home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

– Ваше величество, ваш племянник прибыл.

– Пусть войдёт. – Сергей с облегчением отодвинул кипу бумаг перед собой и расслабленно откинулся на спинку мягкого кресла.

Двери распахнулись, и в кабинете появился широкоплечий молодой человек, выглядевший чуть старше своего возраста, в ладно пригнанном офицерском мундире. Лицо императора озарилось улыбкой:

– Здравствуй, Александр.

Тот вскинул руку к плечу:

– Во славу Империи!

– Во имя её! – поднялся на мгновение император, отдавая ответный салют. Снова сел, указал на возникший из ниоткуда стул позади юноши: – Присаживайся. Разговор у меня к тебе, племянник. Официально-личный.

– Даже так?

Молодой человек спокойно выдержал взгляд дяди. Тот одобрительно кивнул, затем показал на стол, заваленный документами:

– Видишь?

– Да, ваше…

– Давай так, сегодня разрешаю тебе обращаться ко мне «дядя Серёжа».

– А когда ты опять станешь императором?

Сергей усмехнулся:

– А вот и проверим – поймёшь или нет, без подсказки.

Его собеседник кивнул.

– Дело вот в чём: я обещал твоему отцу немного остудить твои, так сказать, души прекрасные порывы. Уж больно ты горяч. Вот он и жалуется мне.

– Да вроде… – И племянник осёкся, увидев поднятую ладонь.

Император усмехнулся:

– Ну-ну. Ладно, хватит ходить вокруг да около. Собирай свои вещи, а мундир засовывай в дальний угол.

– Как?! – Изумление и обида Александра грозились вот-вот выплеснуться.

– А так, – сказал, как отрезал, дядя. – Слушай внимательно, племянник, и запомни раз и навсегда. Мы – члены императорского рода Руси. И далеко не всегда можем позволить себе то, что вздумается. Настал и твой черёд послужить нашему Отечеству.

Молодой человек подобрался, хотел что-то сказать, но сдержался, к внутреннему удовлетворению Сергея…

– Ты едешь в кланы.

– Ч-что?! – На этот раз юноша не сдержался.

– То, Саша, то. Ты чувствуешь, чем пахнет вокруг? – Император обвёл вокруг себя рукой.

Молодой человек медленно кивнул:

– На уровне слухов, дядя…

– Так вот, слухи, к твоему сведению, не передают даже миллионной доли того, что ожидается в реальности. Ты в курсе, что я вчера вернулся с Фиори?

– О да! – улыбнулся племянник. – Тётя Аруанн гоняла его величество по всему дворцу, потому что тот не соизволил привезти сына домой.

Император улыбнулся в ответ:

– Верно. Но чуть позже, когда она остыла и узнала наконец причину этого, то попросила у меня прощения за не сдержанность. Словом, я там кое о чём и кое с кем договорился.

Бровь, вздёрнутая вверх точь-в-точь, как у него самого, не удивила Сергея. Родная кровь…

– Но ты послужишь неким заложником этого договора.

– Заложником? – Молодой человек едва заметно напрягся.

– А что ты хочешь? На кону – судьба миллиардов граждан Руси и остальных разумных…

Он на мгновение замолчал, но этого крошечного отрезка времени хватило Александру выдохнуть:

– Даже так? Прости, я не знал… – И тоже замолчал.

Но Сергей усмехнулся:

– Не нервничай, племяш. Это будет не клетка. А всего лишь университет.

– Универ?! – От неожиданности тот открыл рот, потом захлопнул его.

– Да. Только лучший из лучших, даже элитный, можно сказать, для кланов. И – да, можешь гордиться: ты – первый человек, переступающий его порог. Так что учись и не опозорь наш вид. По тебе станут судить обо всех людях.

Молодой человек опустил голову:

– Я… Я понимаю, дядя. Поэтому и мундир снять?

Император кивнул:

– Да. Никто не должен знать, что ты военный и прошёл специальную подготовку. Потому что кроме учёбы тебе придётся выполнять ещё одну миссию.

– Да, дядя?

– Присмотришь за одной девушкой. Чтобы её там не обидели.

– Она тоже из наших?

Император улыбнулся:

– Теперь – да. Из наших… – выделил последнее слово.

Племянник кивнул:

– Я понял. Учиться, охранять девушку, не опозорить людской род.

– Правильно. Поедешь под своим именем и фамилией. Документы, естественно, сделают соответствующие. О твоей принадлежности к семье знает только один, хм, разумный в кланах, сам вождь вождей.

