home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

Александр перешагнул порог тиба, огляделся, вздохнул. Теперь он будет жить в этом улье один. Логгер обрадованно подал голос:

– С возвращением, хозяин! Приветствую вас после отдыха.

– Спасибо…

Шаги гулко отдавались в пустоте дома. Странно, Айили нет, и на душе стало как-то холодно, тоскливо. А как было весело в эти дни с девчонками! Даже чопорная внешне Лондра оказалась весёлой и игривой, как котёнок. Целыми днями вся компания бултыхалась в бассейне, загорала, гуляла по близлежащему городу. К концу каникул пройтись по парку аттракционов, в который все влюбились с первого посещения, в шортах и коротком топике прежде наглухо закутанным саури было нипочём. А парео стало любимым одеянием…

Александр снял верхнюю одежду. Отдал команду паковать вещи Айили. Её матушка попросила отправить их обратно. Киберы засуетились. Сашка прошёл в кабинет, уселся за стол, включил внешнюю линию. Надо проверить почту. Ого сколько! Первое письмо – извещение от администрации Чемье. Она выражала недовольство нескромным поведением профессора аль Зархак, которая всю неделю до отъезда жила у него – отпускать женщину помирать Александр не собирался. Правда, спала она у Айили. Ладно. С этим ясно. Пусть академики ищут замену ююти. Вождь вождей вообще прикрывает их лавочку. Последний год. Потом – расформирование…

Следующее письмо от отца. Ругается, что сын молчит, а мама волнуется. Ну, пап, я же заезжал домой напоследок… А, точно. Письму-то уже месяц… Далее отчёт с биржи. Понятно. Куча угроз от почившего в бозе бывшего клана кораблестроителей. А это что? Упс! От… аль Айири? Уф… Это же староста! Открыл послание, пробежал глазами. Девушка интересуется, когда им можно будет зайти к нему погреться. Им – значит, группе. Погреться – посидеть в бассейне, пожариться под лучами искусственного солнца. Пригласить, что ли? А то даже кусок в горло одному не лезет…

– Хозяин. Вещи упакованы. Позволите заказать доставку?

– Разумеется.

Логгер отвлёк от дурных мыслей. Кузнецов поднялся, прошёл в опустевшую комнату аури. Всё так, как и думал. Голые стены, никакой мебели. Имущество Айили уложено в контейнер, ранее служивший глайдеру гаражом. Взглянул на часы – лавка ещё открыта. Нужно прогуляться… Снег вкусно поскрипывал под рубчатыми подошвами берцев. Сашка расстегнул куртку, наслаждаясь чудесной погодой: ни ветерка, ни тучки. Ясное небо с тусклым светилом. Продавец встретил его с поклонами, радостно приветствуя щедрого покупателя:

– Хвала светлым богам, услышавшим мои молитвы, ююти-человек! Видно, щедрая рука светлых богов простёрлась над моей лавкой. С вашей лёгкой руки каждый день меня осаждают студенты, желая что-либо купить!

Александр даже улыбнулся столь искренней радости.

– И я рад видеть вас, уважаемый ююти! Моя соседка по тибу уехала на Империю. Её родители решили переменить учебное заведение.

– Дорого?

– Для Айили? Нет, что вы. Просто программа Чемье… как бы сказать… откровенно слаба. И против имперского образования не тянет. А её родители, будучи людьми амбициозными и влиятельными, решили, что их дочь достойна самого лучшего, поэтому и перевели её в человеческую академию.

– Жаль, жаль, достойнейший покупатель, очень жаль… – вздохнул саури. Но тут же ожил – человек ведь остался! – Тогда что привело вас сюда?

Александр вздохнул:

– У нас был тиб на двоих. Теперь её комната пуста. Всё отправлено обратно в её дом.

– Дом?! – вздрогнул саури.

– Ну да, дом. Синий дом светлых и могучих.

– Айе… Это была сама дочь великой матери?! Тёмные боги! Поэтому она прятала лицо…

– Эй, уважаемый! – Сашка помахал рукой перед его лицом.

