home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 27

Дмитрий подошёл к своему вагону, но внимание привлекла суета у сооружённой платформы. Прибыл ещё один состав. Что на этот раз? Плотно закутанные брезентом, высились машины необычного вида.

– Товарищ майор?

Обернулся к незнакомому военному. Ого! Сразу видно – старый воин, несмотря на молодость. Китель ладно обтягивает рельефные мышцы, не новёхонькие, только что со склада, а уже обношенные, но тем не менее сияющие даже в темноте берцы. Да и рукоятка форменного меча довольно потёрта.

Привычно-рефлекторно козырнул в ответ:

– Майор Рогов, всё верно. Вы…

– Капитан Ролло дель Ват.

– Дель Ват?!

Тот чуть дрогнул губами, изображая улыбку:

– Так точно, товарищ майор. Он самый.

О капитане Рогов слышал, и немало! Один из главкомов Неукротимого в гражданской войне. Ему все уши прожужжали. Но вот так, лицом к лицу, встречаться не доводилось…

– Это за что вас сюда, под моё начало?! – Удивление Дмитрия было неподдельным.

Капитан не скрыл неожиданно добродушной улыбки:

– Да вот, учиться, учиться и ещё раз учиться. Так, кажется?

– У меня?! С чего бы вдруг?!

– Вы, товарищ майор…

Хм, а он говорит именно «товарищ», а не «сьере», как все остальные фиорийцы…

– …всё же опыта побольше имеете, да и, как сказал верховный, нам надо готовиться к другим войнам…

Тьма!!! Что задумал Атти? Или там, в империи, уже что-то пронюхали? Зря, что ли, дель Парда породнился с высочайшим семейством?..

Между тем капитан продолжил:

– А вообще, доса асийчи приготовила интервентам сюрприз. Мои машинки уже здесь. А понтоны подойдут позже.

– Понтоны? – Рогов ничего не понимал.

– Да, товарищ майор. Завтра начинаем перекрывать подходы к Ридо со стороны Тушура. Птенцы Аари-Смерти уже готовы. Ну а мы будем угощать противника с воды.

– А что у вас за игрушки?

– Реактивные установки. Их называли у вас «БМ-тридцать один», кажется? Естественно, модернизированные. Супруга графа дель Стела – настоящее сокровище…

– Да кто она такая, Тьма меня побери?! Только и слышишь – асийчи, аури, Могучая! А конкретно – ничего! Одни сказки!!!

– Сказки? – Дель Ват усмехнулся. – Это вы считаете всё сказками. А на самом деле это реальность. Причём далеко не вся, товарищ майор. Я лично видел, правда, лишь малую толику способностей досы графини, и то вознёс молитву Высочайшему, хотя и не верю в него, что она – на нашей стороне.

Рогов шумно выдохнул – похоже, истины он не дождётся.

Стоп! Понтоны?

– Вы собираетесь нанести удар с воды? А как вы приблизитесь к противнику? Ведь лес не даст пропихнуть плавсредства!

– Всё учтено, товарищ майор. Не переживайте. Наши игрушки небольшие. – Козырнул, исчезая во тьме.

Рогов вновь шумно выдохнул – происходящее ему активно не нравится. Похоже, игра пошла втёмную. Надо будет переговорить с Атти. Накоротке. Невольно сжал и разжал кулаки, потом махнул рукой и двинулся к вагону. Нечего людям мешать. Приняв уже столько составов, резервисты действовали с редкой сноровкой, так что пусть работают…

Знакомо зашипев ротором, с платформы двинулась первая машина. Чуть вбок, по прочным сходням. Медленно перебирая колёсами, спустилась с платформы на землю. Стоящая за ней на другой платформе проехала на освобождённую площадку состава, а потом по сходням на платформу и на землю. Прочие машины послушно продвинулись. Настоящий конвейер. Хорошо придумано…

Успокаиваясь, Рогов прошёл чуть вперёд по толстому дощатому настилу из шпал. Вот в чём штука! Машины стоят на толстых балках, положенных на днище грузового состава. И между платформ ставят отрезки таких же балок, по которым грузовики двигаются, словно по ровной дороге. Остроумно и просто! Однако откуда всё? Он испытывал танки. Аари занималась авиацией. Кто же командовал реактивной артиллерией? Сама… асийчи? Или пресловутые «радиогубители»? Так они появились буквально за неделю до его возвращения.

