home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Теперь понятно, о каких особых днях говорила Айили… Но хорошо, что воздействие ферментов можно успешно нейтрализовать. Теперь как-то пережить бы это нашествие…

– Как там, успокоились девочки?

– Кажется, да, хозяин. Но выходить из комнаты в течение ближайшего часа я вам не рекомендую.

Кривая усмешка появилась на лице молодого человека.

– Ладно. Потерплю.

Он поднялся с кресла, направился в спальню. А, Тьма с ними. Один край не занят, тем более что девчонки наглухо вырублены… Завалился на свободное место, повернулся к ним спиной и попытался заснуть. Как ни странно, это удалось почти сразу. Может, лекарства подействовали, а может, и что-то другое. Только снилось ему нечто кошмарное… Проснулся за полночь. Часы показывали половину первого ночи. Прислушался – тишина. Успокоились?

– Свет.

Комната тут же осветилась. Правда, освещение было приглушённым из-за ночного времени, но тем не менее всё было видно. Удивился, что обеих саури уже нет. Ушли?

– Логгер, Ирнай и Суара в доме?

– Нет, хозяин. Отбыли за пределы моих сенсоров два часа назад.

И то верно, проспал как убитый больше шести часов. Уф… На сердце сразу отлегло. Может, и остальные тоже опомнились? Осторожно выглянул из своих апартаментов, действительно, в доме стоит тишина. Только из комнаты Айили сочится обычный для неё дежурный свет. Взмахом руки включил освещение зала первого этажа – пусто. Ни тряпок, в которые заматывались саури, ни обуви, ни разбросанной одежды. Странно, но чистота и порядок.

– Ох… – выдохнул облегчённо.

Только есть хочется. Даже засосало в желудке. А чего теперь бояться-то? Саури заправились, ломка у них прошла, так что проблем больше нет. Если только утром на занятиях что непредвиденное будет. А так… Махнул рукой, вновь уменьшая мощность нижних светильников, и отправился на кухню. Сунулся первым делом в шкаф азотного хранилища – хорошо, что у Айили хватило ума не угощать незваных гостей! Это, конечно, не смертельно – картриджей и прочей еды хватит и на куда большее количество народу. Но приучать саури к халяве не хочется. Одно дело, когда ты сам приглашаешь в гости. Другое – когда гости незваные. И не очень-то желанные. Не зря на Руси с незапамятных времён существует поговорка «Незваный гость хуже американца»… Кухня привычно порадовала вкусным блюдом. Плотно наедаться ночью не хотелось, так, слегка заморить червячка – и достаточно. Поэтому обошёлся стандартным куском говядины и чашкой чая. Перекусив, двинулся в ванную. Там всё сияло чистотой. Значит, логгер убрался после нашествия. Ой, чует Сашкино сердце, что такие налёты теперь войдут у группы в привычку… Помыться в горячей воде, которую не надо греть отдельно, да спокойно высохнуть в тепле – за такое любая женщина душу продаст! Парень поёжился, представив картинку, и выругался. Про себя. Тишина отчего-то была какой-то необычно вкусной, и нарушать её не хотелось. Он принял душ, вытерся, отправился обратно к себе. Сбросив одежду, забрался в кровать, благо логгер уже сменил постельное бельё. Накрылся одеялом и закрыл глаза, пытаясь вновь уснуть. Поспал днём, пусть и вынужденно, сбил режим, теперь придётся помучиться, пока удастся заснуть вновь.

Проворочавшись минут тридцать, Сашка снова открыл глаза:

– Мажордом, сколько времени сейчас дома?

– Один час сорок две минуты…

– Я имел в виду – на Империи.

– Простите, хозяин. Девять часов ноль шесть, простите, ноль семь минут.

Ага, значит, отец ушёл на службу, а матушка уже командует в доме.

– Можешь меня соединить с мамой?

– Разумеется, хозяин. Прямая связь с Империей была сразу создана при ремонте тиба и приспособлении его для проживания имперского гражданина.

Ого! Не ожидал! Приятнейший сюрприз. Булькнули сигналы вызова.

– Алло? Сашенька?! Ты почему не звонишь?! Как уехал в кланы, так и пропал! Хоть бы раз минутку выкроил! Или так занят?