Продавец очнулся, посмотрел на человека:

– Простите, уважаемый покупатель, просто весть о том, что в моей скромной лавке была дочь великой матери домов светлых и могучих, сама по себе убийственна… Для саури…

– Ха, а кто вам мешает увеличить свои доходы, поместив, скажем, скромную ленточку синего цвета вон там… – Сашка указал на стену за спиной продавца. – И написать под ней «В этом месте обслуживалась сама Айили ас Таррии уль Макийя». Думаю, в свете последних событий это привлечёт дополнительных покупателей.

– Светлые боги! Мне подобное даже в голову не могло прийти! Гениальная идея! Многие из нас пожелают приобрести товары там, где покупала сама дочь великой матери! Я благодарю вас за эту столь ценную подсказку, мой лучший покупатель! Айе, простите за болтовню, ююти-человек. Вам, как в прошлый раз, каталог?

Александр кивнул, тут же получив увесистый том и без напоминания лист белоснежной бумаги и самописку. Отойдя чуть в сторону, принялся за дело. Обычный набор: кровать, шкаф, стулья, кресло, столик, зачем-то решил приобрести ещё настоящий женский будуар. Вроде хватит. Огляделся по сторонам. Ого! А продавец не врал. Лавка действительно популярна. Пара студенток уже торчала у прилавка, завистливо рассматривая выставленные на стеллажах образцы бижутерии. Потом отошли в сторонку, перешёптываясь. По виду – первокурсницы. О! Ещё идут. Парень с девушкой, естественно саури. Ахнули, увидев его, торопливо отошли в сторону. Он злорадно отметил, как сереет юноша, рефлекторно выступая перед своей спутницей. Спокойно обогнул их, подошёл к прилавку, протягивая листок с записями:

– Уважаемый, прошу принять заказ!

Продавец взял лист, быстро защёлкал сенсорами логгера. Спустя пару минут выдал:

– Шесть тысяч восемьсот один карх.

– Пожалуйста. – Александр протянул карточку. Наличные решил не тратить.

Продавец с поклоном принял, сунул в считыватель, набрал код.

– Транзакция проведена успешно. Баланс – два миллиарда восемьсот сорок миллионов девятьсот семь тысяч триста два карха. Желаете совершить ещё покупку?

Тьма! Он что, не мог выключить динамик?! Резко обернулся – немая сцена… Застывшие столбом посетители, отвисшая челюсть лавочника.

– Уважаемый!..

Тщетно. Тот не реагировал, впав в ступор. Александр вздохнул, дописал адрес, хотя продавец наверняка его помнил, но на всякий случай, и покинул лавку. Снег вкусно заскрипел под ногами…

Продавец, похоже, очнулся, когда уже стемнело. Во всяком случае, Сашкину покупку доставили поздним вечером. А может, лавочник просто ждал товар из центрального офиса. Киберы быстро разгрузили покупки, сняли новый контейнер, загнали в него глайдер. Потом расставили мебель. Посмотрев на результат, молодой человек вздохнул – в тибе всё равно пусто. Сейчас Сашка даже был бы рад, если бы вся группа толпой ввалилась к нему в дом…

– Логгер, можно ли силами сервис-киберов устроить бассейн в тибе? Небольшой. Пятнадцать на пятнадцать?

– Разумеется. Желаете приступить?

– Да. Впрочем… Не надо. Я передумал…

Без всякого аппетита поел, принял душ и улёгся спать… Утром положил в сумку слегка модернизированные, по его просьбе, излучатели, двинулся на занятия. Группа приветствовала его появление радостным гулом. Быстрый взгляд показал, что девчонки выглядят здоровыми. Та неделя в его тибе практически излечила их от морозной лихорадки. Староста, когда гул приветствий стих, удивлённо взглянула на него:

– А где светлая?

Он вздохнул:

– Айили осталась на Империи. Её перевели в человеческую академию. Профессора аль Зархак тоже больше не будет. Она теперь работает переводчиком в большой человеческой фирме. – Не соврал ведь ни капельки. Армия – это очень большая организация. – Ар Харра и иль Орри перевелись в новый имперский университет. Будут теперь учиться там. Главы их кланов известят ректора сегодня об этом… Ас Кеури выдали замуж.

– Айе… За кого?

