home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

И осёкся. Как она есть-то будет? В своей защитной маске. Но Айили как-то странно вздохнула, потом почему-то посмотрела по сторонам, словно оглядывалась, потом негромко произнесла:

– Всё равно, от тебя-то точно нет смысла скрываться…

Подняла руки и рывком сдёрнула с себя шаарре… Александр вздрогнул: он ожидал кого угодно, даже девушку из халифатов, но подобную разумную видел впервые в жизни. Обычная, как у людей, светлая кожа, огромные, чуть раскосые глаза никогда не виданного среди русских бордового цвета с искорками, то и дело вспыхивающими в зрачках, чуть вздёрнутый тонкий носик. Идеальный овал лица придавал некий задор и шарм, а губы столь же идеальной формы звали и манили. Лишь длинные, острые на концах ушки, как у саури, замысловатая клановая татуировка между густых бровей и необычный отлив слегка зеленоватых волос, рассыпавшихся по спине, говорили, что она – иная, не человек.

Сашка замер – действительно, очень красивая… Верно дядя сказал! А неизвестная, сняв свою накидку, продолжила раздеваться, одним взмахом руки освободив длинную застёжку верхнего платья. Когда оно упало к ногам, переступила через него, легко подхватила рукой, аккуратно складывая. Оставшись в лёгкой безрукавке такого же точно цвета, как и её глаза, и в свободных брючках по щиколотку, только чёрных. Широкий плетёный пояс подчёркивал тонкую талию, которую человек мог обхватить двумя ладонями, и довольно высокую грудь для её возраста. Впрочем, несмотря на одежду, было видно, что ноги у разумной тоже длинные и стройные.

Она чуть склонила головку набок и едва заметно улыбнулась:

– Айили ас Таррии уль Макийя, младшая. Аури.

– Аури? Не саури?

Тут же улыбка на личике девушки растаяла, сменившись презрением.

– Теперь ты оскорбил меня, человек, приняв за этих от родий Тьмы. Я – дочь правительницы могучих и сильных, великих домов аури, пусть и самая младшая. – Презрение вдруг исчезло, и теперь перед Сашкой стояла обычная девчонка, которая вдруг ехидно высунула язык и чуть нагнулась вперёд. – Бе-е! Ну что стоишь? Кто-то собирался ужинать? И где моя еда?!

Ха, девочка, – ты не на того напала!

– Твой узелок лежит в хранилище. Только вот, глядя на тебя, у меня возникли кое-какие вопросы, Айили…

Она поморщилась, но выглядело это так забавно, что молодой человек едва не рассмеялся – личико у аури оказалось настолько живым…

– Спрашивай, – неохотно ответила она.

– Ты, конечно, извини, но никак не могу понять – ты серьёзно собиралась спать на том глиняном ящике в этом? – Его палец упёрся в квадрат ткани в её руках.

Аури кивнула:

– Да. А что такого? Я привыкла так спать дома.

– Э… – Александр на миг выпал из реальности, потом осторожно задал второй вопрос, обведя вокруг себя рукой: – И всё то, что мы увидели, когда впервые вошли в этот улей, до ремонта, на самом деле, а не антураж для туристов?

Она мотнула головкой так, что волосы взвихрились ореолом:

– Уверяю тебя – всё так, как ты увидел. Мы, истинные народы, привыкли жить в скромности. И излишняя роскошь… – теперь она обвела вокруг себя рукой, – нам не привычна.

Александр опешил:

– Ты считаешь это роскошью?!

На его взгляд, обстановка была достаточно скромной.

– А разве нет?

Молодой человек предпочёл промолчать, проходя мимо неё к кухне, спокойно уселся за стол, глядя, как аури, что-то бормоча под нос, ищет в азотном ящике свой узелок. Наконец, довольная до длинных ушей, торжественно водрузила его на стол, развязала. С явным сожалением разделила содержимое на две горсточки – по лепёшке и плоду, одну подвинула ему:

– Вот.

Молодой человек одним движением возвратил предложенное аури:

– Не надо.

– Но ты же останешься голодным! А долг женщины накормить мужчину.

– Слушай, сказал – не надо, значит, не надо. И голодным я не лягу.

