home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 26

В прицеле чётко можно было различить напряжённые потные лица рёсцев передового отряда. Бросились крупные пятна пота на щеках плоской хари шагающего впереди явно офицера с прямым мечом в руке. Почему офицера? Да доспехи у этого рёсца были какие-то не такие. Изукрашенные чеканкой, с блестящими ровными бляхами. Словом, классом повыше, чем на прочих, представляющие обычные квадраты с короткими шипами, нашитыми на простые кожаные халаты. К тому же кроме меча у того ничего не было. Зато задние волокли здоровенные, в рост, щиты, а в руках держали длинные копья с пучками конского волоса у широкого, странно изогнутого волнистого лезвия с перекрестьем.

Дмитрий чуть отлип от окуляров, сжал на миг челюсти, потом утопил кнопку электроспуска. По ушам ударил выстрел. В стальной коробке машины удар срезонировал до боли в перепонках, несмотря на шлем. Впрочем, по опыту он знал, что дальше будет легче. К тому же, благодаря распахнутым люкам, вентиляция станет куда лучше, и глаза не будет есть гарь после первого десятка выпущенных снарядов.

Один. Два. Три. Четыре… Столб огня и дыма вырос на месте шагающей фигуры. Опал… Густо забрызганная кровью и покрытая кусками мяса земля. Ошмётки внутренностей на близлежащих ветках. Кто-то барахтался в воде, но недолго. Да… Хороший результат… Сваленные в кучу тела разной степени сохранности зашевелились, кто-то разевал рот, явно орал, хватаясь за культю ноги. Один торопливо запихивал обратно свои потроха, вывалившиеся на землю. Другой лупал глазами, пытаясь ползти и не осознавая, что нижней половины тела у него нет.

– Передать второму – бризантным, на пятьдесят метров дальше.

Башенный над его головой торопливо забормотал в трубку.

Спустя миг снова ударило по ушам. Но куда легче, ведь стреляла машина, стоящая через танк от него. Сверкание яркого донного трассера исчезло в облаке грязно-жёлтого разрыва. Дмитрий снова отвалился от прицела. Он-то прекрасно знал, что сейчас творится на насыпи. Лопнувший на высоте двадцати метров над головами замершей на месте колонны снаряд осыпал солдат гранёными иглами, разогнанными до околозвуковых скоростей, прошивая их защиту из скверного сыродутного железа и кожи от затылка до пяток. Заставил вскипеть воду, оставил множество отметин на ветвях, сбрив большую часть со стволов. Рогов улыбнулся, представив, какой вой стоит сейчас там. И снова прильнул к прицелу.

Как он и предполагал, среди врагов вспыхнула паника. Солдаты превратились в обезумевшую толпу, ринувшуюся обратно. Сильные отшвыривали слабых, того, кто падал, просто растаптывали. Никто не останавливался, чтобы помочь споткнувшемуся. Вопли раздавленных и тех, кто пробивал ступню шипами доспехов и сам валился на землю, чтобы стать следующей жертвой, неслись к небесам. Вытолкнутые из толпы катились по крутому откосу насыпи, падая в воду. Доспехи мало того что сковывали движения, так ещё были и достаточно тяжёлыми и камнем тянули своего обладателя на дно…

– Пятый, шестой. Выстрел бризантным на максимальную дальность.

Бах! Бах! Два огонька исчезли вдали. Чуть позже два огненных шара на миг показались далеко позади, отсекая часть колонны от остальных.

– Третий, пятый. Начинайте зачистку. По два снаряда через каждые сто. Потом дробь.

Серия отстучала быстро. Ещё бы! С опытным расчётом двадцать снарядов в минуту не предел. Три секунды на выстрел – норма. Почему после долгих споров и решили копировать именно эти пушки. Мощный фугасный заряд почти четыре кило весом в обвязке из готовых поражающих элементов, хотя в оригинале он не превышал девятисот граммов, был идеален для нанесения максимальных потерь противнику. Так и выходило.

Снова приник к прицелу. Увы, почти ничего не рассмотреть. Слишком много пыли и дыма от взрывов.