Вот же любопытная… Пожал плечами:

– Не знаю точно. Он не из кланов и не из домов. Откуда-то с Фиори…

– Фиори?! – вдруг воскликнула одна саури с заднего сабейсчхе.

– Да, Фиори. Мне сказали так.

– Это значит – за человека…

– А что?

Саури вдруг начали переглядываться, кое-кто посерел в смущении.

– Что такого выйти замуж за человека, высокие? Я знаю точно, что некая вдова стала женой моего знакомого. Более того, она счастлива в браке, даже родила мужу мальчика.

– Вдова нашла себе человека и родила?! – снова тот же изумлённый голос.

Сашка кивнул:

– Да.

– Но ведь она – вдова!

– А что, вдова уже не саури? – ехидно задал он вопрос девчонкам.

Но тут раздался звук учебного колокола. Один, второй, третий. Аль Айири хлопнула в ладоши:

– Девочки! Общее собрание! Быстренько встали и пошли.

Саури одна за другой стали покидать аудиторию, бросая жаркие взгляды в его сторону. Невольно Александр поёжился. Вот теперь точно полярный лис… Раньше их сдерживала Айили. А сейчас никаких ограничений нет… Пристроился в хвост чинно двигающимся в актовый зал согруппницам… Вот не нравится ему, что все встречные с удивлением смотрят на их колонну. И действительно, в противоположность остальным саури, хмурым, поникшим, еле передвигающимся, девушки идут бодро, улыбаются, а выглядят так, будто на улице лето, а не разгар зимы… Да ещё он позади колонны. Без шапки, в куртке нараспашку… Человек…

На трибуну, шаркая ногами, кое-как взобрался ректор. Старик выглядел – краше в гроб кладут, как говорится. Прозвучал сигнал включённой трансляции.

– Уважаемые студенты нашего достославного и почтенного университета! Я собрал вас для того, чтобы сделать объявление: профессор аль Зархак покинула наши стены…

Хм, это он из-за этого?..

– И в связи с болезнью большей части преподавательского состава некоторые занятия в группах будут проводить назначенные ректоратом учащиеся… Сейчас будет оглашён список… – Заунывным голосом ректор стал произносить имена, а Александр напрягался всё больше и больше, предчувствуя неприятности пятой точкой… – И наконец, группа второго курса, куратор ас Архим. В связи с болезнью уважаемого профессора вести занятия в группе будет… – Саури удивлённо взглянул на листок, лежащий перед ним, затем пробежал глазами текст ещё раз. Открыл было рот, чтобы огласить имя несчастного, но просто беззвучно хлопнул несколько раз ртом, так и не произнеся ни слова.

Его шатнуло. Потом старик начал опускаться на глину сцены. Что за… Выскочило несколько педагогов, торопливо подхватили старика, понесли. Женская фигура отделилась от них, подобрала листок, скользнула глазами по листку, потом наклонилась к микрофону. Сашка стиснул кулаки.

– Вести учебную программу у учащихся группы профессора ас Архима некому. Поэтому все учащиеся станут заниматься самоподготовкой. Желающие могут сдать экзамены за курс экстерном.

– Ф-фу!

На облегчённый вздох Кузнецова оглянулись стоящие рядом. Сзади послышался чей-то шёпот:

– Ты серьёзно рассчитывал, что вести лекции поручат тебе, человек?!

Александр лениво повернул голову, с удивлением отметив, что стоящие рядом девушки торопливо расступаются.

– Ты кто?

Перед ним стояла незнакомая саури. Тоже закутанная в тряпки и с уже знакомыми пятнами синевы от зимней лихорадки на щеках, с чуть впалыми щеками. Но… То ли он уже привык жить среди ушастых, то ли что-то другое… Саури чуть приподняла голову, принимая горделивую позу:

– Сайя ар Джарра, бледнокожий урод.

– Даже так? – Давно он не ощущал такой угрозы в голосе. Пренебрежительно усмехнулся. Даже нагло. – Высокая ар Джарра, да будет вам известно, что я готов хоть сейчас сдать экзамен за весь курс Чемье по следующим направлениям: экономике, социологии, торговле, рекламе и даже по психологии. Просто моё пребывание в стенах университета – приказ моего, хм, вождя. Второе, высокая, для меня имя вашего клана ар Джарра не значит ничего. И оскорблять меня значит только одно – подписать смертный приговор своему клану.