Она пожала плечами, молча принялась за еду, откусывая по кусочку от лепёшки. Потом точно так же от вяленого плода, до жути похожего на обычные халифатские финики. Почему-то в памяти Александра всплыла фраза из древнего исторического романа о жизни предков русичей: «Став солдатом, житель знойных пустынь прежде всего учился есть. Привыкнув довольствоваться горстью фиников и чашкой воды на день, он удивлённо смотрел на обильную еду, выдаваемую легионерам ежедневно…»

От этой мысли его отвлёк негромкий голос аури:

– Может, всё же поешь?

– Нет-нет. Спасибо, тебе тут самой мало. Ещё меня кормить…

Девушка со вздохом завязала остатки еды в свой узелок. Подойдя к шкафу с продуктами, положила его обратно. Обернувшись, пояснила:

– На завтра. Мои вещи привезут к обеду. И еду тоже.

– Ой, да не переживай ты так.

Александр повернулся к неслышно появившемуся в кухне киберу и начал давать указания, куда расставить мебель: кровать, столы, кресла, стулья и прочее. Тот, выслушав и получив разрешение начать работу, умчался. Проводив испуганным взглядом робота, Айили вздохнула:

– Хорошо, но мало, – погладила свой животик. – Если бы я была дома, то пробралась бы на кухню и что-нибудь выпросила у поварих. Они меня всегда баловали. Хотя мама за это на них ругалась…

– Прозрачный намёк, – усмехнулся Сашка и приподнял голову: – Мне – блины с вареньем, мясо по-имперски, двойную порцию, с жареной картошкой, хлеб чёрный и белый, сок виноградный светлый.

Аури удивлённо смотрела на человека, не понимая смысла этой фразы.

– Какое варенье? – раздался механический голос.

Айили в ужасе взвизгнула:

– Здесь кто-то ещё?! – и торопливо прикрыла лицо руками.

Тот же голос снова заговорил:

– Прошу повторить, команда не понята.

– Черничное, – ответил Александр и удивлённо взглянул на девушку, прикрывающую лицо. – Ты чего? Это управляющий центр дома. Он искусственный. Логгер.

– Машина?! – Аури осторожно раздвинула пальцы, из-за которых выглядывал испуганный бордовый глаз.

– Да. Он будет заниматься домом. Поддерживать порядок, мыть полы, убирать пыль, готовить еду, следить за температурой в доме. Словом, всё, что требуется.

– Ничего себе… И не нужно кучи слуг? Управляющего?

– Не-а, – улыбнулся человек. – Два сервис-кибера да управляющий логгер. Вот и всё. За глаза хватит для содержания такого вот улья.

– Как интересно!

Щёлк. Столешница разъехалась, и появился его заказ. Аури икнула от удивления, а молодой человек весело подмигнул ей:

– Ну что? Останусь я голодным?

Девушка заворожёнными глазами смотрела на тарелки, полные еды. Потянула носом, даже закрыла глаза. От Александра не ускользнуло, что по её горлу прокатился шарик. «Слюнки потекли». Спокойно потянулся к картошке с мясом. О! Говядинка! Отлично! Хрустящая поджаристая корочка легко подавалась ножу и словно таяла во рту. А картошка вообще была бесподобна. Всё бы ничего, да только глаза аури, провожавшие каждый кусочек, который он подносил ко рту… портили аппетит.

– Я так понимаю, что ты не наелась.

Утвердительный кивок.

– Тебе заказать чего-нибудь?

То, что последовало потом, его удивило. Аури опасливо оглянулась по сторонам и только потом снова утвердительно кивнула:

– Да. Если можно…

– Можно.

Александр повторил заказ. Когда тот появился, поразился: девушка буквально глотала здоровыми кусками всё, что ей выдал синтезатор, урча от удовольствия. Наконец с едой было закончено. Он сдвинул посуду в центр, стол убрал её внутрь.

– А?.. – Девушка показала пальчиком на чистую поверхность. – Мыть не надо?

– Нет. Всё сделает управляющий логгер.

– Как здорово… – восхитилась та. Потом взяла шаарре. – Я умываться на ночь. – Встала со стула.

– А это зачем? – Парень кивнул на паранджу.

– Но мне же надо вытереться, – удивлённо ответила она.

