home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Как не хочется просыпаться… Сайя шевельнулась, не открывая глаз, лениво почесала лоб рукой… Потом села, откинув мягкое невесомое одеяло, спустила на пол ноги… Встала… Она проиграла?! Нет, этого не может быть! Голова закружилась, девушка рухнула обратно на кровать. Не веря своим глазам, ущипнула кожу на круглых коленках, пискнула от боли:

– Айе!

Стукнула кулачком – удар чувствуется. Пошевелила пальцами. Гнутся. Нормально работают… Это был кошмарный сон?! Всё то, что произошло с ней, – морок, насланный тёмными богами?! Поединок с человеком за право хаар, её позорный проигрыш, а потом непонятный паралич… Резко повернула голову в одну сторону, в другую, похолодела от ужаса. Тиб человека! Она помнит эту обстановку! Громадное спальное место, приподнятое на ножках, волшебный шкаф, сделавший из старой одежды новую, тёплый, она и сейчас хорошо чувствует это, чуть пружинящий под ногой пол и непривычно высокие сиденья людей… Неужели… Но – как?! Это же невозможно! Невозможно! Не может быть!

Рывком поднялась – ноги и руки действовали безупречно, тело слушалось. Вновь осмотрелась по сторонам – да, она узнаёт эту комнату, где провела ночь перед тем, как…

– Добрый день, Сайя.

– Д-д… – Не в силах произнести ни слова, просто кивнула, снова замерла, рассматривая чистые волосы, ставшие после вчерашнего купания значительно мягче. Теперь они были свободно распущены, ниспадая по плечам, прикрытым приятной на ощупь тончайшей тканью… Что произошло?.. Подняла голову: – Я в тибе человека?

– Разумеется, Сайя.

– Где он сам?

– Отсутствует, но вернётся.

– Как долго его не будет?

– Хозяин прибудет через тридцать минут. Я рекомендовал бы вам одеться, потому что в тиб придёт много разумных, и представать в таком виде перед остальными не советую. Да и хозяин будет категорически против этого. В шкафу находится приготовленная для вас одежда. Но для начала воспользуйтесь ванной.

Саури послушно пошлёпала босыми ногами, куда сказано. Открыла дверь, скользнула глазами по первому этажу – внизу знакомый ряд столов и стульев на амфитеатре и кресло преподавателя. Одного взгляда хватило, чтобы убедиться – имперец держит своё слово… Умылась, даже рискнула почистить зубы новенькой щёткой и удивительно освежающей рот пастой. Вернулась в комнату, как раз вовремя, потому что уже увидела в окно, как к тибу движется толпа саури и он… Силуэт человека в окружении гибких девичьих фигурок… Едва успела войти в комнату и прикрыть дверь, как внизу загомонили, зашумели.

– Айе! – донёсся радостный визг до ушей девушки. Что, он их маслом, что ли, мажет?

Подошла к шкафу, открыла и бессильно опустилась на пол – что это?!

– А где одежда, которую ты обещал?!

Бездушная железка радостно произнесла:

– Человек желает, чтобы вы носили дома только одежду людей.

В воздухе вспыхнула фигурка саури. Совершенно обнажённая. Потом начала медленно, с тщательным показом каждого движения, одеваться.

– Так носится… Это надевается… Аккуратным движением…

Стиснув зубы, смотрела – иного выхода не было. Теперь она его собственность. Так что исполнять его странную прихоть ей всё равно придётся. Одно хорошо – теперь её не сожгут за подобное святотатство и нарушение канона…

Показанными машиной движениями надела то, что заменяет подвязки. К огромному удивлению, ничего не тёрло, не жало, сидело точно по фигуре, подчёркивая все выпуклости тела. Проглотила судорожным движением внезапно возникший в горле ком. Принялась надевать верхнее. Длинное лёгкое платье на узеньких, почти незаметных бретельках, обтягивающее верхнюю часть тела и обнажающее верхнюю часть груди вплоть до ложбинки, свободно ниспадающее, словно фаири, до самого пола. Щёлкнул ящик внизу, выезжая из шкафа. Что это? Обувь? Тёмные боги! Какая прелесть! Торопливо застегнула, вытянула ногу, любуясь красотой человеческого искусства.

