home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Довольно молодой для главы клана саури трясущимися руками принял протянутый ему кристалл с данными и, не веря услышанному, переспросил:

– Это точно?

Александр кивнул. Он был совершенно уверен, потому что по его просьбе сделанные им выводы успели на Империи проверить – иногда быть родственником владыки выгодно – и полностью подтвердили.

– Да, высокий. Здесь рецептура метасплавов аль Сабира. Причём улучшенная по сравнению с оригиналом. Никаких вредных для окружающей среды выбросов, никаких последствий для работающих. Ваши верфи могут спокойно использовать эти данные для своих нужд.

– Но у нас могут возникнуть трения с этим кланом! Позволят ли они применять свои технологии посторонним?!

– Общим является только состав. И то не полностью. Кроме того, сама технология различается, и довольно значительно. Так что доказать вашу причастность к незаконному использованию метасплавов аль Сабира практически невозможно. Новые сплавы обладают гораздо лучшими свойствами, чем изначальные, легче поддаются обработке, они прочнее, ну и многие другие полезные свойства. Убедитесь сами.

Саури кивал на каждое слово, произнесённое человеком. Когда тот закончил, задал волнующий его вопрос:

– Но вам какая выгода от этого, человек?

«Ого, уже на «вы»? Неплохо…» – подумал Сашка.

– Скажем так, член этого клана нанёс мне оскорбление. И довольно серьёзное. А у нас на Империи принято, что ни одна обида не остаётся безнаказанной. Поэтому я решил вам помочь. Ваша часть моей мести будет в освоении нового вида брони для обшивки кораблей. Моя доля – биржа.

– Вы хотите разорить аль Сабира?! – с неким благоговейным ужасом произнёс глава ас Кеури.

Александр кивнул:

– Да, именно так.

– Но у вас могут быть проблемы…

– Не думаю. Вычислить меня довольно сложно. Единственное слабое место – вы. Но у меня есть рычаг воздействия на ваш клан.

– Юала?

Человек снова кивнул.

– В моих силах пустить затраты на её обучение по ветру. А они, как я понимаю, весьма существенны для вашего клана. Так что в наших общих интересах молчать, глава. Тем более что сотрудничество со мной, как вы убедились, весьма выгодно для вас.

– Это верно… – протянул саури, вертя в руках кристалл. – Но столь роскошный подарок… Фактически вы даёте моему клану подняться в Багряной книге кланов на высшие ступени! И просто так…

– Если вы, высокий, настаиваете на оплате…

– Даже требую. Мне будет гораздо спокойнее знать, что всё не за красивые глазки. Как у вас говорят, бесплатная пища только в смертельной ловушке?

– Нечто вроде. Бесплатный сыр – только в мышеловке, – улыбнулся Александр.

Саури тоже ответил улыбкой, но тут же вновь стал серьёзным. Словно решаясь на что-то невероятное, выдохнул:

– Если пожелаете, то Юала станет вашей…

– О нет! Не в обиду вам, высокий, но об этом не может быть и речи!

– Моя племянница некрасива?! – явно обиделся саури.

Пришлось срочно гасить возникшее напряжение.

– Что вы, высокий, девушка просто чудо! Я мало видел столь прекрасных саури, как она. Но дело в другом: я хочу мести! Мести аль Сабира за нанесённую мне обиду. И именно для этого наш разговор с вами. Воспользоваться для мести конкретной саури слабостью других недостойно для меня и моего рода. Поэтому не стоит ломать девушке жизнь. Поверьте, к окончанию срока моей учёбы вы сможете выдать Юалу за самых высокородных истинных. И каждый из них будет считать за счастье породниться с вами.

– Что стоит несчастье одной из клана ради его благополучия, человек? – Глава ас Кеури даже подался вперёд, сверля человека глазами.

Александр твёрдо выдержал суровый взгляд.

