home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

Дмитрий Рогов хмуро смотрел, как жена Атти о чём-то шепчется с его жёнами, зажав их в уголке. Причём разговор идёт явно о нём, потому что взгляды, которые все три саури бросают на него, слишком уж… нехорошо красноречивые. Внезапно две из них залились краской, потом смущённо кивнули на один из вопросов довольной донельзя императорской половины. Но тут его отвлекли.

– Сьере майор, вас срочно просят подойти к его величеству. – Перед ним вдруг появился паж в цветах Атти, майор даже не заметил откуда.

Показав рукой на мальчика, хм, жёнам, теперь уж точно никуда не деться, послушно двинулся за ним. После недолгого пути с удивлением понял, что его ведут к транспортным воротам. Так и оказалось – друг ждал его возле уже светящихся синим светом перекладин, формирующих переход.

– Успел? Замечательно.

– Что такое? – Рогов кивнул на набирающую мощность мембрану, но ответа услышать не успел – из голубого сияния появилась фигура, и, ещё толком не осознав, кто это, майор упал на колено, склонив голову:

– Ваше величество…

– Здравствуй, сын! И вы, майор. Впрочем, уже не майор, Дмитрий Петрович. Встаньте. Хватит плиты мундиром вытирать. – Тут же забыв о нём, обратился к приёмному сыну: – Моя жена мне все уши прожужжала, мол, как там сын без нас. Так что, Атти, давай собирайся. Идём обратно, на Империю. А то Аруанн меня съест сырым и без соли.

– Па… Что-то серьёзное?

Рогов, уже вставший с колена, с удивлением увидел, как веселье слетело с лица Неистового.

– Да, сын.

Атти замялся:

– Но у нас тут праздник, думаешь, я тебя просто так пригласил? Отмечаем победу…

– Как раз по этому поводу я и хотел с тобой пообщаться…

Фиориец мгновенно подобрался:

– Даже так? Тогда тем более поговорить надо у меня.

– Сын!

– Отец!

Дмитрий усмехнулся про себя – нашла коса на камень. Характеры у обоих под стать один другому. Некоторое время оба императора сверлили друг друга свирепыми взглядами, потом, неожиданно для Дмитрия, Сергей сдался.

– Ладно. Может, это и к лучшему…

Атти тут же взглянул на Рогова:

– Дима, извини, что использую как посыльного… Найди, пожалуйста, Яяри дель Стел, пусть она придёт в мой кабинет. Тот самый. Личный.

Майор кивнул и, отдав честь, устремился обратно во дворец, откуда звучала музыка. Все три саури по-прежнему шептались в уголке, но асийчи нигде не было. Где же она? А, Тьма! Устремился к девушкам, с ходу выпалил:

– А где асийчи?

Ооли мгновенно насторожилась:

– Зачем тебе? Спешишь уложить жён в постель?

– Прости, мне сейчас не до шуток. Атти просил срочно привести её к нему в кабинет.

– Зачем?! – Саури подозрительно уставилась на него гипнотизирующим взглядом: – Говори!

– Отец Атти прибыл. Желает о чём-то поговорить.

Тресь! Веер в руках супруги императора лопнул, рассыпавшись кучей деталей по полу.

– Тёмные боги! – Закрутила головой по сторонам, потом облегчённо улыбнулась: – Вон она! – Замахала рукой над головой.

Рогов стал оглядываться, но никого не увидел. Из-за его спины послышался знакомый ехидный голосок:

– Ну что, молодожён? Готов принести обет? Служитель Высочайшего тебя ждёт. И вас тоже, дамы. – Улыбнулась невольно отступившим назад двум саури, но Ооли торопливо выпалила:

– Атти просит тебя прийти в его кабинет.

– Зачем? Опять?!

– Не знаю. Его отец прибыл.

Аури пожала плечиками, едва заметно улыбнулась:

– Видно, время пришло. Айе… Девочки, поскучайте ещё немного. Гарантирую, сегодня ночью ваш муж покажет свои способности… Вам обеим. А сейчас, майор, идём. Ты там тоже понадобишься.