– Прекратить огонь!

Спохватился. Ведь пока он не даст команду, никто и не будет стрелять…

Интересно, один день они отыграли? Пока там смогут остановить обезумевших беглецов. Пока наведут порядок в воцарившемся хаосе. Пока сообразят отойти обратно. А такую колонну – он не смог увидеть её конца, даже находясь на вышке, – так быстро не остановишь. Да ещё сколько времени займёт посылка гонца к вышестоящим. А те сначала решат убедиться своими глазами. Ну, или пошлют проверяющего. Тому понадобится протолкаться через тысячи солдат, плотными рядами стоящих на насыпи… Потом станут думать, что им делать. И либо тупо погонят воинов на убой, тогда останется только бить без перерыва, это будет лучший вариант, кстати, потому что психика у рёсцев слабая, и солдаты просто взбунтуются, ведь никто не выдержит того, что их ждёт, либо… Есть и худший вариант. Они начнут делать отвлекающие атаки с фронта по насыпи, попробуют соорудить для начала щиты и под их прикрытием подойти в упор. А основные части начнут сооружать новые подходы к их позициям, засыпая воду. Впрочем, врагам придётся повозиться. Глубина. Расстояние. Материал для засыпки. Дерева нет. Его сожгли в кострах. То, что в воде, – сырое, хотя им всё равно, что валить в насыпь. Реальнее всего – камни. Там целый скальный хребет. Надолго хватит. Считай, до бесконечности. Ещё и новую дорогу или тоннель проделают, чтобы было легче из Тушура с Рёко в Фиори ездить…

Да. На их месте он так бы и поступил. Но это он. А местные полководцы? Помнится, Атти отзывался в превосходной степени лишь об одном, дель Хааре. Мол, тот умный. Вряд ли остальные уступают ему. Значит, будем ждать худшего. Потому что есть и третий путь, тоже муторный, но реальный. Интервенты начнут строить плоты и пробивать дорогу через затопленную местность. Обрубить торчащие из воды ветки реально. Если очень постараться, то даже и довольно глубоко от поверхности воды можно, тем самым получив возможность либо перебросить на тот берег солдат на плавсредствах, либо устроив наплавную переправу. Только вряд ли они смогут набрать столько брёвен, тем более сухих. Или бурдюков, чтобы надуть их воздухом. К тому же вода ледяная, и плавать в ней будет невозможно ещё минимум два месяца, если не больше.

Тьма! Лезет же в голову всякое. Ещё планы строй за врагов, потом придумывай, как им противостоять! Так и башка взорвётся…

– Эй, вы не уснули? – В открытую дверь спонсона, обращенного к тылу, просунулась лохматая голова резервиста. – Сьере военные, там передали, что обед готов.

– Спасибо. Сейчас придём. – И вверх: – Башенный, третьему, пятому, седьмому – обед час. Остальным – после них.

Сверху забубнили.

Дмитрий слез с кресла наводчика, вышел на улицу. Пахнуло сгоревшим порохом, как по привычке называли то, что использовалось для выстрела. На самом деле – какая-то невообразимая смесь по рецептам асийчи. Но работала куда лучше древнего кордита и гексагена. Убеждался не раз.

– Разрешаю выйти из машин. Наблюдателям на вышке – смотреть в оба.

Оттуда замахали, мол, поняли. А он спокойно улёгся на термоковрик, расстеленный возле бруствера. Как на пляже. Ещё и солнышко припекает, даже удивительно для зимы… Оглянулся на топот ног. Связист.

– Что?

– В штабе интересуются – как у нас прошла… – Наморщил лоб, пытаясь произнести, удалось: – Прошла увертюра.

– Ответь: расход двадцать снарядов. Ждём продолжения.

– Есть!

