home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 24

Дмитрия разбудил вежливый, даже аккуратный стук в двери купе.

– Командир, с паровоза передали – прибываем через час.

– Ага, спасибо, – ответил он машинально, свозь сон, но уже начал просыпаться.

Час до начала… Всего? Как раз умыться, привести себя в порядок, позавтракать, собраться. Девчонки так и посапывали по краям большой лежанки во всё купе, завернувшись каждая в свою часть одеяла. Дружно. Синхронно. Только макушки так и торчат. Развёл руки в стороны. Аккуратно тронул каждую за ближайшее к себе плечо:

– Эй, подруги, прибываем! Пора вставать!

Ноль реакции. Тряхнул сильнее. В ответ вначале одна, потом вторая заурчали:

– М-м-м… Уже?

Зашевелились. Он пополз к краю спального места. Слез, сунул ноги в ботинки. Повернулся – мать вашу! Даже не думали вставать!

– Подъём! – рявкнул во всё горло.

За стенкой, где спала Аари-Смерть, что-то бухнуло, послышалась ругань на высоком наречии. Обычно говорили на фиорийском с примесью русского, чтобы были понятны применяемые термины. Тем более что все военные кланов язык империи Русь знали. Как и имперские солдаты понимали речь саури. Правда, как и везде, в разной степени. Но кое-как объясниться могли все.

Не помогло. Сдёрнул с девиц одеяло, и… Мало того что по глазам ударило обнажёнными женскими телами, так ещё истошный вопль надавил по ушам так, что даже невольно присел.

– Айе-э-э-э!!!

В стенку бухнуло:

– А ну заткнулись, дуры! Ну, мужик, ну и чё?

Помогло. Дмитрий мысленно вознёс благодарность Аари.

Торопливо швырнул обратно одеяло.

– Подъём! Прибываем! У нас меньше часа на то, чтобы прийти в себя! – Взглянул на время – ого! Лихо они придавили… Девушки на четвереньках поползли к нему. – Э-э-э! Ладно Ююми! Она хоть официально, но мне жена! А ты, Иари, с какого перепуга?!

Нащупал ручку двери, вывалился в коридор вагона, торопливо задвигая дверь обратно под разочарованный стон, донёсшийся оттуда. Щёлкнул замок соседнего купе, из которого вышла главный пилот. Увидела его, застывшего на месте, скорчила ехидную рожицу, ткнув по-приятельски в бок кулаком:

– Не ушатали они тебя? Можешь шевелиться? Девчонки молодые, горячие, ублажить их не просто…

Хвала богам, что есть чем отбрить!

– Да уж, в отличие от тебя вчерашней, могу сам ногами двигать.

Помогло. Саури резко посерела, затихла.

Осторожно, готовый в любой момент задвинуть дверь обратно, заглянул в щель – уже одетые. Обуваются. Лежанка собрана. Но лица у обеих хмурые. Понятно.

– Я умываться, – буркнул торопливо и бросился в санузел…

Пока мыл морду лица, немного остыл. Тьма! Вместо того чтобы прикинуть дальнейшие действия, теперь надо решать загадку поведения Иари. Правда, особо сложного тут ничего нет. Ясно же, что девушка нацелилась на него и прёт напролом, не останавливаясь ни перед чем. Но вот реакция Ююми удивила. Она относится к столь беззастенчивому поведению уже куда спокойней, без той бешеной ревности, что выказала на полигоне. Спелись? Или мирно договорились?

Вернулся свежий, окончательно пришедший в себя. Девчонки тоже уже умыли мордашки, да ещё притащили из головного купе завтрак. Ха, командир спит, а служба идёт. И охрана из железнодорожников за них отстояла, и поесть им сготовили. Красота. Открыл судок, потянул носом. Аромат настоящих русских блинов ласкал ноздри. К его удивлению, обе саури уплетали человеческое блюдо так, что длинные уши ходили ходуном. Приступил к трапезе. Время ведь летит… А, кстати…

– Ююми…

Жена вскинула на него испуганные глаза:

– Да, муж мой?

– То, что ты была на войне, я понял. А кем?

Опустила глаза.