– Ого! – Сашка едва не присвистнул, но сумел удержаться.

– А сват будет хранить молчание. Поверь. Вот… – Император вытащил из ящика стола необычного вида жетон, подал племяннику. – Это жетон особой власти кланов. Предъявив его, ты можешь приказать любому саури всё, что тебе вздумается.

– Ё! – не удержался парень.

– Аккуратней, Саша, аккуратней. Чем меньше из клановцев будет вообще знать о существовании этой штуки, тем лучше для всех нас. В идеале стоит о ней вообще забыть и решать все проблемы самому. Главное для тебя – та девочка.

Александр опять кивнул:

– А в чём подвох?

– Ей всего шестнадцать. Но мозги у неё твоим не уступают, какой бы наивной дурочкой она ни прикидывалась. Да и силой не обижена, хотя выглядит хрупким цветочком. Вместе с тем – редкой красоты. Очень редкой… – Император на миг вспомнил голографию дочери великой матери. Повторил задумчиво: – Айили очень красива. Но характер у неё… сложный. И это ещё мягко сказано.

Племяш скривился:

– Избалованная красотка, да ещё с мозгами? Странное сочетание.

– Я бы не сказал, что избалованная. Скорее, наоборот. Очень хорошо воспитанная, дружелюбная. Но это всё, что я о ней знаю, Саша. Остальное придётся выяснять тебе.

Молодой человек встал:

– Я понял, ваше величество. Разрешите идти?

– Последнее: деньги тебе выделит казна. Вот карточка. Безлимитная. Удержишься?

Александр кивнул, забирая небольшой прямоугольник.

– Более подробные инструкции получишь у Громова. Оденешься в обычную одежду. Оружие и снаряжение тебе привезут на место. Дом, в котором будешь жить в Чемье, специально подготовят.

– Я понял, ваше величество. Во славу Империи!

– Во имя её!..

Александр щёлкнул каблуками, вышел, чеканя шаг.

…Этот разговор был сутки назад, а сейчас Александр Кузнецов, абитуриент университета Чемье, престижнейшего учебного заведения кланов, ожидал отправки в личной кабине Его императорского величества Руси. Громов оказался молодцом. Молодой генерал в очередной раз доказал, что получил свои погоны в таком возрасте не зря. Он даже успел свозить юного лейтенанта к быстро набирающему влияние и известность промышленнику из семьи Роговых. Там Александр познакомился с молодой супругой финансиста, Ююми, беременной на последних сроках, что его поразило до глубины души. Впрочем, в личные дела он не лез. Эта саури оказалась выпускницей того самого Чемье и просветила молодого человека о порядках и обычаях университета.

Нравы там оказались, с одной стороны, простые, а с другой – жёсткие. Беспрекословное подчинение младших старшим, клановая иерархия, обычаи, правила. Пришлось запомнить очень много, да ещё молодая женщина приготовила целую тетрадь с собой, лежащую сейчас у Александра в рюкзаке. Так что придётся попыхтеть, чтобы всё запомнить. Хотя натренированный мозг схватывал всё с первого раза. Особенно саури предупреждала его о жестоких розыгрышах и злых шутках, так популярных среди её соплеменников. Иногда затравленные студенты даже бросали учёбу, предпочитая быть изгнанными из своих кланов, чем сносить издевательства соплеменников. Впрочем, этого как раз он не боялся.

Куда больше его тревожила неизвестная ему девушка. То, что она из кланов, было понятно. Имя говорило само за себя. Среди людей такого гарантированно не было. Сможет ли он, точнее, они ужиться друг с другом в одном домике? В Чемье все студенты жили в отдельных коттеджах, окружённых крошечными садиками. Александр вздохнул, задумчиво взглянул на объёмистый рюкзак и не менее объёмистый чемодан, стоящий рядом с ним. Двери комнатки, где он ожидал отправки, распахнулись, и на пороге вырос взволнованный чем-то Громов:

– Готов? Отлично. Поехали.

Подхватил чемодан, Сашка закинул рюкзак за спину, и они торопливо зашагали по коридору:

– Слушай внимательно: тебя отправляют прямо на Чемье. Университет дал подтверждение. В зале вокзала тебя будет ждать Айили.

– А как я её узнаю?

– Она будет, хм, в парандже.

– Парандже?! – От удивления молодой человек чуть не споткнулся.

– Да. А в руке табличка на русском: «Александр. Человек». Русский язык, кстати, она знает не хуже тебя. Вот, возьми. – Громов сунул Александру в руку толстую пачку саурийских банкнот. – Спрячь и не свети ими особо. Карточка далеко?