– В моём народе говорят так: ничто не стоит слезинки ребёнка, высокий. Сколько бы клан ни богател с моей помощью, не стоит ради этого приносить в жертву прекрасную девушку. Если уж вы не хотите принимать бесплатно мою помощь, пусть будет так: пять процентов от прибыли. Устроит?

– Нет.

Александр удивился – условие-то плёвое. Пожадничал? А ещё племяшку в постель предлагал…

– Десять процентов будет справедливой платой.

Ломаться человек не стал.

– Договорились. Десять процентов от прибыли. От чистой прибыли. С вычетом всех затрат и налогов.

– Да будет так, – удовлетворённо ответил саури, приложив руку к сердцу и поклонившись человеку.

Александр повторил его жест.

– Договор заключён.

– Договор заключён.

По очереди произнесли оба.

– Отныне ты, человек, желанный гость в клане ас Кеури в любое время.

– Благодарю за неслыханную щедрость, высокий. Ровно через неделю, в пятнадцатый день месяца захри, на бирже столичной планеты появится новый игрок по имени… – Он на мгновение задумался, потом произнёс: – Тень. Тогда и можете начинать действовать, глава. За эти дни вы успеете убедиться в верности моих слов и проверить данные, находящиеся на кристалле.

Саури кивнул, поднимаясь с сабейчхе:

– Да будет так.

– Да будет так.

Оба церемонно поклонились.

Человек вышел из неприметного тиба на окраинной улочке близлежащего городка. Через пару переулков сел в поджидающий его у обочины глайдер и поднял машину в воздух. Он был доволен – большая игра начинается…

– Ну как, удачно? – встретила его в тибе подпрыгивающая от нетерпения Айили.

Александр кивнул:

– Всё в порядке. Мы договорились. Сейчас ас Кеури проверит информацию и даст отмашку. Тогда я начну работать на бирже, а он запустит процесс производства новой корабельной обшивки.

Аури даже взвизгнула от удовольствия.

– Здорово! – На миг стала серьёзной. – Я тут пообщалась с мамой… Ты прости, рассказала ей кое-что… Только не волнуйся! От неё точно ничего не выплывет! – торопливо выпалила, увидев, как помрачнело лицо человека. – Мама тоже желает поучаствовать в этих играх! Она сказала, что понаблюдает, как у нас пойдут дела среди саури, и, если что, поможет деньгами. А ещё она готова подарить ас Кеури несколько проектов кораблей наших домов. Не слишком мощных, разумеется, и не слишком больших. У нас их уже сняли с производства. Но для серых даже они станут откровением светлых богов!

– Пусть не спешит. Игра займёт много времени, сама знаешь. Так что лучше твоей маме пока попридержать проекты. Когда ас Кеури начнут выдавливать аль Сабира с рынка, тогда и понадобится дать им что-то ещё, чтобы окончательно закрепить победу.

– Хорошо! Я передам. – Аури хлопнула в ладоши, затем заглянула в лицо Александру, озабоченно приложила ладошку к его лбу. – Айе, температуры нет, но выглядишь ты неважно. Иди лучше поешь да отдохни. Эти серокожие отродья ни одной ночи не дали тебе выспаться. Не стану тебя тревожить сама и не позволю никому другому.

– Спасибо, Айили. Ты читаешь мои мысли…

Сашка зевнул, прикрыв рот ладонью, и отправился наверх. Отдых был просто необходим: научные споры плюс переговоры с ас Кеури отняли слишком много сил. Так что Айили полностью права – ему нужно немного расслабиться…

