home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 28

Аари-Смерть вглядывалась в прицел на проплывающий внизу город. Огромный, раскинувшийся на десятки квадратных аргов, грязный и какой-то мерзкий. Исходящие от него эманации словно липли к телу, и женщина поклялась, что, когда вернётся, залезет в ванну и будет отмываться там хоть сутки безвылазно, до тех пор, пока не почувствует себя чистой. Бросила взгляд на рисунок – да, это оно. Дворцовый комплекс Рёко. Где-то там Ымп со своими приближёнными и семьёй. Как ни обидно было признавать Рогову, но войну выиграли дирижабли. Именно они заставили бежать армию вторжения неимоверной численности. Правда, разведка опять ошиблась. Их было не двадцать миллионов. Даже соединённая мощь Тушура и Рёко не смогла бы собрать такое огромное количество людей. Всего лишь миллион. Но зато – целый миллион! Какую-то часть потеряли при переходе через горы. Кто-то погиб, не выдержав тягот пути. Кое-кто дезертировал. Но на территорию Фиори вступили больше девятисот тысяч воинов, сорок боевых мамонтов и пятьсот птичьих всадников. Больше, как ни старались, ни Ымп, ни Хаджа собрать не смогли. И так бремя новых налогов на армию вызвало многочисленные крестьянские бунты. А ослабленные гарнизоны и оставшиеся очень и очень немногие армейские части подтолкнули ряд вельмож и наместников обеих держав попробовать отделиться и стать полновластными владыками в своих провинциях. К тому же уцелевшие солдаты, как и указывала Кровавая Яяри, превратились в армию мародёров, огнём и мечом уничтожая всё живое на своём пути, двигающуюся к столице Рёко. Потому что Тушур уже пал под их мечами. Разъярённые гибелью своих товарищей, тем, что их бросили против неодолимой, невозможной силы Фиори на убой, бывшие воины армии вторжения не давали пощады никому, с особым удовольствием убивая высших сановников и аристократов. Теперь на месте когда-то цветущей страны лишь развалины и трупы. Очередь Рёко. И она сейчас поможет надвигающимся отрядам мстителей…

– Высота?

– Тысяча девятьсот, – чётко доложил штурман. И сразу зачастил: – Относительная скорость – ноль. Готовы к сбросу.

– Ну, светлые боги, помогите нам…

Рванула рычаг механизма, и дирижабль сразу подпрыгнул, освободившись от многотонного груза. Особый подарок асийчи – сверхмощная бомба. Сколько сил и труда вложили в этот шестнадцатитонный подарок Ымпу, ей, старой перечнице, лучше не знать.

– Максимальный ход!

Турбина засвистела, бешено замолотили воздух огромные винты. Дирижабль начал величественно набирать скорость, спеша уйти от медленно опускающегося на добром десятке разноцветных парашютов смертоносного груза…

Женщина бросилась к окну, открыла его, высунувшись наружу и жадно всматриваясь в дворец через окуляр простой голокамеры. Атти лично просил её заснять всё, что произойдёт. Для истории. Почему бы и нет? Отказать в такой малости? Да и самой интересно…

Вспышка. В небо взметнулся столб огня и грязи. Глиняные стены и здания дворца на мгновение словно просветились насквозь, став прозрачными. Потом… Подобного она не видела и на той войне. Ударная волна сметала всё на своём пути. Превращались в пыль любые преграды. Стены, дома, люди… Передёрнула плечами, представив, чем стали те, кто непосредственно попал под бомбу. И медленно, как апофеоз, в небо начал расти огромный столб глиняной пыли, превращаясь в гигантское дерево…

Аари вернулась обратно. Но камеру не выключала, продолжая снимать город сверху. Ещё пригодится. На всякий случай.

Диражабль тем временем начал закладывать огромную дугу, огибая клубящееся дерево. Тёмные боги! Это что?! Словно метеоритный дождь ударил по уцелевшим строениям, пробивая крыши, пригвождая жителей к земле… Рефлекторно задрала голову, но уткнулась глазами в оболочку, закрывающую небо. Облегчённо вздохнула, сообразив, что это упали те обломки, которые взрыв поднял в небо. Зло усмехнулась – горожанам сейчас очень весело…

– Командир!