– Мама, прости, как-то не до того было… Тут… Ну, приеду – расскажу всё подробно. Не по ком-ру.

Матушка Александра чуть утихла.

– Ладно. Хорошо, хоть совсем нас не забыл. У тебя всё есть? Не мёрзнешь? Тебя там не обижают эти?..

– Саури? – перебил он раньше, чем мама привычно выпалила бы «ушастые», – вдруг линию прослушивают?

Та сообразила. Впрочем, будучи старым диверсантом-боевиком Европейской демократии, правила игры понимала и старалась не нарушать. Вообще, семья Александра была не совсем обычная. И не только из-за происхождения. О женитьбе младшего брата Сергея Неистового по дворцу ходили легенды. Когда майор Алексей Кузнецов находился с официальным визитом у демократов, поскольку отношения между ними и Империей то налаживались, то рвались, на него было совершено покушение спецслужб принимающей стороны. Перебив всех нападавших, он прорвался на свой корабль, и тот стартовал, прервав переговоры. Поскольку разрыв отношений – Русь никогда не прощала обид – грозил многомиллиардными убытками Европейскому сектору Американской демократии, а старший брат Кузнецова уже гнал к границам Европы свой флот, благо саури взяли от чего-то тайм-аут и на фронте наступило затишье, на оплошавшую разведку надавили разъярённые убытками промышленники и министры, да ещё соединёнными усилиями. Словом, срочно прибывшая чрезвычайная мирная делегация ЕСАД едва ли не языком вылизывала ботинки потерпевшего, умоляя о возобновлении разорванных переговоров и контрактов, обещая всё что угодно. Алексей Кузнецов потребовал лишь одного – голову руководителя операции против него. Демократы резво сказали «да», даже согласившись на публичную демонстрацию суда над виновным. Когда же в зал, в котором проходила церемония, ввели преступника, точнее, преступницу, Кузнецов, взглянув на будущую смертницу, тут же написал председателю записку, после прочтения которой тот едва не потерял церемониальный парик. После же оглашения обвинения и предъявления доказательств, когда обвиняемая уже внутренне смирилась с неизбежным концом, зачитали приговор… Так вот Сашка и появился на свет. Потому что преступницу приговорили… отдать в жёны жертве покушения… Впрочем, учитывая извечный голод Руси по слабому полу, когда даже рабские рынки халифата вычищались подчистую, а партократы частенько расплачивались за поставки продовольствия и энергоносителей живым товаром, такой приговор не был чем-то необычным для Империи. Самое интересное, что, откуда бы родом ни была будущая половина гражданина Руси, будь она раскосой азиаткой или смуглой семиткой, у неё всегда рождался типичный русский, светловолосый и светлоглазый, ребёнок, чего никогда не случалось с прочими народами, населяющими человеческие миры.

– Нет, мам. Всё в порядке. Они оказались довольно дружелюбными, не переживай.

Гертруда Кузнецова с подозрением покосилась на сына.

– Спишь?

– Пытаюсь.

– Заболел?! – в ужасе всплеснула она руками.

– Да нет, просто днём подремал…

– Сколько раз я тебе говорила, Саша! Не ломай режим! Будешь завтра разбитый ходить!

– Мам!

– Что, сынок? – Она даже подалась вперёд в конусе снимающей головки.

– Мне нужен наш коттедж на Красавице, на недельку.

– Да без проблем! Приезжай с друзьями, отдыхай сколько хочешь.

– У меня каникулы скоро…

Женщина тонко улыбнулась:

– Только не забудь хоть на день домой заехать…

– Обязательно. – Сашка зевнул, вдруг опять начало клонить в сон. Поспешил попрощаться: – Всё, ма. Я ещё позвоню перед приездом.

– Ой, подожди! Твоя… хм… соседка по дому… Она как? Ты с ней не… – Гертруда подозрительно уставилась на сына.

Но Александр сразу замахал руками:

– Да ну, скажешь тоже, ма! Ей всего шестнадцать! Малолетка.

– А то смотри у меня! Не погляжу, что ты уже взрослый да ещё и офи… – Она осеклась, увидев злой взгляд сына. – Молчу, молчу. Спокойной ночи, сынок.

