home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Александр бросил беспокойный взгляд на коммуникатор – до начала лекции профессора оставалось десять минут, а ещё… Впрочем, процесс уже пошёл. Первая саури стянула толстый тканевый платок с головы, рассыпав длинные волосы по плечам. Затем вторая, тяжело дыша, дёрнула с себя длинное эере, раскрываясь перед всеми и показывая обычное домашнее эчче. Третья, которой оказалась сама староста, молча стащила через голову накрученные на себя тряпки, тут же расстелила их на дне палатки, затем, не обращая внимания на Сашку, скинула с себя и верхнее полуплатье, оставшись вообще в одних нательных подвязках. Ещё чуть-чуть…

Импровизированный стриптиз стал массовым. Саури одна за другой скидывали с себя одежду, оставаясь буквально в одном белье, тут же укладываясь на свои тряпки ничком, подставив обнажённые изящные спины живительным потокам обогревателей. Более того, Александр начал снова беспокоиться, поняв, что то одна, то другая находят его взглядом, который быстро становится немного шальным и имеет явный сексуальный призыв. Когда даже скромница Юала зазывно облизнула принявшие нормальный для саури цвет губы, человек начал неприкрыто нервничать. Девчонок явно охватило желание. То самое, желание мужчины. На подобное молодой человек рассчитывать никак не мог. А девушки всё плотнее прижимались друг к дружке…

Донн… Звук колокола, отмечающий начало очередного часа занятий, проплыл по аудиториям и коридорам. Человек торопливо выскочил в крошечный тамбур палатки и выбрался наружу, поправляя куртку. Буквально через минуту простучали шаги, и в помещение вошла закутанная до бровей профессор аль Зархак. Не поднимая глаз, подошла к кафедре, тут же заговорила, сдерживая дрожь:

– Т-темой сегодняшнего заня… Айе! Человек! Где мои студентки?! Почему в аудитории беспорядок?! Что ты ещё придумал?! И что это такое?!! – ткнула одетой в обычную вязанную из простых ниток варежку рукой в оранжевую стенку палатки, занявшей почти всё помещение.

Сашка хмыкнул:

– Все здесь, профессор. На месте. Внимательно вас слушают.

Он не обманывал – через термоткань палатки действительно было великолепно слышно каждое слово.

– Ты!.. – Профессор начала наливаться злобой. Её руки сами собой скрючились. Женщина жаждала вцепиться в ненавистное лицо, разодрать розовую мерзкую кожу до крови… Тем более что…

– Юили, человек не лжёт.

Аль Зархак вздрогнула, узнав донёсшийся непонятно откуда голос старосты группы.

– Мы все действительно внутри этого волшебного шатра и внимательно слушаем вас.

– Девушки! Вы там?! Но почему?! – Изумление саури было неподдельным.

– Тут тепло, юили аль Зархак. Тепло!

Тон, которым было произнесено волшебное для любого саури слово в это время года, заставил женщину отложить наказание бледнокожего урода, и она решительно шагнула к шатру яркого цвета, на мгновение даже забыв о холоде…

– Сюда, высокая. – Сашка предупредительно откинул внешнюю занавеску тамбура, пропуская профессора внутрь. Затем, заставляя ту нетерпеливо постукивать по полу толстой обмоткой, нарочито медленно застегнул полог, только тогда открывая вход внутрь.

– Айе… – Аль Зархак застыла на месте, увидев блаженно щурящихся на неё практически обнажённых девушек, подставивших свои спины небольшим, явно человеческим приборам. Лишь нательные повязки прикрывали счастливых до бесконечности дочерей самых влиятельных кланов страны.

– Что это… – Профессор осеклась, ощутив, как тепло, неведомо откуда взявшееся, проникает через все поры её тела, которое она прежде вынуждена была подставлять холоду, наполняет его невероятным блаженством.