– Старший лейтенант тяжёлой пехоты. Шестнадцатая мобильная бригада. Четвёртый полк, командир первой ударной роты. Пять лет контракта. Юхака-сорок шесть, Индар-четыре, год на Юзоне…

– Айе! – Возглас Иари удивил Рогова – та смотрела на его, гм, жену, удивлёнными глазами:

– Ты – Юзонская Землеройка?!

Ююми крутанула головой на гибкой шее:

– Не люблю это прозвище. Хотя, верно, это я.

Снова заработала ложкой. Теперь и Рогов ошалел – на Юхаке-сорок шесть он дрался против этой части. Усмехнулся:

– А я-то всё вспоминал, почему мне так знакомо твоё лицо, Ююми?

– Ты…

Кивнул.

– И не только. Но оставим воспоминания о той войне… – выделил «той войне» голосом, – и подумаем об этой. Значит, Ююми у нас тоже пехотинец.

– Получается – так. Зато гарантирую, что она разбирается в фортификации. Говорили, что на Юзоне она устроила такой укрепрайон, что люди так и не смогли его взять.

– Слышал. Если бы там были имперцы, взяли бы. А то демократы… – Усмехнулся, посмотрел на Иари: – Значит, предлагаешь отдать ей роль главного фортификатора? Попробуем. Я не возражаю.

Двери отодвинули, заглянула Аари:

– Долго вы? Пять минут, Рогов. Давай, двинули.

Он кивнул, поднимаясь из-за стола.

– Иари, оформи Ююми как полагается. На довольствие, на должность. Будет пока зам по тылам. А там – как пойдёт.

Девушка кивнула…

Их вагон был вторым от паровоза, поэтому пяти минут хватило, чтобы оказаться в кабине локомотива. Машинист коротко поклонился, потом показал рукой:

– Сейчас будет то самое место, сьере.

Рогов высунулся в окошко. Всюду, куда видел глаз, была вода. Безбрежная гладь, из которой торчали скелеты деревьев. Впрочем, не только они. Тёмные бесформенные комья, застрявшие в ветвях, превращались, когда состав приближался, либо в туши мёртвых зверей, либо в утонувших людей. Преимущественно гражданских. Все, находящиеся в будке, помрачнели.

– Вижу! – донёсся голос наблюдателя сверху, из наскоро слепленного из листов толстой жести укрытия.

И верно, земля вдоль насыпи начала резко подниматься. Невысокий широкий холм с плоской вершиной вздыбился справа от дороги.

– А мы тут не одни, – странно напряжённым голосом произнесла Аари-Смерть, ткнув пальцем в копошащихся у брошенного строителями дороги склада рельсов и шпал людей.

Машинист заученно дал свисток. Рогов не успел остановить его. Люди встрепенулись, прекращая работу. Те, кто уже отволок материалы от штабелей, замер на месте, всматриваясь в невиданное прежде чудо.

С досадой рванув двери, человек выпрыгнул наружу, кладя руку на кобуру своего пистолета.

– Чем занимаетесь?

Одна из женщин в крестьянской одежде смахнула пот со лба и устало ответила:

– Вал строим. От тушуров, чтоб им Нижайший угольков не пожалел у себя.

– Кто придумал?

Та пожала плечами:

– Так командир приказала.

Аари и Дмитрий переглянулись:

– И где найти вашего командира?

– Там, – махнула рукой за холм. Пояснила: – Её легко найти. Сидит одна у подножия, с ружьём. На ней ещё платье каторжницы. Полосатое.

Каторжница с оружием?! Да ещё полосатик?!

Первая реакция Рогова и саури была предсказуемой. Женщина поправила автомат на своём плече, Дмитрий расстегнул клапан кобуры, чтобы, если что, сразу выхватить оружие.

Паровоз устало молчал, из вагонов выпрыгивали его подчинённые. Подбежала Иари:

– Начать выгрузку техники и припасов? Лагерь разбивать здесь?

Топнул ногой.

– Танки запустить, вывести за холм. А мы пока осмотримся. И – дай-ка мне… – Снял с плеча девушки, ставшей его заместителем, такой же автомат, как у Аари, забрал сумку с запасными рожками, перецепил на свой пояс. – Пошли.