– Громкие слова, урод. – Она скривилась, сделав какой-то непонятный жест.

– Она тебя оскорбила, Аалейк, – зашептал кто-то сзади из своих.

Ого! Уже своих!

– Сильно? Оскорбила?

– Ты даже не знаешь наших законов, ничтожество! – Саури закипала всё сильнее.

Краем глаза Александр заметил, что вокруг них собирается толпа. Послышались смешки. Кое-кто начал тыкать в него пальцами…

– Я не хочу устраивать спектакль, высокая ар Джарра. Но как мне подсказали, поскольку я действительно не знаю ваших обычаев, вы нанесли оскорбление моей чести. И судя по реакции собравшихся… – обвёл вокруг рукой, – такое оскорбление не смыть извинениями.

– Я – ар Джарра. Поединок, человек.

– Принимаю. Где и когда?

Она усмехнулась:

– Выбор за тобой, человек.

– Правильное решение. Меня не устраивает Арена справедливости. Потому что я не желаю следовать правилам, означенным там. Потому что я ставлю ни смерть, ни первую кровь, ни извинения.

Саури озадаченно взглянула на него, осмотрелась вокруг. Опять скривилась:

– Тогда чего, бледнокожий урод?

– Первое: мы будем драться в моём тибе. На первом этаже достаточно места для поединка. Далее… – Он вскинул руку, останавливая готовые сорваться с её губ оскорбления. – Вы можете привести с собой свидетелей поединка и зрителей. Тиб может принять двадцать четыре саури с вашей стороны. С моей будет столько же свидетелей.

Взгляд ар Джарры стал задумчивым, но всё же она кивнула:

– Принимается.

– И последнее, высокая. – Он усмехнулся, поднял руку и коснулся её щеки, отчего саури отшатнулась, словно её коснулся прокажённый. – Ты должна будешь перед поединком провести сутки в моём тибе. Одни выходные сутки. Светлая Айили покинула Чемье, и её покои свободны. Вещи светлой вывезены, но я не настолько нищ, чтобы держать комнату пустой. Поэтому ты возьмёшь с собой трёх подруг, чтобы они были свидетельницами того, что я, человек, живущий в тибе, не коснулся тебя ни одним пальцем, не оказывал никакого давления, не унижал и не оскорблял тебя всё то время, что ты будешь находиться в моём тибе. Ну а победителю достанется право хаар, саури. Ты сможешь потребовать от меня всё, что пожелаешь. Если ты не согласна, моли тёмных богов о пощаде. Я уничтожу не только тебя, но и весь твой клан до последнего саури. И его вычеркнут из Багровой книги кланов, как аль Сабира.

– Ты сошёл с ума, урод?! Требуешь, чтобы та, которая жаждет вырвать из твоей груди сердце, пробыла в твоём доме сутки перед поединком? Думаешь, это поможет тебе?! Пощады ты не дождёшься, а смерть твоя будет ужасной!

– Высокая, аль Уири считался первым клинком Чемье.

– Он щенок по сравнению со мной! Его счастье, что его убили раньше, чем я скрестила с ним мечи.

Странные у неё глаза. То серые, то почти стальные. Но пятна морозной лихорадки… Сашка не мог отвести взгляд от саури.

– Ты принимаешь мои условия, высокая?

– Я буду биться насмерть, белое ничтожество.

– Оскорблять противника – значит выказывать ему неуважение. Не уважать противника – значит проиграть поединок ещё не начав. Я жду тебя, высокая, и свидетелей твоей непорочности. Сутки в моём тибе тебе и трём твоим подругам, потом поединок. День – на твой выбор.

– Я буду сегодня же! – Сайя резко развернулась, её чуть пошатнуло под тяжестью одежды, но она сумела удержаться на ногах.

Сашка покачал головой вслед исчезающей в толпе студентов фигуре. Его дёрнули за рукав. Повернув голову, он упёрся в огромные глаза кого-то из одногруппниц.

– Чего?

– Мы уходим.