Обернулась на голос – пилот-наблюдатель пытался привлечь её внимание.

– Что, Мейти?

– Там, два пальца левее от стены у ворот!

Приложила неуклюжий, но очень даже эффективный старинный прибор к глазам и похолодела – экзекуция?

– Можем опуститься? – бросила командиру, не отрывая оптического прибора от глаз.

Тот отозвался:

– Аргов на шестьсот. Балласта мало. И негде взять…

– Тёмные боги! Готовь люльку!

– Юили!

– Исполнять приказ!

Аари не раздумывала ни секунды, потому что явственно видела, как над распятой сверкнуло лезвие изогнутого меча и опустилось. А в следующий миг палач потряс отрубленной ногой женщины в фиорийском, вне всякого сомнения, платье…

– Быстрее! Шевелитесь!

Она уже готова была прыгнуть вниз без парашюта, но техники установили лебёдку, а кто-то впихивал в руки женщины фиорийский автомат, только-только поступивший на вооружение. Пилот-наблюдатель также шагнул вперёд, усаживаясь в кресло подъёмника рядом с Аари.

– Надо будет прикрыть, да и помочь грузить, – деловито пояснил он, пристёгиваясь.

Пахнуло свежим ветром, и они заскользили вниз, раскачиваясь на тросе. Первые четыре сотни аргов люлька с саури пролетела, словно в свободном падении. Рискованно, но там, наверху, прекрасно видели, что за жуткая вещь творится на земле. Механики переключили винты на реверс, осаживая воздушный корабль назад, но всё равно его сносило. Тем не менее их усилия принесли плоды – саури увидели, что опустятся практически возле несчастной, которой уже отсекли и вторую ногу. Женщина билась о деревянный вытянутый крест, до людей донёсся её крик, полный ужаса и боли…

Снова взмах меча, теперь рука. Вторую фиорийка потеряла за миг до того, как выпущенная из фиорийской версии ППС-43 калибра одиннадцать – сорок три миллиметра очередь свалила палача на землю, разнеся ему череп. Гром никогда не слыханных выстрелов из двух стволов да столб пыли высотой в лиги окончательно добили рёсцев. Одетые в пышные нелепые одежды женщины и жирные мужчины непонятного вида бросились врассыпную.

Аари прекратила стрельбу и склонилась над истязуемой, тронула шею. Пульс, очень слабый, еле прощупывался…

– Не щади этих тварей! – рявкнула напарнику, и тот снова открыл огонь, кося убегающих.

– От пули не уйдёшь, только зря вспотеешь! – пробормотал он услышанную у людей поговорку.

Между тем женщина вырвала из набедренного кармана своего комбинезона – форму саурийской армии она не признавала, считая её слишком развратной из-за юбки, – аптечку. Самую настоящую, русского производства. От её вида у второго саури глаза полезли на лоб – откуда она у юили?! За такую могли и пристукнуть в тихом углу. Уж больно дорого она стоила… Та замерцала багровыми огнями, едва оказавшись на жертве, потом индикация сменилась ярко-синим цветом, и Аари удивлённо дёрнула головой – с подобным она не встречалась. Впрочем, кровь перестала течь из обрубков, словно по мановению волшебной палочки, грудь замерла на месте, а аптечка вдруг выпустила очень длинные трубки, вонзившиеся в тело женщины.

Напрягая силы, саури затащили жертву рёсцев на кресло, закрепили безжизненный обрубок и кое-как пристегнулись сами. Кресло сразу начало подниматься – сверху внимательно следили за происходящим. Наконец раскачивающееся сиденье втянули в дирижабль. Защёлкнулись панели пола. Дружеские руки помогли двум отчаянным сорвиголовам освободиться от снаряжения, с трудом перевалили тело мёртвой на носилки…

Аари вздохнула:

– Жаль, опоздали. Но хоть похороним на родной земле.

Попыталась снять аптечку, по-прежнему сияющую оранжевым светом, с груди умершей, но та вдруг сердито загудела.

– Что происходит? – Аари невольно опустила руку. Прищурилась: – Найди мне кого-нибудь из людей. Из имперцев, я имею в виду.

Радист торопливо забубнил, потом развернулся на своём месте:

– Жнец на связи.

