай свои манатки, и пошли! Транспорты сейчас подойдут, а нам ещё грузить их!

Девушка вскинула голову от пола, по которому уже ползала, складывая обратно рассыпанные пакеты:

– Я могу помочь.

– Куда тебе помогать! Придавит ещё бестолочь ушастую! И что мне потом говорить твоим старейшинам?! Будешь сидеть тихо как мышка! И не высовываться! Без тебя всё сделают!

– Но нам надо…

– Все разговоры на борту, когда взлетим. Дай сюда! – Он выхватил у неё из рук обе сумки. Бросил взгляд на стол:

– Это ещё что?

– Хотела тебя побаловать вкусной едой…

– Забери. Пригодится. У меня с утра ни крошки во рту не было. А давиться сухим пайком не слишком тянет. Поедим на борту. Пошли. – И буквально вывалился на улицу.

Хвала всем богам, светлым и тёмным, что дождь, моросивший с момента её прибытия, стих. Муж шагал такими широкими шагами, что она еле успевала за ним. Внезапно замер, и девушка чуть не уткнулась в широкую спину. Что за… Задрала голову на шум выплывающего из-за вершин транспортника. Ого! А снизу на него глядеть даже страшно. Внушительная громада! Совсем другие впечатления, чем когда стоит на земле неподвижно, или сама летишь на нём. Тут же снова устремилась за поспешившим дальше супругом. Она уже начала задыхаться, но человек опять остановился. Поставил сумки на стоящую под смешным деревянным грибком защитного цвета лавку. Бросил:

– Жди здесь. Я сам приду за тобой.

– Как прикажешь, супруг… мой, – договорила она уже в пустоту.

Засунула руки в рукава, положив подбородок на пакет. Отсюда открывался отличный вид на поляну. Транспорт уже сел, ещё в воздухе открыв аппарель. Прожекторы на противоположной стороне слепили глаза, но саури уже приспособилась. Несмотря ни на что, было интересно наблюдать, как десятки фигур бегом заносили внутрь корабля ящики, коробки, тюки и какие-то цилиндры. Их поток был нескончаемым.

Снова гул. Светя посадочной фарой, на площадку заходила ещё одна машина. Крики, доносящиеся от загружаемого транспортника, стихли, заглушённые рокотом двигателей. Картину посадки было не рассмотреть из-за голубоватого света мощного прожектора. Ну и ладно. Вздохнула. И вдруг ошарашенно раскрыла рот – что это?!

Из-за деревьев выползало что-то огромное. Гигантский ромб медленно полз по полю, явно намереваясь влезть в трюм второго грузовика. За ним, окутанный клубами прозрачного из-за света то ли пара, то ли дыма, полз точно такой же второй.

– Тёмные боги! – выругалась девушка.

Из-за слепящего глаза прожектора было невозможно рассмотреть детали. Ясно только две вещи – эта машина явно местного производства и куда больше того домика, в котором она была. Ююми не сорвалась с места, чтобы посмотреть на невиданные самоходы, настолько было велико любопытство, лишь потому, что… муж велел сидеть здесь. А приказ супруга – закон для любой жены саури, каким бы жестоким или унизительным он ни был.

Внезапно возникла мысль – она показала ему своё тело… Интересно, он хоть на миг представил её в своих объятиях? Затаённо улыбнулась, продолжая наблюдать за погрузкой, шедшей на удивление быстро. Первый транспортник уже закрывал грузовую аппарель и шевелил соплами, разворачивая их к земле, чтобы взлетать. Второй запустил в себя два самоходных сооружения, и на подходе было третье. Только тут девушка поняла, что все машины чем-то отличаются друг от друга. Ещё интереснее. Она всё-таки не только боевой офицер, но и механик. Любопытно было бы покопаться в этих агрегатах…

Первый транспорт с натугой пополз в небо. Тяжело. Явно загружен до предела. А вдали появился ещё один, сверкая ходовыми огнями в темноте. Четыре машины? Всё, что есть у Фиори? Значит… Алый два нуля. Обычно у людей цвет приказа соответствовал степени опасности. И, насколько она помнила, цвет крови означал наивысшую. А тут ещё и цифровой код.

Ей стало страшно – вспомнились неясные слухи, ходившие среди прислуги, о близкой войне. Неужели…

– Пошли! – Муж появился так же неожиданно, как и исчез до этого, вот перед ней только что было пусто, и уже стоит его громадная фигура.