И верно, последние девушки исчезали в галерее, ведущей из общего зала. Под ропот смотрящих на него студентов человек покинул зал. Позвавшая его саури заспешила рядом. Вдруг остановилась, развернулась, со всего маха заехала ему по голени. Больно не было. Слишком много тряпок намотано на ногах той. Но Сашка опешил:

– Ты чего?!

– Зачем ты это сделал?! Теперь она тебя точно убьёт! Ар Джарра не просто клан! Это клан профессиональных убийц и шпионов! Их с рождения обучают искусству убивать! Тем более что ты сам отказался соблюдать правила! У тебя был шанс, потому что она больна, и очень больна! Её истощение уже почти критическое! А вместо этого ты спасаешь своего убийцу!

Человек усмехнулся и вдруг стремительным движением коснулся кончика аккуратного носика.

– Вот потому, что она больна, я и делаю это. И – я не умру. – Его глаза зло сузились. – Но она проклянёт день, когда решилась пойти против меня. Тем более оскорбить.

Саури рядом с ним чуть отпустило. По крайней мере, волнение на её личике немного уменьшилось.

– Когда всё закончится, у меня есть к тебе разговор, Аалейк.

– Без проблем. После поединка – пожалуйста…

Они дошли до аудитории, Александр привычно пропустил девушку вперёд, а войдя внутрь, упёрся в сорок восемь глаз, впившихся в него. Замахал руками:

– Знаю, знаю, девочки! Клан профессиональных убийц, клан шпионов, мастера смерти, призраки ночи и так далее. Проходили уже. – Сашка пренебрежительно усмехнулся, потом принял серьёзный вид, но тут же вновь улыбнулся. Отстегнул сумку, достал кубики обогревателей. – Староста.

Та тут же выросла перед ним, расплываясь в улыбке.

– Поехали.

Два ей. Два себе. Только прилепил их уже так, чтобы и кафедра попадала под облучение. Девчонки заулыбались, начали стягивать с себя лишние тряпки, а он подошёл к кафедре.

– Девочки, прошу внимания. – Вроде и негромко произнёс, но все замерли, ожидая объявления чего-то важного. – Завтра у нас будут настоящие занятия. Но учиться мы будем не здесь. А у меня. Совместим полезное с приятным. К тому же мой дом сейчас гораздо лучшее место для учёбы, чем промёрзшая аудитория. Согласны?

– А нам разрешат? – подал робкий голос кто-то из середины.

– Разумеется. Можете не сомневаться. Так что жду вас завтра с утра у себя. Сегодня… Тоже можете прийти. Вечером. Пусть ар Джарра немного понервничает.

– Айе…

Парень едва устоял под напором девичьих тел, повисших на нём… Кое-как высидел до конца второго часа занятий. Пора по домам. Девчонки не возражали. Он собрал обогреватели, их надо поставить на зарядку, уложил в сумку, и все дружно двинулись на выход. Распрощались, саури двинулись в одну сторону, он в свой тиб…

– Мажордом, сегодня у нас будут ночевать девушки. Четыре. В комнате Айили.

– Принято.

– И вечером придут мои сокурсницы. Так что…

– Принято. Когда ожидать тех, кто будет ночевать, хозяин?

– Думаю, скоро. У них ещё одна лекция плюс зайти домой, собрать еды – вряд ли они сядут со мной за стол, так что будем ждать часа через три. Но может, и раньше. А пока мне обед.

– Исполняю, хозяин…

Александр переоделся, принял душ, только уселся на табурет-банкетку, решив немного поиграть на гитаре, как логгер доложил:

– Перед тибом наблюдается четыре саури. Стоят перед дверью.

– Покажи.

Вспыхнула картинка. Да. Пришли. В руках – небольшие узелки. И закутаны ушастики больше обычного. Всё верно. Тиб огромный по сравнению с остальными, так что внутри должно быть вообще промозгло…

– Пустить. Киберов – в режим ожидания.

– Исполняю.