К его радости, аури действительно дала возможность выспаться за выходной день, а дальше вновь началась учебная неделя. Примчавшаяся расследовать обстоятельства смерти Тарха на поединке комиссия не выдвинула ему ни малейших претензий. Все правила были соблюдены, и виновен оказался сам саури. Профессора молча смотрели, как человек щёлкает, словно орехи, самые трудные задачки, задаваемые ему, и чесали затылок, не зная, как поставить того на место и внушить почтение к их знаниям и сединам. Аль Зархак демонстративно игнорировала человека, когда ей приходилось читать лекции их группе, а встречаемая иногда на переменах Суара иль Орри выглядела подавленной и испуганной. О причине этого можно было лишь догадываться, но Александр подозревал, что условие насчёт профессора в платье для коктейля оказалось для саури невыполнимым. Впрочем, откровенно говоря, он уже жалел об этом и собирался обрадовать несчастную тем, что согласен отказаться от хаара. Но самое главное, что с начала следующей недели Сашка готовился начать воплощать свой план по разорению аль Сабира в жизнь.

Наконец настал последний день учебной недели, и, как он знал, сокращённый. Единственная лекция, затем домой. А вечером надо было ждать гостей. Хотя, судя по тому, как выглядела Суара, попавшаяся ему на выходе из учебного корпуса, визит если и будет, то либо в сокращённом составе, либо совсем не состоится. Но он, естественно, не станет жалеть ни в том, ни в другом случае… Айили всю дорогу до дома поддразнивала Сашку, но, перешагнув через порог тиба, сразу развила бурную деятельность к встрече гостей, выгнав молодого человека к себе. Пришлось послушаться. Ну и на всякий случай приготовить костюм. Вдруг саури всё же решатся прийти? Неожиданно для себя, Александр начал нервничать, уже жалея, что сморозил подобную глупость тогда. Что ему стоило пожелать что-нибудь другое? Не столь невыполнимое для иль Орри?

Писк вызова заставил его подняться и двинутся к лестнице. Внешняя дверь послушно открылась, пропуская две фигуры, закутанные в плащи. Значит, у Суары не получилось… Ну и Тьма с этой профессоршей! Девушки переступили порог, сбросили с головы капюшоны, затем расстегнули плащи, представ перед ним действительно в земных нарядах. Иль Орри, посерев, кое-как выдавила:

– Я не смогла…

– Ничего страшного, Суара. Здравствуй, Ирнай.

Та обрадованно кивнула. Саури была в довольно строгом брючном костюме, идеально сидевшем на ней. Иль Орри же… А вот она как раз оказалась в самом пресловутом блестящем платье для коктейля до середины бедра. Такой фривольный, по всем канонам саури, наряд, заставлял девушку заливаться краской стыда, и сделай Александр хоть малейший намёк на нескромность, саури с визгом выскочила бы на улицу.

При его появлении Суара вздрогнула – выглядел человек… потрясающе. Даже в непривычной человеческой одежде. Чёрный смокинг, белоснежная сорочка, узкий чёрный галстук и блестящие лаком узкие туфли. Всё изумительно шло ему, к тому же одежда обрисовывала сильный торс и могучие мышцы. Казалось бы, просто типичный качок, но эти мышцы явно не были дурным мясом, как имел возможность убедиться весь университет. Так что фигура человека пропорциональна и… красива. Хотя по канонам красоты саури излишне массивна. Но в то же время имперец может двигаться с грацией, невозможной для их знакомых, он стремителен и ловок, даже превзошёл ныне покойного аль Уири… А его желание… Почему он захотел увидеть их именно в человеческой одежде? Саури не понимала. Пусть на вид платья людей непристойны, но глубоко в душе девушке они нравились. И она была даже рада попытаться надеть и какое-то время поносить подобный наряд. Тем более что имелся законный повод…

– Прошу вас, дамы. Айили уже приготовила стол.

– Стол?! – удивлённо воскликнули обе саури.

Человек кивнул:

– Разумеется. Вы у меня в гостях, а по традициям Империи из дома хозяина ни один гость не должен уходить голодным.

– Но… Мы не можем принимать пищу вне своего клана…

Он с мягкой улыбкой, совершенно преобразившей его, чуть наклонил голову набок:

– Насколько я знаю, вы не можете принимать пищу, приготовленную руками члена другого клана, так?