– М-да… – неопределённо протянул Сашка. Встал из-за стола, поманил её за собой: – Идём.

Девушка нехотя поплелась за ним. Войдя в свою комнату, Александр с удовольствием огляделся: шкаф для одежды, полка для книг, голоцентр в углу, стол для мелочей. Подошёл к шкафу, открыл. Выдернул с полки для полотенец одно. Протянул ей:

– Держи. Мыло и прочее для мытья – на полке в ванной.

– Мыло? Прочее? – Изумление было столь неподдельным…

Боги, она вообще ничего не знает? Что за нищета у этих истинных? Или её специально держали в чёрном теле? Как у нас молодёжь? Кто знает.

– Пошли.

Привёл в ванную, показал, где лежит мыло, где шампунь, где зубная щётка и паста. Объяснил, что для чего. Даже набрал ванну, хотя она хотела просто под душ. Потом вышел, буркнув:

– Мойся.

Прикрыл за собой дверь. Подошёл к выходу на галерею, помялся, всё же вышел. Под вечер стало заметно прохладнее. Неистовая жара, бывшая днём, сменилась свежестью. Одуряюще приторно пахли кусты. Поморщился. Может, саури этот запах и нравится, но, на его вкус, слишком сладкий. Ладно. Постоял, посмотрел на тёмный кампус. Ни огонька, ни искорки, ни одной тёмной фигуры внизу. А, Тьма. Вряд ли в этом Чемье его смогут научить чему-то полезному. Впрочем, завтра придёт глайдер и его инструменты. «О! Пока девочка споласкивается на ночь, взгляну, что тут у нас намудрили…» Вернулся в свою комнату, открыл схему и восхищённо протянул:

– Вот это отремонтировали… И когда только успели?

Силовые эмиттеры он видел. Поле типа «линкор», могущее выдержать прямое попадание ядерного фугаса в пятьсот мегатонн. И не одно. Панели облицовки представляли собой композитный керамопласт, не боящийся сверхвысоких температур плазменного разряда крупного калибра, перемежающийся сеткой из макрония – сверхпрочного сплава, из которого делают обшивку космических крепостей. Внизу, под полом, заглублённый на сотню метров бункер индивидуального убежища, рассчитанный на четырёх человек с пребыванием в нём без выхода на поверхность до полугода с автономным генератором, санузлом и синтезатором пищи. Круто. Поверх бункера грунт залит композитом, образуя дополнительные слои защиты. Фактически, залезь он в убежище, саури могут ковыряться снаружи год, пока доберутся до стен убежища. Даже термоядерные фугасы им не помогут. Охо-хо-хонюшки…

Погасил схему. Подошёл к выходу – прислушался. Тихо. Ещё моется? Прошёл к комнате, выбранной девчонкой. Постучался. Ответа нет. Толкнул дверь, та послушно подалась. Голые стены. И больше ничего. Она что, на полу собирается ночевать? Как-то не по-мужски получается… Ладно, решим, как выйдет…

Но решать ничего не пришлось. Аури вышла из ванной и сразу направилась к его комнате. Всё бы ничего, кроме того, что одежду она умудрилась зачем-то выстирать и сейчас щеголяла, обернувшись в его полотенце. Замерла на пороге, завистливо, без всякого сомнения, осматривая комнату. Протянула:

– Здо-о-рово…

– Зачем одежду-то постирала? Попросила бы, я её в шкаф к себе положил, утром забрала бы чистенькую.

– Забыла… – Чисто человеческим жестом приложила руку к щеке.

– Ты ещё повесь всё на перила, чтобы просушилось, – проворчал Александр, подходя к ней и забирая из руки мокрую ткань.

Подошёл к шкафу, открыл отделение. Положил её тряпки на полку. Закрыл. Шкаф тотчас прогудел, давая понять, что приступил к операции. Затих. Работал он совершенно бесшумно, разумеется.

– Всё? Я могу мыться?

Она переступила с ноги на ногу, потом смущённо, залившись краской по длинные уши, произнесла, глядя на свои босые ступни, небольшие и аккуратные, с подрезанными ноготками:

– Можно я сегодня переночую с тобой?

– В смысле?

Залилась краской ещё больше, хотя, казалось, дальше некуда.

