home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 25

Как Рогов ни удивлялся, но им удалось полностью подготовить остров к обороне. Колючая проволока и малозаметные заграждения в воде полностью огородили все подходы с затопленных сторон. Даже на пару километров в тыл удалось соорудить на железнодорожной насыпи пулемётные гнёзда. На всякий случай. Мало ли. Вал, который начали строить ещё без них, укрепили, стянув рельсы между собой обычной дуговой сваркой. Теперь, даже имея продвинутую технику другой эпохи, придётся попотеть, растаскивая его. Минные ловушки вдоль второй насыпи, идущей к врагу, фугасы и мины в ней самой. На вершине холма высилась наблюдательная вышка, обшитая стальными листами, довольно, кстати, большая, с установленными внутри пулемётами и мощной оптикой, позволяющей контролировать все подходы к получившемуся в результате затопления острову посреди огромного водоёма, простирающегося от одного края скального хребта, опоясывающего Фиори, до другого. Это почти пятьсот километров. В длину импровизированное рукотворное море простиралось больше чем на три сотни километров, затопив примерно семь процентов страны. Высота подъёма воды составила почти семь метров, а потом стабилизировалась. Так что вброд преодолеть преграду было невозможно. К тому же ранее росшие здесь густые леса добавляли трудностей тем, кто попытался бы переплыть это море на плавсредствах. Большие, на которых можно было перевозить осадные и боевые машины, гарантированно бы не прошли. А маленьких лодок, на которых можно маневрировать между раскидистыми кронами, на двадцать миллионов человек точно бы не хватило. Плюс возникающие проблемы со снабжением такой армии, обеспечением столь огромного количества людей провиантом и всем прочим…

Так что переправы Рогов не боялся. Ну а против тех, кто двинется на него, он подготовился. Восемь танков в капонирах, вымощенных стальными рельсами, чтобы при разворотах машин они не зарывались в грунт. Пусть подготовленных экипажей всего шесть, но тут в бою достаточно иметь один расчёт артиллеристов, потому что огонь придётся вести только с одного борта. Поэтому два оставшихся из шести комплектов из наводчика и заряжающего он посадил в эти две лишние машины, а остальных отправил обслуживать четыре привезённых на платформах дополнительных орудия, установив их между танками. Все подходы к позициям, естественно, заминированы, установлены проволочные заграждения, вплоть до того самого вала. Ну и на самом валу расположились пулемётчики и стрелки из роты гвардейцев.

Впрочем, до ближнего боя доводить дело Дмитрий не собирался, рассчитывая уничтожать интервентов ещё на подходе, используя дальнобойность восемь-восемь, достающей почти на двадцать километров[6]. Лишние, впрочем, любые потери были для него неприемлемы и недопустимы. Ну а две сотни резервистов распределил на доставку боеприпасов, по рекомендации «губителей» создав группы подносчиков снарядов для орудий из пятнадцати человек на каждую[7], рассчитывая в будущем, когда те научатся работать нормально, их сократить. Остальных распределил в основном в тыл – кашеварами, уборщиками, разносчиками пищи. Он справедливо считал, что воевать должны те, кто этому научен. Притом бойцы не должны отвлекаться на всякие бытовые мелочи. Да просто и не потянули бы солидные мужички, под сорок и более, физические нагрузки, которые выпадут на их долю.

Словом, теперь оставалось ждать. Из вагонов первого состава соорудили целый городок, плотно выстроив их за срытой почти под прямым углом задней стороной холма. Лагерь огородили валом, на который пошла снятая с холма земля, и забором из колючей проволоки. На крыши, на всякий случай, настелили дополнительные стальные листы. Пусть тонкие, три-пять миллиметров, но стрела на излёте их пробить не могла. Так что, обойдя уже практически построенные позиции в сгущающихся сумерках, выслушивая приветствия бойцов, обживающих свои места, и удовлетворившись увиденным, Рогов повернул в новый лагерь. И тут с выстроенной вышки замигали фонарём, привлекая внимание. Чертыхнувшись, Дмитрий побежал прямо по минному полю крепостного типа, то есть мины приводились в боевое положение только при включении специального рубильника к блиндажу, на крыше которого находилась вышка…

– Идут?!