Сашка повесил гитару обратно на стену, спустился. Как раз прошумел привод закрывающейся задней двери, одновременно вторая, ведущая внутрь, начала раскрываться. Когда изумлённые саури появились в нижнем зале перед ним, представился:

– Александр Кузнецов. Человек, как видите. Прошу следовать за мной, высокие…

Они всё время старались держаться ближе друг к другу, едва ли не толкаясь. Потом ощутили, что происходит что-то странное. Пустота внутри и сосущее чувство начали медленно, но определённо убывать. По крайней мере, когда гостьи подошли к лестнице, до которой было метров пятнадцать, то первые симптомы выздоровления ощутили уже все. Кто-то из них уже стал сдёргивать с рук тканевые варежки, кто-то потянул с головы покрывало. Пахнуло тяжёлым запахом пота. Сашка поморщился, но поскольку был к ним спиной, то саури не заметили его гримасы. Остановился на лестнице, развернулся к сразу насторожившимся лицам, показал жестом нижнюю площадку:

– Поединок будет там. Вас устраивает место, высокая?

Ар Джарра кивнула, окинув взглядом нижнюю площадку тиба с высоты лестницы. И Сашка повёл саури на жилую галерею, в комнату Айили. Открыл двери, вошёл внутрь, саури замерли на пороге.

– Проходите, девушки. Вот здесь вам жить оговоренные сутки. Можете пользоваться всем, что имеется в комнате. В том числе и спать на кровати. Спальня в вашем распоряжении, но прошу костры из мебели не жечь. Тут достаточно тепло.

– Действительно… Даже жарко…

Одна из троих сопровождающих как-то странно вздохнула и стала сматывать с себя покрывало. Вновь пахнуло застарелым запахом немытого тела, и Александр опять непроизвольно поморщился, что вызвало злой взгляд ар Джарры.

– Всё, располагайтесь. – Он двинулся к выходу, но спохватился: – Совсем забыл, девушки… Отхожее место – там. Можете подойти посмотреть, отсюда видно.

Саури дружно столпились у дверей, устремив взгляды туда, куда он указывал. Потом кивнули в знак того, что поняли.

– Человеческой сантехникой, надеюсь, воспользоваться сумеете… Скоро придут мои девушки. Прошу их не обижать. Они вам докучать не станут. И – завтра будут свидетелями с моей стороны. Ваши, высокая?

– Они придут в назначенный для поединка час. Нам надо будет уйти утром на занятия, человек…

– Никаких проблем. Мажордом?

Голос с потолка заставил саури на мгновение присесть и начать озираться.

– Да, хозяин?

– Выпустить моих гостей по первому их требованию.

– Принято, хозяин.

Александр взглянул на чуть потемневших саури:

– Это управляющий логгер дома. Просто скажете вслух, что вам надо идти, и он вас выпустит.

– Д-да… – Кто-то смог выдохнуть из себя единственное слово.

– Если что непонятно, спрашивайте его. Ответит или поможет. Вместо слуг в тибе используются сервис-киберы, но вас они слушать не будут, поскольку вас нет в списке допущенных. Я живу там… – показал дальнюю дверь, ведущую в его комнату. – Чтобы вы не говорили, что я дал вам худшие покои, могу заверить, что она точно такая же. За исключением некоторой мебели. Нет у меня дамского столика, например… Если же меня не будет в своей комнате, то можете найти меня либо здесь… – указал на учебный класс, – либо на кухне. Там вы, кстати, можете разогреть то, что принесли с собой, в микроволновой печи. Только не пользуйтесь металлической посудой, лучше возьмите в буфете фарфоровую либо пластиковую. Воду для питья брать там же. Как и кипяток для заваривания кофе или чая.

– К-кофе? Издеваешься?!

– Ничуть.

Самое для саури обидное, что от них с каждой минутой, по мере их оттайки, всё сильнее несло специфическим запахом.

– Всё, высокие. Инструктаж окончен, можете располагаться. Меня без особой нужды прошу не тревожить. – Кивнул им, двинулся в студию.

Набрал заказ по Сети на двадцать четыре стандартные имперские парты для занятий, выписал и учебные ленты по экономике для средней школы. Пообещали доставить к вечеру. А фильмы сбросили по логгер-сети. Взглянул на часы – до прихода девчонок примерно час. Можно немного расслабиться. Снял гитару со стены, уселся поудобнее на банкетку, тронул струны. Подумав, пробежался пальцами по аккордам, затем сделал пару резких переходов.

…Так забери меня домой,

Забери меня далеко,

Забери меня туда, где мы можем потеряться.