Ну, раз есть официальный повод оттянуть неизбежный конец… Дмитрий шагнул за ней, но вдруг асийчи обернулась:

– Ооли, свяжись с отцом и пригласи его к нам, на Фиори. Только поскорей. Скажи: дело жизни и смерти.

Императрица кивнула, вытаскивая откуда-то из складок пышной юбки обычный имперский коммуникатор:

– Уже звоню.

– Пока всё. Идём, майор.

Рогов в очередной раз поразился асийчи – та вроде бы не спешила, но он напрягал все силы, чтобы успевать за ней. Только вот в этом крыле он ни разу не бывал. Кабинет, в котором его принимал друг, был совсем в другом месте. Охранники возле дверей быстро расступились при их появлении, и молодая женщина толкнула створки рукой, входя в помещение.

– Ваши величества…

Стоящий к ней спиной Неистовый обернулся, удивлённо разглядывая Яяри. Потом, не скрывая мгновенно вспыхнувшего бешенства, обратился к сыну:

– Ты говорил, что я не пожалею! Только…

– Молчать! – неожиданно ледяным тоном выпалила аури. Причём сила её голоса была такова, что император Руси невольно вздрогнул от жуткого холода в голосе хрупкой женщины.

– Да как…

Не обращая на него внимания, асийчи спокойно проследовала к дивану и грациозным движением опустилась на него, закинула ногу на ногу. Обратилась к фиорийцу:

– Его величество ещё ничего не сказал?

– Мы ждали тебя, – напряжённым голосом ответил тот. Яяри буквально впилась в глаза Сергея:

– Что, ваше императорское величество? Вам уже объявили войну? Хотя нет. Вы только узнали о том, что она скоро начнётся.

– Откуда вы… – Неистовый был до глубины души поражён, и Рогов, по-прежнему стоящий в дверях, его понимал: какая-то местная аристократка, из дикого мира, с ходу выдаёт то, для чего он, владыка одного из самых сильных государств галактики, прибыл сюда.

Закончив гипнотизировать человека взглядом, Яяри взглянула на Атти:

– Пожалуйста, дай распоряжение на транспортные ворота – принять незнакомый вызов через тридцать минут и привести того, кто прибудет сюда. Это первое. Второе – сейчас Ооли приведёт своего отца.

– Тесть?! – потрясённо выдавил Атти.

Женщина кивнула:

– Да. Так что дай распоряжение слугам сварить кофе. И побольше. Майор, пристраивайтесь. Сюда. Мне под бочок. – Она хлопнула изящной ладошкой по подушке.

Дмитрий даже не подумал возражать, занимая место на диване. Сергей молча следил за происходящим, пока не вмешиваясь. Реакция сына, да и поведение аури его удивили. Но он не был бы императором, не попытавшись сложить заданный ему пазл, лихорадочно размышляя над тем, почему эта средневековая аристократка командует его приёмным сыном. Рогову показалось, что он слышит мысли, с бешеной скоростью крутящиеся сейчас в мозгу императора Руси.

Послышались шаги в коридоре. Двери распахнулись, и на пороге появился слуга, внося поднос с дымящимися чашками. Аккуратно составил их на стол, поклонился и исчез. Двери не успели за ним закрыться, как Яяри поднялась с дивана, лёгкой походкой направляясь к столу, и негромко произнесла:

– Дима, встань у двери и встречай вождя вождей.

– А? – Удивление русича было неподдельным, а Рогов улыбнулся про себя, вспоминая реакцию тех саури, которые видели асийчи.

И верно, женщина, стоя спиной к входу, успела сделать пару крохотных глотков, когда створки вновь распахнулись и на пороге возник пожилой клановец под ручку с Ооли.

– О, зять! Приветствую вас, Сергей, владыка русских.

Вождь вождей чуть склонил голову. Рогов заступил ему за спину, перекрывая выход. Впрочем, саури не обратил внимания на его действие и сразу устремился к столу, увидев там парящие чашки.