– Нет, сьере майор! Там что-то непонятное!

Наблюдатель показывал в сторону тыла. Рогов взял бинокль. Действительно… Потом сообразил – это же дирижабль! Сразу почувствовал облегчение. Махнул рукой смотрящему на него с высоты солдату:

– Молодец! Но это свои! Всё в порядке. Продолжай наблюдать!

– Есть, сьере майор!

Боец исчез за краем вышки, а Дмитрий нырнул в блиндаж, кинув дежурному:

– Связь с городком. Вызови Аари-Смерть…

Тот кивнул. Высокую Аари аль Махди называли только по прозвищу. Полное имя саури Рогов и сам узнал только недавно, к своему стыду. Связист перекинул штекеры, крутанул ручку, протянул трубку командиру.

– Какого тёмного бога?!

Улыбнулся – женщина в своём репертуаре.

– Успокойся, птичка божья, там одна из твоих игрушек на горизонте появилась.

– Ты, Жнец? Уже бегу!

Треск. Щелчки. Вернул трубку связисту.

– Благодарю.

Вышел наружу, глядя на быстро приближающийся аппарат легче воздуха. Слышать-то он о них слышал, но видеть не приходилось. Огромный, остроконечный с кормы и носа, с длинной узкой кабиной внизу, с восемью огромными, бешено вращающимися пропеллерами на перьях кормового руля. Алый герб Фиори зло скалил зубы с борта величественного сооружения.

По мере приближения аппарат начал снижать скорость.

Запыхавшись, рядом возникла саури. Горделиво ткнула рукой в уже почти достигший острова аппарат:

– Как тебе?

– Внушает.

Конечно, это не величественная мощь имперских кораблей или громадных шагающих танков планетарной пехоты, но для этого мира нечто запредельное…

Дирижабль завис чуть в стороне от них. Оттуда что-то упало, ударившись о землю так, что та вздрогнула.

– Якорь скинули. – Глядя, как слабина троса начала выбираться, саури озадаченно произнесла: – Рогов, тебе надо будет озаботиться лебёдкой и швартовочной командой.

– Угу-м, – кивнул тот.

Между тем, к величайшему удивлению человека, огромные винты на хвосте начали менять плоскость вращения, разворачиваясь вверх.

– Э…

– Сейчас прижмут корму к земле.

И верно, огромные рули начали опускаться, задирая нос всё выше и выше.

Аари довольно улыбнулась:

– А вот сейчас увидишь то, чего раньше никто не делал. Даже у вас!

Из кормы, опустившейся до высоты, на глаз, метров сорок, вдруг выпал тонкий шланг, вошёл в воду. Раздулся.

– Ничего не понимаю. Что они делают?

Та снизошла до пояснения:

– Закачивают водный балласт. Сам понимаешь, с газом для подъёма трудно, и стравливать его при каждой посадке, уменьшая подъёмную силу, и расточительно, и опасно. Чуть не рассчитал – и, как вы говорите, полярная лиса? Да?

Рогов кивнул, и Аари продолжила:

– Поэтому выход нашли довольно простой: внутри оболочки расположены специальные секции из латекса на каркасе, в которые можно закачивать как газ, так и воду с земли, увеличивая таким образом массу и играя с весом машины.

– Действительно, просто, – удивлённо ответил Рогов.

Туша дирижабля выровнялась и стала опускаться всё ниже и ниже, зависнув наконец почти над самой землёй. Высота до гондолы была всего метров пять. Вблизи летающий гигант внушал ещё больше почтения.