Забери меня обратно,

Забери меня туда,

Просто забери меня куда-нибудь.

Ты прикасаешься ко мне в последний раз,

И это заполняет меня.

Где что-то пустое,

Там есть что-то, что влюблено.

У тебя золотой голос,

И это всё ещё утешает меня.

Но ты становишься старше,

И я знаю, это только со мной…[2]

– Хозяин, прибыли саури.

– В базе данных они есть?

– Да. Незнакомых сигнатур не обнаружено.

– Запускай. – Сашка махнул рукой, кладя гитару на стул и выходя из класса на галерею.

Внизу, весело переговариваясь и смеясь, уже шумели девчонки.

– Аалейк! Мы тебя любим! Айе!

На пол полетели толстые накидки, верхние платья, всё лишнее, что было накручено и наверчено. Парень улыбнулся – и почему ему вдруг стало так легко и спокойно? Может, из-за того, что, будучи дома, подсознательно переживал за них? Хватило ли им недели специального света? Не впал ли кто вновь в то жуткое состояние, из которого пришлось с таким трудом вытаскивать Лондру аль Зархак?

– Так, девчонки, ванная свободна! Можете плескаться сколько влезет! – Спохватился: – Только вот комната Айили занята. Так что пока воспользуйтесь этой, – указал на класс.

Но все дружно замахали руками, а к нему подлетела староста:

– Ещё тебя из дома выживать! Скажешь тоже! Лучше мы там расположимся, – ткнула пальцем на свободное место на галерее сразу за стенами комнат. – Там и свободно, и мы никому не помешаем.

– Хотите, я занавеску повешу?

– Не надо! Они нам дома надоели! Так хочется чего-нибудь нового!

– Нового? Будет вам новое. – Сашка заговорщически улыбнулся, чуть подмигнул мгновенно посеревшей от смущения саури. Заторопился: – Всё. Я убежал. А вы плескайтесь. Не стану вас смущать.

– А когда новое? – требовательно, но шутливо топнув ножкой, спросила та самая, светлая, которая треснула ему по ноге.

Парень снова щёлкнул её по кончику носа:

– Самая шустрая? Как закончите полоскаться, приходите туда, – показал на класс. Снова подмигнул…

– Какого тёмного бога эти малявки расшумелись? – недовольно сморщилась ар Джарра при особенно восторженном визге, донёсшемся из-за дверей.

Одна из её подруг поднялась, лениво натягивая вторую часть эчче на почти обнажённое тело. Четвёрка саури поняла, что с тибом человека явно что-то не просто. Уже войдя внутрь, они почувствовали резкий прилив сил. Потом стало жарко до такой степени, что все постепенно разделись, позволив себе снять практически всё, кроме нижней части традиционной одежды. Благо вырез почти во всю спину позволял испытывать неземное блаженство. Они ждали чего угодно, любой ловушки, любого воздействия, но вопреки ожиданиям, пока ощущали лишь то, что им с каждым мгновением становится всё лучше и лучше, с каждой секундой пребывания в этом немыслимо роскошном тибе.

Саури вышла, но спустя минуту ворвалась обратно, взъерошенная, с ошеломлённым видом, словно её то ли что-то напугало почти до потери сознания, то ли оттого, что увидела нечто немыслимое. Молча взглянула на подруг, бросилась к своему мешку, рванула завязки, быстро выбрасывая оттуда всё, что попадалось на глаза. Наконец облегчённо вздохнула, выдёргивая аккуратно сложенное новенькое, ни разу не одевавшееся эчче. Затем стремительно бросилась назад. Но, словно что-то вспомнив, замерла на миг в дверях. Обернувшись, бросила:

– У него там купальня! С горячей! Водой! Совершенно чистой! И второгодки визжат от восторга! Они там моются! Сейчас! В сезон плача! – И вылетела, словно её подхватил ураган.