– Лучший вариант! Спроси у него, что за оранжевые огни на аптечке.

Радист задал вопрос. Выслушав ответ, вздрогнул, с круглыми глазами обернулся к Аари:

– Он говорит, юили, что пока индикаторы светятся – раненый жив.

– Жив?! – недослушав, выпалила Аари. – Он что, идиот?!

– Юили! Оранжевый – значит, аптечка ввела анабиотический комплекс! Тело погружено во внешний анабиоз, и его надо срочно доставить в регенерационный комплекс! Потому что дольше трёх суток аппарат не сможет сохранить жизнь пациенту!

– А нам чапать почти сутки… Ладно. Передай на базу – везём фиорийку в анабиозе. Пусть решат вопрос по поводу регенерационного – тьфу! Имперским язык сломаешь! – комплекса, мать его!

Снова послышались негромкие переговоры. Радист опять обернулся:

– Оттуда запрашивают – нет ли на шее женщины чего-нибудь вроде медальона?

Аари нагнулась, раздёрнула ворот платья. Точнее, того, что от него осталось. Отрицательно мотнула головой:

– Нет.

Короткий бубнёж.

– А на левой руке, возле локтя, родинки не имеется?

– Там что, полные кретины?! У неё нет ни рук, ни ног! Ничего нет! Скажи, что… – Всмотрелась внимательней, потом выдохнула: – Шрам, правда старый, возле шеи.

Радист поспешил доложить, потом ошарашенно выдохнул:

– Требуют немедленно идти на Саль, юили! На максимальной скорости!

– А топлива у нас схватит?

– Ветер попутный, юили. Так что хватит. Да и долетим быстрее. Только через Ридо перевалить…

– Хм… А кто отдал приказ? – внезапно озадачилась саури.

– Сам Неукротимый, юили. Лично!

Женщина удивлённо развела руками:

– Тогда – полный вперёд! Курс – столица Фиори!..

Атти медленно поставил на стол микрофон. Вот где его настигло прошлое…

– А не боишься, что Ооли узнает?

– Она знает о Лиэй дель Тумиан.

– Да? А мне никогда не рассказывала.

Дель Парда повернулся к асийчи, сидящей на диванчике и смакующей кофе. Та чуть наклонила прелестную головку набок.

– Что?

– Ничего. Как ты считаешь, эта бомбардировка дворца Ымпа закончит войну?

Аури пожала плечами под довольно скромным платьем с узкой юбкой.

– По всем моим расчётам – да. Кстати, если есть настроение, можешь оттяпать у Тушура столько земли, сколько пожелаешь. Потому что больше ни его, ни Рёко не будет. Первый, считай, вырезали подчистую дезертиры. А второй разорвут на части сами чиновники. Ну и соседи.

– Хорошо бы так…

– Ладно. Связывайся с отцом. Пусть даст добро на помещение Лиэй в госпиталь. И готовься к бо-ольшому скандалу с женой.

Владыка Фиори сделал непонятный жест:

– Жена меня поймёт. И простит. Тем более что я не собираюсь видеться с дель Тумиан вообще.

– Но ведь её куда-то надо деть? Не останется же она одна посреди улицы, Атти? Тогда зачем было её спасать?

– А, Нижайший… Ха! Её сестрёнки служат у меня в спецназе! Вот к ним под крыло и пойдёт! Организм ей в порядок приведут, так что нагрузки потянет. А дальше если не совсем отупела в этом Рёко, то найдёт свой путь.

Асийчи подняла большой палец, и Неукротимый прищурился, глядя на неё с подозрением:

– Когда ты делаешь такой жест, то мне почему то кажется, что скоро будут очередные неприятности… Не хватит ли бед моей стране?

– С чего ты взял? – улыбнулась Яяри дель Стел. – Я просто восхищаюсь, как ты изящно спихнул проблему со своих плеч.

– А, Нижайший! Не можешь ты без своих подковырок!

Аури расплылась в ехиднейшей улыбке и вновь взяла кофейник, промурлыкав:

– Уж какая родилась. Кстати, Атти, всё хочу тебя спросить… – Потянула носиком, скорчила недовольную рожицу.

– Что? – насторожился тот.

– Ты носки когда-нибудь меняешь?