Пахнуло потом, его лицо было разгорячённым. Неужели и её человек таскал все эти вещи, которые они забирают отсюда? Похоже, что да. Форменная одежда под расстёгнутой курткой темна от пятен влаги.

Вскочила, подхватывая пакет, а он уже нёс сумки. Поспешила за ним к транспорту. Горячий воздух из работающих на холостом ходу двигателей пахнул в лицо. Вдруг стало темно, это разом погасли прожекторы освещения. Грузовой люк светился призывным желтоватым светом. Вбежала за супругом, крепко прижимая к себе почти потерявший форму пакет. Мелькнула ненужная мысль, что внутри, наверное, уже каша… Он нырнул куда-то между здоровенными деревянными ящиками. Ловко просачиваясь между ними, провёл в какой-то небольшой квадрат, огороженный нестругаными стенками. На полу лежали несколько стандартных чехлов от станков из толстого пористого пластика. Поставил злосчастные сумки на пол:

– Вот. Расстели и устраивайся пока. Говоришь, там у тебя еда? Отлично. – Откуда-то у него в руках появился нож. Протянул к ней рукояткой: – Думаю, это тебе понадобится. Приготовь. Я за кипятком, всухомятку есть не хочется. И приглашу Иари. Пусть угостится.

– Иари?! – Стиснула зубы, но только кивнула, произнося уже привычное: – Как пожелает мой супруг…

Раскрыла пакет, потом спохватилась – она что, совсем отупела? Быстро расстелила чехлы по полу, устроив нечто вроде ковра. Потом аккуратно разрезала толстую бумагу дворцового пакета, соорудив импровизированную скатерть. Светлые боги! Ветчина, сыр, даже хлеб! Ещё мягкий! Колбаса! Сама не ожидала, если честно. Да ещё – сладости. Конфеты, пастила, мармелад. Правда, последний слипся в ком, но не страшно… Аккуратно разделила его на мелкие дольки примерно равного размера. С удовольствием взглянула на результат. Приятно глазу! Всё аккуратно разрезано на ровные кусочки, разложено на три доли, как он сказал. Две кучки поменьше – для женщин. Одна гораздо больше – для мужчины…

– Готово?

Вскинула голову на голос – уже тут? Дмитрий держал в руках чашки и термос. Протиснулся из прохода на свободное пространство, взглянул на приготовленный ею стол, довольно вздохнул:

– Ого! – Обернулся: – Эй, ты чего там, Иари?

Разлучница выскользнула из-за ящика, неся в руках стандартные человеческие упаковки кофе и сахара. С триумфальным видом водрузила между разделённой Ююми едой, неожиданно одобрительно кивнула её супругу:

– Айе, Дима, а она не совсем потерянная для общества.

Захотелось ответить. Зло и беспощадно. Но… Ему не понравится. Значит, придётся ломать себя и молча глотать обиды…

– Хватит. Я есть хочу. Сама знаешь.

– Угу, – ответила та, вгрызаясь в колбасу. – Умгм… Откуда такая вкуснятина?!

– Из дворцовой кухни, – ответил вместо неё Дмитрий. – Знакомая тара. Мне в неё обычно пирожки укладывали. – Ткнул пальцем в один из листов импровизированной скатерти: – Видишь, герб?

– Гмгмг, – промычала саури. Прожевав, сделала глоток приготовленного Роговым кофе, себе он бросил в кружку пакетик чая. – Не думала, что удастся попробовать блюда от самой Ооли. Ю, Дима! – Упёрлась в него рукой. – Как ты можешь пить что-то, кроме кофе?!

– А, на вкус и цвет все гайки разные. Одни железные, другие деревянные.

Иари прыснула в кулачок, словно сопливая девчонка, снова торопливо зажевала. Дмитрий, наоборот, ел, тщательно прожёвывая каждый кусочек.

– А ты чего ничего в рот не берёшь? В Ниро неизвестно когда удастся поесть. Так что давай, про запас.

– Я не хочу, муж мой. – Метнув бешеный взгляд в сторону аль Дакро, добавила: – В отличие от неё, у меня нет аппетита.

Та не успела вставить шпильку, как Ююми добавила:

– Но кофе я выпью.

