home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Увы, ни один из родовых богов не соизволил ответить на его отчаянную жалобу, поэтому, забросив вначале одну, а потом вторую саури на плечи, он пошёл наверх, отодвинув в сторону попискивающего кибера, принёсшего ему требуемый предмет. Как назло, из ванной выбралась Айили, громко рассмеявшаяся при виде двух безжизненных тушек саури, обвисших на его широких плечах.

– Силён!

Но тут же, вытирая свою роскошную светлую гриву волос полотенцем, стала озабоченной:

– Одну я узнаю, твоя личная рабыня. А вторая откуда?

Сашка, пыхтя, поскольку обе дамочки в сумме тянули на центнер, выдохнул:

– Ты её не знаешь. Сам только что познакомился. С выпускного курса. Заинтересовалась задачкой ас Архима.

– Айе, понятно. Ты, конечно, убил куратора наповал, решив в уме его профессорскую задачу. – И самым ядовитым тоном, на какой только была способна, осведомилась: – Помочь?

– Сам управлюсь, – пропыхтел парень, толкая ногой дверь в свою комнату. Кое-как дошагал до кровати, облегчённо свалил на неё обеих девушек. – Аптечку, – протянул руку, в которую крутившийся под ногами кибер тут же впихнул аппарат.

Первую, удивляясь сам себе, решил лечить шурху. Приложил овал к её руке, тот пискнул, вгоняя иглы инъекторов в тело, и спустя мгновение девчонка задышала ровнее, её ресницы дрогнули. В следующий миг она застонала, резко поднесла руки к плечам… О, Тьма! У неё же вся спина располосована! Совершенно вылетело из головы! Заметив, что саури уже открыла глаза и с ужасом смотрит на него, нависшего над ней, выпрямился, одновременно снимая аптечку. Успеет ещё подлечить.

Теперь Ирнай… Переставил аппарат на руку второй саури. Опять те же манипуляции аппарата, уже знакомая реакция. Длинные ресницы задрожали, саури коротко простонала, потом открыла глаза, хлопнула ресницами раз, другой. Шевельнулась, Сашка отступил, давая девушке возможность подняться и одновременно натягивая край покрывала на вторую девчонку, пока ар Харра не узнала аль Сабиру. Студентка плавным текучим движением встала, глубоко вздохнула:

– Подобное… Подобная… Это просто неслыханно!

Что она хотела этим сказать, Александр не понял, лихорадочно соображая, как ему вытащить девчонку из комнаты, пока та чего-нибудь снова не отчудила и тем более не разнесла по кампусу вести о его второй посетительнице.

– Э… давайте вернёмся к задаче, – обрадованно выпалил он, делая жест к выходу.

Ирнай величественно кивнула пышным снопом волос и направилась к двери. Правда, когда оказалась на галерее, снова покачнулась, и человеку пришлось её вновь поддержать. Он открыл двери кабинета, где мгновенно вспыхнул свет, сделал приглашающий жест, направившись к столу:

– Прошу, высокая.

– Можете звать меня просто Ирнай, ююти человек.

– Меня зовут Александр.

– Аалейсани?

Вздохнул – повезло…

– Алекс.

Кивнула, неуверенно попытавшись повторить, но у неё получилось:

– Аалейк.

– А, сойдёт и так, – буркнул по-русски себе под нос. Выдвинул стул. – Устраивайтесь, юили. Разберёмся с нашими неграми…

– Неграми? – вновь удивлённо хлопнула ресницами саури, выдавая импульс выстрела глазами не меньше четырёхсотмиллиметрового бластера главного калибра имперского дредноута.

– Простите, задачей. Это просто привычка. Имперская шутка.

– Айе, как интересно… – протянула Ирнай, устраиваясь на непривычной мебели. Чуть поёрзала по вкусно поскрипывающей коже, всё же замерла, вопросительно глядя на него. – И?..