– Д-да… – чуть заикнувшись от волнения, произнесла Ирнай.

– А если я скажу, что моего угощения не касались ничьи руки?

– Разве это возможно? – ахнула Суара, и румянец залил её щёки.

– Возможно, – послышался с галереи голос аури. – Ещё как возможно! Я могу поклясться честью Синего дома, что к тому, что сейчас находится на столе, не прикоснулись руки ни одного разумного.

Девчонки даже приоткрыли рот от изумления, а Александр мягко пояснил:

– Сервис-киберы. Синтезатор. Ни я, ни Айили не притронулись к готовке. Тем более что мы не принадлежим к кланам.

– Айе… – Ирнай схватилась за щёку. Потом улыбнулась, толкнув легонько подругу в бок. – А ведь Аалейк прав…

Суара потемнела. Александр же сделал приглашающий жест в сторону жилой галереи:

– Прошу, девушки. Всё давно готово.

…Вечер неожиданно удался. Скованные вначале саури, обомлевшие при виде неслыханно роскошного для них угощения, к концу вечера растаяли. Особенно когда Александр шепнул в длинное ушко Суары, что снимает условие по поводу профессора аль Зархак. И та окончательно расслабилась, счастливая, что всё обошлось. Они болтали, слушали человеческую музыку, которая невероятно понравилась обеим саури и одной аури. Хвала богам, что Айили хватило ума промолчать об умениях Александра. Наконец, уже поздно ночью, он проводил девушек до их тибов и вернулся к себе, встреченный весёлой от проведённого времени аури.

– Нагулялся?

Он кивнул. «Сестра» ухмыльнулась:

– А тебе тут письмо принесли.

– Мне? – Сашка был очень удивлён. – Ас Кеури?

– Не-а, – мотнула гривой пышных волос аури.

– Аль Сабира? Этой-то что надо?

Айили сжалилась, протягивая ему лист бумаги:

– Аль Зархак. Пришла, едва вы ушли из тиба. Мне логгер сказал, что она пряталась у улья ас Кеури. Сунула мне бумагу в руки и убежала. Не в прямом, естественно, смысле. Просто ушла с гордо поднятой головой.

– Да?

Кузнецов развернул послание. Пробежал глазами и, усмехнувшись, провозгласил вслух текст из одной фразы. После чего кратко высказался:

– Не дождёшься!

– Да? – усмехнулась аури. – Может, тебе помочь убедить её в обратном?

– Не стоит. – Его улыбка вдруг стала непонятной гримасой. Он вытащил из внутреннего кармана самописку, быстро написал короткую фразу, перечитал и высказался: – И не надо. – Аккуратно сложил записку.

– Ты…

– Ага. Не больно-то и хотелось, если честно.

Айили развела руками, перенятым у него жестом:

– Значит, ты просто хотел наказать Суару?

Молодой человек кивнул:

– Разумеется. Я вообще не люблю, когда на меня глядят свысока.

– Айе… Представляю разочарование и обиду аль Зархак, когда она получит ответ на своё послание. Знаешь, как сообщил логгер, она торчала возле тиба несколько часов, прячась от всех. Серьёзно! Дожидалась, когда уйдут девчонки, чтобы всучить мне эту записку. И вдруг выясняется, что всё затеяно совсем не из-за неё, а всего лишь для наказания одной излишне горделивой соплячки. Ха-ха-ха! – Но тут же Айили стала озабоченной. – Только как передать ответ?

– На лекции. С решением. Вот и всё.

– Действительно… – Айили поднесла руку к щеке и восхищённо выдохнула: – Умеешь же ты заводить себе врагов!

– Пхе, врагов… Разве это враги?! Настоящие враги совсем другие. А это… – Парень махнул рукой.

Но аури не отставала:

– И что? Тебе совсем никто из серых не нравится?

– Нет.

– А я?