Покрутил головой – сплошные загадки. И всё упирается в эту светлокожую саури, или аури. Впрочем, любое государство имеет свои тайны, которые знает лишь узкий круг лиц. Очень узкий. А зачастую их не ведает вообще никто…

Дмитрий медленно пошёл назад, к вагону. Возле него было тихо, все уже, похоже, спали. Поднялся по трапу. Тихонько открыл дверь купе – спят, хвала богам. Нашёл пакет с вещами, лежащий на полочке сверху, отправился в душ. С наслаждением смыл с себя пот и яростно оттёр мочалкой въевшуюся в кожу пороховую гарь. Потом тщательно вытерся, оделся, вернулся в купе. Обе саури так и посапывали, видя седьмой сон. Помедлив, всё же решился. Снова снял с себя форму, потихоньку влез под одеяло. Ему тоже надо отдохнуть, а спать в форме, откровенно говоря, надоело, как и накрываться курткой. Закрыл глаза, погружаясь в сон…

Проснулся поздно. К его удивлению, в купе никого не было. Девоньки ушли, даже не попытавшись его будить? И не приставали ночью? Замечательно! Сладко потянулся, до хруста в суставах. Как же хорошо! Вылез из-под одеяла, натянул, прыгая на одной ноге, брюки, затем сунул ноги в обувь и окончательно оделся, стоя уже на полу. Собрал постель, поднял полки наверх. Невольно озадачился – где шастают саури? Прислушался – тихо. Орудия молчат. Значит, интервенты отсутствуют. Теперь поесть бы… В желудке сосёт. Зря он не перехватил перед сном… Шаги? Не успел отреагировать, как дверь купе отъехала в сторону и на пороге появились по очереди Ююми и Иари, несущие заставленные едой подносы.

– Ты проснулся? Очень хорошо, – выпалила жена. Потом обернулась ко второй саури.

Та чуть заметно кивнула, произнесла:

– Тебя просят пройти в радиорубку. Что-то срочное. Сходи, а мы пока всё приготовим.

– Надо было сразу сказать! – занервничал Рогов, едва не снеся девушек, и, простучав ботинками по проходу, выпрыгнул на улицу. Хорошо, хоть успел себя порядок привести!

Связист ждал, торопливо вытянулся:

– Его величество! – Сунув гарнитуру в руки, выскочил из рубки.

Дмитрий уселся на круглый крутящийся стул:

– Рогов на связи.

– Долго спишь, Дима.

– Ага. До четырёх утра колобродили!

– Ничего. Сегодня можете спокойно отдыхать, а завтра начинаем веселье по полной программе.

– Чего?!

Треск, шум. Голос сменился. Асийчи!

– Добрый день, майор.

– И вам не хворать… – озадаченно протянул Рогов.

В ответ послышался короткий смешок, сменившийся уже привычными, чёткими указаниями:

– Император разрешил вам сегодня отдыхать, потому что завтра вы высадитесь на том берегу.

– Что?!

– Не кричите, майор. Я знаю, что делаю. Через четыре часа путь из Тушура в Ридо будет уничтожен. Саури сделает свою работу, не сомневайтесь. Капитан дель Ват тем временем подведёт свои РСЗО к берегам на дистанцию прямого выстрела и начнёт зачистку плацдарма. Боеприпасов у него хватит, чтобы выжечь всё на глубину в десять лиг. Часть его боевых машин отделится от основной группы и продолжит зачистку сухой местности от противника. По окончании боезапаса машины вернутся к вам. Далее – шесть дирижаблей из отряда аль Махди начнут бомбардировку оставшихся войск противника, уделяя особое внимание командованию и складам продовольствия. Поэтому будьте начеку. Напуганный противник может наплевать на всё и броситься к вам. Удержать его во что бы то ни стало. Любой ценой. Любыми средствами. И держать до особого распоряжения.