– Так вот, – начал Сашка, входя в роль лектора, – ваш профессор решил данную задачу излишне сложным методом, когда все необходимые данные можно получить, используя нашу формулу Морозова-Строганова, дающую значительное сокращение ненужных переменных и использующую коэффициент Дейла…

Когда через тридцать минут уже одевшаяся и высохшая после вечерней ванны Айили заглянула на звуки голосов в кабинет, она застала ожесточённо споривших саури и человека, склонившихся над столом, заваленным помятыми листками.

– Верно! Ас Архим просто тупо использовал кусок программного кода нашей человеческой биржи, попавший неведомыми путями ему в руки! Вот и всё! Но даже по этому обрывку я могу определить место рождения первоисточника – это Нью-Вашингтонская биржа Американской демократии! Только там при торгах учитывают переменную Доу-Джонса, от которой мы на Империи отказались давным-давно! И как раз она и даёт эту самую неопределённость второго порядка, на которую ты так усиленно киваешь! – Сашка ожесточённо стал чирикать самопиской по бумаге, безжалостно вымарывая целые листы в довольно увесистой стопке.

Ирнай схватилась за голову при виде подобного ужаса и застонала сквозь зубы. Айили же изумлённо воскликнула:

– Алекс! Что у вас происходит?

Тот отмахнулся, не глядя на неё и продолжая вивисекцию над бумагой:

– Всё нормально! Учебный процесс! Кстати, принеси мне и Ирнай кофе да займись спиной той, что лежит в моей койке! – Он сунул уже переписанный текст под нос саури. – Вот, смотри, что получается…

Та застыла, словно услышала откровение господне, зрачки бешено заметались по тексту и цифрам.

– Это что за знак? – ткнула пальцем куда-то в середину.

– Геометрическая прогрессия. Матрица второго порядка.

– А, у нас её называют… – Ирнай произнесла какой-то термин на высокой речи.

Александр кивнул, запоминая.

Закончив чтение, саури ахнула:

– Ты либо гений, либо посланец светлых богов, Аалейк! Я видела, как эту задачу решал сам академик ар Зуаррас, но он бился над ней почти сутки, не отходя от доски, и его решение занимало чуть ли не целый бумажный том! А ты всё выразил на одном крошечном… – она подняла в воздух листок и потрясла им в воздухе, – куске писчего пластика! Уложив весь процесс расчёта в десяток формул! Правда, пока не известных никому в кланах! Расскажи я об этом своим сокурсникам, мне же никто не поверит!

Сашка хитро прищурился:

– Всё с вами ясно, уважаемая Ирнай!

– Что? – наклонила та голову к правому плечу и прищурилась, улыбаясь во весь рот.

– Алекс! Ваш кофе. – За вошедшей Айили семенил сервис-кибер с подносом, на котором стояли три парящие чашки. – Угощайтесь, юили.

Саури, кивком поблагодарив девушку, взяла чашку, вдохнула аромат, затем её глаза вновь округлились, и, сделав первый глоток, студентка застонала от наслаждения:

– Светлые боги! Я даже не могла представить и в мечтах подобный вкус!

– Просто это натуральный. Из зёрен.

– Из настоящих зёрен?! – почему-то шёпотом разом произнесли и саури, и её антипод.

– Ну да. А что?

Руки Ирнай задрожали, и она торопливо поставила чашку на стол, не отрывая от неё глаз:

– Светлые боги… Да это половина дохода трёх кланов первой десятки за месяц…

– Чего?! – не поверил Александр услышанному. Что уж говорить об аури, просто впавшей в ступор. Он шагнул к Айили. Помахал ладонью перед её глазами, тихонько позвал: – Э-эй, подруга!

– Айе! – вздрогнула девушка. Потом вдруг выругалась на своём языке: – Ты всё-таки идиот! – Выдержала короткую паузу. – Я включила аптечку – она накладывает швы и непрерывно гудит.