– В твоей кровати.

– А приставать ко мне не будешь? – шутливо задал ей вопрос.

– Пока нет. Я ещё тебя не знаю, поэтому не решила. Но сегодня точно не буду. Обещаю. – При этом лицо у аури было донельзя серьёзным.

– Тогда – ладно. Можешь укладываться, – кивнул парень на широченную кровать, на которую таких девчонок можно уложить штук десять, и ещё место останется. – Твоя – левая половина. Договорились?

Кивнула.

– Скажешь логгеру, чтобы приглушил свет. И спи.

– А как сказать? – округлила глаза.

– Да так и скажи: уменьшить свет. Вот и всё.

Кивнула, начала поднимать руки. Это зачем? Когда сообразил, вылетел из комнаты быстрее ракеты. Мать богов! Ему что, в одной постели с голой соплячкой спать?! Он-то думал, на ней есть хоть что-нибудь! Впрочем, против ожидания, последствий не было. Помывшись и вернувшись в комнату, он застал сладко спящую девушку на своём краю. Александр забрался под одеяло и уснул крепким сном, несмотря на то что прежде всегда спал на новом месте тревожно. Что было этому причиной, непонятно, но тем не менее утром он проснулся отлично выспавшимся. Аури в комнате не было. Он нашёл её сидящей на кухне и грустно смотрящей на свой пустой уже узелок. Облегчённо вздохнув, поскольку та никуда не исчезла, добродушно поинтересовался:

– Что, позавтракала?

Девчонка вздохнула с таким тоскливым видом, что он сразу отдал распоряжение логгеру готовить трапезу на двоих. После еды поднялся к себе, размышляя, на что убить время, но тут заметил быстро приближающийся к их улью грузовик. Небольшой. Как раз такой, чтобы доставить его глайдер, подаренный отцом в честь окончания Академии специальных сил Империи. Торопливо спустился, вышел на улицу. Транспорт остановился у его калитки, и из кабины выскочил крепкий молодой человек в обычной одежде. Увидев Александра, сразу спросил:

– Куда выгружать, Александр Алексеевич?

– Хм… – Сашка скорчил задумчивую физиономию, и водитель рассмеялся:

– Да вы это, вы. Я и голографию видел, и вас лично, ещё на Империи, на выпуске вашем. Да и должность обязывает. Головлёв я, Виктор. Мы вчера с вами общались.

На вопросительно поднятую бровь показал небольшой жетон. Студент кивнул:

– Тогда сюда. Инструменты тоже привезли?

– И те и другие. И новую шкурку – дядюшка ваш лично приказал, и батюшка ваш ещё гостинцев добавил. Короче – вот.

Жестом фокусника Головлёв убрал тент, покрывающий кузов, и Александр едва не выругался – сам глайдер, представляющий изящную спортивную модель, был крепко-накрепко привязан к небольшому контейнеру на добрый десяток тонн…

– Он туда что, всю мою комнату загрузил? – поинтересовался молодой человек.

Сопровождающий, почти ровесник Александра, вздохнул:

– Почти. Учебные принадлежности, одежда на все случаи жизни, включая парадно-выходную и специальную… – На мгновение многозначительно поднял брови. – Запчасти к вашим инструментам…

– Хм.

– Ну и всякие житейские мелочи. Кстати, он вчера долго высказывал своё мнение по поводу вашего аскетизма.

– В смысле?

– В прямом. Поэтому тут… – Виктор заговорщически подмигнул, – предметы домашнего обихода. Начиная от посуды и заканчивая коврами на стены и пол.

Александр обречённо вздохнул:

– Мама?

Секретарь посольства кивнул.

– О-хо-хо… Ладно. Будем выгружать?

– Да.