– Кофе! Ты делаешь успехи, зять! Знаешь, чем растопить моё сердце…

– Ююти, не приветствовать женщину с вашей стороны воистину невежливо…

Яяри медленно повернулась к вождю вождей. Чуть наклонила голову в коротком поклоне. Тот замер, серея на глазах, делая шаг назад и опуская руку на широкий пояс. Потом остановился, отталкивая дочь за свою спину, прохрипел:

– Аури!

– Аури?! – откликнулся эхом Сергей. – Что за аури? Объяснит мне кто-нибудь, что здесь происходит?!

Яяри взглянула на него своими огромными глазами, хлопнула наивно ресницами, длиной в палец, изображая наивную дурочку:

– Ваше величество, вы желаете узнать, как ваш сын выиграл войну на Фиори?

– Д-да, – растерялся поражённый до глубины души Неистовый, застыв на месте, а аури развернулась к вождю вождей, потянула рукав платья, обнажая запястье и что-то показывая тому.

Дмитрий заметил едва видимый свет тончайшей замысловатой татуировки на внутренней стороне сустава. Начавший было приходить в себя саури вновь захрипел:

– Высший ранг! Ты…

– У вас меня до сих пор зовут Кровавая Яяри. – Повернулась к императрице: – Ооли, помоги отцу дойти до дивана и дай ему успокоительное. Заодно… – улыбнулась, – и себе приготовь порцию.

– А мне-то зачем? – обиделась та, и графиня дель Стел ткнула пальцем в двери:

– А вот почему.

Створки распахнулись, и на пороге появилась совершенно незнакомая Рогову женщина, с закутанным покрывалом лицом, при виде которой владыка кланов окончательно отключился. А Ооли с визгом бросилась к Атти, забыв обо всём и всех, повиснув на муже, как на дереве. Оба русских рефлекторно шагнули вперёд, прикрывая женщину и лежащего без сознания вождя вождей. Незнакомка замерла на месте, затем медленно потянула прикрывающий нижнюю половину лица платок, обнажая нечеловечески прекрасные черты. Яяри склонилась в низком поклоне, касаясь рукой паркета, сияющего свежим воском. Незнакомка, не обращая внимания на напрягшихся людей, плавной скользящей походкой подошла к столу. Выбрала себе чашку, крылья тонкого носа затрепетали, когда она втянула в себя аромат. Затем сделала крошечный глоток, улыбнулась и произнесла, к огромному удивлению Рогова и императора Руси, на чистейшем русском языке:

– Моя дорогая, ты оказалась полностью права. Этот напиток действительно достоин, чтобы им наслаждаться… А сейчас представь меня людям. Потому что те, кто меня знает, не способны этого сделать.

Рогов только успел сообразить, что незнакомка принадлежит к той же расе, что и Яяри. Аури выпрямилась и торжественно произнесла, указывая на соплеменницу рукой:

– Позвольте мне представить вам, люди, великую мать домов светлых и могучих Юрайю ас Таррии уль Макийя, главу нашего народа.

Та вежливо улыбнулась, чуть наклонив голову.

– Думаю, можно снять маскировку. – Откинув окончательно платок, покрывавший её голову, Юрайя сбросила и тёмный плащ на руки подоспевшей Яяри. Взглянула на Рогова, который рефлекторным движением отодвинул от стола роскошный мягкий стул, предлагая женщине сесть, и повернулась к жене Атти, вцепившейся в мужа: – Успокойся, саури, я пришла с миром. Приведи отца в чувство. У нас сейчас будет долгий и трудный разговор.

– С… с миром?! – Ооли кое-как отцепилась от Атти.

– Да. Перед лицом возникшей угрозы нам, трём народам, нужно забыть все распри и стать единым целым. Не так ли, люди?

Сергей машинально кивнул. Тьма его побери, а сын оказался прав! Только ради явления ещё одного вида разумных стоило пойти в кабинет… Между тем аури продолжила:

– Вы, император людей, хотели знать, как Фиори смогла победить врага? Что же…

Она вскинула руку, делая какой-то знак, и в тишине прозвучал прерывающийся голос вождя вождей:

– Асийчи… асийчи высшего ранга, человек. Одна из двух в домах светлых и могучих.