– По насыпи к нам не пройти.

– А кто сказал, что вы будете на насыпи, майор? Сразу после зачистки плацдарма на той стороне вы двинетесь вперёд и перекроете им подходы к насыпи. На той дамбе, что насыпал враг.

– Что?! Это же самоубийство!

– Успокойтесь. Вы станете перед насыпью, ваши танки – самоходные форты. Да и пехота вам поможет удержать их.

– Да их там миллионы!

– И что? – Голос асийчи был полон ледяного спокойствия. – Ваша задача – исполнять мои приказы. Очень точно. Без раздумий. Если вам так хочется, можете написать завещание. Обещаю передать его вашей семье, если что случится.

– Я не нанимался умирать!

– Вы видели приказ Неистового, майор. В утешение скажу, что вы зря рефлексируете. Я – асийчи. А асийчи не ошибаются. Никогда.

– Не ошибается только тот, кто ничего не делает.

– Я знаю эту поговорку. Но среди моего народа есть другая: если асийчи велит лезть в чёрную дыру, даже не раздумывай. Останешься цел. Ясно? Я могу гарантировать вам, что никаких проблем на плацдарме у вас не возникнет.

– А если всё же…

Ледяной тон сменился настолько сексуальным смешком, что Рогов едва не схватился за ширинку:

– Хотите поспорить, майор? Хорошо. Я поставлю на кон… Себя. Устраивает вас такой приз?

– Зачем мертвецу женщина?

– Действительно. Простите. Тогда предлагаю такой выигрыш: если я окажусь права, ваш брак будет аннулирован, и клан вашей жены не станет выдвигать претензии на наследство.

– Хорошо. А что вы хотите с моей стороны?

Услышав её ответ, Рогов вздрогнул – перед ним буквально наяву появилось её кукольное личико, искривившееся в ехиднейшей усмешке…

– Согласны, майор?

– Но…

– Да или нет?

– Хорошо.

– Тогда отдыхайте и готовьтесь.

Снова смешок в мембране, только больно уж зловещий, и станция отключилась.

…Он вошёл в купе с таким видом, что обе саури, до этого оживлённо щебетавшие, вздрогнули и съёжились в испуге. Молча взял ложку, принялся яростно есть. Через пару минут Иари осмелилась спросить:

– Что случилось?

– Что?

Девушка даже вжалась в спинку дивана, с таким бешенством Рогов взглянул на неё. Потом опомнился – она-то чем виновата? Кое-как выдавил:

– Завтра мы пойдём умирать.

– Умирать?! – Потрясение обеих было неподдельным. – Что значит – умирать?

– Ваша хвалёная асийчи…

Обе вновь вздрогнули…

– …требует завтра вывести танки на плацдарм, занятый интервентами. Конечно, перед этим проведут подготовку. Но их там двадцать миллионов! И мало того, она ещё шуточки шутит! Конечно, хорошо играть с чужими жизнями, находясь за сотни аргов от места сражения! Но подобного я от неё не ожидал!

– Ш-шуточки? – кое-как смогла произнести Ююми.

– Да! – Он всё-таки не выдержал и грохнул кулаком по столу. – Она требует, если я уцелею, чтобы сделал наш брак настоящим! И признал Иари второй законной женой!

Мужчина замер, с удивлением глядя на проявившиеся на лицах саури улыбки. Мечтательно счастливые, кстати. Потом его супруга потянулась к пуговицам своего кителя, одновременно точно такое же движение сделала вторая.

– Э! Нам ещё надо выжить!

– Зачем откладывать то, что вскоре станет реальным?

– Я не собираюсь больше терпеть ни минуты!

Каким чудом он успел выскочить из купе, Дмитрий так и не понял, очнувшись уже на улице и прислонившись к стене вагона. Вслед ему донёсся разочарованный крик обеих саури.

– Тьма!