– А тебе – доброго дня, мама…

Сашка отключился, опять зевнул. Да что же такое? То ворочался, словно винт геликоптера, а сейчас даже веки не поднять… Но главное – семейный дом на каникулах будет в его распоряжении, и надо обязательно взять с собой Айили. Пусть понежится под настоящим солнышком. Глядишь, полегчает…

На этот раз сон был удивительно ярким, даже все ощущения передавались. Вот и рука чувствует нежную кожу, а тело – мягкое тепло гибкого тела… Ощущает… Вздрогнул, открывая глаза, рывком приподнялся – ох… никого… Но всё было настолько явственно… Даже не по себе стало. И со всеми деталями, до мельчайших подробностей… Как-то уж слишком… С совершенно незнакомой ему, на редкость светлокожей саури… Точно с саури. Кожа всё же сероватая. Но похоже, что девушка была метиской… Не человека. Аури…

Взгляд на часы. Пора вставать и собираться в универ. Сашка выбрался из-под одеяла. Хм… Неплохо. И чего маман говорила, что буду разбитый? Наоборот, чувствую себя просто великолепно. Словно какая-то ноша упала с плеч… Быстро умылся, пока Айили спит, сделал у себя зарядку. Снова сполоснулся в душе, вернулся в комнату. Переоделся пока в домашнее – обычные свободные брюки и безрукавка.

– Мажордом, сколько на улице?

– Минус три, хозяин.

– Приготовь мне четыре портативных обогревателя.

– Будет исполнено, хозяин. Завтрак?

– Разумеется, – весело откликнулся парень, садясь на стул.

Шлёп. Шлёп. Шлёп… Это Айили. В привычном уже утреннем виде: всклокоченные волосы, маечка на одном плече, смешные коротенькие штанишки на резинке, зубная щётка во рту.

– Ты встал, монстр?

– Монстр?!

– Потом поговорим, – буркнула под нос, шлёпая в ванную.

– Что это было? – задал сам себе вопрос Александр, прожёвывая очередной ломоть мяса.

Потом плюнул на всё, уж больно сегодня завтрак был вкусным. Доел, неспешно выпил кофе, поглядывая на галерею. Хорошая тут на Чемье зима. Мягкая, безветренная. Красота!

Появился кибер, принёс сумку и посылку, привезённую только что. Айили, появившаяся через пятнадцать минут, быстро сделала себе заказ и с удовольствием приступила к трапезе, с любопытством посматривая на тщательно упакованный контейнер почтового отправления.

– Так, выкладывай, подруга, почему я монстр?

– Айе! Ушатать двух саури до такой степени, что бедняжки выползли из твоей комнаты на четвереньках без единой ниточки с осоловевшими от счастья физиономиями, а потом ещё спокойно спать…

– Ты что, думаешь, что я с ними?..

Последовал энергичный кивок.

– Ерунда. Напридумывала себе невесть что. Можешь попросить у логгера прокрутить запись – ничего не было.

– Не было? Тогда кто там издавал дикие вопли и стонал от наслаждения?

– Чего?! – Сашка похолодел – неужели это был не сон?!

– Мажордом, кто был в моей комнате во время сна?!

– Ирнай ар Харра и Суара иль Орри.

– Кто ещё? – успокаиваясь, задал другой вопрос молодой человек.

– Никого.

– Вступал ли я в связь с саури?

– Имеете в виду как мужчина и женщина? Разумеется, нет, хозяин. Те лекарства, которые вам ввела аптечка, делают невозможным близкий контакт.

Человек с победоносным видом взглянул на притихшую Айили:

– Поняла? И теперь я знаю о твоих «особых днях».

Аури густо покраснела, а он поставил пустую чашку на стол. Кивнул в сторону посылочного контейнера:

– Вот. Посмотри. Там тебе подарок есть.

– Мне? От тебя?!

– Да. А что, нельзя?