Со щелчком откинулась ажурная блестящая лесенка с днища гондолы, стукнулась о землю. Винты воздушного корабля по-прежнему лениво вращались, уже на холостом ходу, сбросив обороты ещё при закачке балласта. По лестнице ловко, что выдавало немалый опыт, спустилась гибкая фигура обитателя кланов. Он быстрым шагом пошёл навстречу спускающимся с холма человеку и саури. Встретились почти на середине, обменялись приветствиями:

– Командир дирижабля номер четыре Ран ар Сури, прибыл за Аари аль Махди.

– Привет, Ран. Как прошёл полёт? – Саури была в своём репертуаре. Чинонаплевательство являлось её визитной карточкой, из-за чего высокая так и оставалась капитаном, несмотря на все её заслуги и мрачноватую славу.

– Нормально, юили. Проблем не было. Всё работало идеально.

– И куда мне надо явиться?

– Пока на временную базу, юили. Заодно доставили вам… – перевёл взгляд на человека, – припасов, благо грузоподъёмность позволяет.

Рогов задумчиво почесал подбородок:

– У вас найдётся немного времени, высокий?

Тот посмотрел на Аари:

– Если разрешит юили.

– Хочешь провести разведку, Жнец?

– А почему бы нет? Ночи светлые, сможем, по крайней мере, определиться.

– Логично. А, где наша не пропадала! Но назад будешь спускаться в кресле. Не обделаешься? – ехидно улыбнулась.

– Думаю, нет.

Саури взглянула на Рана:

– Выгружайся, и прокатимся.

– Момент. Та девочка, дель Сехоро… Она здесь хорошо побродила. Надо её взять с собой. Глядишь, что и подскажет.

Женщина кивнула:

– Не возражаю.

…Рогов впервые летел на дирижабле. Нет, вообще в воздухе он бывал едва ли не чаще, чем ходил по земле или находился в космосе. Но на таком монстре… Неспешно, величаво и бесшумно аппарат плыл по ночному небу. Поскольку к ночи тучи, до этого плотным ковром закрывавшие небо, рассеялись, то так парить в высоте доставляло ему необыкновенное удовольствие. Покосился на Виури, прилипшую к окну рубки. Фиорийке, похоже, полёт тоже доставлял удовольствие. Паровая турбина, приводившая в движение винты, едва слышно гудела, почти не нарушая тишины в кабине, время от времени спугиваемой короткими командами командира да периодическими докладами механиков, следивших за давлением пара.

К нему подошла Аари, держа в руках три кружки, парившие… Ну, кто бы сомневался? Вся команда саури, поэтому, естественно, кофе. Одну сунула ему, потом позвала Виури:

– Эй, девочка!

Та повернулась, хотела привычно вытянуться, но саури спокойно произнесла:

– Подойди.

Та приблизилась, а когда ей в руки буквально впихнули третью кружку, удивилась.

– Мне?

– А чего ты хотела?

Аари бросила короткий взгляд на молчавшего Дмитрия.

– Отвыкай. Теперь ты не каторжница, а член специальной группы. Приказ уже готов, так что хватит.

Та сделала глоток, потом ответила:

– Неукротимый не подпишет мне помилование. Никогда.

Рогов сделал неопределённый жест рукой.

– Подпишет. Не сомневайся.

Фиорийка промолчала, смакуя горячий напиток. Тишину вновь нарушил голос командира дирижабля:

– Там что-то есть.

Все трое сразу бросились к иллюминаторам. Внизу, среди бескрайней глади сверкающей воды с чёрными пятнами крон, виднелась бесформенная груда камня, слабо дымившая. К удивлению всех, дым, сочившийся из-под камня, слабо светился.

– Что за ерунда? – изумлённо протянула Аари.

Никто не знал ответа.

Чуть подальше отбрасывало багровые отсветы целое море костров.

– Ага. Понятно…

Развалины находились на языке суши, глубоко вдававшемся в воду.