Великая мать довольно кивнула:

– Ты прав, саури. Асийчи.

– Мне это ничего не говорит, – нахмурился Неистовый.

Рогов вздохнул про себя. Ему тоже это слово ничего не говорило, и он тоже ничему не верил. Поначалу… Зато потом… Очень многое, что ему вбивали в голову как непреложную истину, потерпело крах.

– Асийчи – военный гений. Ещё это слово означает на древнем языке «Непогрешимый». Для вас, люди, проще всего воспринимать Яяри дель Стел, в девичестве Яяри ас Марри из дома Алого дерева, как военного стратега. И… – Только что смотревшая одновременно и на Рогова, и на императора Руси великая мать сделала то, что никто не мог ожидать от неё, во всяком случае, саури: она улыбнулась и как-то мягко, истинно по-матерински обратилась к жене фиорийца: – Ооли, я знаю, тебе сейчас не по себе, но поверь, ты мне знакома намного лучше, чем можешь себе представить. Твоему отцу сейчас куда хуже, потому что Аафих считает, что попал в смертельную ловушку. Но он ошибается. Как ни странно это звучит от меня… Поэтому, пожалуйста, возьми у своего супруга аптечку людей и помоги своему отцу прийти в себя. У нас троих сейчас будет очень важный разговор. И твой батюшка мне нужен в нормальном, рабочем состоянии. Его мозг, отточенный сотнями лет интриг и выживания на троне вождя вождей, очень нам пригодится…

Молодая женщина вздрогнула, затем бросила беспомощный взгляд на мужа. Тот кивнул. Саури медленно, не отрывая глаз от владычицы аури, отступила к небольшой тумбочке, извлекла овал стандартной военной аптечки, затем словно пролетела к дивану и приложила аппарат к тыльной стороне руки вождя вождей. Прибор сердито загудел, замигал индикаторами. Зашипели встроенные инъекторы, и беспорядочная пляска огней начала упорядочиваться. А великая мать спокойно посмотрела на по-прежнему неподвижно замерших мужчин, удивлённо следящих за происходящим:

– Что же вы, господа? Здесь такой прекрасный, просто великолепный кофе, а, кроме меня, его никто не пьёт. Я вас не понимаю.

Неистовый от изумления икнул, тут же смущённо приложил ладонь ко рту. Послышался короткий смешок вождя вождей, кожа которого начала быстро принимать обычный цвет. На морщинистых щеках, что для саури было практически немыслимым и лишь подчёркивало невероятный возраст разумного, даже заиграл слабый румянец.

– Нормальная реакция, император. Правда, я чуть не получил инфаркт при подобном явлении… – Старик легко поднялся, отстранив дочь. – Если уж ты, великая мать моих заклятых врагов, пришла на нашу встречу, значит, угроза действительно велика.

Женщина кивнула, потом сделала непонятный жест, и Яяри, проскользив по сияющему воском полу, ухватила Дмитрия и Ооли за руки:

– Сядем.

Усадила их на диван, разместившись между ними и приложив на мгновение палец к губам. Вождь вождей оторвал свой взгляд от вельможной аури, вопросительно посмотрел на сына, который, пожав плечами, взглянул на своего человеческого родственника. Сергей опустил глаза и едва заметно кивнул:

– Что же, думаю, пора нам услышать о неприятностях. Похоже, всё, что было раньше, окажется мелкими неудобствами по сравнению с тем, что нас ждёт в ближайшем будущем…

Саури уже совершенно спокойно уселся за стол, его примеру последовали два других императора. Великая мать удовлетворённо улыбнулась, точнее, изобразила улыбку краешками губ и обратилась к Неистовому:

– Мы слушаем, император.