В мгновение ока девушка оказалась возле ящика. Вскрыла крышку, вытряхнула пять свёртков. Найдя свой, благо это было несложно, на каждом стояла чёткая подпись, безжалостно разодрала упаковку. Вывалив всё на уже убранный стол, ахнула. Ярко-голубая шубка, отороченная пушистым белым мехом. Элегантная шапочка-таблетка, опять же меховая, такого же голубоватого цвета, мягкие перчатки, пушистый пуловер из настоящей шерсти ангорских коз плюс длинный шарф из того же материала, толстая твидовая юбка до середины голеней. Сапожки, также меховые внутри, на довольно приличном каблучке, с дополнительным подогревом от специальной стельки, вырабатывающей тепло при ходьбе. И – аккуратно запакованный пакет. Когда аури потянулась к нему, Сашка произнёс:

– Лучше смотри его у себя. Заодно и переоденешься.

– А там…

Парень усмехнулся:

– Всяко лучше, чем твои подвязки.

Аури покраснела, сгребла всё в кучу, убежала – время поджимало…

– Айе!!! – услышал Александр восторженный вопль и улыбнулся.

Цок. Цок. Цок…

– Матерь светлых богов, какое чудо!!! – Парень на миг замер, увидев преображённую аури. Подарки изумительно шли ей. – Всё-таки наши модельеры молодцы…

– А что это такое? Никогда не видела. – Аури с блаженной улыбкой провела по замше приталенной шубки.

– Что именно?

– Вот это.

– Мех. Как я понимаю, настоящий.

– Ик, – икнула девушка. Потом с каким-то неверящим видом потрогала пушистую оторочку, провела ладонью по внутренней подкладке из короткого, но очень густого меха. Складывалось ощущение, что её только что стукнули по голове чем-то увесистым. – М…м…м…

– Мех. Самый обыкновенный. А твой свитер из козьей шерсти.

В следующее мгновение ему стало не по себе – аури медленно опустилась на колени, принимая ту самую позу безусловного подчинения.

– Признаю тебя… отныне и навсегда…

– Э-э-э! Ты что?! – Сашка слетел со стула, заставляя принять аури вертикальное положение.

Та вдруг всхлипнула, приникла к нему и уже разрыдалась у него на груди.

– Ты чего, малышка?! – Александр был растерян: почему обычная одежда, пусть даже и довольно дорогая, благо он мог себе позволить такие траты без ущерба для кошелька, вызвала столь бурную реакцию?

Айили наконец перестала хлюпать носом. Вытерла глаза, поправила шапочку, полностью скрывшую длинные ушки. Теперь её было не отличить от обычных человеческих девушек, разве что чуть больше, чем у них, глаза невиданного оттенка могли выдать аури среди граждан Империи.

– Спа… спас… спасибо… – Она подняла заплаканные глаза, щенячьим взглядом заглянула в его лицо и тихо произнесла: – Пойдём на занятия?

– Разумеется… – Александр мягко высвободился от неё, подхватил сумку и засунул внутрь обогреватели. Пояснил: – Палатку таскать каждый день стрёмно. А вот просто подвесить эти печки по углам аудитории – никто ничего и не поймёт.

– А как же тёплый воздух?!

– У этих инфракрасных обогревателей есть одна особенность – тепло только под ними. В их зоне работы. Шаг в сторону – и никто даже не поймёт, что там тепло. Установим их так, чтобы было незаметно, и всё. Студентам хорошо, а на остальных мне как-то… Ладно. Успокоилась?

Аури кивнула, уже действительно придя в себя.

– Чего так разревелась?

– Не скажу. – Отвернулась, но тут же ещё сильнее прижалась к нему, уже совершенно ничего не смущаясь, и счастливо, хотя и смущённо, улыбнулась…

– Ах-хай… – Потрясённый выдох всех саури, застывших в проходе учебного корпуса ледяными статуями при появлении парочки, даже, казалось, заставил клановцев забыть о морозной лихорадке.

Айили словно подменили – её походка изменилась, став от бедра, словно у человеческих моделей, демонстрирующих моды. Светлые волосы зажили отдельной от хозяйки жизнью, струясь волнами по мягкой замше. Носы немногих среди студентов саури мужского пола бледнели, точнее, серели, а кадыки ходили ходуном, когда буквально источающая животную страсть аури проплывала мимо них.