Парень похлопал себя по груди.

– Если что понадобится – закажешь в посольстве. Они всё организуют в лучшем виде. Связь у тебя есть. Прибудешь, возьмёшь девушку – и в университет.

– А как его искать?

– Выйдешь – и уже в нём. Дальше топаешь в коттедж.

– В какой?

– Тебе дадут его номер на выходе. Предъявишь свои бумаги. На девушку ничего не надо. Ректор в курсе. Устроишься – звякнешь послу. Всё.

За разговором Александр не заметил, как они оказались в зале отправки. Громов отдал ему чемодан, мягко подтолкнул к уже сияющей мембране:

– Удачи. – Махнул рукой, и молодой человек шагнул в голубое сияние мембраны переноса, чтобы в следующий миг выйти уже на Чемье…

Довольно большой зал был… каким-то приземистым. Александр не ощутил в нём той строгости и одновременной возвышенности, присущей имперским постройкам. Впрочем, он никогда не посещал поселения саури, а голографии, несмотря на объёмность, всего передать не могли. Да и сама атмосфера местного вокзала была другой. Ощущалось нечто самое обыденное, затрапезное. Даже странно, что это – самый престижный университет кланов. Самое интересное, что зал пуст. Совершенно. Только на выходе маячило нечто вроде ширмы. Хм… А где же обещанная Айили в парандже? Она что, такая страшная?

Вспышка на мгновение осветила, кстати, полутёмный зал, и Александр рефлекторно сместился в сторону, одновременно разворачиваясь лицом к источнику света. «Боги! Какое тут всё старое!» – пришло на ум: свет озарил царапины, трещины, даже дыры в грубой и неровно оштукатуренной стене. О! Вот и девушка в парандже! Действительно, на свет шагнула аккуратная ножка, потом появилось всё остальное. Плотная паранджа с узкой полоской совершенно непрозрачной вставки для глаз. Из чего – непонятно. В руке – небольшой, самого затрапезного вида узелок из обычной даже на глаз тряпки. Мать богов! Да что с дядей? С ним насчёт нищенки договаривался?! Ну, раз обещал – надо выполнять. Тем более чуть выше его плеча девушка в другой руке держала листок бумаги, на котором большими буквами было выведено «Александр». А ниже, помельче: «Человек». Русского аж перекосило. В мыслях, естественно. Первое подозрение закралось ему в голову… Подойдя к ней, он наклонил голову, пытаясь хоть что-нибудь рассмотреть через непрозрачную вставку:

– Айили?

Голова под покрывалом качнулась чуть вперёд, потом мягкий высокий голос ответил:

– Да. Вы – Александр?

– Да. Приятно познакомиться.

– Приятно познакомиться.

Александр кивнул на узелок:

– Это все твои вещи?

Фигура чуть колыхнулась:

– Нет. Их привезут завтра… Если они мне понадобятся…

– Ладно. Завтра так завтра. Пойдём в наш дом?

– Наш дом? Да, конечно.

Человек подхватил свой чемодан, чуть подкинул торсом рюкзак за спиной, чтобы улёгся поплотнее, замер на месте. Она тоже не двигалась.

– Ты чего? Иди вперёд.

– А?

Наклонила голову, что ли? Терпеливо пояснил:

– У нас принято пропускать женщин вперёд.

– Ой, нет. Идите вы первым, а я – позади.

Мысль в голове окончательно сформировалась – из халифата. Одежда – оттуда. Привычка ходить позади мужчины – оттуда. Даже практически незаметный акцент и тот сильно напоминает халифатское наречие… Значит, дядюшка договорился с ними. Александр шагнул вперёд, выискивая, где ему взять адрес коттеджа, направляясь к светящемуся естественным светом выходу. Айили бесшумно двинулась следом, он чувствовал её. Едва подошёл к занавеске, как та раскрылась, и в проёме появился сухопарый саури. Скорчил презрительную гримасу:

– Человек? – На сопровождение Александра даже не обратил внимания, словно её и не было. – Бери, – практически воткнул в руку русского свёрнутый лист писчего пластика и тут же скрылся в проёме.

Александр вышел наружу. Прошёл по посыпанной песком площадке, развернул лист. «Аллея цветущих кустов. Жилище номер тринадцать» – сложились в понятную фразу крючковатые письмена саури. Крутанул головой влево-вправо, выискивая схему. Ничего. Даже узнать, где эта аллея, и то не у кого.