Умчался. А Дмитрий задумчиво уставился на насыпь, на которой не было ни малейшего движения. Впрочем, он открыл огонь с достаточной дистанции, в километр. Для восемь-восемь – почти идеальной. А подпускать противника к стрелкам и доводить дело до рукопашной – ну его к Тьме! Кто там сказал великие слова: «Ваша задача не умереть за свою родину, а сделать так, чтобы мерзавцы с той стороны умерли за свою родину»? Не стоит класть жизнь тех, кто защищает Фиори. Этим парням ещё строить новую жизнь и восстанавливать страну. Поэтому умирать им нельзя.

Поднял голову, глядя на вышку – наблюдатели прильнули к своим стереотрубам, но пока спокойны. Хорошо. Чем больше времени они выигрывают, тем лучше. Атти может готовиться к разгрому, фабрики – работать, а люди – сеять. Хотя до начала полевых работ ещё месяц, если не больше. Впрочем, в сельском хозяйстве страда круглый год…

Поднялся с коврика, зашагал к блиндажу, с тоской мечтая хотя бы о простеньком беспилотнике. Увы, арбитры не позволяют. А так бы… Одного штурмбота было бы достаточно. Пройтись на бреющем над лагерем, обрабатывая поверхность широкополосными гравитационными пушками, да создать пару рукотворных пропастей на путях подвоза. Ну и до кучи – точечные удары по дворцам правителей. Эх, мечты, мечты…

Быстро взлетел на вершину вышки, спросил у наблюдателей:

– Что видно?

– Тишина, товарищ майор. Кое-кто шевелится, но только кто уцелел. А так и не разглядеть – понятно, что где-то позади мясорубка и паника.

– Мясорубка?

Один из мальчишек хмыкнул:

– Успели увидеть, как те, кто бежал, начали мечами себе дорогу прорубать…

– Замечательно. Вам далеко видно?

– Ну… лиг десять точно.

Пять километров. В любом случае время занять места за орудиями будет. Кивнул своим мыслям. Спустился в блиндаж. Там согнутые спины операторов, кстати, Ююми тоже здесь. Морщит лоб над толстой кипой бумаг. Вышел на улицу, прищурился – солнышко…

– Снять готовность ноль. Перейти в готовность два.

Связист закрутил ручку полевого телефона…

– Товарищ майор! – высунулась сверху голова наблюдателя.

– Что?

– Наблюдаем шевеление.

– И?

– Кажется, они уходят назад. – Ошарашенно счастливый голос.

– Отлично! Но точно или кажется?

– Минутку…

Исчез. Рогов ждал. Чего так тянут? Снова появился, рот до ушей.

– Уходят, товарищ майор! Точно уходят! Проверили по реперным точкам – колонна двинулась назад!

– Отлично! Но будьте бдительны!

– Есть!

Обернулся, кинул в открытую дверь блиндажа:

– Вызовите ко мне старшего лейтенанта дель Парду.

– Есть!..

Риго появился через десять минут. Отдал честь:

– Вызывали, сьере майор?

– Да, старшой. Противник оттягивается назад. Как думаешь, что будет на этот раз?

Парень наморщил лоб. Потом просиял:

– Могут пустить зверей.

Рогов кивнул:

– Именно. Поэтому не расслабляться. – Ткнул пальцем назад. – Я своих перевёл в готовность два. И если что начнётся, откроем огонь.

Офицер кивнул, умчался к своим. А Дмитрий снова вернулся на свой коврик в ожидании следующей попытки вражеской атаки. Так что же будет – щиты или звери?

…Крик наблюдателя раздался под вечер:

– Товарищ майор! Идут!

Рогов мгновенно, в несколько огромных прыжков преодолел расстояние до вышки, взлетел наверх и приник к большой артиллерийской буссоли. Номер! Дель Хааре не дурак, если, конечно, это дель Хааре. Противник использовал щит. Но какой! Массивный каменный блок, передвигаемый на деревянной платформе при помощи катков. Медленно, но упорно толкаемый вперёд. Именно толкаемый. Те, кто его тащили, находились позади. И, насколько он видел, позади булыжника двигалась плотная колонна солдат. Опять без малейшего просвета. Что же… Пожалуй, надо использовать минную ловушку… Или подождать? А это что? Да ну… Что-то громадное, покрытое рыжей шерстью… Звери? Точно! Тьма! Настоящие громады! За ними ещё что-то, и не рассмотреть. Тогда точно пора. Спустился в блиндаж:

– Приготовиться всем! Идут.