Нахлобучив поглубже кепку, гигантскими шагами устремился в штабной блиндаж.

…Проплывающие над островом огромные сигары дирижаблей на большой высоте отвлекли Рогова от работы лишь на мгновение. Бросив короткий взгляд вверх, он снова прилип к стереотрубе. Похоже, ракетчики дель Вата старались вовсю. Там, вдалеке, в небо упирались огромные клубы дыма и время от времени что-то сверкало. Причём так, что по воде пробегала рябь, куда видел глаз, а сам остров периодически потряхивало.

Между тем дирижабли начали разделяться. Шесть, сбросив скорость и маневрируя при помощи винтов, зависли где-то над сухой местностью, остальные девять – больше экипажей у Аари не было, – слив, по-видимому, балласт, двинулись дальше, растаяв в бесконечности.

Рогов скатился с вышки, добежал до уже выстроившейся колонны из шести машин, за четыре последних из которых зацепили пушки, забрался внутрь первой через дверь спонсона. Захлопнул её, занимая своё место, толкнул водителя в плечо:

– Поехали!

Тот перекинул рычаг трансмиссии, и танк, подрагивая на неровностях, хотя вчера, после того как он сбежал из вагона, все резервисты восстанавливали путь, срезая гребень лопатами, засыпая воронки от фугасов и сбрасывая останки убитых в воду, уверенно пошёл вперёд. Дмитрий прилип к смотровой щели. Через сорок минут насыпь окончательно выровнялась – до этого места не доставали ни орудия, ни мины. Вторые закончились куда раньше. А первые просто не видели смысла бить дальше, потому что наводчики не видели цели. Выбрасывать же драгоценные снаряды в пустоту…

Пахнуло смрадом. Горелым мясом, запечённой кровью, откровенным дерьмом.

Человек снова прилип к щели – впереди бушевал огонь. Танк вздрогнул, и сидящие на броне гвардейцы восторженно заревели, а башнёр радостно заорал:

– Командир! Не знаю, чем там сверху швыряются, но вжарило от души!

И верно, огромный клуб огня медленно оторвался от земли и поплыл в небо. Дмитрий попытался проследить его полёт, но, увы, щель не давала нормального обзора, а открывать бойницу целиком – ну его. Вдруг шальная стрела, да просто «дружественный» осколок…

– Командир! С дирижаблей пришла команда – требуют увеличить скорость!

Рогов стиснул зубы и скомандовал:

– Добавить скорость! До максимально возможной!

Мехвод кивнул, что-то переключил, и шипение ротора увеличилось на несколько порядков. Танк рывком рванулся вперёд, и его затрясло. Дмитрий еле удержался в кресле. Хвала богам, пришлось терпеть недолго. Машина так же резко скинула ход, качнуло. Сухопутный броненосец забирал круто вправо.

– Получаю координаты от воздушного корректировщика, требуют немедленно открыть огонь!

– Диктуй!

Башнёр забубнил, а Рогов закрутил маховики наводки, задирая ствол вверх.

– Осколочно-фугасный!

Клацнул затвор, приняв в себя маслянисто поблёскивающий снаряд.

– Огонь!

– Накрыли! Сверху приказ – по пять снарядов каждой машине, потом продвинуться на два километра вперёд!

Странное дело: едва Дмитрий открыл огонь, как злость к асийчи ушла, растаяв без следа. Начиналась привычная ратная работа. Выпустив серию, скомандовал:

– Развернуться клином, я головной! Вперёд! Держать линию! Пехоте – не забегать вперёд!

Танк дёрнулся, трогаясь и занимая головное место. На миг оторвавшись от прицела, Рогов прильнул к перископу, развернув стекло назад – все машины послушно следовали за ним. Где же враги? Что-то мелькнуло, и рука сама нажала на спуск. Ствол дёрнулся, возвращаясь обратно. Остальные машины дружно поддержали командира, паля в белый свет как в копеечку. Впрочем, нет! Это мельтешение оказалось толпой потерявших человеческий облик солдат.