– Это форт двенадцать. Я узнаю местность, – как всегда негромко произнесла Виури. – А пришла я оттуда, – показала на слабо светившийся горизонт.

– Там есть какой-нибудь город? – спросил Рогов как нельзя кстати появившегося саури из кабины.

Ран отрицательно мотнул головой:

– В той стороне Ридо, майор.

Все переглянулись, и Аари решительно скомандовала:

– Поднимись до полутора тысяч аргов и веди машину туда. Да добавь скорость до половины максимальной. Хватит ползти как черепаха.

– Есть, командующая! – Командир дирижабля козырнул, и в рубке послышались его распоряжения.

Спустя минуту корпус дрогнул, чёрные пятна внизу перешли в сплошную темноту, провалившись в бездну. То, что землю стало не рассмотреть вообще, никого не напрягло. Главное – что там, у крепости?

Через полчаса стало ясно, что сияние – это свет от океана костров. Сколько видел глаз, на десятки километров были одни костры.

– Главный лагерь, – констатировала аль Махди.

Дмитрий кивнул:

– Где же ему ещё быть? Единственное сухое место.

– И наше спасение.

Внезапно подала голос Виури:

– Интересно, что творится на той стороне крепости? Здесь столько врагов, что мне уже не верится, что Фиори уцелеет…

– Не только уцелеет и выстоит, девочка. Но и победит. Другого не будет. – Аари материнским жестом погладила фиорийку по голове.

Та вздрогнула, напряглась, но промолчала, тут же расслабившись.

Рогов всматривался в горящую под ногами десятками тысяч костров землю.

– А девочка права, Аари.

– Что? – Саури обернулась на его голос.

Дмитрий зло усмехнулся:

– Смотри – здесь миллионы солдат, сотни тысяч голов скота. Но на том клочке суши, где они находятся, нет ни пищи, ни дров. Ничего. Всё поступает оттуда, – ткнул пальцем в сторону слабо прорисовывающегося в темноте скалистого хребта. – Насколько я помню карту, к крепости ведёт всего один тракт. И сейчас он должен быть до отказа забит караванами…

– Всё правильно, сьере, – кивнула фиорийка. – Ещё я помню, что должно быть несколько мостов через пропасти. Если их каким-то образом уничтожить…

Аари вдруг стиснула дель Сехоро в объятиях:

– Ты гений, девочка! Гений! Считай, что твоё помилование у тебя в кармане! Я буду не я, если не добьюсь тебе полного помилования!

– Неукротимый…

– Виури, успокойся, – не выдержал Дмитрий. – Если мы разгромим Тушур и Рёко, кто поддержит их любые заявления? Да прочие страны чихнуть побоятся в сторону Фиори, чтобы их не постигла участь этих государств!

Девушка опустила голову, разглядывая новенькие ботинки:

– Разве мы победим?

– Ты нас плохо знаешь. Сама увидишь.

Уверенность, с какой Рогов произнёс эти слова, заставила вспыхнуть в глазах фиорийки упрямый огонёк.

– Увижу. Или умру. Третьего мне не дано.

– Нам тоже, – ответила ей Аари-Смерть. Потом крикнула командиру: – Ран, разворачивай! Всё, что можно, мы разглядели!

– Не всё. – Виури ткнула пальцем вниз. – Они знают о насыпи. И готовят к ней дорогу.

Дмитрий прилип к стеклу – права, ой права эта бывшая каторжница… И умна, как мало кто. Добрая половина приближённых Атти ей в подмётки не годится. «При случае выскажу…» Там, куда указывала Виури, наблюдалось шевеление. Слабое, едва заметное, но оно было. И на глазах на блестящую полосу воды надвигалась тёмная лента. Достаточно широкая, хотя с высоты, на которой плыл дирижабль, казалась тоненькой ниточкой.

– Да у тебя острый глаз, девочка! – восхитилась саури. – И высоты не боишься. Пожалуй, заберу я тебя к себе.