Прикинул – подойдут в упор уже в полной темноте. Интересно, их зверюги в ней что-нибудь видят? Или собираются осветить факелами? Да ну, бред. Скорее всего, сейчас они атаковать не будут. Или рассчитывают на то, что в темноте мы не сможем стрелять, потому что не будет видно цели. Они не знают, что у нас есть и осветительные снаряды. А их камешек – на два бетонобойных снаряда. Мелькнула мысль – хоть поужинать дали спокойно, и то хорошо. Но, похоже, спать с комфортом сегодня придётся не всем. Потому что камень всё время двигался. Пусть медленно, но не останавливаясь ни на мгновение. Он сам видел, как толкающие постоянно менялись, оттягиваясь назад по очереди. И – да, за большими животными было что-то ещё. Огромные страусы. Так что будет весело. Птички очень быстрые. Но почему тогда их поставили назад? Непонятно… Впрочем, разберёмся. Усмехнулся – ещё как разберёмся!..

– Огонь!

Сразу два снаряда врезались в глыбу чёрного цвета. В разные стороны разлетелись осколки камня. Кинетическая энергия боеголовок превратила монолит в щебень, брызнувший в стороны не хуже шрапнельных пуль или бризантных поражающих элементов, кося всё живое. Вспыхнули высоко в небе осветительные снаряды, заливая всё вокруг ядовитым химическим светом. Достаточно для наводки.

– Залп!

Ударили все двенадцать пушек, которые смотрели на насыпь. Воцарился ад, как подумал Рогов. Но он ошибся. Те самые неизвестные ему громады прибавили ход. Солдаты пытались выскочить из-под ног чудовищ. Некоторым это даже удавалось, чтобы скатиться по насыпи и упасть в воду. Другие отлетали в сторону, сносимые могучими телами зверей.

– Осколочно-фугасным!

Выстрел! Приближающееся первым чудище вдруг вспучилось. Его грудь вывернулась наружу чёрным в свете химии, и оно, не снижая скорости, рухнуло на бок. Насыпь была слишком узка для монстра, и, дрыгнув ногами, зверь медленно съехал в воду, исчезнув под ней. Прочие, не обращая внимания на взрывы и попадания, пёрли дальше. Ещё один рухнул на колени, застыл неподвижной глыбой. Но идущий сзади него другой зверь поднатужился и спихнул собрата под откос, спустя шаг закончив свою жизнь точно так же.

– Тьма! Они что, вообще инстинкта самосохранения не имеют?! – опешил Дмитрий. – Как же их дрессируют?!

Действительно, подобные животные должны быть невероятно тупы. Но долго раздумывать было некогда. Пятьсот особей! Такими темпами они проложат дорогу к острову своими трупами!

– Не прекращать огонь!

Несмотря на все возможные открытые люки, горло начало першить от гари.

Заряжающий сменил очередные рукавицы. Выругался опрокинувший себе ящик со снарядами на ногу фиориец, подтаскивающий снаряды с пункта боепитания…

Очередной зверь свалился на бок, махнув хоботом… Так это мамонты?! Но какие огромные!

И в тот же миг из-за упавшей туши рванули страусы… Птичья кавалерия! Мать богов!!!

– Бризантными! Привести в действие мины!

Птицы с ходу развили скорость не менее семидесяти километров в час, если судить на глаз! Рогов закусил губу – всадники гнали их, не обращая внимания на жуткий дождь из стали и огня, хлестнувший по ним, и артиллеристы просто не успевали задавить порыв противника! Но тут вступила в действие пехота. Калибр двенадцать и семь десятых миллиметра в своё время прошивал броню танков. А тут – просто толстый жёсткий слой перьев, правда прикрытых небольшими щитами, от которых отскакивают перья. Даже мелкие осколки может остановить. Но не тяжёлую массивную пулю. Шестнадцать крупнокалиберных спаренных установок ударили из дотов уже почти в упор, и сразу ситуация переломилась в пользу фиорийцев. Ливень пуль буквально выбрил поверхность, сбрасывая птиц в воду, где те сразу тонули, потому что не умели плавать, и разрывая на куски тела остальных животных…