– Ругается, – облегчённо выдохнул Александр. – Кто-то приложил кривые ручки к лечению. Вот она и высказывает своё мнение о горе-лекаре.

– А…

Айили, с любопытством разглядывая саури, замершую над чашкой, уселась на банкетку за ударной установкой, медленно делая крошечные глотки и прислушиваясь к внутренним ощущениям.

– Ирнай, проблемы? Не понравилось? – озабоченно спросил её молодой человек.

– Айе? Нет, что ты!!! – с неким благоговением глядя на густой цвет напитка, кое-как отозвалась та. – Просто я только слышала о том, что кофе готовят из семян какого-то растения. Но даже представить не могла, что мне лично удастся попробовать это чудо! Когда его предлагали в последний раз, стоимость чашки благородного напитка на аукционе достигла немыслимой цены в пятьдесят тысяч кархов за чашку!

– Пятьдесят тысяч? Всего лишь?! – страшным шёпотом спросила Айили из-за ударника. – Моя мать отдала полмиллиона реаров!

Саури икнула, остановившимся взглядом уставившись на аури. Похоже, до её занятого задачей мозга только сейчас дошло, кого человек гонял за кофе… Пора было разруливать сложившуюся ситуацию, и Кузнецов задал вопрос:

– Так высоких задело, что какой-то ничтожный человек в мгновение ока решил задачу, над которой профессора кланов ломали свои учёные головы? И поэтому решил натравить на меня лучший ум выпускного курса Чемье? И как вам результат, высокая? – Он усмехнулся, вертя в руках свою чашку.

Против ожидания, саури не смутилась:

– Ничего другого от столь блестящего разума я и не ожидала. Тем более после демонстрации этого! – Девушка вновь вскинула листок, потрясая им, словно знаменем. Затем зло прошипела: – Завтра кое-кто… – Взглянула на Александра и словно на что-то решилась: – Мы поспорили. Большая часть моих сокурсников утверждала, что ты, Аалейк, смошенничал, использовав свой логгер. Но сейчас я убедилась, что правы оказались те, кто говорил обратное.

– И ты была в их числе.

Саури смущённо опустила глаза:

– Айе, я была в числе первых… И я проспорила…

– Что? Если не секрет, конечно.

Парню стало любопытно, что ставят на кон высокородные? Саури отчаянно зажмурила глаза и выдохнула:

– Себя…

– Что?!

– Если я проиграю, то должна исполнить любое желание победительницы. Право хаар.

– И кто же победил? – решилась подать реплику Айили.

Ирнай грустно хлопнула ресницами, потом нехотя призналась:

– Суара иль Орри.

– Как я понимаю, она тоже с выпускного курса?

– Да. И входит в пятёрку лучших студентов Чемье. Хотя и на пятом месте.

– Подожди-ка. Что значит – пять лучших студентов?

Ирнай сделала крошечный глоток драгоценного для саури напитка и вздохнула:

– Как принято в учебных заведениях, по результатам учёбы педагоги выбирают пять лучших студентов университета. Им полагаются льготы – лучший тиб, сниженная плата за учёбу, дополнительные дни отдыха, освобождение от обязательных работ по поддержке зданий в надлежащем порядке… Словом, некие…

– Бонусы, – усмехнулся человек. – У нас так это называют. Но, Ирнай, честно тебе скажу, что обижен на тебя: ты использовала меня за моей спиной. Кто был инициатором спора?

Имя, которое услышал Александр, оказалось неожиданным, но знакомым.

– Тарх аль Уири.

– Первый клинок Чемье?

Брови саури взмыли вверх.

– И ты слышал о нём?

Человек кивнул. Затем задумчиво произнёс, глядя в окно, за которым раскинулся студенческий городок:

– Могу я использовать этот спор в качестве предлога для вызова этого Тарха на поединок? Как оскорбившего мои честь и достоинство?