– Простите, Пришедшая с небес… Но лучше я останусь с ними. – Бывшая каторжница показала глазами на Рогова. Потом пояснила своё решение: – Там, внизу, я увижу всё сама. И либо буду в числе победителей, либо первой умру…

– Воистину достойное решение, девочка… Дмитрий? – Аари требовательно взглянула на человека.

Тот кивнул:

– Не возражаю.

Свист турбины чуть изменился. Рогов вопросительно поднял брови:

– Прибываем? Вот и скинули скорость.

И верно, в рубке появились двое саури, установили портативную лебёдку, начали возиться с каким-то приспособлением. Вошёл командир:

– Зависли, юили. Можно спускать.

Аари вновь ехидно оскалилась:

– Посмотрим, правду ли говорят, что у Жнеца стальные яйца…

Рогов спокойно уселся в кресло, хотел пристегнуться, но его задержал механик:

– Простите, ююти, но будете спускаться вдвоём. – Он поманил девушку, заставил её усесться ему на бёдра так, что она оказалась к нему лицом. Защёлкнул привязные ремни, пояснил: – Так спокойнее, майор. У вас-то опыт имеется, а для неё будет сложновато.

Дмитрий кивнул, и саури раскрыл створки нижнего люка.

– Вперёд!

Вместе со вторым мехом они, чуть поднатужившись, спихнули груз из человека и привязанной к нему фиорийки в люк.

Виури действительно перепугалась до смерти, оказавшись висящей над чёрной бездной на тончайшем тросе, и вцепилась в Рогова так, что тому даже на мгновение стало не по себе. Девушка прижималась к нему так сильно, причём сидя на деликатном, так сказать, месте, что… Наконец ноги ударились о землю. Кресло моментально отцепили, и оно взвилось вверх. Дирижабль сразу начал удаляться, резко добавив обороты винтам, но Виури и не думала отцепляться от Рогова, так и вися на нём.

– Эй, девочка. Мы уже на земле.

– На земле?

– Угу. Опусти ноги.

– Б-боюсь!!!

– Ты же держишься за меня.

Несмелое движение бёдер. Ойкнула, торопливо отскочила от Рогова:

– Простите, сьере.

– Не извиняйся. Здоровенные мужики трясутся иной раз, а ты – девушка. Тебе простительно… – Вздохнул. Потом негромко произнёс: – Пойдём. Надо отдохнуть. Думаю, до завтрашнего полудня у нас время есть, а потом начнётся веселье…

– Товарищ командир! – сверху спешил связист, подсвечивая себе фонариком.

– Да?

– Радиограмма, товарищ майор! Беженцы прибыли благополучно. Нам высылают новый состав.

– Что на этот раз?

– Боеприпасы, люди и… Щебень, товарищ майор.

– Вовремя. Когда прибытие?

– К четырём утра.

– Ясно. Передай дежурному: состав принять, людей – на отсыпку площадки приёма грузов. Остальное разгрузить и складировать. Меня не кантовать. Как и прочих танкистов и гвардейцев. Наша работа завтра начнётся.

– Есть, товарищ майор.

Связист отправился обратно в блиндаж, а Рогов обернулся к безмолвно застывшей рядом Виури:

– Пошли, малышка. Надо спать, пока возможность есть.

Та замялась, не двигаясь.

– Что?

– Но… Я не знаю, где спать. Меня только переодели и накормили…

– Разберёмся. Пошли.

Рогов рассчитывал пока уложить дель Сехоро в бывшее купе Аари, а уже утром решить вопрос с ней окончательно… Все планы сразу потерпели крах – возле вагона его встретили обе саури. Подозрительно покосились на девушку, но промолчали, зато, мягко оттеснив её в сторону, с обеих сторон вцепились в Рогова, словно клещами. Потом синхронно спросили:

– Как там?