– Почему ты остановился?

– А где мне искать эту Аллею цветущих кустов?

– А разве ты не видишь? – Голос из-под паранджи был полон удивления. – Вот же кусты, покрытые цветами.

«Идиот», – выругал себя Александр. Действительно, не увидеть длинный ряд покрытого яркими цветами кустарника не мог только слепой. Зашагал, коря себя за то, что сразу опростоволосился…

Тринадцатое жилище… Домики студентов выглядели… ну, немного странновато на его вкус. Но и не совсем чуждо. Правда, не имели углов, больше напоминая круглые веретёна исполинских размеров, разрезанные пополам и поставленные острым концом вверх. Да ещё опоясанные галереей по крыше. Зато низенькие заборчики, окружавшие участки, на которых стояли эти улья, были совсем человеческие: штакетник вразбивку с острыми верхушками.

Тринадцатый дом оказался примерно в середине улочки. Справа. Человек толкнул калитку, вошёл. Была мысль пропустить Айили, но девушка ни за что не станет входить впереди мужчины. Если, конечно, она из халифата. Пока же всё говорит за это.

К его удивлению, улей был не заперт. Вошёл внутрь, с любопытством осматривая его. М-да… Такие же неровные, грубо окрашенные стены, как и в приёмном зале вокзала. Первый этаж совершенно пустой. Только посередине небольшой водоём, огороженный обычным круглым булыжником. Вода с виду чистая. Вдоль стены вьётся лестница. Широкая. Уже хорошо. Как он понимает, жилой является верхняя часть, или второй этаж, балки которого нависают над первым. Именно там проходит и галерея. Крыша сплошная. Виден каркас, смыкающийся в вышине, примерно на пятнадцати метрах. Ах да, там же ещё шпиль непонятно для чего.

Александр скинул рюкзак, поставил чемодан на глинобитный пол. Примитивный, но чистый. Видно, прибрались перед их приездом. Взглянул на свою спутницу:

– Похоже, жилые комнаты наверху. Пойдём выбирать?

Она молча кивнула, сделав жест в сторону лестницы. Тьфу, совсем зашуганная. Хотя бы здесь, где никого нет, могла бы вести себя посвободнее, сдёрнуть с головы этот ужас…

Осмотр не занял много времени. Санузел, представляющий собой обычную дыру в полу. Нечто вроде душа в виде торчащей из стены груши толстым концом наружу и тремя замысловато изогнутыми ручками плюс, он едва не высказался нецензурно, закрытый на этот раз обожжённой глиной пол с небольшими отверстиями. Затем перешли к комнатам. Те были… полукруглые, разделённые перегородками, причём не до верха, а всего лишь по пояс ему. В двух из них имелись прямоугольные возвышения, а одно помещение, общее, вероятно для учёбы дома, было совершенно пустое. Правда, в середине имелся крошечный фонтанчик. Похоже, питьевой. Окна в комнатах – обыкновенные узкие стреловидные арки, прорезанные в толще внешней стены.

Так называемые комнаты занимали половину второго этажа. Остальная часть была просто плоским полом без всякого ограждения, нависающая над первым этажом. Отсюда можно было выйти на галерею. Хвала богам, хоть на ней был какой-то парапет, но, к тихому ужасу молодого русского, из обычной глины пополам с соломой. Самой настоящей соломой! Хвосты растений выглядывали из буровато-коричневого монолита. Александр осторожно подошёл, глянул вниз, потом посмотрел на соседний «коттедж» и, ничего не произнося, двинулся на другую сторону их улья.

Мать богов! И в таких условиях живёт, как ему поведала Ююми Рогова, элита кланов?! Её молодая поросль? Надежда надежд? Она что, издевалась над ним? Александр спустился, уселся на чемодан. Вот уж попал. Перед ним безмолвной статуей застыла Айили. Он уныло спросил:

– Как тебе жильё?

И едва не свалился с чемодана, услышав неподдельные восторг и воодушевление в её голосе:

– Действительно, Чемье не зря называют университетом для очень-очень богатых! Такая роскошь! Как они только могут себе такое позволить!

– Ик!

Он почувствовал, что хозяйка паранджи очень внимательно смотрит на него через непрозрачную плёнку.

– Это – роскошь? Это, по-твоему, роскошь?!

Девушка кивнула, затем горячо заговорила:

– А ты разве не видишь? Есть даже туалет и душ! К тому же уже готовое спальное место! Только застелить одеждой – и можно спать!