Айе! Шаги?! Вскочила, заметалась, не зная, куда спрятаться… Потом почему-то кинулась к спальному месту, присев, притаилась за массивной спинкой. Напряглась, ожидая самого страшного… Звуки шагов в спокойном ритме проследовали мимо. Тишина. И внизу тихо. Рискнула вылезти из ненадёжного укрытия. И почему он вдруг выказал именно такое желание? Опять шаги. Дёрнулась было обратно, но тут же остановилась – зачем оттягивать то, чего теперь не избежать? Лучше уж быстрее всё сделать, и… Щёлкнул замок. Тишина. Что? Подкралась к двери, чуть приоткрыла её, заглянула в щель. Тихо? Тихо. А где все? Внизу – никого. Только пустые столы и стулья. Остальные уже ушли? Тогда… они здесь одни?! Колени начали подгибаться сами собой. Торопливо откинулась назад, чтобы если упасть, то в комнате… Всё же удержалась. Снова щелчок замка. Он был в умывальне! Идёт не спеша, босиком, в лёгкой рубашке без рукавов, вытирая на ходу полотенцем голову… Отскочила от двери, та закрылась сама. Беззвучно. На лбу выступил пот. Едва дыша, прислонилась спиной к стене… Айе… Он опять прошёл мимо… Тишина в тибе… Цок. Цок. Цок… Это его железные слуги. Она помнит эти звуки…

– Юили, вас ждут на кухне.

Проклятая человеческая железка!!! Она чуть не намочила новенькие нижние штанишки от неожиданности!

– Предупреждать надо, болван металлический!!! – выкрикнула зло, вытирая ладонью выступившие слёзы обиды.

– Прошу прощения, юили. Удивлён вашей реакцией. Но вас ждёт хозяин.

– Уже иду!

– Вторая дверь от вашей комнаты.

– Я знаю!

Едва не расплакалась опять, но всё же нашла в себе силы выйти и пойти, куда велено. Только вот каждый шаг давался с трудом, словно она шла на помост смерти. А впрочем, так и есть. Дорога осуждённого к палачу…

– Добрый вечер, дорогая.

Поражённая до глубины души услышанными словами, саури вскинула голову. Увидела его спокойное лицо и тут же опустила глаза опять…

– Чего ты? Присаживайся. Будем ужинать, а то скоро девчонки придут лечиться.

– Я не…

– Теперь твой клан – я. Так что ты будешь есть и делать всё, что вздумается мне. Прикажу – будешь прыгать с галереи. Захочу, станешь петь ночами песни. Пока ты не рассчитаешься со мной, у тебя нет ни воли, ни желаний, никаких прав. Только обязанность выполнять мои прихоти и желания.

– Ты…

– Да, я. А ты признала проигрыш и моё право хаар, – последовал совершенно спокойный, без эмоций, ответ. – И кроме того… – небрежным кивком указал на несколько свитков, лежащих на столе, – посмотри. Эти бумаги касаются тебя.

Дрожащей рукой Сайя взяла первый лист, развернула, и сердце ухнуло вниз. Глава ар Джарры изгоняет её из клана, как опорочившую честь клана нечестным приёмом… Да. Она использовала иглы с ядом. Если бы одна такая попала в человека, то он начал бы вначале быстро выдыхаться, потом его движения сделались бы медленными и неточными, и ей оставалось бы только докончить дело. Никто ничего не стал бы расследовать, потому что свидетелей смерти оказалось бы предостаточно… Следующий лист – заключение лекарей о составе яда на ножнах страшного меча. Вывод – неизбежная смерть человека при попадании состава в кровь. Подписано авторитетнейшими специалистами клана аль Уири, поставлявшими медицинские препараты всем саури. Напоследок – показания свидетелей поединка, подтверждающих чистую победу человека.

– Ещё вопросы?

Девушка опустила голову, качнула гривой волос, соглашаясь со всем прочитанным.

– Тогда садись есть. Это приказ.