Спокойно двинулся вперёд. Люди молча смотрели на них. Но тут послышался звонкий голос Ююми, с ходу врубившейся в ситуацию:

– Чего встали? Продолжаем! За работу!

Люди вновь задвигались, потащили полосы рельс и шпалы. Оба военных двинулись вперёд, обгоняя фиорийцев. На Аари косились. Цвет кожи настораживал.

Ту, о ком говорила женщина, заметили сразу. Полосатое платье, красно-белое, говорило само за себя. Да ещё стандартный армейский карабин. При их появлении каторжница встала с земли и облегчённо вздохнула, опершись на ружьё.

– Наконец-то… Дождались…

– Ты кто? – жёстко спросил Рогов, держа ладонь на рукоятке пистолета.

Фиорийка как-то потухла, нагнулась, кладя оружие на землю. Аари сразу наступила на ствол ногой. Ненавязчиво, но понятно.

Совсем молодая девчонка, едва ли старше восемнадцати лет, скорее, даже младше, ровным голосом представилась:

– Бессрочно осуждённая номер два нуля сорок три Виури Сехоро.

Аари очень нехорошо усмехнулась:

– И что ты можешь нам сказать по этому поводу, Виури Сехоро, заключённая ноль ноль сорок три?

– Позвольте… – Она сделала шаг к стоящему рядом обычному военному вещмешку, отчего Дмитрий стал ещё более хмурым.

Вынула из бокового кармашка самый обычный конверт, протянула ему. Когда он взял, снова отступила на шаг, заложив руки за спину. Человек с недоумением повертел пакет в руках, потом вскрыл, обратив внимание на печать. Пробежал глазами короткий текст. Протянул лист Аари.

– Читай.

Затем взглянул измученной, сразу видно, девчушке в глаза, чистые и ясные. Не врёт. Да и печать не подделать. Это он точно знает…

– Она четверых завалила.

– Нас спасла!

Вокруг них начал собираться народ. Многие недовольно роптали.

Дмитрий вскинул руку, останавливая людей:

– Всё в порядке, не волнуйтесь, люди! Продолжайте работу! Сейчас подойдёт ещё один состав, так что мы вас защитим!

– А девочка? – спросил кто-то из собравшейся толпы.

Напрягая горло, Рогов выкрикнул:

– Сказано же, всё в порядке! Не волнуйтесь. Никто её наказывать не собирается! Она не беглая!

Чуть отодвинул Аари в сторону. Впрочем, та уже сама убрала ногу с оружия каторжницы. Наклонилась, подобрала с земли оружие. Протянула девушке, уже дружелюбно кивнула той:

– Забирай. Патронов много потратила?

– Пять. Осталось двадцать.

– Это поправимо. Поможем. – Окинула ту взглядом с ног до головы. – Костюмчик только твой… Но это заменим. Рогов?

– Разумеется. Отведи её в эшелон, пока назад не пошёл, пусть помоется и сменит одежду. Естественно, накормить, напоить, дать отдохнуть. Всё равно, пока гвардейцы выгрузятся, пока мы все танки с платформ снимем да боеприпасы – времени хватит.

Зашевелил пальцами, говоря на языке жестов то, о чём нельзя говорить вслух при посторонних: пробей по нашим каналам. Получил ответ: без вопросов. Кивнул.

Раздвигая толпу, пошёл к возводимому валу. Хм… Грамотно. Молодец, девочка… Политическая… Их осталось-то в Фиори вроде бы всего сотня, если не меньше… Атти всё-таки добр… Большую часть простил. Меньшая – перемёрла. Так что эта девчушка, в некотором роде, может даже гордиться принадлежностью к вымирающему виду. Ладно.

Снова взглянул на вал, ощетинившийся рельсами в сторону врага. Очень даже неплохо! Взобрался на гребень, приложил ладонь к глазам. Вода. Куда только дотянется глаз – вода. Если верить асийчи, она затопит практически всю равнину. Значит, другого места, кроме насыпи, для прохода интервентов нет. Это хорошо. Даже слишком хорошо, чтобы быть правдой. Но остаётся только верить.