– Разумеется! – Саури очень удивилась вопросу. – Более того, тебя никто не поймёт, если ты этого не сделаешь.

Александр рассмеялся, поворачиваясь к Айили:

– Ну вот! В дело вступила, как у нас говорят, тяжёлая кавалерия. Высокие не стерпели того, что человек продемонстрировал ум. Поэтому решили на всякий случай подстраховаться и показать свою силу.

– Будешь драться?

Сашка потянулся, расправляя мышцы:

– Разумеется. – Дёрнул щекой по дядиной привычке. – Меня не поймёт родня, если я не брошу вызов этому первому мечу. И это произойдёт завтра же. Ирнай!

Саури подобралась.

– В благодарность за мою помощь я желаю, чтобы завтра на первой перемене между занятиями ты показала мне обоих – и Тарха аль Уири, и Суару иль Орри.

Девушка покорно кивнула:

– Как пожелаешь. Это самое меньшее, что я могу для тебя сделать… – С сожалением допила кофе, вздохнув, поставила чашку на стол. – Благодарю за доставленное ничтожной изысканнейшее наслаждение, достойное светлых богов, Аалейк. Позволь покинуть ваше жилище. Завтра, в час первого перерыва, я покажу тебе обоих, бросивших пятно на честь твоего кла… рода.

– Заранее благодарю, высокая. – Александр выпрямился и склонил на миг голову, вскинув руку к плечу.

Проводив девушку до дверей и облегчённо вздохнув, бросил взгляд на часы – время близилось к десяти. Не заметил, как оно пролетело, увлёкшись задачей. Ладно. Вроде бы… Уй, Тьма! Ещё эта шурха! Ничего. Сейчас мы с ней быстренько… Заодно кое-что и проясним. А то узнавать у Ирнай было бы чревато. Девушка всё же саури, и если посчитает, что ей это будет выгодно, быстро сообщит заинтересованным лицам, о чём расспрашивал имперец.

Поднявшись по лестнице, бросил короткий взгляд на Айили, с любопытством разглядывающую оставшиеся после них конспекты, и прошёл к себе. К его удивлению, шурха неподвижно лежала на его кровати, прикрытая одеялом. Правда, на животе. При его появлении в блестящих глазах появился ужас. Именно так, не страх.

– Можешь вылезать. Вторая гостья ушла.

Саури зашевелилась, выбираясь из-под одеяла, и Сашка поражённо замер – на ней была только полупрозрачная длинная рубашка, не скрывающая все прелести девушки. Шурха опустилась на колени, наклонила голову:

– Как пожелает мой господин.

Парень подошёл к ней, дал команду логгеру усилить освещение. Осмотрел спину. Аптечка сработала идеально. Впрочем, как всегда. Остались лишь тонкие белёсые полоски шрамов от ран, нанесённых указкой. Хотя и они исчезнут через пару-тройку дней. Александр вздохнул:

– Можешь встать и одеться.

– Господин желает этого? – прошелестело у его ног.

– Желает. – Он отвернулся, отходя к двери.

Послышалось шуршание ткани.

– Я выполнила приказ, господин.

Кузнецов обернулся. Саури действительно была одета. Но как! Больше всего её наряд напоминал платья танцовщиц халифата, исполняющих танец живота. Отдельный лиф, обнажающий большую часть груди, расшитый драгоценными камнями, длинная ниспадающая юбка до середины щиколоток, состоящая из чередующихся между собой разноцветных, опять же прозрачных газовых полос ткани. Сашка поморщился, на что саури испуганно втянула голову в плечи.

– Не пойдёт.

Внезапно ему в голову пришла мысль, впрочем тут же отброшенная. Это будет слишком явно. Нет. Да и зачем ему эта саури? Достаточно того, что он спас её от смерти и пустит по миру её клан. Лучше избавиться от неё. Раз и навсегда.

– Иди за мной.

Шурха послушно поплелась следом. К выходу из тиба.