Сергей начал:

– Государства людей, граничащие с Русью, решили уничтожить Империю. Причём не просто покорить, а устроить тотальный геноцид населения. Затем в их планах уничтожить кланы. Сват и я думаем, что, узнав о существовании домов светлых и могучих, они не остановятся…

– Действительно… Мы немного изучили тех, других людей, попадавших к нам. Очень мало, правда, но даже то, что мы выяснили, привело нас в шок, – кивнул саури. – Если они замыслили подобное…

– Совершенно верно, – поддержала его аури. – Раз они решили таким беспощадным образом, вплоть до полного истребления родственной им расы, поступить с Русью, то что ждёт нас, старый враг? Ведь они вообще не принимают саури за себе подобных, считая вас хуже пресмыкающихся.

– Ты права, старый враг, как ни жаль мне это признавать.

– У меня есть доказательство моих слов, чтобы вы не подумали, будто я вашими руками желаю разделаться со своими врагами… – начал было Сергей, но вождь вождей вскинул руку, совершенно человеческим жестом останавливая его:

– Не нужно. Одно наличие великой матери здесь, среди нас, куда более веская причина верить сказанному, чем все имеющиеся у тебя доказательства. – Поймав удивлённый взгляд Сергея, демонстративно обратился к аури: – Светлая Юрайя, вас вызвала Кровавая Яяри?

– Да, высокий. Если уж асийчи высшего ранга, хоть и отошедшая от дел и освобождённая советом домов, решилась на подобное, значит, перед нами действительно возникла смертельная угроза.

Старик кивнул. Потом вдруг прищурился:

– Значит, дома готовы заключить мир, несмотря на тысячи лет войны?

– Когда на одной чаше весов стоит конфликт между роднёй, а на другой – выживание всего вида, чему стоит отдавать предпочтение?

Рогов поразился, как изящно аури обошла скользкий вопрос. К тому же внезапно узкая ладошка Яяри легла на его руку и слегка сжала, словно удерживая от малейших звуков при разговоре высших.

– Тем не менее я хочу, чтобы вы увидели это своими глазами. Среди вас я самый молодой, а вы, владетели, куда опытней меня в этих делах. Может, и ваш военный гений тоже что-нибудь сможет подсказать? – Атти бросил ироничный взгляд на сидящую на диване троицу, чуть нахмурился при виде держащей руку Рогова асийчи.

Вождь вождей дрогнул бровями, показывая, что он лично тут ни при чём.

– Прежде чем мы увидим, уважаемый коллега, позволь задать тебе пару вопросов?

– Разумеется. Я не стану ничего скрывать. Время недомолвок прошло, – чуть напрягшись, ответил Неистовый, и вождь вождей удовлетворённо улыбнулся:

– По нашим оценкам, ты можешь поставить в строй около пятисот миллионов человек в случае крайней опасности. Правильно?

– Двадцать два миллиарда.

– Двадцать два миллиарда?!

Оба разумных были поражены.

– Каждый мужчина Руси – воин. Население Империи насчитывает сорок миллиардов граждан. Мужчин из них – более тридцати. Но… – император вздохнул, – у нас это называется всеобщей мобилизацией. Но в подобном случае Империя развалится. За таким призывом последует быстрый экономический крах – некому будет обеспечивать и кормить такую армию.

– Понятно. Тогда сколько воинов сможет содержать Русь, не насилуя экономику?

Ответ последовал незамедлительно:

– От трёх до трёх с половиной миллиардов граждан, сват. Хотя техникой и вооружением обеспечит и сотню. Ресурсы Руси велики.

– Сто миллиардов? – уточнил саури.

Человек кивнул. Старик повернулся к аури:

– Что скажете?

– Учитывая, что, по мнению Яяри, против нас выдвинуто около сорока миллиардов солдат… И экономика объединившихся врагов такую армию выдержит довольно долгий срок… Дело крайне серьёзно. Тебя, коллега… – Юрайя твёрдо взглянула на него, – сдерживает недостаточность мощностей промышленности, неспособной поставить необходимое количество кораблей и оружия. Людей – нехватка рук, которые могли бы повести эти корабли и драться оружием. Но зато их промышленность воистину велика, раз способна построить гигантский флот. Остаёмся мы, аури… Что же… Думаю, мы тоже можем внести весомый вклад в общее дело – асийчи и наши технологии.