– А ты ещё ребёнок. Подрастёшь – посмотрим. – И он легонько щёлкнул Айили по кончику носа…

…Утро для Александра началось со звонка в дверь тиба. Лениво пошевелившись, он спросил у логгера-управителя:

– Кто там?

– Юала ас Кеури.

– Впусти и проводи наверх, на кухню. Я сейчас буду.

Остатки сна слетели, словно унесённые торнадо. Александр почти мгновенно оделся, поспешил в ванную, буркнув попавшейся по пути девушке: «Я сейчас». Приведя себя в порядок, вошёл в кухню-студию. При его появлении саури торопливо вскочила со стула и низко поклонилась.

– Что-то срочное, юили?

Та снова поклонилась:

– Глава просто вне себя от радости благодаря полученным от вас, ююти человек, данным и просит передать, что вы можете приступать к своей части договора.

– Понял, спасибо. – Сашка, с трудом подавив зевок, взглянул на замершую девушку. – Составь мне компанию, Юала?

– Простите, ююти человек… Я вас не понимаю.

– Одному завтракать скучно.

Та залилась краской.

– А ваша…

– Айили? Спит, как обычно. Прижимать спальный помост к полу – её любимое занятие.

– И ничего я не сплю, – пробурчал сонный голос, и на пороге студии появилась аури в коротеньких шортах и маечке со спущенной с одного плечика бретелькой. Пышные волосы торчали во все стороны.

Александр улыбнулся:

– Умойся для начала.

– Угу, – буркнула та и попыталась развернуться, едва не упав на пол. Потом кое-как собралась и пошлёпала босыми ногами продолжать утренний туалет.

Юала удивлёнными глазами смотрела на опустевший проём, время от времени подрагивая длинными ушами, торчащими в разные стороны, что придавало ей забавный вид.

– Что? – не смог сдержать улыбку парень.

Девушка поёжилась:

– Наш самый великий кошмар со времён существования расы и такой… домашний…

– Да, действительно… Логгер, дай картинку.

Мажордом послушно зажёг голограмму в центре кухни, изображавшую только что заглянувшую к ним Айили. Оба присутствующих дружно улыбнулись. Затем человек взмахом руки погасил картинку.

– Ну так что, будешь завтракать?

Девушка отрицательно качнула головой, но Александр усмехнулся:

– Ты уже принимала у нас пищу. Вне клана. А мы – не члены клана. Так что запрет не нарушен.

Саури зачем-то оглянулась по сторонам и только тогда кивнула, застенчиво произнеся:

– У вас очень вкусно готовят, ююти человек…

После завтрака девушка ушла, а Сашка уселся за монитор – пора приступать к игре на бирже. Первым делом вышел на Империю, проверив состояние своего личного счёта. Использовать подарок дяди он не собирался. В конце концов, это его идея, поэтому и рисковать станет своими деньгами. Сумма оказалась с запасом. Даже с большим запасом. Набрав в грудь побольше воздуха, Александр решительно бросил пальцы на клавиатуру, безжалостно перебивая стандартную ставку аль Сабира…

– Вождь!

Глава клана аль Сабира удивлённо взглянул на до невозможности бледного саури, возникшего в его покоях. Чуть напрягся, вспомнил – этот отвечал за склады.

– Почему ты осмелился потревожить меня?!

Саури упал на колени, сгибаясь в позе покорности:

– Прости недостойного, вождь, и мою наглость, но произошедшее столь непонятно, что я решился потревожить твой покой!

– В чём дело?! – Глава начал медленно свирепеть.

Но выслушав торопливое бормотание старшего хранилищ, тоже медленно стал менять окраску – кто-то, скрывающий своё имя под псевдонимом, только что скупил все запасы терпия, ключевой добавки при производстве брони боевых кораблей. Причём буквально за полчаса до того, как брокеры аль Сабира должны были разместить заявки на его покупку. Сейчас для литейщиков клана невозможно добыть ни грамма присадки, потому что следующая партия груза сможет прибыть только через неделю, в то время как склады аль Сабира имеют запас всего лишь на три дня работы печей. Потом их придётся либо останавливать, что приведёт к гибели заложенных в них материалов и многомиллионным убыткам, либо искать в срочном порядке этого инкогнито и выкупать у того терпий по любой цене…

– Это не блеф? – задал главнейший для себя вопрос вождь клана, и все собравшиеся в круглом зале тиба саури дружно отрицательно мотнули головой.