Она послушно уселась и вдруг испуганно вскочила, когда середина стола провалилась и откуда-то изнутри выехала уже сервированная едой поверхность.

– Ты чего? Испугалась? Великий воин чуть не наделала в трусики?

– Ты имеешь право издеваться надо мной, – ровным голосом ответила Сайя, усаживаясь на прежнее место.

– Бери, и давай есть. – Сашка бросил взгляд в сторону, где на стене мерно мерцали человеческие знаки. – Времени не так много…

Трапеза, на удивление, была обильной и вкусной, но сам процесс приёма пищи проходил в молчании. Вновь цоканье ног роботов. Паучок вошёл, поставил ароматно пахнущий поднос с чашками. Человек кивнул на него:

– Твой любимый кофе. Прости – ваш любимый.

Не может быть!!! Он даёт ей возможность насладиться благородным напитком! После всего произошедшего! Хочет умаслить, чтобы она была покорной и податливой?! Но… Сопротивляться после всего, что случилось, просто глупо. И… чем скорее всё произойдёт, чем быстрее она ему надоест… тем быстрее она от него избавится… Впервые за время трапезы саури посмотрела в его сторону. Сидит со спокойным видом, делая небольшие глотки из чашки. Из… драгоценнейшей чашки настоящей полупрозрачной белой глины людей с тёмно-синими лазуритовыми вставками стоимостью не в одну тысячу кархов! А у неё?! Точно такая же! Тёмные боги… А ведь буквально перед поединком по университету пронёсся невероятный слух, что его богатство едва не равно казне некоторых кланов первой десятки Багровой книги! Да и если судить по убранству и содержанию его тиба, сюда вложены миллионы… Светлые боги! Кажется, она поступает глупо… Очень глупо…

– Посуду мыть не надо. Просто оставь её на столе, мебель сделает всё сама, – донёсся его голос со стороны.

Девушка вздрогнула, очнувшись от мыслей, сообразив, что он уже стоит в дверях. Усмехнулся:

– Не вздумай одеваться в свои тряпки. Привыкай носить человеческую одежду. Думаю, ты скоро к ней привыкнешь.

Парень вышел из кухни, оставив её одну. С сожалением допила благородный напиток, повертев в руках и полюбовавшись на искусство мастера, поставила чашку на стол. Тот словно ждал этого. Щелчок, плоская поверхность раскололась, и всё грязное плавно ушло вниз. Опять щелчок – вновь ровная поверхность. Металлический паук молча неподвижно застыл. Сайя вздохнула, поднимаясь, пошла прочь. Что ей делать? Ш-шух. Дёрнулась на звук, ахнула от изумления – амфитеатр, на котором стояли учебные столы, раскололся на две части, двинувшиеся в стороны, а под ними появилась… Вода! Да ну, ей кажется! Этого не может быть!!! Забыв обо всём, бегом бросилась вниз, подбежала к краю большого квадратного водоёма, тронула рукой… Тёмные боги! Но как такое возможно?! Действительно вода! Тёплая, манящая, приятная. Подсвеченная снизу и по краям ровным голубовато-зелёным светом! Он что, совсем сошёл с ума? Ни в одном тибе истинных нет подобной роскоши! И не может быть! Выкидывать такие средства всего лишь для устройства внутреннего водоёма не по силам ни одному клану! Зачарованно застыла на коленях, не в силах оторвать глаз от ровной глади.

– Чего встала? Сейчас девчонки придут купаться.

– Д… К… Ты хочешь сказать, что это – всего лишь место для омовения?!

– Нет. Для омовения служит ванная. А это – для купания. Наслаждаться плаванием, светом, для отдыха.

Сайя задрожала, не в силах определиться со своим состоянием… А он весело произнёс:

– Так что быстренько дуй в душ и надевай купальник. Можешь плескаться сколько душе угодно.

– Айе… Ты хочешь показать мне свою силу? Или своё богатство?