– Матерь светлых богов! Алекс, мне даже жарко! – чуть приподнявшись на цыпочки, страшным шёпотом шепнула ему, дыша в ухо, Айили.

– Я рад, что тебе понравилось, малыш.

Счастливая девушка прямо зарделась от счастья…

Аудитория встретила их единым потрясённым вздохом студенток. Александр быстро обежал глазами соучениц. Те выглядели… обычно для тёплой поры. Значит, освещение его тиба действительно им помогло? Впрочем, пока все молчали, разве что выражение их лиц… Ой-ё… А ведь один из сервис-киберов уже доставил предназначенный ас Кеури пакет адресату. Чего они так смотрят?

– Аалейк… – Староста.

Стоит и дёргает его за куртку, потупив глаза; кстати, сегодня она одета более-менее. Без кучи беспорядочно намотанных покрывал и тряпок. Просто в плотную зимнюю одежду. Нет той сизости, ощущения промёрзших внутренностей. Обычная саури.

– Да?

– Мы просим прощения у тебя за вчерашний визит… Всё получилось спонтанно… Мы сами не ожидали… Простите нас, пожалуйста… Совсем потеряли голову… Из-за…

– Я знаю, – мягко ответил он. – Вы не виноваты, так что не стоит извиняться. Против природы не попрёшь…

Та вскинула голову, счастливо улыбнулась.

Александр открыл сумку, достал кубики обогревателей, дал ей два.

– Прилепи их на стену сзади.

– Айе! Как ты добр! – Даже слезинка блеснула.

Саури гордо вскинула руку, демонстрируя студенткам полученное. Да что с ними?! Стоят с застывшими, потерянными лицами, у большей части глаза на мокром месте. Ан нет! Робкие, счастливые улыбки зажигаются маленькими фонариками… Оставшиеся два кубика человек прикрепил сам, тщательно следя, чтобы кафедра, с которой ведут занятия профессора, не попала в зону их действия. Проверил, включил, с хитрым видом поманил удивлённую его манипуляциями старосту, поставил перед собой:

– Смотри. Тут тепло?

– Да! – счастливо выдохнула та.

– А теперь сделай два шага к месту преподавателя. – Подмигнул.

Та зарделась, но послушно шагнула в сторону.

– Айе! – Торопливо шмыгнула назад, хлопнула изумлённо длинными ресницами. Опять в сторону, только медленнее, даже сдёрнула матерчатую варежку, поёжившись, когда оказалась на кафедре. Тут же вернулась назад. – Это как? – Личико стало хитрым-хитрым: – Ас Архим в жизни не догадается!

Парень кивнул.

– А аль Зархак? Ей скажем?

Сашка помедлил с ответом, потом вздохнул:

– Посмотрим. – Добавил: – На её поведение…

Саури хотела ещё что-то спросить, но удар колокола, проплывший по корпусу и возвестивший начало занятий, заставил всех броситься по своим местам… Едва парень уселся на своё место, как в аудиторию вошла профессор аль Зархак. Выглядела молодая женщина не очень. По сравнению с находящимися в помещении остальными соплеменницами, но куда лучше тех, кого видел Александр в университете. Преподаватель, бросив мгновенный взгляд на него, прошагала к кафедре и сообщила:

– Профессор ас Архим взял сегодня выходной, поэтому пока его буду замещать я… Девочки, что с вами произошло? Староста! Аль Айири!

Та поднялась, упрямо выпятила нижнюю губу. Мотнула головой:

– Не скажу! Это тайна группы.

– Знаю я вашу тайну! – Профессор поёжилась, ткнула рукой в Александра. – Вот она сидит. Человек!

– И что?! – неожиданно взорвалась всегда тихая и вежливая саури. – И что плохого, что он – человек?! Он куда добрее наших мужчин! И лучше! Если бы не он, то… – Она осеклась, спохватившись.

Аль Зархак, оглядевшись, застыла взглядом на Айили, блаженно щурящейся от ощущений и тепла.

– Оль Кузнецова, после занятий подойдёшь ко мне. Надо поговорить.

Аури медленно поднялась, демонстрируя обновку:

– Как пожелаете, профессор.

– Садись.

Та опустилась на своё место.