– Много. Хватит надолго. Спасибо Виури, подсказала идею.

– Разбомбить пути подвоза?

– Откуда вы знаете? – неприятно удивился он, замерев. – Аари сообщила?

Саури дружно замотали головой:

– Нет! Асийчи сообщила, что бомбардировки начнутся через два дня! – Просияли при этих словах и потащили было его в вагон, но Дмитрий упёрся:

– Стоп. Значит, так… Купе Аари свободно?

– Да.

– Отлично. Девушку накормить и уложить спать. А я в радиорубку.

– Айе… – Огорчение саури было непередаваемым, обе расстроились не на шутку.

Отговорился:

– Состав ночью придёт…

– Три. Один с солдатами, один с техникой и один со щебнем, – чётко отрапортовала Иари. И лукаво улыбнулась: – Я всё-таки твой зам. А Ююми – заместитель по тылу…

Виури с удивлением наблюдала, как обе саури откровенно ластились к мужчине…

– …поэтому все распоряжения уже отданы. Нас, военных, беспокоить не будут.

– Всё равно мне нужно переговорить со штабом. Но я честно обещаю, что недолго. Минут пятнадцать, может, двадцать. А вы пока займитесь ужином и досой дель Сехоро…

– Я просто Сехоро… – подала голоса та. Впервые, как встретилась после полёта с саури.

– Виури дель Сехоро, – сказал как отрезал Дмитрий. Мягко высвободил руки у девушек, легонько подтолкнул обеих вперёд. – Всё, идите.

Заговорщический вид, с которым саури переглянулись, ему не понравился… Быстро прошёл в радиорубку. Дежурный связист вскочил, подал ему тонкую стопку радиограмм. Пробежал глазами – то, о чём говорили девушки. Понятно. На узле в штабном блиндаже тоже получили извещение, но почему-то не доложили. Наверное, посчитали, что он знает. Хотя парнишка упоминал о боеприпасах, щебне и людях. Все три в одну запихнул. Надо дать нагоняй. Ввёл в заблуждение. Ладно. Разберёмся.

Взглянул на связиста:

– Соедини меня со штабом и выйди.

Тот кивнул, защёлкал тумблерами:

– Вызываю ноль первого. Вызываю ноль первого. На связи «Особый». Вызываю ноль первого…

Отозвались почти сразу. Связист протянул Рогову гарнитуру и вышел из радиорубки.

– Рогов на связи. Могу я переговорить с Яяри?

Щелчки переключения, потом хрустальный, но мягкий голос девушки-женщины отозвался:

– Проблемы, майор?

– Нет. Я по поводу бомбёжки…

– Вы – против?

– Нет. Прошу отметить, что точно такую же идею мне подала во время разведывательного полёта Виури дель Сехоро.

– Удивлена, – после короткой паузы ответила асийчи. – Она – та самая каторжница?

– Бывшая. Я освободил её своими полномочиями.

– Атти это не понравится.

В наушниках что-то пискнуло, но Рогов не придал этому значения:

– Он ошибается на её счёт.

– Уверены?

– Абсолютно.

– Что же, я тоже согласна, что он слишком уж подозрителен. После нашей победы держать её в заключении нет смысла. А самка репродуктивного возраста…

Слова асийчи покоробили мужчину.

– Она не самка, а человек, саури! Сама-то, мутант белокожий!

– Я не саури и тем более не мутант, Рогов. Звать меня так – унижение.

Щелчок, связь оборвалась. Он зло бросил гарнитуру на стол, но снова запищал вызов. Взял систему обратно.

– Дима?

– Да?

Он узнал голос Атти. Несмотря на архаичность, древняя радиосвязь работала великолепно.

– Значит, говоришь, в Сехоро ты уверен?

– Да. Девчонка готова умереть, но не попасть в руки интервентов.

– Значит, она понимает…

– Атти, она гораздо умнее, чем ты думаешь.

Короткий смешок.