К удивлению молодого человека, долго возиться не пришлось. Сервис-роботы спокойно сняли груз с въехавшего во двор транспорта, отцепили и сняли с контейнера глайдер. Затем начали привезённое таскать внутрь улья. Видя то, что запихнули внутрь контейнера родители, их сын тихонько шизел. Ладно, логгеры, учебные пособия, канцелярка в виде всяких пишущих и чертёжных принадлежностей для учёбы – первое дело. Но зачем ему мощнейшая медиасистема? Или добрый десяток длинных ковровых дорожек? Пыль собирать? А сияющий драгоценным дымчатым стеклом сервиз? Или полный набор для шашлыка, включающий в себя мангал с дополнительным комплектом шампуров и полтонны специального угля? И откуда вдруг взялись эти сундуки с одеждой, которую он прежде и в глаза не видел? Но всё наконец было внесено в дом, глайдер накрыт самым обычным тентом и мирно застыл под галереей, а пустой контейнер вновь водружён на транспорт и прикрыт тентом.

– Кофейку на дорогу, Виктор?

– Не откажусь, знаете ли, Александр Алексеевич. – Секретарь посольства одобрительно кивнул.

Сашка сделал приглашающий жест:

– Тогда идёмте.

Вошли в дом, при этом Александр сразу уловил любопытное личико Айили, выглядывающей из двери своей комнаты. Но при виде второго человека аури исчезла. И хорошо. Хоть переговорить можно спокойно. Впрочем, оглянувшись, он понял, что и Виктор её заметил, просто не подал виду… Поднялись в кухню-студию, хозяин поинтересовался:

– Чай, кофе?

– Давайте чай.

Заказав еду, Александр сел за стол, сделав почти незаметный жест. Его спутник кивнул, и когда стол раскрылся, выдавая заказ, быстро подошёл к двери студии и прилепил на вход небольшую коробочку. Вспыхнул небольшой зелёный глазок, и Виктор вернулся за стол, удовлетворённо кивнув, сделал глоток чая…

– Внутри всё сделали по классу «Б». Если бы по «ашке», то пришлось бы вообще весь улей сносить. Хозяевам это не понравилось бы.

– Кстати, я тут посмотрел… И в недоумении: они то ли прикидываются такими, то ли я чего-то не пойму?

Головлёв махнул рукой:

– Да не прикидывается никто. Война кланам далась нелегко. Экономика в упадке, по сути, саури на грани краха как государство. Транспорт только общественный. Службы быта, как таковые, отсутствуют. Отчаянная экономия на всём, что можно. Избавляются от лишних, выбрасывая их на улицу. Урезают расходы. Мы в столице всего ничего, можно сказать, месяц прошёл. Но уже присутствовали при трёх церемониях роспуска кланов. Для послов это мероприятие обязательно. Короче, довоевались. Ну а поскольку Чемье, по совести говоря, ничего, кроме статуса, не имеет, то тут так и живут, по старинке. Подожди, лекции пойдут – вообще офигеешь…

– Да, я вчера с Айили побродил по кампусу и всерьёз озаботился – смогу ли здесь чему-то вообще научиться.

Секретарь рассмеялся:

– Поверь, сможешь. Интригам, хитросплетениям политики, короче, жизни. Тебя направили на экономический факультет. Вот там основной гадюшник и собирается.

– Ясно…

Виктор снова сделал глоток чая, потянулся за конфетой, кивнул на стену:

– Как твоя подзащитная?

Александр помрачнел:

– Даже не знаю, что и сказать. Во-первых, чего она прятала своё лицо?

– Аури и саури – смертельные враги. Это у них в крови. Пока девочка тебя не знает, поэтому старается, чтобы как можно меньше ушастых узнали о её появлении здесь раньше времени.

– Ясно… А мы каким боком с ними?

– Высокая политика. Они наши будущие союзники. И поверь, их помощь стоит дорого.

– Значит, она тоже заложник?

Секретарь кивнул.

– Хм… Тогда вообще ничего не понятно. Получается, она из высших родов аури?

– Самых высоких. Айили представлялась?

– Разумеется. У неё ещё фамилия… меня удивила – назвала два клана.

– Ничего не понял?

– Нет… Я вообще по партократам специализировался. Даже два их диалекта выучил. А высокую речь – по обязаловке. Стандарт ведь.

– Правильно. А теперь просто подумай…

– Не может быть!

– Угу. Оно самое. Правда, младшая дочь, но факт остаётся фактом.

– Млин! Явилась с узелочком, в котором два засохших блина и четыре финика на сутки! И больше ничего! Я стал мебель покупать, так она мне истерику закатила – зачем я деньги на ветер выкидываю.