– Погоди… Ту дырку в полу ты считаешь роскошным туалетом?!

Айили усердно закивала.

Александру стало не по себе. Из какой же дыры она приехала?!

– А почему это жильё роскошное?

– Но как же?! – В её голосе прозвучала обида, причём настолько неподдельная, что он на миг испугался. – Нам выделили огромный роскошный дом с водой! Отдельный! Мы будем жить здесь совсем одни! Спать одни! Мы можем спокойно учиться, и никто не станет нам мешать. Места для уединения! Подумать только!

Нет, он явно что-то не понимает…

– Подожди секундочку, Айили… Ты считаешь этот дом роскошным из-за того, что он выделен на нас двоих? Так?

Последовал кивок.

– А ещё из-за чего? Из-за того, что в нём есть вода?

Снова кивок и счастливый возглас:

– Можно даже помыться!

– Понял. Из-за той дырки в полу, которую ты называешь туалетом?

– А разве место для отправления естественных надобностей может быть каким-то другим? – удивилась девушка, судя по всему наклонив голову к плечу.

Александр охнул, но тут его осенило:

– Слушай, может, этот дом дорого стоит? Судя по всему, кроме простой глины и соломы с деревом, для его постройки ничего другого не использовалось. Он так дорог из-за натуральных материалов?

Девушка отчаянно замотала головой, едва не плача оттого, что человек её не понимает:

– Ну как тебе объяснить?! Нет! Не из-за этого! Он большой, удобный, в нём есть все удобства…

– У-у-удобства?! – Теперь он действительно свалился. Глаза от изумления были готовы вылезти из орбит. Ююми рассказала ему много о нравах и правилах, принятых здесь, ни словом не заикнувшись о том, в каких условиях живут студенты. Человек молча поднялся, отряхнул штаны. Топнул кроссовкой по полу. С неудовлетворением отметил почти незаметное облачко глиняной пыли. Покачал головой – жить в таком хлеву он не собирался. – Э… Айили… Ты, случайно, не знаешь, где я могу найти кого-нибудь из тех, кто здесь всем командует?

– Не понимаю тебя.

– Ну, преподавателей, нам надо сдать документы о прибытии, отметиться, что мы прибыли, наконец…

– А, так это просто. Надо идти в здание, которое находится в конце этой дороги…

Внезапно хлипкая дверь, закрывающая вход, открылась, и в помещении появился саури. Восхищённо поцокал языком, осматриваясь, и направился к ним, извлекая из сумки, висящей на боку, обычный планшет производства кланов. Подошёл почти вплотную, несколько секунд молча разглядывал обоих студентов, потом произнёс:

– Человек Кузнецов Александр и… – запнулся, взглянул в планшет, облегчённо закончил: – Кузнецова Айили?

Что?! Сашка едва не заорал, но тут ему в бок ткнулся кулачок, мол, молчи.

– Брат с сестрой. Как у меня отмечено. Так?

Уф-ф! Какое облегчение… Кивнул.

– Вам, как переведённым студентам, выделили лучший дом студенческого городка. Поэтому отнеситесь к нему бережно и уважительно. Остальные студенты приедут через два дня. Сейчас вы находитесь в городке одни. Пока не начнутся занятия, питаться вам придётся за свой счёт. Готовить ради вас двоих никто не будет. И это не потому, что вы люди. Это общее правило. Купить еду можете на выходе в город. Там есть лавка. Недавно открыл клан ас Самих…

Стоп! Клан ас Самих – торговый партнёр Роговых! Тех самых! Александр удовлетворённо улыбнулся, и саури сразу отреагировал:

– Что смешного в моих словах, человек?

– Прошу прощения, высокий… Я улыбнулся потому, что знаком с этим кланом. Они партнёры моих знакомых по Империи.

– А… – недоверчиво протянул тот. Потом, видимо сделав какой-то вывод, сказал: – Значит, люди правильно выбрали своего кандидата. Нищему делать в Чемье нечего. Ты – богат, как я вижу?

Александр кивнул. По меркам Руси, он действительно относился к богатой семье. К императорской. Саури продолжил:

– Запрещается громко шуметь после третьей стражи. Запрещается приносить неудобство шумом другим ученикам. Разрешается защита жилища. Поединки чести проводить лишь на Арене справедливости и только холодным оружием.

Оп-па! Кажется, будет весело…

– Позвольте задать вопрос, высокий?

– Говори, человек.

– Понимаете, я не привык к подобному… – Александр обвёл рукой вокруг себя.