Появился запыхавшийся солдат. Не его. Значит, второй эшелон подошёл.

– Сьере майор, командир роты докладывает – поезд остановился, приступаем к разгрузке. Просит указать позиции.

– Не могу ему помочь, к сожалению, сам только что прибыл, ведь знаешь. Пока осматриваюсь. Тут до меня уже начали строить, так что пока ваша рота пусть разгружается за холмом, а командира – ко мне. На вершину холма. И нужна оптика. Так ему и передай.

Боец кивнул, развернулся и убежал. Рогов полез по склону.

Полого. Но для танков, особенно таких, как у него, лучше не придумаешь. Поставить их полукольцом, подготовить плоские площадки, чтобы менять орудия. Пушки будут быстро перегреваться. Поэтому машины придётся ворочать туда-сюда. Позади, на самой вершине, отрыть капониры, в которые поставить привезённые восемь-восемь. Прорыть траншеи для подноса снарядов. Перед валом – доты с пулемётами. Путь перед огневыми точками заминировать. Хорошо бы лодки, хотя бы надувные! Тогда на деревья вдоль насыпи понавешать мин направленного действия, их полно в пятой теплушке… Примерно так… Землю после работ пустить на засыпку воды позади холма. Ещё надо попросить железнодорожников по возможности подцеплять к каждому составу по две-три платформы со щебнем, тоже на подсыпку. И начать сооружать платформу для выгрузки. Хотя бы небольшую…

– Старший лейтенант Риго дель Парда прибыл в ваше распоряжение, сьере майор.

– Ещё раз здравствуйте, старший, – протянул ему руку. Пожатие было крепким. – Что у вас есть?

Тот улыбнулся:

– А что надо?

– Сапёров, мины, лодки. Видите лес?

Тот кивнул, задумчиво посмотрев на затопленные деревья.

– И?

– Развесить МНД[5] на деревьях, вдоль насыпи. Они хорошо подметут дорогу. Ну а сейчас, пока есть возможность, заложить фугасы, сколько успеем.

– Успеем много. Потому что есть и лодки, и мои люди обучены минному делу все без исключения. Гвардия! – горделиво выпятил грудь.

– Если гвардия, то посмотрим вас в деле. А до него ещё придётся поработать. Ясно, старший лейтенант?

– Так точно, сьере майор. Разрешите приступить? – Приготовился бежать, но Дмитрий ещё задержал его:

– Десять человек оставите обустраивать лагерь, как положено по Уставу. Остальных – на минирование.

– Есть! – молодцевато, щегольски стукнул кулаком в плечо, побежал к своим.

Дмитрий вздохнул – молодой, ещё не навоевался… Ничего. Скоро до парнишки дойдёт… А сейчас – как там говорится? Каждая капля пота, пролитая при обустройстве позиций, экономит один литр крови в твоих жилах…

…Сухо шуршали лопаты. Били ломы и кирки, долбя промёрзшую, пусть и не глубоко, землю. С сухим треском падали на брустверы шпалы, звенели, подпрыгивая, рельсы. Рогов зарывался в землю упорно. Намертво. Впереди, перед валом, ежи с колючей проволкой в несколько рядов, не считая спиралей из другого сорта колючки, с лезвиями вместо игл. Чуть дальше – огневые ловушки, любимая игрушка Неукротимого. Фугасная мина, обложенная горшками с горючей смесью. Гвардия заканчивала обвешивать минами лес вдоль насыпи уже на несколько лиг. Ни одно подходящее дерево не осталось без украшения в виде металлического выгнутого ящика весом в сорок килограммов, набитого внутри старинным гексагеном и шариками поражающих элементов. Взрыватели – дистанционные. Управляемые по радио. Это допускалось. На вершине холма вырос блиндаж, который засыпали землёй. На его крыше возводили вышку. Там будут наблюдатели. Танки, пока для них готовили капониры, подтаскивали шпалы и рельсы туда, куда те будут определены. Увы, они уже заканчивались. Очень много ушло на вал, на доты, на брустверы. Но вроде как должен подойти состав с боеприпасами. Светлая саури говорила, что через четыре часа после их отправления…

– Командир! Сьере майор!