Теперь его лицо стало непонятным. Он как-то странно нахмурился:

– Если ты стесняешься, то можешь искупаться потом, когда все уйдут. И кстати, если у тебя нет желания видеть кого-нибудь сейчас, после дня твоего по… – Оборвал слово. – Можешь посидеть у меня в комнате. В неё никогда не заходят. А вот в твою обязательно заглянут. Спрячься там, подумай, что ты наденешь завтра на занятия. Логгер тебе покажет, что привезено. – Александр вышел.

Девушка пошла в его комнату и, едва переступив порог, замерла, не в силах сделать ни шагу дальше. Спальный помост в центре. Огромный, почти такой же, как и в той комнате, где она очнулась. На непослушных ногах кое-как доковыляла до стоящего у стены высокого сиденья, опустилась, не в силах отвести глаз от места, где она потеряет свою честь и невинность, чтобы потом, когда придёт срок, быть выброшенной, словно грязная тряпка… Торопливые шаги, шум голосов, радостные крики, восторженный визг – всё это фоном проходило мимо неё. Как же повезло этим соплячкам! Да что там – всем прочим саури в Чемье тоже повезло! Только она оказалась проклятой богами… Воистину говорят, что даже самый сильный воин когда-нибудь встречает ещё более сильного. Что толку, если она выиграла в этот сезон радости высшее место в клане? Глава, не задумываясь, избавился от неё, едва Сайя проиграла. Яд? Айе, всего лишь удобный повод, чтобы сохранить честь клана… Минуты текли, словно песок пустыни сквозь пальцы, с каждым мгновением приближая роковой миг. Девушка вздрогнула, когда логгер подал голос:

– Вас просят пройти на кухню.

– А… кто ещё в тибе?

– Кроме хозяина посторонних нет.

Вздохнула с облегчением и тут же сжалась – осталось совсем немного до рокового мгновения, после которого назад пути не будет…

– Присаживайся. – Парень кивнул на стул. – Хочешь чего-нибудь? Чай, кофе? Что-то из вашего ассортимента?

– Нет.

– Как знаешь.

Сам спокойно делал небольшие глотки из чашки, поглядывая на неё.

– Что? – Она исподлобья взглянула на него. Человек, немного помолчав, вздохнул:

– Красивая ты… Вот что.

– Красивая?! Только это принесло мне не счастье, а позор! Стать подстилкой человека! Тёмные боги! – схватилась за голову.

Вновь тишина, потом странно напряжённый голос:

– Так это выглядит, значит? Подстилка человека? Всего лишь?

– А что я ещё?! Что? В угоду своей прихоти ты возжелал сделать из меня игрушку! Домашнего зверя, живущего твоей милостью, развлекающего тебя вечерами и ночами. И кто я после этого?! Кто?!

– Дура. – На его лице появилась странная полуулыбка, ничего ей не говорящая. – Непроходимая дура. – Он поставил чашку на стол, встал. Затем посмотрел на неё непонятным взглядом. – Я отказываюсь от права хаар в отношении тебя. Ты свободна. Уходи.

– Что?!

– Если ты плохо слышишь, то покажись медикам или лекарям. Я отказываюсь от права хаар в отношении тебя и не выдвигаю никаких претензий. Отныне ты свободна от каких-либо обязательств по отношению ко мне. Покинь мой дом. Отныне и навсегда. Мажордом? – позвал он логгера.

Тот тут же откликнулся:

– Слушаю, хозяин?

– Принеси верхнюю одежду и обувь для этой саури. После того как она покинет дом, внеси её в список лиц, которым запрещён вход в тиб. Отныне и навсегда. Исполнять.

– Айе… Что… – Она говорила уже в пустоту. Кухня опустела. Человек успел покинул её.

Цок-цок-цок. На пороге появился паучок с большим пакетом:

– Саури, немедленно оденьтесь и покиньте здание. Иначе к вам будут применены чрезвычайные меры по протоколу безопасности.

– Отстань, тупая железяка! Человек что, действительно отпускает меня?!

– Хозяин выгоняет вас, а не отпускает. Вы нанесли ему очень большую обиду. Такое он вряд ли сможет когда-нибудь простить. Немедленно одевайтесь, иначе вас просто выкинут отсюда.

Трясущимися руками саури потянулась к пакету, который металлический паук держал в своих щупальцах. Открыла, вытащила оттуда человеческую, естественно, одежду для улицы.