Тут в помещение вбежал дежурный, размахивая листком бумаги:

– Великий! Мы получили сообщение!

– От кого?! – рявкнул саури.

Посланец склонился в поклоне:

– Это тот, кто скупил терпий, великий! Нам предлагают перекупить металл по цене… – И он дрожащим голосом назвал цифру.

В ошеломлённой тишине удар ладонью по помосту, на котором сидел вождь, прозвучал выстрелом.

– Никогда! Ни за что! Пусть он подавится, но аль Сабира не склонят голову перед наглецом! Кроме нас никто не купит этот терпий, и он может засунуть себе его в уши! Негодяй!

– Глава… – осторожно обратился к нему один из старейших клана, торопливо отводя взгляд от разъярённого саури.

– Что?! – дёрнулся вождь, будто укушенный змеёй.

– Но если мы остановим наши печи, то потеряем сырья на пятьсот миллионов кархов. Кроме того…

– Клановая казна легко перенесёт этот убыток. После выполнения последнего заказа вождя вождей…

– Вождь! Оплата за корабли поступит после их сдачи и приёмки заказчиком! А мы не сможем их изготовить, потому что у нас нет необходимого количества брони! Более того, неустойка за срыв заказа столь велика, что клан аль Сабира перестанет существовать вообще!

Вождь даже подскочил на своём помосте:

– Как?!

– Так! – неожиданно зло выпалил старейший, потеряв все признаки почтительности к своему главе. – Потому что, вождь, не стоило напиваться до потери сознания перед тем, как подписывать финансовые документы! Особенно с ар Хардатом! Всем известно, что этот смарш не гнушается ничем, чтобы добиться своей цели! – Старик резко поднялся, и вождь замер – у старейшего есть право потребовать общего сбора клана и инициировать его смещение! Неужели тот осмелится?! Но старейший спросил у посланца: – Есть что-то ещё от покупателя?

Тот кивнул.

– И что же?

– Цена будет расти каждый следующий день, старейший…

– На сколько?! – резко выкрикнул вождь.

И роковой ответ не заставил себя ждать:

– Он станет приписывать к сегодняшней цене один нолик каждые сутки…

– Увеличивать цену каждый день в десять раз?! Неслыханно! Невозможно!

Старейший хлопнул в ладоши, призывая членов собрания к вниманию. Шум резко оборвался, и старик заговорил:

– Я считаю, что нам надо принять условия неизвестного. Но только сейчас. Потому что у нас нет выхода. Нас ловко провели, высокие. Причём со всех сторон! Либо пятьсот миллионов кархов убытков от испорченного сырья плюс неустойка по заказу вождя вождей в сто пятнадцать миллиардов кархов…

Все загудели, переглядываясь. А старик продолжил:

– Либо мы переводим на счёт игрока миллиард кархов в течение двух часов. Из которых час уже потерян. Тогда терпий будет у нас в домнах.

– Платить! Платить! Немедленно оплатить!

Сломленный напором, вождь аль Сабира всё же кивнул. Старейший облегчённо вздохнул и снова заговорил, заставив остальных замолчать:

– Высокие, раз вопрос с терпием решён, то прошу послушать меня ещё немного, потому что ситуация в клане намного серьёзнее, чем нам кажется.

Снова воцарилась тишина, и старик продолжил, а вождь вновь напрягся.

– Итак, братья по клану, нас, как я уже сказал, провели, скупив так нужную нам сейчас присадку к броне, необходимой для исполнения заказа вождя вождей. Но! – Саури вскинул руку к куполу тиба. – Кто сообщил незнакомцу, сыгравшему против нас, что терпий необходим для производства метасплавов?