Взяла чашку, второй рукой – кусочек пастилы. Сделала глоток, откусила крошечный, почти незаметный кусочек сладости. Начала жевать, опустив голову, чтобы он не видел набухающие на глазах слёзы унижения…

– Я думаю, пора всё прояснить.

Забыв обо всём, вскинула голову – что хочет сказать?!

– Уходите, куда сможете.

Виури удивлённо вскинула голову, услышав эти слова от старшего из охранников. Они, собравшись вместе, мрачно смотрели на каторжников. Их группу из ста человек среди ночи подняли в бараках, выдали по буханке хлеба в руки и погнали по дороге куда-то прочь из лагеря. По пути к ним присоединились ещё несколько групп заключённых, как мужчин, так и женщин. К утру колонна насчитывала почти пятьсот человек.

Тогда, после её отказа, та самая рёсска сдержала своё слово, не став наказывать девушку. Но спустя неделю после разговора её перевели в другое место, в расположенный в глухих лесах лагерь, где они занимались пошивом одежды. Военной одежды. Виури, как не умеющую шить, поставили за машину, изготавливающую пуговицы. Это был небольшой металлический стержень, который она раз за разом вжимала в небольшую лепёшку горячей массы. Потом поднимала, скидывала получившееся в ящик и снова, и снова, и снова… День за днём. И так тридцать дней. Монотонная, но не тяжёлая работа. Кормили, впрочем, не хуже, чем на прошлом месте. Только из рационов исчез тот волшебный сок, да перестали выдавать сладости каждый час. Но мясо в каше и похлёбке не исчезло, к всеобщему удивлению.

Из «полосатиков», как общепринято называли бессрочно каторжных, она опять оказалась одна. Остальные были срочники. От пяти до двадцати лет отсидки. Так что её по-прежнему не трогали. Хотя кое-кому из арестантов доставалось от своих несладко. Да и охранники снова оказались злыми. Палки в ход не пускали, но каждый выходной кого-то приковывали к столбу на сутки. Правда, не били и не казнили, но пребывание так долго в жутко неудобной и неестественной позе, потому что локти и лодыжки закручивали назад до упора, стягивая цепями за столбом, причиняло жуткую боль. Ещё хорошо, что наступила зима, хотя и очень мягкая здесь, по сравнению с теми местами, где раньше жила или бывала девушка, и насекомых не было. Когда Виури представляла, что будет с наказуемым, неспособным шевельнутся, когда появятся мухи и кровососущие насекомые, её передёргивало…

Но настала ночь, когда всех погнали прочь и…

– Всё. Идите. – Старший охраны нахлобучил на голову шапку, которую почему-то держал в руках, и показал куда-то в сторону: – Там – город Зааркам. – Поменял направление: – В сорока лигах – форт двенадцать. – Ткнул пальцем ещё в одну сторону: – Если двигаться туда, то попадёте в Хормо. – И напоследок махнул: – Ридо там, но как раз туда я идти не советую. Крепость захватили тушуры. И они уже спускаются в долину…

Тушуры?! Она не выдержала, протолкалась вперёд:

– Тушур вновь напал на Фиори?!

– А тебе-то что? – ощерился охранник помоложе. – Ты политическая! Не уголовная! Радоваться надо! Освободители идут! У! – замахнулся на неё прикладом ружья, но тут же получил по хребту от старшего:

– Совсем ума лишился, Пор?! Ты на неё взгляни – какой из неё политик?! Я, в отличие от тебя, её бумаги видел: член семьи.

Мальчишка, её ровесник, сразу затих. Опустил голову. Потом опять поднял, взглянул на старшего:

– Идём, что ли, дядька Каран?

– Идём.

Охранники двинулись по дороге. Внезапно, обернувшись, этот самый мальчишка закричал:

– Через лигу развилка тракта!

Снова отвернулся, подтянул ружьё и прибавил ходу, догоняя своих.

– Куда это они?

– Нас бросили?

– Это что, мы свободны?!

Один из каторжников-мужчин, здоровенный, как глыба, внезапно выкрикнул:

– Кто знает эти места?!

Вперёд протолкался маленький, щуплый человечек, чем-то похожий на крысу:

– Судя по тому, что назвали Ридо, до Хормо около сотни лиг отсюда.