– Можешь возвращаться к себе.

– Но… – Девушка бросила полный ужаса взгляд на жилую галерею, где молча застыла Айили.

– Я старший рода, если ты помнишь.

– Тогда… Что мне делать, господин?

– Я освобождаю тебя от рабства, но не смей трогать ас Кеури. Если она ещё раз пожалуется нам или я просто узнаю об этом, поверь, то, что с тобой случилось сегодня, покажется тебе райским наслаждением, аль Сабира, по сравнению с тем, что будет твоим наказанием.

– Как пожелаете, господин…

Саури торопливо набросила на голову плотную накидку, скрывающую всё тело, и, как только двери открылись, исчезла в темноте аллеи. Уличного освещения в кампусе Чемье, как и ожидалось, не было… Вообще Александр никак не мог понять, почему этот университет считался среди саури самым престижным? Почему? Пока всё, что он слышал и видел здесь, напоминало ему один затянувшийся фарс. Причём крайне дурного пошиба. Учащимся преподавали в самых настоящих сараях. Жили они буквально в хлевах, где кроме холодной воды не было ни энергии для использования бытовых приборов, ни нормальных санузлов, ни ванн. Он представил, каково будет в тибах и аудиториях через три месяца, когда наступит зима, которая здесь, кстати, была довольно суровой по меркам саури. Морозы могли достигать минус десяти – двенадцати градусов по Цельсию, если верить имеющимся данным.

– Зачем ты её освободил? – выросла перед ним злющая, словно голодный партократ, лишённый порции риса, аури.

Сашка махнул рукой:

– Ну не нравится она мне! Вот и всё! Не мой типаж! Та же Ирнай куда красивее! Если уж ты так озабочена моим сексуальным состоянием, то не волнуйся. В отличие от тебя я отношусь к этому куда спокойней и могу себя полностью контролировать.

– Ты мужчина! – Аури опустила глаза. – И пока я не определилась насчёт тебя, то если в твоей постели будет другая женщина, мне будет гораздо спокойнее. Потому что я буду знать, что у тебя не возникнет желания ко мне раньше времени.

– Так! Слушай, – не выдержал Кузнецов, взорвавшись. – Если ты считаешь, что в один прекрасный день от приступа спермотоксикоза я полезу к тебе, мелкая, то сильно ошибаешься! Даже не можешь себе представить, насколько сильно!!!

– Вероятно, ты считаешь, что сможешь удержать себя, когда у меня наступят особые дни, но лучше тебе до их наступления всё-таки завести партнёршу в постели! – вспылила аури не меньше Александра, свирепо глядя на него.

– Стоп. Что за «особые дни»?

Айили покраснела так густо, что парень заволновался за её состояние. Отвернувшись, девушка неохотно пояснила:

– В дни, когда женщины моего вида могут зачать дитя, наши тела выделяют особые ферромоны, почувствовав которые все самцы теряют голову, желая оплодотворить нас. Впрочем, мы тоже безотказны в это время… В том самом смысле… И результаты таких беспорядочных сношений зачастую трагичны. Поэтому в период созревания нас, юных девушек, стараются подальше спрятать от самцов, чтобы не произошло несчастного случая. А учитывая, к какому дому я принадлежу…

– Понятно. Извини, сорвался. Я просто не знал этой особенности аури…

– О ней вообще мало кто знает из чужих народов… – Краска на лице аури стала совсем багровой.

– Хорошо. Скажешь, когда у тебя начнутся эти самые особые дни. Что-нибудь придумаю. В конце концов, наша медицина на высоте. Приму успокоительное, а там меня хоть пили – ничего не почувствую.

– Айе, какое чудесное средство! – Девушка радостно всплеснула руками. Но тут же вновь стала озабоченной. – Завтра хочешь драться с первым мечом Чемье?