Дмитрий вскинул голову, он сам долбил землю киркой под капонир для своей машины.

– Что?

Это связист. Но не его. Гвардейский.

Рогов напрягся, ожидая неприятностей. И они не заставили ждать.

– Сьере майор, передали радиограмму. Ваш узел связи пока закрыт, все работают, вот мне и пришлось…

– Да говори толком, что случилось?

– Сообщение с подходящего поезда. Идут по графику, будут через час.

– Ясно. И в чём проблемы?

– Так это, сьере майор. Сейчас на путях два состава. Вытянулись даже в воду. Ну, где земли нет. Как выгружать будем?

– Тьма! Действительно, не подумал… – Окинул взглядом согнутые спины людей, солдат, махающих инструментами… – Думаю, железнодорожники на нас не обидятся… – Ткнул пальцем в ближайший танк, стоящий на месте. – Сбегай к нему, позови сюда водителя. Понял?

– Так точно!

Боец умчался. Хм… Действительно, не подрассчитали…

– Вызывали, товарищ майор?

Этот из «губителей». Но чует Дмитрий, что вся эта шарашка техноархеологов ох как не проста… Явно прослеживается влияние Тайной службы его величества… Иначе откуда у них такие раритеты, к которым простых смертных даже близко не подпускают?..

– Да. Семён Витальевич, головы у нас большие, форменную кепку держат хорошо. Но вот думать иногда забывают. На подходе ещё один состав. Товарный. А у нас стать негде. Не таскать же грузы вдоль насыпи? Просто всё перетопим.

– Действительно, товарищ майор… Как-то упустили… И что будем делать?

Дмитрий усмехнулся:

– Думаю, имперские железные дороги Фиори на нас не обидятся, если мы несколько классных вагонов и теплушек оставим себе. В конце концов, людям нужно где-то спать, готовить еду, приводить себя в порядок… Так что берите свой танк, машинистов, поездные бригады и начинайте растаскивать наш состав. Ставьте городок за холмом, с другой стороны. Приказ ясен?

– Так точно, товарищ майор. Если удержимся – вернём колёсный состав. А нет – так и спрашивать некому будет. Разрешите идти исполнять?

– Идите, Семён Витальевич.

Тот залихватски козырнул, убежал. Его машина заурчала, выбрасывая клубы пара из клапанов, развернулась и пошла по склону холма, распугивая любопытных ребятишек, тыкающих в неё пальцами…

«Это я хорошо придумал, – в очередной раз со всего маху вгоняя кирку в землю, мысленно сказал себе Рогов. – Очень хорошо! – Снова взмахивая киркой. – Мы, значит, защитнички, будем спать в комфорте и тепле, понимаешь. А эти вот дети и женщины, которые сейчас горбатятся, потому что ты заставил их работать именем императора, будут мёрзнуть на голой земле и завидовать! Как это будет выглядеть со стороны, майор Рогов? Две роскошные бабы под боком, да ещё на мягком диване, в чистой постели. А где-то под дырявым рядном кто-то будет стучать зубами от холода и зарабатывать себе простуженные почки или воспаление лёгких, Рогов!»

– Товарищ майор, вам срочная из штаба!

Это уже свой связист. «Намылю ему холку. Его оставляли следить за эфиром, а он болтается неизвестно где. Хотя… известно. Руки в мазуте. На форме следы смолы. Шпалы таскал, не иначе…»

– Что там? – спросил Рогов, продолжая мерно взмахивать киркой.

– Приказано не заморачиваться на глупости и после постройки укрепрайона отправить всех женщин и детей на поездах обратно. Оставить лишь добровольцев и мужчин.

– Ч-чего?! – Дмитрий едва не треснул себе по ноге стальным жалом. Медленно задрал голову к низким облакам, закрывшим небо сплошной пеленой. – Они что, за нами со спутника следят?!

– Нет. Это шутки асийчи… – Он дёрнулся, словно ошпаренный.

На бруствере выросли две саури, держа в руках ароматно пахнущие судки.