Оставшиеся переглянулись: ей что, привиделось? Или… Впрочем, про бледнокожих рассказывали разные небылицы, и уж кто-кто, а члены клана ар Джарра достоверно знали, что далеко не всё из этих рассказов сказки и небылицы. Сайя отреагировала первой: она поднялась, неторопливо подошла к двери и выглянула. Затем с презрительным видом вышла из комнаты, а потом… Потом повторилось то, что только что было с первой из их компании… Все четверо теперь наслаждались немыслимым чудом, даже слегка постанывая от удовольствия. Тёплая, парящая ароматами вода, ласкавшая тело тугими струями. Пузырьки воздуха, щекочущие отмытую до скрипа кожу… Эти второкурсницы неплохо устроились! Человек оказался немыслимо щедр, позволив им пользоваться своей купальней, наслаждаться теплом, и сделал что-то такое в доме, отчего солнечная недостаточность, извечный бич всех саури, исчезла бесследно.

– Айе… Скажи мне кто о подобном ещё утром, я рассмеялась бы ему в лицо и ославила лжецом…

– Сайя… как ты себя чувствуешь? – спросила сидящая напротив неё девушка.

– А что? Что не так?! – напряглась сразу саури, приготовившись даже покинуть горячую воду, если вдруг та окажется отравленной.

Подруга, широко раскрыв изумлённые глаза, произнесла:

– Следы лихорадки… на твоём лице… Они… исчезают…

– Что?! – Ар Джарра ошеломлённо коснулась лица, провела пальцами по нему, ахнула: – Не может быть!.. Я не верю! Зеркало! Мне нужно зеркало, эй, там!

Голос с потолка ответил почти сразу:

– Вы хотите зеркало, гостья?

– Да! – немного испуганно ответила саури.

– Одну секунду.

Панель напротив ванны вдруг изменила свой цвет, превратившись в одно огромное отражающее стекло. Сайя буквально выпрыгнула из воды, застыла, потрясённо вглядываясь в изображение. Потом беспомощно обернулась, застывшим взглядом обвела подруг:

– Это правда… Правда… И я… Я больше не чувствую холода, пожирающего мои кости…

Новый восторженный вопль второкурсниц заставил всех вздрогнуть. Четвёрка переглянулась, потом та, что первой обнаружила купальню, выдохнула:

– Чует моё сердце…

– Зря оно чует. А вот мой нос говорит, что там явно что-то… такое… Даже жаль надевать на чистое такую грязь… А придётся… Хотя после подобного даже одна мысль о том, что будем ложиться на наши чаде…[3]

– Девчонки… – с заговорщическим видом протянула до этого момента не проронившая ни слова девушка, – а ведь человек разрешил воспользоваться тем спальным помостом… Я, кстати, глянула краешком глаза – он застелен и абсолютно чист! Эй, наверху!

– Слушаю вас, гостья, – уже не так пугающе откликнулся голос.

– Мы можем лечь спать на тот помост, что находится в комнате, где мы расположились?

– Разумеется. Более того, если вы сложите свою одежду в шкаф, стоящий у стены, то сможете утром забрать свою одежду чистой и сухой. Что касается вашего купания, то…

Зеркальная стена разъехалась, и девушки потрясённо ахнули: за ней оказалась целая комната, забитая аккуратно сложенными полотенцами, даже на вид немыслимо чистыми и мягкими. Громоздились флаконы и бутылочки с притираниями, кремами, настоями…

– Вам разрешено пользоваться всем этим. После купания вы можете надеть халаты, чтобы не использовать свою одежду…

Из ниши выехали четыре упакованных пластиковых мешка.

– Распоряжение хозяина. И – он хочет видеть вас после того, как вы покинете ванну, у себя, на кухне.

– Зачем? – нахмурилась Сайя. – Пусть даже не думает – поединок состоится. В любом случае.

– Хозяин приглашает вас для угощения кофе.

– К… к…

– Он знает, что по вашим канонам есть пищу, приготовленную не членом клана, вы не станете. Но в то же время кофе употребляют все саури. А чтобы вы не обвинили его в попытке отравления, он согласен пить его вместе с вами, чтобы вы убедились в отсутствии злого умысла с его стороны. Он ожидает вас через тридцать минут. Пока у него находятся члены его учебной группы…

Логгер замолк, зато откуда-то вновь раздались звуки человеческого инструмента, играющего щемящую сердце мелодию. Зачарованные саури застыли.

– Тёмные боги… – прошептал кто-то из них.

Остальные только тихо вздохнули.


Глава 14 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 16



Loading...