Железка снова подала голос:

– Увеличьте скорость одевания. Всё, что находится внутри, точно соответствует вашим размерам.

Брюки. Что-то вроде красиво сплетённого, короткого, свободного эчче из тёплых пушистых нитей. Высокие, с… мехом внутри, сапоги, севшие на ногу словно влитые! А это? Нечто вроде свободного фаири с оторочкой понизу мехом и, опять же, мехом внутри. Человеческий головной убор. Какой богатый! И… Ах да. Этой штукой люди скрывают свою шею.

Дверь раскрылась. На пороге появился второй паук:

– Вы одеты. Покиньте помещение.

– Это не обман? Не ловушка? – Привычная осторожность дала о себе знать. А ну как она подойдёт к двери, и её просто убьют? А потом скажут, что саури отказалась от исполнения обещания?..

Дальше девушка просто не успела отреагировать – оба паука вдруг оказались возле неё и, ухватив своими манипуляторами, потащили вниз. Всё? Конец? Но первая дверь распахнулась, и она оказалась в знакомом коридоре. Тотчас раскрылась вторая, рывок – и саури оказывается снаружи. Лицо сразу обожгло ледяным, после тёплого тиба, воздухом сезона плача. И – уже уличная темнота третьей стражи… Её действительно отпустили? Боги! Она свободна, и ей не надо выполнять в высшей мере унизительное желание человека! Сайя даже пару раз подпрыгнула от счастья и побежала в свой тиб. Надо поделиться с подругами радостью! Она – свободна! Свободна!..

А вот и родной тиб! Торопливо рванула на себя плотную занавеску, прикрывающую вход и сразу заметила три сгорбившиеся фигуры возле жаровни.

– Ты?!

– Девочки! Он меня отпустил! Отказался от хаара!

– Что ты несёшь?!

– Человек отказался от исполнения права хаар! Клянусь всем, что есть! Можете спросить у него!

– И поэтому хомо одел тебя в одежды стоимостью полмиллиона кархов? – вмешалась в разговор Айара.

Сайя замерла:

– Вы что, мне не верите?!

– Нам нет причин доверять тебе. – Все отвернулись к огню, протягивая к пламени вечно зябнущие руки.

– Позвольте хотя бы побыть до утра… А там вы сами сможете спросить у человека! Он не станет отказываться! Его железные пауки сами вывели меня из его тиба!

– Вывели? Получается, он тебя просто выгнал?

Девчонки переглянулись между собой. Потом Мейар махнула рукой:

– Спи. Твоя лежанка ещё не выброшена. – Отвернулась к огню.

Сайя быстро пробежала к стоящим неподалёку внутренним шатрам, где располагались спальные помосты. Хвала богам, её имущество на месте. Ничего не тронуто. Быстро улеглась, потому что утром надо будет бежать на занятия. Из университета её выгнать не могут! Оплата кланом внесена за весь курс, и этот год у неё последний. Так что не пропадёт. Как-нибудь дотянет до окончания… Запахнула полог, поджала под себя ноги. Человеческая одежда такая тёплая… Греет, словно внутри костёр! Счастливо улыбнулась сама себе…

Проснувшись, торопливо нашла в вещах свою одежду, стала стаскивать с себя человеческое, хотя и жалко. Как же холодно! Насквозь промёрзший изнутри тиб покрылся толстым слоем инея. Стуча зубами, натянула на тело заиндевевшие тряпки. Х-холодно… Как холодно… Девчонки снаружи стучали котелками. Принюхалась – их обычная трапеза из зёрен тука. В желудке засосало, когда вспомнила те чудесные яства на столе человека, уютное тепло, ощущение чистоты и свежести тела. А тут сразу после переодевания оно покрылось тем самым противным липким потом. И этот холод… Понятно, почему соплячки так рвутся к этому… человеку… Ощутить себя здоровыми, набраться сил, совершить омовение горячей водой.