Руки сами собой потянулись к покрывалу на голове, и едва ткань соскользнула с волос, невероятные ощущения просто пронзили саури, вызвав блаженный стон. Лекция? Какая лекция!!! Саури уже торопливо рвала с себя всё, что пришлось надеть утром, дабы сохранить остатки тепла, ведь оно с наступлением холодов стремительно улетучивается из организма, вызывая ту самую боль и ужас морозной лихорадки. В старину саури, если зима затягивалась слишком долго, вымирали целыми кланами. Не от голода. От неполноценного солнечного света. Именно отсутствие в свете звезды в зимний период некоторого вида излучения и вызывало это пронзающее чувство промерзания и изменение внешнего вида саури…

Быстрее, быстрее сорвать с себя эту жалкую защиту от холода, насладиться теплом и накопить хоть немного энергии внутри тела! Тогда будет теплее, перестанут трястись руки, исчезнет апатия и боль… Айе, как чудесно… Профессор буквально рухнула на сброшенную с себя одежду, без стеснения вытягивая обнажённое тело под инфракрасными лучами человеческих обогревателей. Свет! Тепло! Наслаждение! Да пусть хоть весь мир валится в пропасть! Она счастлива и довольна и даже… Внизу живота мгновенно стало влажно. Аль Зархак застонала от желания. Зачем она тогда не пошла в гости к человеку? Он хоть и юн, но куда сильнее многих знакомых мужчин её вида! В его объятиях она могла бы познать истинное блаженство женщины… Теперь Лондра застонала от разочарования.

Александр немного пришёл в себя, потому что когда впустил аль Зархак в палатку, то от увиденного в ней ему вновь стало не по себе. Приди сейчас кто из других педагогов, страшный скандал неминуем… Взглянул на часы – конец лекции и занятий через тридцать минут. Тьма… Остаётся одно. Он решительно сорвал обогреватели, незаметно выключая их. Общий разочарованный стон пронёсся по палатке. Молодой человек поспешил выбраться наружу, пока саури не сообразили, что рядом с ними, почти обнажёнными, находился мужчина… Тем более не просто мужчина, а чужой мужчина, и к тому же человек…

– Уважаемые высокие, скоро прозвучит колокол окончания занятий, так что прошу привести себя в порядок и покинуть мой шатёр!

Послышалось шуршание одежды. Наконец цепочкой вновь замотанные в ткани до предела фигуры начали появляться наружу. Когда выбралась последняя, Кузнецов, проверив, не остался ли кто внутри, дёрнул за специальный клапан. Негромкий, едва слышный хлопок – и удерживаемая силовыми линиями ткань опала. Затем стала стремительно уменьшаться. Если бы он не отключил батарею, то палатка могла простоять месяц и с ней ничего не случилось бы. Но как только питание отключали, в дело вступал механизм самоуничтожения… Вновь разочарованный стон пронёсся по аудитории, но в то же время все, кто раньше был там, в том числе и Айили, начали удивлённо переглядываться, не понимая своего состояния. Саури чувствовали себя нормально. Даже страшный холод и снег уже не так донимали и мучили их, как до пребывания в волшебном шатре людей. Аль Зархак хлопнула в ладоши, привлекая всеобщее внимание. Затем, негромко кашлянув, проговорила, заливаясь совершенно нормальной краской смущения, а не теми мрачными следами солнечной недостаточности, как раньше, что вызвало тихий шок у её студенток:

– Я думаю, что выражу всеобщую благодарность нашему… студенту из Империи за то… за… предоставленную нам возможность согреться и даже немного помочь в лечении морозной лихорадки…

Все торопливо поклонились Александру, и тут прозвенел колокол. Ударил трижды, знаменуя окончание учебного дня, и все саури поспешили в свои дома, пробегая мимо замершего у дверей аудитории Алекса. Когда кроме него и Айили с профессором никого не осталось, теперь уже человек отдал поклон педагогу и направился к выходу с вцепившейся в него аури…

– Постой, Аалейк… Я бы хотела… зайти к тебе сегодня вечером в тиб. Мне подсунули интереснейшую задачу по человеческим…

– Мне это неинтересно, профессор. И я сегодня занят. Простите.