– Отдохни немного. Тебе нужно подкрепиться, – пропели они в один голос.

Иари тут же стала расстилать на земле позаимствованную в поезде скатерть, а Ююми отцеплять посуду от разносок. Тем временем связист исчез. Послышался свист паровоза. Рогов дёрнулся – прибыл третий состав?

– Это обед объявили. Для всех. Полевые кухни начали раздачу. А состав на подходе. Ты, главное, ешь. Разберутся без тебя. Гвардейцы уже, кстати, вернулись и помогают растаскивать состав.

Рогов хмуро посмотрел на накрытую скатерть, потом на обеих саури. Промолчал, усаживаясь на заботливо подстеленную куртку. Поднял голову:

– А вы?

– И мы, – опять пропели обе, занимая места по бокам импровизированного стола.

Только начали есть, снова свист паровоза, но Рогов сразу понял, что это новый состав. И верно, вскоре к столу приблизилось новое лицо…

– Прошу прощения, товарищ майор, старший инженер заводов Лари Кел дель Парда. Прибыл с эшелоном снарядов для ваших орудий, двумя реактивными установками, патронами обоих калибров и вооружением. Ещё – сапёрное имущество и принадлежности. Со мной двести человек резервистов.

– Вот это вовремя, старший инженер! – Рогов даже вскочил, едва не пускаясь в пляс, но тут же вновь плюхнулся на пятую точку, потому что обе саури вцепились в него и заставили вернуться за стол. – Приступайте к выгрузке, сьере старший инженер. Ставлю задачу: обнести весь остров, на котором мы находимся, ограждением, чтобы враг не мог воспользоваться плавсредствами и ударить нам во фланг.

Инеженер кивнул. Затем развернулся и пошёл к составу, из теплушек которого сыпались вновь прибывшие.

Немного полюбовавшись на начавшуюся суету, Дмитрий вдруг обратил внимание на появившуюся вдалеке, откуда должны были подойти интервенты, струйку дыма. Тонкую, почти незаметную отсюда.

– Что-то горит? – Не понял, что произнёс эти слова вслух.

Обе саури тоже завертели головой, заметили, начали всматриваться. Иари поднесла к глазам старинный человеческий бинокль, с сожалением опустила, вздохнула:

– Действительно, дым. Горит что-то большое. Но в той стороне нет ничего такого…

– Это форт номер двенадцать, – послышался тихий голос. Дмитрий повернул голову – в солдатской форме каторжница выглядела совсем иначе, чем в своём полосатом платье. Но узнал он девушку сразу. Она протянула ему лист бумаги, сложенный квадратиком: – Седая женщина велела вам передать…

Дмитрий развернул – написано на высоком. Протянул бумагу Иари, чтобы та прочитала. В письменном языке высоких он откровенно «плавал». Бросил вслух, на нём же:

– Просто прочитай, как написано. Не переводи.

Та кивнула.

Девушка спокойно ожидала, что ей скажут, заложив привычно руки за спину…

– …Виури дель Сехоро. Из семьи одного из Тайных владык Фиори. Титул – маркиза. Осуждена бессрочно, так как имеются серьёзные опасения, что существующие ещё противники нового государства, как в самом Фиори, так и за его пределами, могут воспользоваться ею и предъявить претензии на трон. Держать под неусыпным контролем. Атти дель Парда. Император.

Иари вернула листок Дмитрию.

Он аккуратно его сложил, убрал в карман кителя. Заметил, что девушка едва заметно улыбается. Хм… Рискнуть? И произнёс на речи высоких и истинных:

– Повтори, что только что сказали.

– Глупости, – криво усмехнулась. – Неукротимый напрасно считает, что я пойду против моей родины. Если бы я этого хотела, то уже давно была бы в лагере тушуров или рёсцев…

– Верно, девочка.

Сказать, что Дмитрий был удивлён, ничего не сказать. Впрочем, и обе саури рядом с ним были поражены не меньше, потому что ответила каторжница на том же языке саури. Чистейшем, без малейшего акцента, говоря на нём едва ли не лучше самих высоких и истинных…


Глава 23 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 25



Loading...