– А что, я, по-твоему, не знаю? Льян давно прожужжала мне все уши о её мозгах. Ладно. Оставим девочку на потом. – Короткая пауза. – Хорошо, обрадуй её. Я утверждаю помилование.

– Хорошая весть!

– Ага. Лучше скажи, чем ты Яяри обидел, что она шипит, как чайник, и не может успокоиться?

– Не понял… – Он лихорадочно прокрутил разговор в голове, уныло ответил: – Назвал её бледнокожим мутантом и саури…

– Саури?! Ну ты дурак, Дима! Она не саури, а аури! Другая раса!

– А я-то откуда знал?

Треск, шуршание, злой голос:

– Твоё счастье, что не знал, Рогов! – И чуть спокойнее: – Впредь будь умнее. Как я вижу, ты со своими жёнами не общался?

– У меня одна жена, и та ненадолго! – теперь вспылил он.

Удивлённо услышал короткий смешок, затем:

– Иногда мужчины беспросветно глупы… Ладно. Завтра после полудня у тебя должен начаться концерт.

– Я так и рассчитывал.

– Тогда ждём от тебя исполнение симфонии.

– Знаю. Стоять, пока всех не похороню.

– Правильно понимаешь. Удачи…

На этот раз отключились окончательно.

Хм… Так она, значит, аури? Новая раса? Другие разумные? Откуда тогда она на Фиори? Столько вопросов и ни одного ответа. И похоже, надолго.

Встал, вышел.

– Всё, я закончил, – кивнул связисту и двинулся к себе.

Вагон стоял по соседству, как и в составе. Просто параллельно этому. Заметил появившиеся под ним трубы, провода. Приглушённое сияние электричества из-за плотных штор на окнах. Поднялся по трапику, дошёл до купе. Оно было открыто. За накрытым столом сидели Ююми, Иари и Виури. Последняя ела. Саури негромко разговаривали. При виде Дмитрия вскочили, усадили на диван, торопливо захлопотали, накладывая ему разносолы. Виури напряглась, но он успокаивающе улыбнулся ей:

– Неукротимый утвердил твоё помилование.

Ложка выпала из её руки.

– Утвердил?!

Кивнул, потому что уже жевал. Проглотив, ответил:

– Да. Но, прости, девочка. Жить в спокойствии в глухом месте тебе не удастся.

Та снова напряглась…

– За тебя хлопочет Льян Рёко. Это раз. Потом, у тебя есть ещё две рекомендации.

– А кто она? Льян… Та рёсска?!

Кивнул:

– Она самая. Чем-то ты её зацепила. А когда – не знаю. Ну и я с Аари готов за тебя поручиться. И, думаю, ты заинтересовала ещё одного очень влиятельного… разумного… Так что, Виури дель Сехоро, у тебя будет очень интересная жизнь после победы…

Все замолчали. Он ел, Виури уже практически закончила. Как только она допила чай, Иари утащила её с собой. Он остался наедине с женой, но та тоже запрыгала по купе, собирая посуду и прибираясь после еды. Дмитрий расслабленно откинулся на спинку дивана, чуть прикрыл глаза… За стенкой щёлкнуло. Послышался слабый шум. Донеслись невнятные голоса Виури и Иари. Потом стихли. Шаги… Открыл глаза – на пороге стояли обе саури.

– Пора спать.

– Угу-м, – кивнул. – Укладывайтесь. – Встал, вышел в коридор. Не оборачиваясь, нащупал ручку двери. Закрыл со щелчком. Прислонился к стеклу.

Коридор был освещен дежурными зелёными лампами. Никто не высовывался. Все уже давно спали.

Снова щёлкнул замок.

– Мы уже. Ложись.

Молча зашёл. Как тогда – обе уже под одеялом, ему место посередине. Сел на краешек, снял ботинки.

Завтра начнётся симфония…


Глава 24 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 26



Loading...