Вытаскивая аури вслед за собой, парень буквально выпрыгнул из аудитории. Закусив нижнюю губу, аль Зархак злобно ударила себя по щеке. Потом прошипела:

– Вот так слишком разборчивые умницы и становятся старыми девами, не нужными никому…

Всхлипнула, потом смахнула слёзы с длинных ресниц. Испуганно оглянулась на вход – никто не видел? Облегчённо вздохнула, опять всхлипнула. Постояв так несколько минут, вдруг решительно вышла из аудитории. У неё появилась идея.

…Александр спокойно возвращался домой в тиб под руку с Айили. Сегодня впервые за три с лишним месяца совместного проживания аури вновь позволила себе это. И не сказать, что человеку было это неприятно. Вначале шли молча, под недоумевающие взгляды редких студентов и студенток, попадающихся им на пути – уж слишком необычно выглядел среди закутанных с ног до головы фигур раздетый, по их меркам, человек в распахнутой куртке. Впрочем, даже его спутница позволила себе скинуть покрывало с головы.

– О чём задумался, Алекс? – неожиданно спросила его аури.

Он вздохнул:

– Как обычно, нашёл себе проблемы на ровном месте. Теперь вот думаю, как их решить…

– Так… – улыбнулась Айили. – Первая, как я понимаю, профессор аль Зархак?

– Угу. Она.

– Не думаю, что эта саури будет проблемой. Сейчас эйфория от восполнения внутреннего запаса тепла иссякнет, и она быстро придёт в себя.

– Или, наоборот, начнёт добиваться меня многократно больше, желая повторить или делать это каждый день…

– Хи-хи, пусть станет в очередь! Знаешь, сколько таких желающих сегодня появилось в нашей группе? А сколько их будет уже нынешним вечером в самом университете? Заметил, что те, кто побывал в шатре, даже восстановили свою внешность?

– Разумеется. Кстати, хотел тебя спросить вот о чём: почему произошло такое резкое изменение?

Айили вздохнула:

– Тут нам самим многое непонятно, Алекс. Но точно известно одно: снег вызывает ускоренный распад внутренней силы. У серых – сильнее. У нас – слабее, но тем не менее… Ладно, что за вторая проблема?

– Ты. – Он улыбнулся. – Почему молчала, что у тебя плохо со здоровьем? Я мог бы изменить спектр внутреннего освещения в твоей комнате, добавив в него недостающие элементы. Тогда не возникло бы никаких проблем вообще. Наоборот, все саури были бы в шоке от того, что ты, вопреки всему, чувствуешь себя идеально.

– Я… не знала, что это возможно!

– Возможно, поверь. Придём домой, сделаю тебе диагностику. По её показаниям и решим.

– Спасибо! – обрадованно хлопнула в ладоши аури, подпрыгнув от радости. Но тут же успокоилась, прижавшись к молодому человеку крутым бедром, ощущаемым даже через несколько платьев, надетых на ней. – А третья? Ты говорил, что проблем три!

– Даже не знаю… Ты видела, кто залез ко мне под куртку сзади?

– Кажется… Да нет, не может быть! – Айили тряхнула головой. Раз, другой, третий. Повторила: – Не может быть!

– Так кто?

– Арна. Арна аль Даркса.

– Арна аль Даркса? Что же такого невероятного может быть в том, что девушка не смогла вытерпеть холод?

– Арна аль Даркса считается первой красавицей Чемье и второй среди всех кланов.

– Да? И она вдруг заявляет во всеуслышание, что собирается ночевать в моей постели?

– Она это сказала?!

– А ты что, не слышала? Открытым текстом: я приду спать с тобой! Мне что, селить теперь у себя весь университет? Ладно, для одной-двух я найду место, если что. Но остальные-то?.. Чего? – Сашка заметил, что Айили застыла изваянием в дверях тиба. Чуть подтолкнул её внутрь. Закрыл дверь, потянул с неё неуклюжие одёжки. Аури стояла не двигаясь, словно статуя, не отрывая от него глаз. – Да что с тобой?! Вот же Тьма!