Вдруг раздался истошный вопль башнёра:

– Держитесь!

В тот же миг страшный удар потряс машину. Зубы Рогова клацнули друг о друга, кто-то испуганно вскрикнул, он не разобрал кто. Танк на мгновение замер. Что за… Впереди вздымался к небу толстый, чуть ли не в сотню метров в диаметре, столб грязного огня… Они что, использовали ядерную бомбу?! Нет… Атомный взрыв выглядит по-другому. Скорее, похоже на вакуумный боеприпас… Да. Он. Мать богов… Что же такое оно в реальности, асийчи?!

Заряжающий уже загнал новый снаряд, без дополнительной команды.

– Какой?!

Раскрытая ладонь означает осколочный… Ладно!

– Полный вперёд!

Натужно свистя ротором, танк начал ускоряться. Грохнуло левое орудие. Значит, Костя заметил цель. Как-то уже отвык за три дня от него. Всё один да один. Не зевать!

– Всем стоп! – завопил башнёр.

Мехвод без приказа зажал рычаги.

– Что?! – бешено заорал Рогов, разъярённый командой подчинённого.

– Сейчас будет залп ракет! Прямо перед нами! Огневой вал!

– Тьма! – только и успел выдохнуть Рогов, как впереди выросла огненная стена разрывов ракет.

У РСЗО фугасы. Им тут самое место.

– Ходу!

Снова вперёд, переваливаясь на неровностях почвы, ныряя в многочисленные воронки от бомб. Потемнело. Башнёр крикнул:

– Всё в порядке, дирижабль над нами!

На мгновение Рогов похолодел – вдруг эти летуны накроют их вакуумкой?!

– Ходу, ходу!

Примерно километр прошли, встречая лишь трупы. Зачастую обгорелые, иногда вообще непонятно, в каком состоянии, потому что в прямом смысле слова лопались под гусеницами, словно воздушные шарики. Было полное впечатление, что внутри их не оставалось ни одной целой кости…

Опять вопль башнёра:

– Приказ: всем стоп! Снова кидают бомбу!

Рогов вцепился в поручень, стиснул зубы. БУМ!!! Лязг, гром, вспышка. Очумело потряс головой. И тут же новая команда сверху:

– Принять вправо на километр, потом гасить всё, что шевелится!

Механик-водитель уже орудует рычагами, разворачивая коробку танка. Мимо уходит вдаль огненная полоса трассеров. Пехота. Они-то чего?! Там чисто! А, понял. Указывают направление. Но кому? Целый рой ракет, провывших над головой, дал объяснение кому. Впереди засверкало, вспучилось огнём и дымом. Под гусеницами вскоре опять захлюпало, затрещало. А вот и мишени! Бегут что есть мочи, бросая щиты и мечи.

Выстраиваемся в линейку, огонь с обоих бортов, по готовности, бризантными! Зло и беспощадно. Все двадцать три снаряда в минуту! А теперь вперёд!..

Густо пахнуло до боли знакомым густым солёным запахом. Мамонт? Да. Уцелевший… Когда-то. Натужно рыча, машина полезла на огромную тушу, со слышимым даже внутри отсека костяным треском, осела. Перемалывая рвущееся мясо траками, выползла на свободное место, чтобы сразу начать взбираться на груду убитых солдат.

– Вперёд! Вперёд! Не останавливаться! – прорычал Рогов. – Только вперёд!

Что-то орал башнёр, но Дмитрий уже не слушал, посылая снаряд за снарядом в ворочающуюся впереди густую безликую массу, в которую превратилась армия вторжения. Машины застыли на чём-то вроде возвышенности, и мужчине было хорошо видно шевелящееся бескрайнее поле. Вся эта колоссальнейших размеров толпа бежала к виднеющейся в полусотне километров впереди горной цепи, на которой, как он знал, находилась крепость-ключ Ридо. Время от времени в массе вспухали огненные столбы вакуумных взрывов, появлялись и опадали цепи взрывов ракет дель Вата.