Тишина стала гробовой. Только сверкали взгляды подозрительно смотрящих друг на друга саури.

– Какой ничтожный посмел раскрыть тайну аль Сабира, которая сотни лет обеспечивала положение и благосостояние клана среди прочих?! Рецепт производства? Никто никогда, кроме нас, не покупал терпий у горняков! Потому что только нам известен секрет его использования при изготовлении корабельной брони! И где гарантии, что такая ситуация не повторится снова?

– Ты всё сказал, старейший?! – не выдержал вождь, догадавшись, к чему ведёт дело хитрый старик. Он поднялся со своего помоста главы клана. – Я не стану платить вымогателю ни единого карха.

– Что?!

Саури усмехнулся с видом полного превосходства:

– Вождь вождей не станет… Точнее, не посмеет тронуть наш клан. Ему не позволит это древность нашего клана! Но самое главное – кто станет поставлять корабли для флота? Ни один другой клан не может дать вождю вождей то, что даём мы! Его гордость и силу! Поэтому великий на словах, может, и поругает. Допустим, даже выразит мне лично, как главе, неудовольствие… – Он махнул рукой. – Переживу. Не страшно. Но наш клан будет продолжать существовать и набирать силу и гордо смотреть на прочих! – И уже не слушая робких попыток что-то ему сказать, вышел из круглой залы тиба, где проходило собрание.

…Двое саури встретились поздно ночью в верхней комнатке дома. Старейший и ещё один, чьё лицо было скрыто в тени накидки.

– Наш вождь окончательно потерял чувство реальности, привыкнув почивать на славе предков…

Собеседник старейшего кивнул и негромко добавил:

– Это верно. Вождь как-то забыл, что за последнее время великий образовал несколько других кланов, которые также строят космические корабли. Пусть и гражданские, но кто мешает вождю вождей дать им заказ на военные? Тем более что новички уже отладили производство и, пожалуй, смогут выполнить такой заказ, как тот, что дали нам и который мы срываем…

– Высокие! – В комнатку ворвался ещё один саури. Его руки тряслись, выдавая нешуточное волнение, глаза были вытаращены до предела: – Вождь вождей приказал металлургам не добавлять терпий в сплав, а продолжать процесс, игнорируя присадку из него!

– Что?! Он полный идиот! Разве можно быть таким тупым?! Металл… – Старейший не договорил – тиб взорвался топотом множества ног и гулом голосов. В отчаянии пожилой саури махнул рукой: – Не думал, что доживу до того, что увижу конец великого клана аль Сабира!

– Почему? – не выдержал скрывающий лицо собеседник и замер, осмысливая услышанное и серея на глазах.

– Да потому что, не получив добавки терпия в течение определённого времени, известного только мастерам, вся плавка почти мгновенно превращается в монолит, который невозможно извлечь из печей! И теперь мы лишаемся всех наших мощностей, создаваемых веками, поколениями, из-за полного отсутствия мозгов у одного из бездарных никчёмных потомков…

– А если мы скроем…

– Как?! Такую тайну не сохранить! И тем более заказ остаётся висеть над нами! Этот идиот похоронил наш клан навсегда!

– Тёмные боги… – прошептал его собеседник, бывший казначеем клана. – Пятьсот миллионов – сырьё. Сто пятнадцать миллиардов – неустойка. Пятьдесят миллионов – ежемесячное содержание клана и зарплаты специалистам. Сорок три миллиарда кархов – уже вложенные средства в заказ вождя вождей. И напоследок четыреста миллиардов кархов – уничтоженные средства производства… Ты прав, старейший, нам не подняться… Никогда. Теперь имя аль Сабира покрыто несмываемым позором, и в нас, членов этого клана, будут тыкать пальцами все встречные…


Глава 9 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 11



Loading...