Он подхватил аури на руки и понёс на второй этаж в кабинет, усадил на стул. Приложил аптечку к руке. Та пискнула, сигнализируя начало работы, затем уколола девушку. Тут же откликнулся логгер:

– Хозяин, госпожа Айили нуждается в ударной дозе ультрафиолетового облучения немедленно и в постоянном воздействии ежедневно не менее получаса.

– У нас есть такая возможность?

– Разумеется!

Александру показалось, что электронный аппарат даже обиделся.

– Вот и отлично. Займись освещением. Необходимо, чтобы во всех помещениях панели излучали ультрафиолет.

– Разумеется, хозяин. Но я бы рекомендовал вам во время каникул вывезти госпожу Айили на одну из курортных планет Империи. Ту же Красавицу. Тем более что через три недели у студентов Чемье каникулы. И, хозяин, я уже выполнил ваш приказ. Кроме того, могу заказать портативный солярий, который можно установить в студии.

– Давай заказывай…

– Выполнено, хозяин. И, кажется, к вам посетители. Много.

– Что значит – много?

– По моим подсчётам – тридцать.

– Ч-чего?! – опешил Александр. Потом негромко произнёс: – Дай картинку.

Вспыхнуло объёмное изображение, и он замер от удивления: перед тибом толпилась вся его группа. Снимающая головка камеры выхватила и укрупнила лицо Юалы, затем старосту…

– Айили!!! – закричал он, не зная, что делать.

Аури выскочила из своей комнаты лишь в одних нательных повязках.

– Айе!

От резкой остановки нагрудная полоса ткани свалилась к её ногам, но аури лишь блаженно улыбнулась и подняла руки вверх, наслаждаясь изменённым светом панелей:

– Как чудесно! Чувствую себя заново рождённой!

– Ты что творишь?! И посмотри сюда! – Кузнецов ткнул пальцем в собравшихся у тиба саури, уже бурно что-то обсуждающих и отчаянно жестикулирующих.

Айили чуть наморщила лоб, потом рассмеялась:

– Кажется, ты влип, Алекс. Причём так, что шутка с аль Сабира теперь покажется тебе детским лепетом… Логгер, открой тиб и впусти гостей.

– Ты… – Александр не успел произнести то, что хотел.

Наружная дверь начала открываться, и в следующее мгновение собравшиеся у калитки девушки буквально ринулись в тиб и сразу застывали на месте, поражённые необычной обстановкой и превосходящей их воображение роскошью внутреннего убранства улья, в котором жили новички. Но когда все оказались внутри и двери за ними плотно закрылись, отсекая от холода и снега, саури словно ожили и, почувствовав живительный ультрафиолет в освещении дома, спеша начали срывать с себя одежду, чтобы насладиться теплом и, самое главное, восполнить запасы внутренней энергии. Александр стоял на галерее, глядя на толпу внизу, и, к своему удивлению, увидел, что среди девушек не только его одногруппницы, но и другие саури. Двух он знал, Суара и Ирнай, поразившие его наличием купальников. Самых настоящих, имперского производства, своим дизайном резко выделявшихся среди типичных тканевых полос у саури. Ещё две чужие саури были ему совершенно незнакомы. Одна – помладше, вторая – постарше. Побыв совсем немного под мягким светом имперских потолочных панелей, девушки буквально на глазах возрождались. На хмурых, погасших лицах появлялись улыбки, менялся цвет губ, окраска кожи становилась светлее, принимая обычный оттенок. Во всяком случае, его одногруппницы были уже практически обычными саури. Только пара чужих выделялась из них, но и они быстро светлели, избавляясь от синевы солнечной недостаточности…

– Девчонки! – Айили наконец соизволила вернуть на место свою нагрудную повязку и замахала рукой.