– Так и должно быть, Александр Алексеевич. Её матушка – женщина жёсткая. Даже очень. Правит своим народом стальной рукой. А своих детишек держит в чёрном теле. Как простой народ. Можешь быть уверен, девчонка далеко не каждый день сытая ходила…

– Это вроде наших детских лагерей?

– Да. Только у нас пожёстче. А у них – чуть мягче. Дети дома живут, а не как у нас, в чистом поле да подальше от родителей. А вообще у них, у аури, голимый матриархат, с одной стороны, и полный беспредел – с другой.

– Не понял. Это как?

– А так, Александр Алексеевич. Считай, тебе повезло, что её мать велела дочери считать тебя старшим по статусу. Иначе ты уже на стенку лез бы. Дамочки в этом великие мастера. И, дядя очень просил, поаккуратнее с ней. Как он выразился, конечно, сердцу не прикажешь, и если что, никто возражать или противиться не будет. Но это в крайнем случае.

– Понял, – кивнул студент.

Секретарь поднялся:

– Спасибо за чай, Александр Алексеевич. При необходимости выходите на связь без задержки.

– Разумеется…

Попрощавшись у входа в дом, Александр посмотрел, как грузовик исчезает из вида. Правда, едва тот исчез, как на дороге показался новый. Молодой человек почесал затылок. Похоже, это к Айили. Раз кроме них никого нет, то к кому ещё? Если только какой дикий студент раньше времени нагрянул… Сашка поспешил вернуться в дом и поднялся на галерею. Что у саури хорошо, так это именно галерея, опоясывающая весь дом. Можно спокойно обойти и посмотреть в любую сторону. Пережиток древних времён. С такой галереи удобно расстреливать наступающих из луков и поливать врагов кипятком и кипящей смолой. Или чем там саури в древних войнах пользовались?

Приближался явно грузовик. Только колёсный. Не спеша пыхтит по гравию. Бесшумно. Потому что треск стоит от колёс. Начал сбавлять скорость. Замер возле их улья. Из кабины выскочили трое, типичные саури, уставились на Кузнецова. Первый задрал голову, что-то прокричал. Александр ничего не понял, развёл руками. Правда, тут же нарисовалась Айили, опять в своей парандже, гортанно выкрикнула длинную фразу на родном языке. И сразу обратилась к нему:

– Это привезли мои вещи. Открой им дверь.

– Пожалуйста.

– А?

– В таких случаях принято говорить «пожалуйста».

– Айе… Поняла. Пожалуйста.

Спустился вниз, дал команду логгеру-управителю отпереть дверь и дать допуск на вход троим разумным. Киберы отступили в стороны, освобождая проход. Случись что непредвиденное, будут шинковать врага, пока их на запчасти не разберут. А это сложно. Так что охранники из них очень даже хорошие.

Саури вошли, сразу склонились почти до пола перед надменно выпрямившейся девчонкой. Затарахтели. Сашка вздохнул – лучше пойти распихать то, что матушка прислала. Ох, что его ждёт… Проходя мимо Айили, бросил коротко:

– Я у себя буду. Ты тут сама командуй.

Та кивнула.

Александр прошёл к себе, прикрыл дверь, стал раскрывать ящики и контейнеры. Раскладывая всё по полкам, комодам и шкафам, проклинал судьбу. За стенкой между тем усиленно таскали что-то тяжёлое, явно мебель, пару раз даже слышался звон разбитого стекла и, судя по всему, отчаянная ругань. Наконец на улице заработал двигатель, и грузовик, как парень увидел в камере наблюдения, двинулся прочь…

Управился со всем только к ужину. Еле добрался до кухни, где встретил всклокоченную, перемазанную в чём-то девушку.

– Ух ты! – восхищённо выдохнул Сашка. – Здорово смотришься!

– Издеваешься?! – насупилась та. И так потешно! Потом пожаловалась: – Мама сошла с ума! Столько одежды, столько ковров, да ещё этот помост и сундуки!

– Сама таскаешь, что ли?!

Кивнула.

– Ты сумасшедшая! А мне сказать?! Могла бы киберов припахать! Они-то стоят без дела!

– Я не умею…

– Ой, бестолковка… – только и покачал головой человек…


Глава 3 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 5



Loading...