Как же хочется есть! Даже в желудке урчит. Но она пока потерпит. Там, в университете, всё прояснится, и подруги вновь повернутся к ней… Так и просидела неподвижно на лежанке, ожидая, пока те закончат трапезу. Собрала свои принадлежности для учёбы. Наконец подруги двинулись. Вышла следом, не приближаясь к ним и соблюдая приличествующую дистанцию. Раз не хотят с ней общаться – пусть. Человек подтвердит свои слова об отказе от хаара. Она от него не отстанет, пока он не сделает этого!

…Группа встретила её настороженно. Лёгким гудением. Подошла староста, с издевательским выражением на лице ехидно спросила:

– Каково это, лежать под бледнокожим?

Сайя гордо выпрямилась:

– Я честна перед кланами! И между нами ничего не было, кроме поединка. Он отказался от своего права хаар по отношению ко мне. Можете получить подтверждение моих слов у него самого.

Она опустилась на сабейчхе. Прикрыла глаза, приняв гордую позу, не замечая, как изумлённо все смотрят на неё. Колокол. Лекция. Только сейчас сообразила, что сидит одна. Мейар, раньше делившая с ней учебное место, ушла на другое. Монотонное бубнение педагога навевало сон. Как оно отличалось от того, что она видела в тибе человека! Только сейчас обратила внимание, как нищ и запущен университет по сравнению с его жилищем. И как только можно так отбивать охоту к учёбе?!

Бом-м-м… Снова удар колокола, возвещающий о перерыве в учёбе. Староста сразу, едва вышел профессор, устремилась к дверному проёму. Пошла проверять правдивость её слов? Ей нечего бояться!.. Аль Маррах вернулась до начала следующего часа занятий, взбодрившаяся, даже чуть посвежевшая, с немного удивлённым видом. Тут же отозвала её бывших подруг, и они, сбившись позади ряда сидящих саури, зашептались.

Наконец Айара отделилась от них, приблизилась к Сайе, взглянула как на сумасшедшую:

– Значит, он действительно выгнал тебя ещё до того, как…

– Я сказала правду, что он мне противен! Но всё равно право хаар священно для любого высокого, и, стиснув зубы, я была готова ко всему…

– И после этого тебя выкинули из его дома?

Сайя кивнула.

– А одежду, что была на тебе вчера после возвращения, её он дал тебе до того, как ты это произнесла, или после?

– После, – нехотя призналась девушка. Только потом увидела, что почти вся группа стоит возле её сабейчхе и на неё смотрят как на умалишённую. Даже испугалась, невольно подаваясь назад. – Вы… Чего?!

Айара тяжело вздохнула:

– Да вот, не можем понять, ты нормальная или больная? Морозная лихорадка съела остатки твоих мозгов?

– Что ты несёшь?! – вспылила Сайя.

Но тут вылезла опять староста:

– Человек пожелал, чтобы ты жила в его тибе. Потому что ему скучно одному. Так?

– Да, но он отказался!

– И правильно сделал. Зачем ему глупая саури, забившая себе голову грязными мыслями?

– Что ты несёшь?!

– А то и несу! Попрекала его незнанием обычаев кланов, а сама?! Человек предложил тебе жить в роскоши и богатстве, одевать тебя словно куколку, заботиться, и, по слухам, в его тибе тепло, и даже можно излечиться от солнечной недостаточности, не мучиться от холода, замораживающего наше тело до мозга костей! Он хотел всего лишь твоего общества! Общения долгими вечерами, обычных бесед. И ни о какой общей постели речи даже не шло! Взамен ты умудрилась отказаться от всего! Да предложи он такое мне, я бы не раздумывала ни мгновения!

Все стоящие рядом одобрительно загудели.

– А что сделала ты? Оскорбила и унизила его ещё больше, отказавшись от его доброты! А потом ещё удивляешься, что он тебя выгнал! Ха-ха-ха! Саури, от которой отказался даже человек!

Смех с каждой минутой становился всё громче. Одна за одной студентки присоединялись к тем, кто уже смеялся. Сайя похолодела – действительно! Какой позор! Она сама себя так… Саури, от которой отказался даже человек! Тёмные боги!..


Глава 16 | Волк. Книги 1 - 6 | Глава 18



Loading...