Все дружно задрали голову, уставившись на галерею. Человек едва не сплюнул от злости, резко развернулся и отправился к себе в комнату. Твою ж… Пусть сама с ними разбирается, раз пустила! Ладно две, ну, три. Даже пять. Как-то перетерпеть можно… Но три десятка! Молодых, красивых, Тьма его побери, девчонок!.. К тому же практически обнажённых!.. Из-за своей особенности организма наплевавших на все ограничения и запреты с обычаями и законами, вместе взятые, лишь бы хоть ненадолго избавиться от непрестанных мучений…

Кажется, сейчас он понял, что являлось истинной причиной войны Империи с кланами. Именно эта самая морозная лихорадка. На населённых людьми планетах такой особенности, как пропажа определённой части спектра излучения светила, не было, и саури, изучив миры Империи и определив, что их зимняя боль на этих планетах исчезнет, устремились в бой не раздумывая… Нечто подобное он видит сейчас. Этим девушкам плевать на то, что он бывший враг. Что он – мужчина, не принадлежащий ни к одному из их кланов, более того – человек! Саури устремились к теплу, к так недостающему им в холодное время года ультрафиолету.

– Чего вы там столпились? Идите сюда! – донёсся до него голос аури, и молодой человек мгновенно вскипел – она что, тоже одурела от морозной лихорадки?! Да что она творит, эта аури?!

– Айе… – прокатился по тибу многоголосый стон восхищения.

– Аххай…

Что-то новое. Александр замер, прислушиваясь к тому, что происходит в тибе… Снова восторженно-изумлённый визг, потом сочный шлепок упавшего или прыгнувшего тела в воду, а спустя миг – заливистый крик:

– Горячая! Она – горячая!!!

Всё. Они добрались до ванной… Александр обречённо схватился за голову. Зажал уши, лишь бы не слышать раздающихся звуков. Тщетно.

Тук-тук. В двери комнаты осторожно постучали, потом раздался голос Ирнай:

– Аалейк, к тебе можно? Это я и Суара…

Он безнадёжно махнул рукой. Спохватился, но логгер воспринял его жест как разрешение и открыл замок комнаты. В следующий момент две гибкие фигурки в одних купальниках уже оказались внутри.

– Айе, Аалейк, и почему ты не пригласил нас к себе раньше?

Сейчас куда более скромно ведущих себя прежде саури было не узнать. Сашка с трудом смог сдержать острое желание поёжиться.

– У тебя так интересно… А это что? – Ирнай застыла у стены, где висела его гитара.

Хотела было коснуться, но отдёрнула руку, словно услышав мысли Александра. А Суара вдруг скользнула ему на колени, обняла рукой за шею. Второй рукой ухватила его руку и… водрузила себе на грудь, едва прикрытую крохотным треугольником купальника. Жарко заговорила:

– Не понимаю, почему ваша одежда так нелюбима нашими старшими?! Мягкая, тончайшая, а как приятна на ощупь! Чувствуешь? Не могу удержаться, чтобы не похвастаться… Спасибо тебе за хаар! Благодаря ему я смогла ощутить удовольствие от ваших одеяний…

Сашка сглотнул – кажется, слова Айили окажутся пророческими… Мать богов… Да как ему теперь выпутаться?!

– Подвинься, подруга. Мой купальник ничуть не хуже! И я тоже хочу похвастаться!

Суара зашевелилась, перебираясь на левое бедро, но руку парня так и удерживала в нескромном месте. Александр же почувствовал на другой ноге тяжесть второй саури. Она качнулась, и он отреагировал рефлекторно, ухватив её за талию, и только потом сообразил, как его провели. Улыбка Ирнай была слишком откровенной и – жадной…

– Мур-р-р… – Она потёрлась о него бархатной щекой, зажмурившись от наслаждения.

Суара повернула голову с распущенными волосами:

– О! Какой роскошный спальный помост! Тоже из Империи? Хочу посмотреть!

И, не дожидаясь разрешения, соскользнула с ноги парня и дразнящей походкой устремилась к кровати. Осторожно потрогала. Её глаза округлились от изумления не меньше, чем когда она впервые увидела убранство тиба.

– Айе, Ирнай! Она мягкая! Честное слово, мягкая! – С размаху, зажмурив глаза, плашмя рухнула на постель, восторженно качнулась. – Светлые боги, Ирнай, ты не представляешь!

Вторая саури, едва слышно вздохнув, оторвалась от человека, при этом мазнув его по лицу правой грудью… Сашка стиснул зубы, чтобы не охнуть. А Ирнай, не менее зазывающей походкой подойдя к кровати, сразу упала на неё и тут же восторженно завизжала:

– Айе! Волшебство!