Но нападающие приблизились слишком близко. Слишком… И тут сработала минная ловушка. Стальные закалённые шарики мин направленного взрыва сделали своё дело. На протяжении пяти километров насыпь превратилась в усеянный кусками мяса и залитый кровью неровный гребень, а вода вдоль неё приобрела багрово-чёрный цвет… Рогов облегчённо вздохнул, утирая пот со лба. Изумлённо взглянул на почерневшую руку… Сообразил отчего. Усмехнулся. Да… нервов он себе сегодня сжёг…

– Товарищ майор! Вас. – Башенный, согнувшись, протягивал ему трубку.

– Рогов слушает.

– Это старший лейтенант дель Парда, сьере майор.

– Что у вас?

– Нормально. Израсходованные боеприпасы уже восполнили. Я вот по какому вопросу, сьере майор: ребята просятся сходить на разведку.

– А если попадутся?

– На лодке, сьере майор.

– Что ж, дело нужное и полезное. Пусть прокатятся. Но не шуметь! Знаю я вас! Просто пройти вдоль насыпи и посмотреть, что там творится. Ничего больше, ясно?!

– Язык нужен?

– Нет. Послезавтра будут дирижабли, узнаем куда больше, чем от безмозглого рёсца или тушура.

– Понял, сьере майор. Разрешите выполнять?

– Действуйте, старший лейтенант. Ещё раз напоминаю: не светиться, не стрелять, не высовываться. Проехать, посмотреть, вернуться и доложить!

– Ясно, сьере майор!

Дмитрий вернул трубку, спохватился, отдал приказ:

– Готовность два на ближайший час. Всем.

– Есть!

…Томительные часы ожидания тянулись очень долго, превращаясь в вечность. Дмитрий, внешне спокойный, тем не менее сосредоточенно ожидал вестей, до боли напрягая глаза. Впрочем, взлетающие время от времени осветительные ракеты помогали видеть окрестности.

А вот и наконец долгожданная разведка! Небольшая лодка скользнула к берегу в раскрывшийся проход. Двое гребцов, двое солдат. Сразу потащили плавсредство на сушу и поспешили к холму. С ними появился и старший лейтенант. Отдали честь, доложили:

– Прошли до конца минной ловушки. Там… – разведчик сглотнул, – мясо.

– Понятно. А дальше?

– Чисто. Рисковать не стали. Повернули назад. Но насколько можно было рассмотреть – дорога пуста.

Замолчал. Издалека донёсся клокочущий рёв умирающего животного, который прокомментировал напарник докладывающего:

– Их там штук шесть лежит. Ещё дышат. Непонятно, в чём жизнь держится…

– Значит, чисто? Уверены?

– Так точно, сьере майор! На четыре лиги от минного поля пусто. Дальше не видно. Простите, что…

– Всё правильно. Молодцы!

Дмитрий считал, что гвардейцы, отправленные на разведку, поступили абсолютно верно. Зачем рисковать? Интервенты явно в панике отступили. Но, пробежав назад какое-то расстояние, придут в себя, и бойцы, рискнув пройти дальше, могли попасть в засаду. Лучники просто расстреляли бы их из темноты, потому что на воде видно далеко. С неба ярко светит центр галактики, да и луны над Фиори велики. Полной темноты на планете никогда не бывает. Всегда что-то можно рассмотреть.

– Отдыхайте. – Взглянул на старлея: – Риго, оставь в окопах и дотах половинный наряд, остальным – отбой. Своих я тоже отправлю спать. Ну и сам подремлю. Неплохо бы заслать пару лодок подальше, вглубь. Но стать минимум в паре кило… в четырёх, даже лучше в пяти-шести лигах от насыпи. И как только там зашевелятся, известить нас по рации и уходить. Одиночных разведчиков пропустить. Они далеко идти всё равно не рискнут. А вот если опять попрут толпой, тогда да, поднимать тревогу.