Что он несёт? Хормо находится в трёхстах лигах от Ридо. А судя по синеющим горам, до крепости не так далеко… Пусть она никогда не бывала в этой местности, но карты отца ещё помнит.

– Это не Хормо! – Шагнула вперёд, оттолкнув стоящих перед ней.

При виде полосатого платья губы громилы непонятно дрогнули.

– Это не Хормо, сьере! Хормо находится в другом месте. Точнее, до него ещё далеко. Это, скорее всего, провинция Зааркам. Если я правильно помню, да и охранник подтвердил, через лигу будет развилка тракта. Там мы можем узнать, где точно находимся. Дорога к Ридо всегда была оживлённой – купцы торгуют круглый год.

– Она верно говорит, Даг. – Голос над её головой заставил невольно присесть, настолько он был гулким.

– Ты что, веришь ей, Диби?

– А почему нет? Она – полосатик. Врать ей резона нет. Но на нашем месте я двинул бы в сторону форта двенадцать.

– А что это такое? – Громила впереди неё озадаченно почесал бритый наголо затылок.

Снова вылез человек-крыса:

– Неукротимый затеял в последний год постройку небольших крепостей из кирпича. И называет их фортами. Этот, судя по номеру, двенадцатый из построенных.

Виури напряглась – новая крепость? Надо запомнить…

– Что толочь воду в ступе? Идём до перекрёстка, а там всё узнаем…

Каторжники толпой двинулась в ту же сторону, куда ушли охранники. Виури, поколебавшись, пошла за ними.

Значит, война? Тушур напал… Опять… Вспомнились страшные разговоры беженцев в замке, рассказы тех, кто выжил во время гражданской… Если всё так, как обстоит по словам старшего конвоя, то… Неужели именно на это намекала рёсска?! Её словно молнией ударило, она даже остановилась. Тут же кто-то толкнул её в спину. Потом – в бок. Не больно. Просто как помеху, мешающую идти.

– Чего застыла? Или иди, или уйди в сторону!

Она начала проталкиваться к обочине. Затем уселась на землю, для виду расшнуровывая грубый ботинок, мол, камешек попал. Мало ли… Вскоре прошёл последний из осуждённых, плотоядно и скользко окинув её взглядом. Стало противно. Она не дура, прекрасно понимает, чем кончится поход в компании озверевших от отсутствия доступных женщин мужчин. Это сейчас всех сдерживает непонятность ситуации, в которой они оказались: подняли среди ночи, пригнали неизвестно куда, бросили, ничего толком не объяснив. Хорошо, хоть не скрыли, что началась война… Как только будут первые конкретные сведения, начнётся оргия. Голодные мужчины тут же разложат женщин на траве. И кстати, большинство из арестанток будут этому только рады, потому что сами чем только не пользовались, чтобы утолить похоть. Насмотрелась… Поэтому ей надо спрятаться…

Взглянула направо-налево. Никого. Бросилась со всех ног в гущу леса. Хлеб у неё есть. Хотя бы сутки отсидится, а там будет видно…

Уже исчезнув за ягодными кустами, сейчас голыми, но представляющими собой клубки спутанных прутьев, услышала далёкий треск ружей, так хорошо знакомый ей. А спустя ещё некоторое время – далёкий безысходный тоскливый вой, в котором не было ничего человеческого. Сжалась, втянув голову в плечи и пригнувшись к чёрной земле. Один раз в жизни она слышала подобный звук, но ей хватило запомнить его до смертного одра – так кричат люди, которых убивают. И у которых нет надежды спастись…

…Спустя трое суток перед новым фортом номер двенадцать дежурный разъезд охраны подобрал едва живую каторжницу в полосатом платье осуждённой бессрочно. Медики с трудом привели её в чувство. После того как беглая пришла в себя, её допросили. А когда услышали то, что та сообщила, немедленно отправили на место событий тревожную группу. Хотя приказ о начале военных действий поступил вовремя, но интервенты ещё не показывались так близко к форту. Тем более что расстояние до Ридо составляло почти триста лиг… Все слова каторжницы подтвердились. В семидесяти с небольшим лигах от форта нашли кучу изрубленных на куски тел в одеждах осуждённых, и отдельно двадцать пять убитых конвоиров. Естественно, без оружия и снаряжения. Командир форта немедленно связался со штабом.


Глава 20 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 22



Loading...