– Темой сегодняшнего нашего занятия будет…

Читала сегодня материал аль Зархак медленно, неуверенно, спотыкаясь на каждом предложении. Иногда её лицо искажалось гримасой боли, к тому же саури серела, точнее, её кожа принимала тот самый привычный оттенок сизости, типичный, как стало ясно, для морозной лихорадки.

Шлёп! Едва слышно перед Александром упал свёрнутый в комок листок бумаги.

Он развернул. Угловатыми письменами саури было написано одно слово: «Пожалей!»

Парень вздохнул, поискал глазами того, кто кинул, наткнулся на просящие взгляды доброго десятка студенток. Медленно поднялся. Аль Зархак прервалась на полуслове, зло взглянув на вставшего человека:

– Что ты себе позволяешь?!

И тут на него накатило…

– Иди сюда, женщина! Быстро, когда тебе приказывает мужчина!

Профессор рефлекторно шагнула к нему, но тут же застыла на месте, её лицо исказилось гневом.

– Да как ты смеешь, сопляк, бледнокожий урод! Приказывать мне! Твоему педагогу!

– Иди сюда, или ты проклянёшь день, в который родилась!

Аль Зархак издала странный звук, словно всхлипнула, качнулась вперёд, назад, а потом рухнула на ледяной пол.

– Айе… – поражённо выдохнула группа.

– Мать богов! – Ноги уже сами несли Александра к кафедре. Он подхватил саури с пола, тут же рванулся в тёплую зону. – Девочки! Быстро сдвинули столы! – Заметив, что те не поняли, поправился: – Аршха!

Девчонки тут же зашевелились, подтаскивая низенькие ученические столики один к другому, образуя импровизированное ложе.

– Вот же идиотка! Закрутилась так, что и не распутать! – Александр торопливо рвал с женщины тряпки, толстую ткань одежды, обнажая тело.

Самое интересное, что никто не возмущался такой вольностью, наоборот, все дружно выстроились стенкой, прикрывая его действия от могущих случайно заглянуть в аудиторию посторонних. Наконец Лондра была почти полностью раздета. Под руку сунулась староста:

– Как она? Очнётся?

– Не пойму, что с ней.

Девушка ткнула рукой в опухшие веки молодой женщины:

– Профессор точно не спала этой ночью. А может, и больше. Два-три дня. Недосыпание вызывает резкое обострение недостаточности и усиленный распад внутри.

– Ясно… – Человек оглянулся по сторонам, выхватил знакомое личико ас Кеури. – Юала!

Та протолкнулась к нему:

– Старший?

Что за… Ах да. Он же её покровитель…

– Тебе придётся пробежаться. В мой… наш тиб. Возьмёшь аптечку в моей комнате, на столе. Принесёшь сюда. И… На кухне три пластиковых пакета. Ну, мешка. На них написаны имена. Тебе, кстати, принесли?

– Да, старший, но я не успела в него заглянуть. Хотела после занятий…

– Всё, всё. Возьмёшь пакет с именем профессора и принесёшь сюда.

– А тиб меня пустит?

– Пустит. Не волнуйся. – Молодой человек достал из куртки коммуникатор, протянул ей. – Нажмёшь сюда, скажешь мажордому, что тебе нужно. Только быстро.

Саури кивнула, уже убегая к выходу.

– Есть надежда? – опять сунулась аль Айири.

– Есть, конечно… – Александр помедлил. – Ты знаешь, где она живёт?

Кивнула:

– Разумеется.

– Вы сегодня опять ко мне собирались?

Она посерела, но кивнула. Потом жалобно пролепетала:

– Ты же уже знаешь, каково нам сейчас… А у тебя всё проходит, и потом нам становится так хорошо… Мы даже дома не чувствуем холода…

– Понятно. В общем, тебе зада… поручение: позаботься, чтобы профессор тоже пришла с вами. Хорошо?

Та кивнула. Потом счастливо прошептала:

– Значит, ты не возражаешь?

– После твоего сегодняшнего выступления – нет. Так и скажи девчонкам.

– Айе, обрадую…

Ну, неделю до начала каникул он как-нибудь их визиты переживёт…


Глава 12 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 14



Loading...