– Я ещё не согласился! – вклинился Атти.

– А я – за! – одновременно воскликнули саури и Неистовый.

Человек впился в свата пылающим взглядом, но аури сделала останавливающий жест и обернулась к Яяри:

– Говори.

Та встала:

– Моё слово таково: враги начнут активные действия примерно через год. Это максимальный срок. Минимальный – одиннадцать месяцев. До этого мы должны принять контрмеры. Организационный период по запуску противодействия займёт двадцать стандартных суток. Детали потом. Функции трёх народов будут распределены в целях наивысшей эффективности следующим образом: люди – производство оружия и кораблей. Саури – живая сила. Аури – научная поддержка, планирование и координация военных действий. Помимо всех перечисленных основных функций все стороны, кроме саури, которые и так это делают, естественно, выделяют и военные силы, но не в ущерб экономике. Кроме производства люди организовывают обучение войск кланов и аури пользованию своей техникой, а также помогают саури выстроить нормальные экономические отношения. Постэффект совместных мер – потери существующих ныне разумных в количестве ста процентов участвующих…

– Что?!

Вопль всех голосов, находящихся в кабинете Атти, был подобен грозе, но асийчи совершенно невозмутимо выдержала паузу, глядя на всех смеющимися карими глазами:

– Владыки, разве я сказала – безвозвратные потери?

Трое государей переглянулись, и саури решился:

– Тогда почему?

Женщина уже не скрывала ехидной улыбки:

– Вождь вождей, император уже сообщил тебе, что имеет тридцать один миллиард мужчин и девять миллиардов женщин. Ещё – десять миллиардов детей. Так?

Сергей напряжённо кивнул, и аури продолжила:

– Среди нас, аури, часть женщин не имеет мужчин, примерно пятнадцать процентов от общего количества. В кланах ситуация ещё хуже – на настоящий момент свыше двадцати миллиардов женщин детородного возраста не могут найти себе мужей. Учитывая же полную совместимость генетического кода трёх народов и возможность перекрёстных браков, точнее, их неизбежность, я могу смело утверждать, что в течение трёх, максимум четырёх поколений новый вид разумных станет доминирующим в галактике. Вид, появившийся в результате смешения крови всех трёх рас. Поэтому сейчас наиболее важным является вопрос не противостояния врагам, а вопрос существования видов. Согласны ли вы здесь и сейчас решиться на неслыханное?

Трое государей замерли. Воцарилась тяжёлая пауза. Атти вообще пока только молча слушал. Яяри вновь улыбнулась, на этот раз уже без всякого ехидства:

– Ваш сын и ваша дочь, государи, уже женаты. И у них общий ребёнок. Я вышла замуж за человека и родила ему двойню…

Теперь громко икнул и вытаращил глаза старый саури, попытался что-то сказать, но под взглядом аури проглотил слова…

– Вы, император, женаты на фиорийке. Результатом, я думаю, остались довольны все…

Неожиданно для всех сидящая на диване Ооли сладко мурлыкнула, словно огромная сытая кошка. Даже великая мать улыбнулась этому, сморщив нос, как маленькая девочка.

– Да и ваш Рогов, сидящий здесь, император, через пол часа возьмёт себе вторую жену. И опять – саури. Как бы он ни противился этому браку.

Сергей охнул, впился глазами в Дмитрия, не знающего, куда ему деться.

– Прошу учесть и эти случаи, владыки. Вы же не силой будете заставлять самцов и самок спариваться?

Великая мать неожиданно для всех залилась густым румянцем. Потом кивнула:

– Будет так, как будет.

– В конце концов, мужчина должен жениться по своему выбору.

Старый саури один молчал, размышляя о чём-то своём. Потом кивнул:

– Я отменю канон.