Саури нахмурился:

– Что тебя не устраивает, человек? Тебе не по душе роскошь кланов? Не нравится отдельное жилище? Или что-то внутри?

Александр кивнул:

– Да, высокий. На Империи живут… э-э-э… несколько по-иному.

– Я слышал, – коротко ответил саури, и ободрённый Сашка быстро спросил:

– Могу я произвести здесь кое-какие работы, высокий?

– Внутри?

Человек опять кивнул.

– Сколько угодно и какие угодно. Снаружи… м-м-м… можно, но нежелательно. Хотя возражать никто не будет. Но только за свой счёт, человек. И когда ты покинешь наши стены, никто не примет у тебя счёта за то, что ты здесь оставишь.

– Без проблем, – обрадовался Александр. – А что насчёт личного транспорта?

– Ты имеешь в виду то, что может перевозить вас с сестрой?

– Да, высокий…

Саури опять задумался. Потом неуверенно изрёк:

– В кланах не бывает личного транспорта. Точнее, он начал появляться совсем недавно… Думаю, что вам, как приезжим из другой культуры, разрешат. Сейчас спрошу. – Он почти мгновенно набрал запрос, тут же удовлетворённо кивнул: – Вам разрешили, как я и думал. Но пользоваться им разрешается только для поездок за пределы Чемье. Передвигаться на нём по студенческому городку можно только по этой аллее и только до ворот и назад. В другие места кампуса ездить категорически запрещено.

– Благодарю, высокий.

– Не за что, человек, – расплылся тот в улыбке. – Мы умеем быть великодушными. – И, развернувшись, вышел, оставив парочку одну.

Молодой человек довольно потёр руки, затем весело взглянул на «сестру»:

– Значит, сестра?

– Или жена. Как пожелаешь.

– Ч-чего?! – Он едва снова не сел на пол.

А та нахальным тоном произнесла:

– Я пока не решила. Братик. Лучше скажи, что ты собираешься делать с этим домом? Учти, ломать тут тебе никто ничего не позволит. А что-то сделать… будет стоить огромных денег…

– Знаешь, сестрёнка, я бы на твоём месте не переживал. Не знаю, как вы живёте в своём халифате, но я привык на Империи жить по-человечески. Нормально. Так что оставим наши вещи здесь, и прогуляемся до этой лавки. А то есть захотим, а нечего.

– У меня есть с собой еда.

Девчонка нагнулась и подняла свой узелок, быстро развязала, и Сашка едва не поперхнулся от удивления: на тряпице лежали две тощие лепёшки и пара каких-то плодов.

– Это твоя еда?

– Мне хватит на два дня, – ответила она. – Знаешь, какие тут цены?

– Не-а, – беззаботно мотнул головой Александр, нащупывая во внутреннем кармане жилетки пачку саурийских кархов, вручённую Громовым. – Но думаю, нам хватит, сестрёнка… – И, желая её поддеть, добавил: – Или жена. Я ещё не решил. – Заметив, как та вздрогнула, весело подмигнул: – Я пошутил.

Девушка промолчала.

– Ладно, заворачивай свою еду и пошли прогуляемся до лавки. Я голодать не собираюсь.

– Если хочешь, я поделюсь. Мне хватит и… – Она выдала что-то совершенно непроизносимое.

Александр отрицательно мотнул головой:

– Э нет. Мне твои лепёшки на один зуб.

– Один зуб?

– Да таких мне десятка четыре надо! Что мне эти твои два блина?

– Блина?

– А, Тьма… Пошли. Хватит болтать. А то я успею по-настоящему проголодаться. – Шагнул к двери, распахнул её. Айили засеменила позади на два шага. Александр не выдержал: – Слушай, у нас на Империи принято ходить рядом.

– Но я же женщина!

– И что? Считай это приказанием мужчины – иди сбоку от меня. Ещё бы свою паранджу сняла, совсем хорошо было бы. Саури, например, ничего такого не носят! К тому же тебе до женщины – как мне до родной планеты пешком.

Её покрывало явно обиделось. Но голос прозвучал ровно.

– Я пока не могу. И это не паранджа, как ты говоришь… Тут… Мне нужно адаптироваться к местному воздуху. А шаарре помогает мне в этом.

– Не знаю такого слова. Это что-то вроде защитной маски?

– Да.

– Ладно. Встань рядом со мной. – Александр дождался, пока девушка выполнит приказ. – А теперь пошли. – И двинулся вперёд…


Глава 1 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 3



Loading...