– Технологии, – буркнул окончательно растерявшийся Александр, не отрывающий от их точёных фигур глаз, одновременно прислушиваясь к шуму и галдежу за стенкой комнаты.

Что-то бухнуло. Он дёрнулся, на мгновение оторвав глаза от саури, – похоже, кто-то добрался до ударной установки в студии… Ну кто ещё мог её включить, кроме Айили? Аури точно от него получит на орехи за самоуправство! Когда же его глаза вновь вернулись к кровати, обе девушки уже забрались под одеяло и открыто манили его к себе. Он протёр глаза, думая, не мерещится ли ему. Нет, что одна, что другая звали его жестами рук. И выражение их лиц было… Аптечка! Его спасёт только аптечка! Сашка буквально прыгнул к тумбочке огромной птицей, выхватывая овал аппарата:

– Успокоительное!

Щелчок. На мгновение место укола онемело, а потом по телу начала разливаться апатия… Саури поняли, что с ним что-то произошло, и выскользнули из кровати. Как Александр и ожидал, ни единой ниточки на обеих уже не было… Но выражение их лиц ему не понравилось. Из обеих буквально струилась похоть. Самая настоящая, даже пугающая. Что делать?! Он отшатнулся, но затем воткнул аптечку в нежный животик Ирнай, второй рукой захватывая Суару. Быстрый росчерк индикаторов по крышке, щелчок, и саури начала падать на так неожиданно пригодившийся ковёр матушки. Девушка в его руках рванулась с неожиданной силой, но аптечка уже щёлкнула, вводя лекарство. Поднял одну, отнёс в постель. Затем уложил вторую, прикрыл одеялом. Потом всё же сдёрнул, включая освещение на полную. Пусть пока полежат, подзарядятся… Облегчённо упал обратно в кресло, вытирая внезапно выступивший пот. Да что за… Тот не унимался, покрывая тело липким слоем…

– Логгер, что это было?! – Сашка ткнул пальцем в сторону лежащих за батистом тел.

Мажордом откликнулся почти сразу:

– После окончания зимы и первых порций восстановленного спектра светила у женщин саури наступает так называемый гормональный взрыв. Мужчины и женщины ощущают неимоверную жажду соития. Именно в это время женщина саури гарантированно беременеет. И именно промежутком между холодными периодами вызван малый по сравнению с людьми срок беременности в кланах. Потому что иначе ни женщина саури, ни тем более ребёнок не выжили бы. Сейчас же организмы девушек испытали то самое насыщение ультрафиолетом, в результате чего у обеих произошёл тот самый гормональный взрыв, последствия которого вы испытали…

– А почему я такой липкий? – Парень дотронулся до уже высохшей кожи, ощутив неприятную клейкость.

– Во время гормонального взрыва кожа саури выделяет ферменты, которые стимулируют желание мужчин и созревание их сперматозоидов. Аптечка ввела вам противоядие от их гормонов и транквилизатор.

– Ох… А если бы я… удовлетворил их?

– К середине лета вы бы гарантированно стали отцом, хозяин. В таком состоянии саури практически не могут управлять беременностью. И, кроме того, насколько я могу судить, желание быть конкретно вашими у этих двух искреннее.

– Тьма… – Кузнецов схватился за голову и спросил: – А как долго будет у них этот период… подобной… жажды?

– Обычно сутки. Но в данном конкретном случае с вашими одногруппницами вам ничего не грозит. Разрыв во времени насыщения ультрафиолетом у них, как я понимаю, разбил процесс гормонального взрыва на части, растянувшиеся во времени. Кроме того, их ещё нельзя считать полностью созревшими, поэтому у них почти не выделяются ферменты, которые были у этих двух, более старших девушек. Правда, есть ещё одна саури, но я нейтрализую её.

– Точно? – подозрительно спросил парень.

– Да, хозяин.

– Хвала богам! – облегчённо выдохнул Сашка.


Глава 11 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 13



Loading...