Яяри счастливо заулыбалась и села обратно, незаметно довольно больно ткнув Рогова кулачком в бок. Вождь вождей взглянул на асийчи, потом по очереди на своих сиятельных коллег, остановившись на Сергее:

– Цена велика. Но пусть будущие поколения сами выберут свою судьбу. Хотя… я бы хотел иметь гарантии…

Асийчи подалась вперёд и произнесла, невзирая на запрещающий жест великой матери:

– Саури желает получить заложников от других сторон.

– Заложников? – Неукротимый помрачнел, но вождь вождей спокойно объяснил слова аури:

– В кланах есть великий университет.

– Чемье? – усмехнулась Юрайя.

– Да, великая мать, речь о нём. Если бы кто-то из ваших родственников начал бы обучаться в нём, то…

Сергей чуть успокоился – почему бы и нет? Тем более что он обещал племяннику специальное задание. Усмехнулся – вот пусть и попрыгает!

– У меня нет детей, я имею в виду вообще. Хотя Аруанн вскоре обещает одарить меня сыном. Атти – у тебя будет брат через полгода…

Тот расплылся в улыбке, забыв обо всём.

– Но я могу послать в Чемье своего племянника, сына моего младшего брата.

Вождь вождей улыбнулся в ответ:

– Уверяю, сват, твой племянник не пожалеет о времени, проведённом там. Учёба только пойдёт ему на пользу, гарантирую.

Великая мать остро взглянула на Сергея:

– Сколько лет твоему родственнику?

– Восемнадцать стандартных, могучая. Он только что закончил наше военное учебное заведение и получил первый армейский чин.

– Хм… Тогда я пошлю в Чемье свою младшую дочь. Ей шестнадцать… ваших лет, император. Но, старый интриган! – Она свирепо уставилась на саури, невольно подавшегося назад. – При двух условиях! Или союзу не бывать!

– Каких? – Тот снова начал медленно сереть, и аури выпалила:

– Моя дочь будет жить вместе с человеком в одном доме! Раз он военный, то в случае чего сумеет защитить Айили!

– Это не условие, могучая, а милость, – довольно кивнул саури, но тут же замер, услышав второе условие:

– А ты, старик, поедешь на Империю и ляжешь в госпиталь императора на омоложение! Мне не нужен на троне кланов идиот, который спустит под хвост тарку всё великое, о чём мы только что договорились! Император?

Тот облегчённо вздохнул, но тут же подобрался:

– Могучая, в основном я согласен. Во всяком случае, на счёт своего племянника и вашей дочери. Что же касается лечения свата, то вряд ли владыка саури может оставить сейчас свою державу без присмотра… У меня есть предложение, устраивающее всех.

Поскольку все присутствующие молчали, он закончил:

– Есть два режима лечения: непрерывный, он короче, и разделённый, который, естественно, длиннее, но зато сват может днём спокойно заниматься делами кланов, а ночью находиться в лечебной камере. Всё необходимое оборудование и специалисты будут отправлены к нему, как только я вернусь.

– Это наилучший вариант. Скажу откровенно, я даже не ожидала, что есть такая возможность. Тогда встречаемся здесь через неделю. У всех нас много дел. – Великая мать встала.

Все остальные мужчины, включая саури, тоже торопливо вскочили, но тут вновь вмешалась асийчи:

– Великая мать, вождь вождей и император Руси, прошу вас о милости…

Трое разом обернулись к ней, и Юрайя ровно произнесла:

– Говори.

– Как я уже сказала ранее, присутствующий здесь человек, Дмитрий Рогов, сейчас будет брать вторую супругу – саури. Я прошу вас всех благословить его брак… – И склонила голову.

Рогов поплыл – что-то будет!.. К его удивлению, Ооли захлопала в ладоши, а трое государей вдруг расплылись в улыбке, переглянулись:

– У тебя десять минут, Яяри. Веди невесту к ритуалу.

– Служитель ждёт! – воскликнула Ооли и сорвалась с места. – Я с тобой! Их же двое!


Пролог | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 2



Loading...