– Да не особо мне хочется его убивать. Но другого выхода не вижу. Иначе скоро каждая жаба в этом болоте будет считать себя обязанной бросить мне вызов.

– Может, просто искалечить? – задумчиво протянула аури.

– А поможет? Сомневаюсь…

– Аль Уири не такой высокий клан, как те, что удостоили нас, ничтожных, своим вниманием. Но пользуется определённым авторитетом среди них.

– Специализацию клана знаешь?

– Естественно, – удивилась аури. – Медицинские препараты военного и гражданского назначения.

Александр скривился:

– Так вот кто гробил раненых во время войны! Нет. Всё-таки я его убью.

Айили пожала плечами:

– Как знаешь, Алекс.

…Аудитория, где занимались студенты выпускного курса Чемье, замерла от неожиданности: с первым ударом колокола, означающим окончание первой лекции, на пороге выросли две фигуры, одним своим видом внушившие страх. Человек и аури. Нет, студенты, конечно, знали, что впервые за всю историю существования университета в его стенах появились другие разумные, кроме саури. Но столкнуться лицом к лицу… Что им надо? И вообще, как осмелились учащиеся низшего курса явиться к старшим?! Проявление подобного неуважения…

– Тарх аль Уири, – прозвучал в тишине негромкий голос человека. – Ты оскорбил меня. Я желаю смыть обиду твоей кровью и жду тебя после последнего часа лекций на Арене справедливости.

К чести саури, тот ответил:

– Надеюсь, ты знаешь правила?

– Выбор поединка я оставляю тебе и заранее согласен на любой способ. Моё оружие – меч.

– Да будет так. После пятого часа мы встретимся на арене. Моё оружие – меч.

Человек слегка склонил голову, выражая удовлетворение ответом. Затем перевёл взгляд на замершую неподвижно саури, прижавшую руки к груди в сильном волнении. На миг его лицо дрогнуло, словно он увидел что-то невероятное, но тут же снова прежним, суровым тоном произнёс:

– Суара иль Орри. Ты вступилась за меня против моей воли, тем самым унизив моё достоинство. Обычаи моего народа запрещают вызывать женщин на поединок, но твой поступок не останется безнаказанным. – Его губы дрогнули, и человек извлёк сложенный лист, положил его на кафедру. – Здесь условие задачи. Если ты решишь её в течение суток, то можешь воспользоваться правом хаар в отношении меня. Если нет – я требую хаар от тебя. Согласна ли ты?

Саури гордо выпрямилась:

– Слово услышано. Но если я буду решать это задание, то ты станешь пребывать в предвкушении победы. Вдруг задача не имеет ответа? Поэтому… – Словно заранее зная, что произойдёт сегодня, саури также извлекла на свет листок, густо покрытый крючковатыми письменами. – Вот моя задача.

Александр слегка поклонился:

– Достойный ответ. Позволь…

Саури быстро передали лист с задачей по цепочке, и через несколько мгновений условие оказалось в руках человека. Все напряглись, а тот спокойно развернул лист, пробежал его глазами и усмехнулся:

– Твоя вина в отношении меня значительно выросла, саури. Поскольку эта задача рассчитана на слаборазвитых детей. Ответ на неё – ноль целых два десятых карха каждый час.

– Что?! Откуда ты… Как?!

– Я поставил условие, Суара иль Орри. Ты выдвинула своё. Оно исполнено. У тебя сутки. Да будут свидетелями все, кто слышал нас.

Снова короткий поклон человека, и пара из аури и имперца исчезла из аудитории.

Высокородная иль Орри стояла словно поражённая молнией, жадно глотая воздух и серея на глазах, – кажется, до неё дошло, с кем она вздумала связаться. Тарх аль Уири же, напротив, был весел – этот юноша считал, что победа уже его. Убить проклятого урода! Самым жестоким способом! Чтобы впредь ничтожные людишки не смели осквернять стены благородного Чемье!


Глава 7 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 9



Loading...