– Носки? – Торопливо вскочил, буркнул: – Извини… – И бросился к двери своего командного фургона. Только там сообразил, что происходит. Замер на месте, обернулся к асийчи: – Ну ты и зараза, Яяри! Только на водку! Иногда!

Юная с виду женщина рассмеялась:

– Купился, купился!

– Вот же! На тебя невозможно сердиться, Яяри!

Аури прекратила смех:

– Ладно. Два вопроса осталось разрешить.

Неукротимый стал чернее тучи:

– Я – против.

– Да? Моё дело предложить, твоё – отказаться. Но подумай сам – после столь блистательного разгрома двух самых могучих государств на материке, потребуй ты вернуть рудник сайедде под свою руку, они сразу же согласятся. А лишний источник камней – дополнительный запас на чёрный день. Так у вас говорят? – Опять лукаво наклонила голову.

Фиориец вздохнул:

– Понимаю. Но и ты пойми – дело не в том, что я самый сильный. Стоит мне только потребовать что-то подобное, как все соседи объединятся и вновь начнут воевать с Фиори. А драться против всего материка… Прости. Пусть мы их даже разгромим, в чём ты, судя по твоей весёлой улыбке, даже не сомневаешься. Но зачем мне обезлюдевшая планета?

– Если так – хорошо… Ладно, Атти. Мне пора. Сергей соскучился. Да и лихорадка миновала. Хватит с нас оружия. Пора снова выпускать мирную продукцию. И, кстати… Последний совет: не осушай появившееся море возле Ридо. Сооруди три-пять насыпей через воду. А посреди них поставь серьёзные форты. Всю торговлю с иноземцами – на том куске суши возле крепости. Поверь, это куда безопаснее для Фиори, чем всё, что ты задумываешь.

– Хм… А ведь действительно! Земли у нас теперь хватает. Так что спасибо за подсказку. Ты – в Ниро?

Аури кивнула:

– Да. Соскучилась и по мужу, – облизнула острым язычком губы, да так, что Неукротимого на миг пробило острое желание по поводу Ооли, – и по детям.

– Точно? – подозрительно прищурился Атти.

Женщина кивнула, подойдя к двери. Затем вышла из фургона. Оставшись один, император Фиори вздохнул: «А ведь асийчи права – Ооли закатит мне сцену ревности». Но сначала… Вытащил из сейфа коммуникатор, исполненный на Руси по спецзаказу. Набрал номер:

– Мама? Это я, Атти…

Выслушал восторженный голос в трубке, потом, дождавшись паузы, заговорил:

– Ты помнишь Лиэй дель Тумиан? Да? Хорошо. Её случайно спасли. Но несчастная лишилась рук и ног. – Переждал взрыв негодования и ужаса, снова заговорил: – Договорись с папой насчёт госпиталя. Да, есть шанс спасти. Спасибо, мама. Как только её довезут до Саля, сразу переправлю…

Отключился после скомканных ответов на другие вопросы – здоров ли сам, как семья, словом, после всего, что желает знать любящая матушка о своём большом сыне. Затем убрал коммуникатор обратно в сейф и долго сидел неподвижно на диване, уставившись остановившимся взглядом на пустую стену…

Месяц с начала боевых действий против Фиори подходил к концу. Рогов вместе со своей частью так и находился возле Ридо, только перебазировавшись в саму крепость. Танки прикрывали спуск на сторону Фиори. Орудия подняли на стены крепости. Несколько тысяч пленных, которых всё-таки решили пощадить, занимались грязной и неприятной работой по захоронению трупов тех, кто попал под действие оружия защитников. Насчитали порядка двухсот тысяч трупов. После окончания уборки территории, где стоял когда-то лагерь интервентов, пленных выгнали прочь. Убивать их никто и не собирался, а лишняя банда мародёров и грабителей на территории вражеского государства Фиори не повредит.

Раскрылась наконец тайна столь молниеносного падения Ридо. Один из живых пленников оказался высокопоставленным рёсцем и, желая сохранить себе жизнь, рассказал о колдунах Ымпа и о том, как они действовали. В указанном им месте действительно нашли останки химических смесей. Их отправили на анализ в Саль, где подтвердили, что при определённой комбинации полученных образцов получается отравляющее вещество нервно-паралитического действия. Рогова и его людей спасло то, что газ мог использоваться только при строго определённой температуре окружающей среды и в узком диапазоне – от минус пяти до нуля градусов Цельсия. А словно по заказу или милости богов наступили оттепели, и погода держалась стабильно выше нуля, даже по ночам.