Тот кивнул:

– Сделаем. Разрешите идти исполнять?

– Подожди. Бойцы, благодарю за службу! Вы свободны.

– Во славу империи! – Оба грохнули кулаками по груди.

– Во имя её! – ответно отсалютовал Рогов.

Солдаты развернулись, неспешно стали спускаться по склону. Дель Парда вопросительно взглянул на командира, и тот объяснил причину принятого решения:

– Я смотрю, ты не очень доволен, что ребята не стали соваться дальше. Так вот, они поступили совершенно верно, исполнив мой приказ, как старшего командира, – не рисковать. – Нажал на слово «мой». – Главное для меня было выяснить не то, чем сейчас занимается противник, а чиста ли дорога, чтобы дать возможность нам… – теперь выделил «нам», – отдохнуть. Потому что если быть постоянно на нервах, то недолго их пережечь.

– Понял, сьере майор. – Старший лейтенант облегчённо улыбнулся. Потом встрепенулся: – Позвольте узнать, сьере майор?

– Спрашивай, пока я добрый, – насторожился Рогов.

Дель Парда чуть напрягся:

– Давно вы в строю?

Дмитрий улыбнулся – из своих тридцати одного…

– Двадцать шесть лет, Риго. Из них на фронте тринадцать.

– Уйя… – восхищённо протянул тот, и Дмитрий поспешил добавить:

– Как видишь, я жив, потому что скрупулёзно, до малейшей мелочи исполнял то, что мне приказывали. Ясно?

Риго восхищённо вытянулся:

– Так точно, сьере майор! Я всё понял. Разрешите идти?

Дмитрий кивнул, и окрылённый фиориец помчался к своим, а человек слабо улыбнулся. Как он и думал, у того ещё подвиги в голове. Не навоевался. Сегодня выпустили по паре лент, и радости – полные штаны. Ну ничего. Ещё надоест… Им тут сидеть минимум три месяца. Если всё будет удаваться, конечно…

У окопов началось шевеление. Солдаты выбирались наружу, строились, тёмной колонной двигаясь за холм. Рогов спохватился – гвардии команду дал, а о своих забыл. Подошёл торопливо к открытой дверце:

– Башенный!

– Я, товарищ майор!

– Передай всем: разрешаю вернуться в расположение. Принимать пищу, спать, отдыхать. Завтра опять будем воевать.

– Есть! – И забубнил в трубку.

Дмитрий смотрел, как вновь раздвинули проходы в заграждениях на берегу и на воду спустили две большие лодки. Теперь на шестерых. Отобранные в дозор люди споро заняли свои места, и плавсредства бесшумно заскользили от острова. Молодцы, ребята! Молодцы! Подошёл к вышке, задрал голову:

– Эй, наверху!

– Товарищ майор?

– Что там у нас?

– Тихо. Никакого шевеления.

– Уверены?

– Гарантируем!

– Тогда ладно. Если что, врубайте сирену.

– Так точно, товарищ майор!

– Всё. Я – спать.

Недолгий бой и куда более муторное ожидание результатов разведки отняло довольно много сил. Ничего. Зато не крови. Шесть-семь сот врагов положили, если не больше, ещё примерно с тысячу в панике утонуло. Да полсотни зверей и минимум три сотни птиц. Нормально для первого дня. Конечно, такими темпами рёсцев придётся до первого снега уничтожать… Следующего года… Но им спешить некуда. Время сейчас работает на Фиори. Ни одно государство, даже самое сильное и могучее на подобном уровне технологий, как здесь, содержать армию в двадцать миллионов человек долго не сможет. И вопрос лишь времени, когда эти солдаты превратятся в толпу голодных мародёров и ринутся обратно, сметая всё на своём пути.

Рогов передёрнул плечами, представив, что те будут творить, вырвавшись в обжитые места… А, ерунда. Их сюда не звали. Так что пусть и расплачиваются. Те, кто их послал…


Глава 25 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 27



Loading...