Майор лихорадочно прикинул и наконец понял задумку асийчи – и восхитился тончайшим, на грани фола, расчётом не только имеющихся средств, но и правильным учётом психологии аборигенов… Авиация, танки, ракетные установки вместе с бризантными многоосколочными снарядами на невероятной, немыслимой дальности. Да ещё летящая с неба смерть, слизывающая сразу сотню твоих товарищей с лица земли, а ещё больше превращающая в трупы с перемолотыми в фарш внутренностями. Отсутствие командования, потому что пышные шатры накрыли первыми… Плевать, что их больше в сотни раз, что фиорийцев, всех, от грудных младенцев, до глубоких стариков, намного меньше. Сам Нижайший стал на их сторону, иначе чем ещё объяснить ту лёгкость, с какой их уничтожают, откусывая от плотно сбившегося в кучу стада кусок за куском? Каждый миг, каждый шаг, каждый вздох оставляет за собой сотни бездыханных тел, зачастую разорванных на части.

Ещё есть среди солдат те, кто помнит, как Неукротимый прошёл по Тушуру огнём и мечом, выжигая города до последнего человека, не щадя никого и ничего, став ужасом обоих государств, впервые за века объединивших усилия в желании покарать злодея. И вот опять! Опять смерть, кровь, ужас! Бежать! Бежать изо всех сил, спрятаться за хребтом, за Ридо, который удержит фиорийцев и даст время беглецам уйти далеко-далеко, где страшный Неукротимый их не достанет… Хоть он и есть само воплощение Нижайшего на земле, иначе бы драконы смерти не стали на его сторону, плюя вниз огнём и сжигая сотнями храбрых воинов, погибающих, не получив единственной радости – пролить хоть каплю вражеской крови, увидеть, как умирает фиориец под твоим мечом… Взглянуть в его глаза, чтобы увидеть, как гаснет искра жизни и душа покидает тело… Не дано. Не увидеть. Не отомстить. Только бежать и бежать, отшвыривая тех, кто уже потерял силу духа и рухнул на колени в тщетной попытке продлить жизнь. Неукротимый не берёт пленных, это известно! И об этом известили всех и каждого. Давить ногами тех, кто лежит на земле, топтать тех, кто не даёт прорваться к спасению… Бежать! Бежать! Бежать!..

Рогов словно слышал мысли рёсцев и тушуров, бессильно сидя в своём кресле. Люки уже открыли, проветривая машину после того, как был выпущен последний снаряд боезапаса. Точно так же раскрылись остальные танки. Остановившимся взглядом танкисты всматривались в стремительно очищающуюся долину, прежде занятую многомиллионной армией. Чёрная нить вилась по уступу. Они видели, как вдалеке десятки беглецов летели вниз по отвесному склону, сбивая в полёте других, пытающихся спастись, бессильно размахивая руками в попытке продлить свой полёт…

…Герцог дель Хааре слез с седла. Опустился на колени. Молча снял шлем, поманил оруженосца:

– Ссаар, отруби мне голову.

– Ваша светлость?! – опешил юноша, но герцог прикрикнул:

– Делай, что тебе приказано! Я не хочу быть скормленным собакам, как не выполнивший приказа Божественного!

Молодой рёсец вздрогнул – ведь действительно, именно такое наказание ждало всех проигравших полководцев… Молча потянул из ножен прямой, необычный для Рёко меч. Чуть расставил ноги, занося клинок над правым плечом.

– Что-нибудь передать вашей семье, ваша светлость?

Дель Хааре усмехнулся:

– Пусть фиорийку четвертуют и бросят подыхать в выгребную яму. Я никогда её не любил.

– Будет сделано, ваша светлость…

Меч сверкнул, большое тело рухнуло на землю. Подойдя к нему, оруженосец подобрал герцогский медальон, спрятал в сумку. Пробиваться сейчас в Ридо – безумие. Фиорийцы остановились, а небесные драконы швыряют свой огненный яд с краю, выгоняя солдат домой. Так что он вполне успеет и выполнит последнюю волю своего господина.


Глава 26 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 28



Loading...