Словом, скучать солдатам не приходилось, хотя до прямых боестолкновений больше не доходило. На поле смонтировали вышки для причаливания дирижаблей, завезли огромное количество боеприпасов, некоторые из них просто внушали ужас. Теперь каждый день четыре-пять воздушных кораблей уходили в сторону Тушура и Рёко, нанося удары возмездия, как выразился Неукротимый. Но всем было ясно, что война уже закончена, и лишь вопрос времени – окончательный уход в небытие государств-агрессоров. Да и по сведениям разведки, соседние с ними страны начали проявлять нездоровый интерес к впавшим в хаос землям.

К удивлению Рогова, обе саури, что Ююми, что Иари, не проявляли к нему никакого внешнего интереса, хотя взгляды, которые на него кидали девушки, с каждым днём становились всё свирепей и злее. Молчала и асийчи, ничем не напоминая о проигранном пари. Втайне Дмитрий надеялся, что, может, та и забыла о нём.

Прибывшие железнодорожные войска начали восстановление сильно пострадавшей во время сражений насыпи и её отсыпку в сторону Ридо. Рогову сообщили, что Неукротимый планирует построить здесь огромный торговый район, а саму крепость окончательно снести…

– Товарищ майор, пришёл приказ от императора. – Улыбающийся Ролло дель Ват нашёл майора на верхушке главной башни крепости, где тот, приставив к глазам мощный бинокль, обозревал подходы к Ридо.

Дмитрий оторвался от окуляров, вопросительно взглянул на старшего лейтенанта:

– Что на этот раз?

– Нас требуют в Саль.

– Всё? Наше пребывание здесь закончено?

Ролло кивнул:

– Да. На смену прибывает Второй линейный полк. Полный состав. Технику оставляем ему. Личный состав убывает.

– Когда?

– Да, собственно говоря, уже. – Он показал в сторону Фиори.

Дмитрий обернулся и увидел длинную извивающуюся ленту пехоты, двигающуюся по чёрной, выжженной земле перед крепостью. Вздохнул:

– Значит, поедем.

– Да. Времени у нас на сборы четыре часа. Заправят локомотивы водой, бригады машинистов отдохнут, и тронемся назад.

– Даже жалко. Смотри. – Он сунул бинокль фиорийцу. Показал направление: – Вон там, у двуглавой вершины.

Дель Ват поднёс прибор к глазам, несколько минут всматривался в то место, которое указал человек, потом опустил оптику, удивлённо взглянул на Рогова:

– Это то, что я думаю?

– Оно самое. Я наблюдаю за ними уже третий день. Беженцы. Причём непростые. Знать, богатые. Правда, им досталось, естественно. Но вот, сам видишь.

– Значит, дела у них настолько плохи?

– Именно. Причём, что самое интересное, там не только тушуры, но и рёсцы. И, насколько я понимаю, даже кто-то из семьи самого Ымпа. Цвета одежды видишь?

– Высочайший… И что делать?

Дмитрий усмехнулся:

– Полномочий пускать их на территорию Фиори у меня нет. Да и у тебя, думаю, тоже.

Старлей кивнул.

– Но доложить надо.

– Не обязательно, – вмешался в их беседу женский голос.

Оба обернулись – перед ними стояла невысокая, по имперским меркам, стройная рёсска в чёрном мундире службы безопасности. Приветливо кивнула фиорийцу:

– Здравствуй, Ролло. Давно не виделись.

– Льян? Кого-кого, а тебя не ожидал встретить! – расплылся тот в улыбке, затем спохватился: – Познакомьтесь по-настоящему, товарищ майор, Льян Рёко. Зам главы личной СБ императора.

Рогов щёлкнул каблуками, чуть склонил голову:

– Майор Рогов, Дмитрий.

Девушка с любопытством взглянула ему в лицо, слегка кивнула:

– Приятно познакомиться, товарищ…

Она тоже говорит «товарищ» вместо «сьере»?

– Значит, говорите, беженцы? И кто-то из семьи Ымпа? Позвольте? – протянула руку за биноклем.

Ролло дал ей прибор. Впрочем, девушке хватило нескольких секунд. Когда она вернула оптику, Дмитрий поразился, как изменилось её лицо, став хищным.

– Верно, товарищи офицеры. Вы не ошиблись. Думаю, его величество будет рад получить такого языка. Кто там командует из гвардии? Риго? Как раз по нему. Мальчик любит поиграться…

– Вообще-то…

Ролло положил ему руку на плечо, останавливая готового возмутиться самоуправством безопасницы Рогова, чуть нажал. Майор опомнился. Ладно. Не его людей забирают, и ладно. Лейтенанту он больше не указ…

Каблучки сапожек Льян простучали по уходящей винтом внутрь башни лестницы. В наступившей тишине прозвучал негромкий голос дель Вата:

– Хорошо, что вы сдержались, товарищ майор.

– Мне что, трястись перед каждым чёрным мундиром?!

– Нет, разумеется. Но полномочия у офицеров СБ императора достаточны, чтобы подчинить себе любую воинскую часть. Так что она в своём праве.

Рогов шевельнул бровью. Потом махнул рукой:

– А, Тьма с ней. Идём вниз. Надо народу объявить да топать к станции.

…От холма, на котором они держали оборону, ничего не осталось. Его срыли, засыпав воду насколько возможно. По всей площади устроили временную узловую станцию, которая могла принимать одновременно до десятка больших составов. К сожалению, пришлось задержаться – пока сдавали имущество, время военного коммунизма закончилось, и вновь взял дело в свои руки строжайший учёт. Пока собирали свои вещи… Словом, их эшелон пришлось задержать ещё на час…

Едва все разместились в составе и машинист дал гудок отправления, как снова задержка – на перроне появилась Льян вместе парой гвардейцев и стройной женщиной средних лет, тоже рёсской, в платье с золотой лентой наискосок. Втолкнула её внутрь вагона, та была напугана до полусмерти, и только тогда состав тронулся. До Саля было полтора суток пути.

Рогов только устроился на диване, приходя в себя после суматохи, связанной с отъездом, как дверь открылась, и на пороге появился чёрный мундир.

– Товарищ майор, разрешите вас на минутку? – хмуро взглянув на насторожившихся при её появлении обеих саури, обратилась она к Рогову.

Тот, вздохнув, поднялся, вышел в коридор. Лицо Льян было… можно сказать, смущённым.

– Товарищ майор… В свете открывшихся обстоятельств… В общем, эту женщину надо доставить в Саль, и я решила с вами. Найдётся у вас местечко?

Дмитрий на мгновение задумался.

– Если… К Виури? Вас не стеснит её присутствие?

– Виури дель Сехоро? Она?

– Вы знакомы?

– Давно, по нынешним временам. – Просияла улыбкой: – Большое спасибо, товарищ майор!

Дмитрий показал на соседнее купе:

– Сюда.

Рёсска кивнула, уже стуча в дверь. Та отъехала, открывая хрупкую фигуру, вдруг неподвижно замершую. К огромному удивлению человека, фиорийка вдруг кинулась на шею Льян:

– Это вы! Спасибо! Спасибо вам! Ну, что же вы стоите, заходите, заходите!

– Я не одна, со мной…

– Не страшно! Заходите же! Я еду одна, а теперь будет веселее.

Льян что-то коротко произнесла на рёсском языке. Женщина опасливо шагнула к ней, всё ещё оглядываясь на невиданную обстановку. Затащив свою спутницу-пленницу, как понял Дмитрий, внутрь, Льян захлопнула дверцу. Пожав плечами, вернулся к себе, плюхнулся на диван, жалобно произнёс:

– Неужели пока всё?

В ответ ему молча кивнули. Потом Иари спросила:

– А кто это с той, чёрной?

– Не знаю. Но, похоже, из группы беженцев с той стороны, что пряталась возле Ридо. Видели полосу на платье?

Ююми кивнула.

– Ленту таких цветов разрешено носить только членам семьи Ымпа Рёко. – Вздохнул: – Девочки… Попить бы чего? Я согласен даже на кофе…


Глава 27 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 29



Loading...